АвторСообщение
selenka



Сообщение: 1013
Настроение: да ну это все... к черту!
Зарегистрирован: 13.04.08
Откуда: Барнаул
Репутация: 52
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 04:05. Заголовок: КВМ-весеннее волшебство! - Фанфики

Днем небо такое светлое, но Луна не знает об этом.. Спасибо: 20 
Профиль
Ответов - 20 , стр: 1 2 All [только новые]


Манюня





Сообщение: 711
Зарегистрирован: 03.11.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 54

Награды: Участник фестиваля "КВМ - весеннее волшебство"Участник ОвцеФеста - ФанфикиУчастник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 09:06. Заголовок: Автор: Манюня Назва..


Автор: Манюня
Название: Субботник
Жанр: Fluff, Humor, Romance
Рейтинг: PG
Под редакцией: forget-me-not
Статус: закончен
Временной период: Самое начало третьего сезона (напоминаю, что имеем: есть пара Гуцул + Кулемина, у Стаса с Лерой все хорошо).
Задание: фанфик по КВМ, юмор, романтика, низкий рейтинг. Хотелось бы чтобы не было OOC и большинство действий проходило в школе.
____________________________
- Людмила Федоровна, постойте, - остановил женщину Николай Павлович, - это же... Это же эксплуатация детского труда!
- Какая эксплуатация! Это традиция! Наше прошлое! Мы должны чтить его! Это же так прекрасно! Труд – он облагораживает!
- Труд сделал из обезьяны человека, - вдруг добавила Зоя Семеновна Кац.
- Ну... Из наших одиннадцатиклассников человека уже никто и ничто не сделает, - усмехнулся молчавший до сих пор Игорь Ильич.
- Но попробовать мы можем! В качестве эксперимента! – пыталась достучаться до коллег Борзова.
- Давайте попробуем, - вдруг кивнул Савченко, - объявим субботник. В конце концов, школа не только учит математике и физике...
- А что? Не такая уж и плохая идея, - согласился Рассказов.
- Кто из учителей будет курировать? Зоя Семеновна? Игорь Ильич? Ирина Ренатовна? Виктория Дмитриевна? – Савченко оглядел присутствующих.
- Я... Я могу, - подал свой голос Мирослав Николаевич.
- Я тоже готова, - не отстала от коллектива Людмила Федоровна.
- Значит, решено! В субботу проведем субботник! Сделайте объявления в старших классах!
Сказать, что новый эксперимент вызвал недовольство учащихся – не сказать ничего. Даже всегда готовые поддержать учителей «Ранетки» недовольно переглядывались.
- Блин! Ну какой субботник? – возмущалась Лера Новикова, - мы что – рабы на плантациях юга?
- Да ладно тебе, - пытался успокоить свою девушку Стас, - придем, немного тряпкой поработаем...
- А ты, видимо, любитель работать тряпкой? – подколол товарища Игорь Гуцулов.
- Ну... Можно для разнообразия, - обезоруживающе улыбнулся Стас.
Зато Полина Зеленова была практически в бешенстве:
- У меня маникюр! Прическа! И вы хотите, чтобы я возилась в куче грязи? – вопрошала она как бы у всех и ни у кого.
Веселые «Ранетки» гурьбой прошли мимо злой Зеленовой.
- Что вы такие радостные? Или вам не привыкать подрабатывать уборщицами?
- Наше хобби, - обернувшись, засмеялась Женя Алехина.
- Дуры, - только и смогла ответить веселой компании Полина.

В субботнее утро Лена Кулемина проснулась с ощущением чего-то необычного. Кое-как отыскав свои старые клетчатые брюки и футболку, она, вооружившись тряпками и ведром, пошла в школу.
По пути она встретила остальных подруг, и девочки, распевая в голос песни из своего репертуара, вошли в школу. В вестибюле они столкнулись со Степновым.
- Виктор Михайлович? – заморгала глазищами Аня Прокопьева.
- Виктор Михайлович! А вы как тут?
- Вызвали меня, - таинственным шепотом объяснил Степнов, - помощь нужна. Рассказов ногу подвернул, так что на сегодня я – ваш командир! Стройся!
- Виктор Михайлович, - смеясь, остановил мужчину Стас Комаров, - мы же не на физкультуре!
- А вот здесь ты ошибаешься, - бывший физрук взглянул в список, - Комаров! Кулемина! Новикова! Алехина! Платонов! Ваш объект – спортзал!
- А я? – вдруг выступил на шаг вперед Гуцул.
Степнов и Гуцулов обменялись одинаково долгими, тяжелыми взглядами.
- Я не знаю, - наконец ответил мужчина, - мне список дали...
- Давай поменяемся, - предложил Коля Платонов.
- Да нет, - зло взглянул Игорь на молчавшую Лену, - счастливо поработать!
И парень вместе с Аней и Наташей пошел узнавать, где их фронт работ.
Дядя Петя, или Гаврилов Петр Степанович нервно теребил фуражку. Его совсем не радовал субботник. На сегодня на пять часов вечера они с Еленой Петровной договорились пойти в кино… Дядя Петя все продумал – он планировал закрыть школу, сходить на сеанс и вернуться обратно. Но теперь, когда возник этот незапланированный день труда, его планы грозились сорваться. А допустить этого охранник никак не мог…

Между тем компания из Леры, Стаса, Жени, Коли и Лены вошла в зал. Там уже копошились несколько учеников десятых классов под руководством Виктории Дмитриевны.
- Вода, тряпки, чистящий порошок, - проверил наличие всего необходимого Виктор Михайлович, - приступаем!
Лера подошла к свежевымытой стене и провела по ней сухой тряпкой.
- Новикова! Я все вижу, - взобравшись на козла, крикнул Степнов.
- Ну Виктор Михайлович! Я не знаю, что тут делать, - протянула недовольная Лера, - десятые уже все вымыли!
- Все, да не все! Инвентарь! Мячи, козлы, маты! Все это надо тоже от пыли протереть... И в раздевалках никто не убирал! И тренерская.
- Тогда давайте разделимся, - внесла свою идею Женя Алехина, - мы с Колей пойдем в женскую раздевалку...
- Мы с Лерой уберем в мужской, - кивнул Стас.
- А я, что, одна буду мыть тренерскую?! – возмутилась Кулемина, - ну уж нет!
- Я тебе помогу, - тихим голосом отозвался Степнов.
Лена обернулась на мужчину. Он говорил серьезно. Она как можно более равнодушно пожала плечами – со Степновым, так со Степновым. Тем более сегодня он выглядел совершенно по-особенному – в синей обтягивающей футболке и светлых джинсах... У Лены даже слегка перехватило дыхание.
В тренерской Виктор Михайлович подошел к знакомому столу и провел по нему рукой.
- Как будто и не уходил никуда, - тяжело вздохнул он, рассматривая кубки и награды за победы в соревнованиях.
Лена напряженно молчала.
- А эту помнишь... Лыжи, - посмотрел бывший учитель на грамоту, - а это бег на длинную дистанцию... Ты тогда еще с отрывом в несколько минут пришла...
Кулемина едва заметно улыбнулась. Подошла на полшага вперед, чтобы тоже рассмотреть награды. Степнов грустно смотрел на грамоту за первое место в соревнованиях по стритболу.
- Виктор Михайлович, - позвала Лена, - я... Вы... Мне жаль, что все так получилось...
Степнов вымученно улыбнулся:
- Давай уже быстрее тут наведем порядок, ладно?
Кулемина намочила тряпку в теплой воде и принялась протирать многочисленные кубки. Виктор Михайлович расставлял по порядку методички с нормативами. Работали оба в напряженной тишине.
- Лен, - первым нарушил молчание Степнов, - как дела в группе?
- Все нормально, - отозвалась девушка, - играем... Виктор Михайлович... А тогда, на Новый год...
- Что?
- Почему вы ушли?
- А ты мне что-то хотела сказать? – Степнов старался сохранить равнодушие, - мне кажется, все слова уже были сказаны...
Девушка промолчала.
- Как у вас дела с Игорем? - все еще с улыбкой на губах продолжал разговор Степнов.
- Все нормально.
- Лен!
- Виктор Михайлович!
И бывший учитель и бывшая ученица смотрели в упор друг на друга и молчали. Напряжение между ними нарастало – несказанные вслух слова стояли стеной. Но взгляды – взгляды говорили больше слов. Степнов отложил методичку и опустился на стул:
- Давай поговорим?
- О чем? – со страхом взглянула из-под длинной челки Лена.
- Ты меня боишься? Я понимаю... Но ты только скажи, и я навсегда исчезну из твоей жизни... Просто я переживаю за тебя. Я понимаю, что тебе неприятно меня видеть... И сейчас меня бы тут не было, просто я думаю, нам пора объясниться. Нельзя так! Ты уже сказала, что между нами ничего не будет. Я не буду тебя насиловать своим обществом... Просто знай, что я по-прежнему, - тут Степнов замялся.
- Нет, - вдруг упрямо произнесла девушка, - все это неправильно!
И она, бросив тряпку на пол, вышла из тренерской.
- Эх, Ленка-Ленка, - проводил ее тяжелым взглядом Степнов.
Он чувствовал, что в их отношениях, в их разговоре еще не поставлена точка. Но он не понимал, что же ему требуется сделать, чтобы Лена сказала все, что у нее на душе.
Между тем, субботник шел своим чередом. В коридоре Полина Зеленова жалобно скребла стенку. Когда ее чуть не сбила с ног вылетевшая из спортзала Кулемина, Полина злобно зашипела:
- Кулемина! Глаза на затылке что ли?
- Отстань, - отмахнулась от нее спортсменка и скрылась в одном из классов.
- Хамка, - резюмировала Зеленова.
- Что тут? – подошел к Полине Игорь.
- Твоя девушка, кажется, совсем того, - не упустила случай съязвить блондинка, - пролетела, как на пожар...
Игорь приоткрыл дверь в класс. На задней парте сидела Лена и с тоской смотрела в окно.
- Лен! Что случилось? – присел рядом с ней парень.
- Уйди, Гуцул, - поморщилась девушка, - мне сейчас надо все обдумать...
- Что – «все»? Про Степнова?
- И про него тоже, - чуть слышно кивнула девушка.
Гуцул вдруг усмехнулся и произнес:
- А что тут думать, Лен? Нравится он тебе... Даже нет, ты его любишь! Это же видно!
- Кому? – спросила Кулемина одними губами.
- Всем! Всем, Лен! Хватит уже изображать из себя неизвестно что! Почему ты даже себе в этом признаться не можешь? Чего ты боишься?
- Гуцул, я не могу с тобой это обсуждать, - взвилась Лена, - мы же с тобой... Ну... Встречаемся...
- Нет, Лена, мы с тобой совсем не встречаемся... Это я с тобой встречался, а ты все это время была с ним...
- Какие речи, - криво усмехнулась Лена, - тебе б в поэты, Гуцул!
- Издеваешься? – вдруг лицо Игря исказила злая гримаса, - какая же ты... Ладно, Лен, в общем, между нами все кончено... Я не дурак, чтобы делить тебя с физруком! Иди к нему!
- Ты что, больной? При чем тут ты вообще? Я... И Виктор Михайлович... Ты тут ни при чем!
- Тогда разберись в себе...
- Спасибо, Гуцул, - с чувством сказала девушка.
- Да всегда пожалуйста, - Игорь расплылся в нарисованной улыбке.
Юноша обнял Лену, и она не отстранилась.
- Куле..., - слова застряли в горле вошедшего в кабинет Степнова.
- Я уже ухожу, - тут же вышел из класса Гуцул.
- Виктор Михайлович, я...
- Не надо ничего объяснять, - перебил Лену Степнов, - для меня важнее всего, чтобы ты была счастлива! И если тебе хорошо с Гуцуловым... Что ж, я рад за тебя... За вас...
- Но, - попыталась вставить Лена.
- И я все равно буду тебя поддерживать! И буду рядом! До тех пор, пока ты мне не скажешь, что тебе это не нужно... Я не жду от тебя ничего взамен! Я все уже понял...
- Виктор Михайлович! – девушка никак не могла вставить слово.
- А теперь идем на уборку. Субботник еще никто не отменял! Хватит мне филонящей Новиковой! Пошли!
И, договорив, мужчина первым направился в спортзал. Лене ничего не оставалось, как пойти за ним следом.
В спортзале было прибавление. Среди ведер и рассыпанного по полу порошка гордо возвышалась Людмила Федоровна.
- Что за бедлам у вас творится? – строго взглянула она на Степнова.
Только сейчас Виктор Михайлович заметил, что Стас с ног до головы мокрый, глаза Леры победно сверкают – ее работа. На полу лужа воды, Алехина в каких-то чернильных разводах, Платонов фокусничает с половыми тряпками.
- Так это... Это приобщение подрастающего поколения к физическому труду, - усмехнулся бывший физрук, - воспитание, так сказать!
- Это возмутительно! – гнев Борзовой начал зашкаливать, - все совсем не правильно! Дети должны трудиться, петь песни... с энтузиазмом!
- Так энтузиазм на лицо, - подал голос Комаров, - полные карманы, так сказать...
- Я сейчас все покажу, - завуч засучила рукова и взяла в руки тряпку, - покажу, как надо работать!
И она начала вытирать лужу.
Ребята переглянулись, и Лера елейным голосом произнесла:
- Людмила Федоровна! У вас так здорово выходит! А покажите как пыль с шкафов в раздевалке правильно вытирать...
Борзова победно взглянула на Степнова:
- Видите! У детей проснулся интерес к труду! Это прекрасно! Пойдемте, все покажу!
И, прижав тряпку, завуч устремилась в раздевалку. Лера и Стас, забыв ссору пятиминутной давности, ударили в ладоши и поспешили за Борзовой.
- Вот хитрюги, - проворчала Женя.
В это время в спортзал вошел Савченко.
- Как дела?
- Николай Павлович! – Алехина захлопала ресницами, - все замечательно... Вот только... Виктор Михайлович абсолютно не разбирается в уборке!
- А что тут разбираться? – удивился Савченко.
Степнов бросил на Алехину строгий взгляд.
- Не могли бы вы нам с Платоновым показать, как правильно убирать? – Женя сделала лицо кота из «Шрэка».
- Конечно, покажу, - расплылся в улыбке Савченко, - пойдемте!
Женя и Коля направились за Николаем Павловичем, оставив Лену и Виктора Михайловича одних.
- Вот ж хитрые, - усмехнулась Кулемина, - но это и хорошо... Мне поговорить с вами надо...
- Виктор Михайлович! Вот вы где! А мне Елена Петровна сказала, что вы в школе, а я и не поверила! – ворвалась в зал Светочка. Следом за ней плелся Мирослав Николаевич.
- Светлана Михайловна, - расплылся в деланной улыбке Степнов, - как я рад вас видеть!
- Да... Светлана Михайловна! Как здорово, что вы пришли! – кивнула Лена, - нам нужна помощь...
- Кому?
- Виктору Михайловичу, - честными глазами взглянула на библиотекаршу девушка, - в тренерской надо закончить уборку...
- Пойдемте, - Светочка, совсем забыв про находящегося в зале Милославского, взяла Степнова под руку и скрылась с ним в тренерской.
Лена вздохнула и взяла в руки баскетбольный мяч. Удар. Еще удар. Точный бросок... и промахнулась. Кулемина нахмурилась и повторила попытку.
- Мажешь? – высунул голову из тренерской Виктор Михайлович.
- А как вы узнали? – смутилась Лена.
- По звуку, - усмехнулся преподаватель физической культуры, - опыт, как говорится, не пропьешь.
- Ну, вот и закончили, - вышла довольная, но усталая Борзова из раздевалки. За ней показались Новикова и Комаров. Судя по сухим рукам Леры, Людмила Федоровна трудилась одна.
- Мы тоже! – довольно отозвался Савченко, держа в руках сразу две тряпки. Кстати, в руках Алехиной и Платонова тряпок не наблюдалось.
- А давайте в баскетбол сыграем? – вдруг предложил Степнов, - а что? Хорошо потрудились, с энтузиазмом? Нужно хорошо отдохнуть!
- А что? – вдруг улыбнулся Савченко, - давайте! Только... Как команды делить будем?
- Ну…ученики против учителей, - предложил Коля Платонов.
Степнов пересчитал команды. Выходило поровну.
- Ну, нет! – подняла руки Борзова, - я в эти капиталистические игры не играю!
- А в какие можно, Людмила Федоровна? – прищурилась Лера Новикова.
- Пионербол!
- Пионербол? – вытаращил глаза Стас, пытаясь скрыть смешок.
- Да! Делимся на две команды. Выбираем по одному игроку из каждой команды…
Людмила Федоровна руководила расстановкой сил. И, сама того не замечая, заразила коллег и учеников энтузиазмом. Вскоре началась ожесточенная игра.

Петр Степанович сверился с наручными часами. До начала сеанса оставалось ровно полчаса. Все уже ушли из школы… Или не все – он не заметил – отходил обедать.
- Стой! – остановил он Зеленову, - вы там все? Еще есть оставшиеся?
- Не знаю, - презрительно сморщилась Полина, - я заходила переодеться! Не могла же я в той же одежде на улицу выйти… Вроде все уже ушли…
- Вроде или ушли? – пытался уточнить охранник.
- Да ушли-ушли… Они же все замухрышки, в чем убирают – в том и домой! Совсем о своем имидже и стиле не думают!
- Понял-понял! Так, Зеленова, вот тебе ключ от спортзала!
- Зачем он мне?
- Иди сейчас в спортзал, закрой там дверь!
- Вот еще! – возмутилась Полина.
- Не вот еще, а иди! А то я тебя без сменки больше не пущу в школу!
Зеленова тяжело вздохнула. По ее мнению расплата за возможность ходить по школе в итальянских сапожках была слишком велика, но она нехотя воткнула в уши наушники плеера, поставила музыку на полную громкость и направилась к залу. Закрыв помещение на три оборота, Полина поспешила домой. А дядя Петя, едва Зеленова вышла из школы, радостно потер руки и почти вприпрыжку побежал в кинотеатр.
Мобильный телефон Петра Степановича так и остался одиноко лежать на школьной проходной.

- Со счетом десять восемь побеждают ученики! – прокричал Степнов и первый зааплодировал, - молодцы, ребята! Очень спортивные!
- Да, отличные у вас ученики, - похвалил Савченко и осекся, - в смысле… воспитали вы отличных спортсменов! А Лена-то, Лена Кулемина! Как точно бросает мяч!
- А то, - расплылся в улыбке Виктор Михайлович.
- Ну что, по домам? – виновато улыбнулся Милославский (он первым выбыл из игры).
- Да, пора уже, - Людмила Федоровна, немного раскрасневшаяся, но очень довольная, попыталась открыть дверь, - что такое?
- Что там? Сил не хватает? – пошутил Николай Павлович и толкнул дверь. Тщетно.
Все по очереди пытались толкать дверь. Пока Николай Павлович не догадался позвонить дяде Пете. Но и тут ему не повезло – охранник не отвечал.

- Что же делать? – начала паниковать Женя Алехина.
- Да! Что делать? – вторил ей Милославский.
- Успокоиться! – посоветовал Степнов, - и выбить дверь!
- Ну, уж нет, - встала грудью на защиту школьного имущества Людмила Федоровна.
- Но что же нам делать? – почесал затылок Савченко, - не можем же мы тут все время сидеть…
- Почему же все время? – отозвался Стас, - дядя Петя рано или поздно объявится и откроет нас… Надо просто ему сообщение отправить!
- Зачем? – не поняла Светочка.
- Затем что, когда дядя Петя откроет сообщение, мне придет отчет о доставке, и мы сможем ему тут же перезвонить, - как прописные истины объяснил Стас учителям свой план и тут же его привел в исполнение.
- А мы чем займемся? – спросил Коля Платонов, - опять в комсомолбол поиграем?
- Пионербол! – поправила его Борзова, - по-моему, спорта на сегодня хватит! Давайте в чем-нибудь более спокойным займемся…
- Математикой, - прошептал Стас девчонкам, и они прыснули от смеха.
- А давайте я вам стихи почитаю, - предложил одухотворенный Мирослав Николаевич.
- Рэп? – обрадовался Стас.
- Я такого поэта не знаю… Могу Бродского… Или Пушкина…
- Понятно все с вами, - поставил диагноз Комаров, - какие еще варианты есть?
- Давайте в бутылочку играть! – слегка покраснев, предложила Лера.
- НОВИКОВА!!! – аж задохнулась от возмущения Борзова, - думай, что говоришь! Вообще-то тут твои учителя!
- Ну, - Лера вытянула губы трубочкой, - мы можем без вас поиграть…
- Неужели нам совсем нечем всем вместе заняться? И не о чем поговорить? – расстроился Николай Павлович.
- А давайте в фанты играть! – вдруг вспомнила детскую игру Светочка.
Все принялись выбирать себе цветы по вкусу. Лера, разумеется, предпочла розу. Женя – ромашку. Светочка – астры, а Людмила Федоровна – гвоздики (красные и близкие ее коммунистической душе). Лена Кулемина думала дольше всех, но в итоге назвала подснежники. Савченко объявил себя маком, Стас – папоротником (так как Зои Семеновны не было с ними, никто так и не смог подтвердить или опровергнуть то, что папоротник – цветок). Коля Платонов захотел быть фиалкой, а Степнов – кактусом.
Мирослав Николаевич был назначен на роль ведущего:
- Я художником родился, не на шутку рассердился, все цветы мне надоели, кроме астры!
- Ой! – вскрикнула Светочка.
- Что с тобой?
- Влюблена, - зарделась Уткина.
- В кого?
- В кактус, - томно проговорила девушка, а Лена закатила глаза.
- Ой! – среагировал Степнов.
- Что с тобой? – был начеку Милославский.
- Влюблен! – решительно признался бывший физрук.
- В кого?
Степнов пересекся взглядом с Леной Кулеминой и вздохнул:
- В ромашку!
Женя Алехина так не ожидала, что Виктор Михайлович назовет ее, что никак не прореагировала.
- Фант! Давай фант! – закричали ей со всех сторон.

Наконец шапка, невесть как завалявшаяся на верхней полке раздевалки, наполнилась личными вещами всех присутствующих.
- Что этому фанту делать? – под смех присутствующих извлекла из шапки часы Милославского Лера.
- Пусть споет «Наслаждайся», - хихикнула Женя, стоящая спиной к Лере.
Все засмеялись и уставились на Мирослава Николаевича.
- Наслаждайся! Не кури сигареты, не пей пиво, - смущаясь и заикаясь продекламировал Милославский, - Наслаждайся!
- Хватит, - вытирая слезы смеха, остановила его Лера, - дальше! Что этому фанту делать?
Учитель литературы, уже занявший место Жени, решил «оторваться».
- Пусть этот фант станцует танец Маленьких утят!
Все с интересом взглянули на Стаса Комарова, ведь именно его шейный платок держала в руках Лера.
Лера, Женя и Лена начали петь, а Стас достаточно неплохо танцевать. Он, конечно, несколько отошел от оригинала танца, но это ему дружно простили.
- Ладно! Тогда этому что делать? – Лера демонстрировала кошелек Степнова.
- Этот фант пусть поцелует всех представителей противоположного пола, находящихся здесь.
- Комаров! – возмутилась Борзова.
- Людмила Федоровна, в щечку! – хихикнул Стас.
- Ну что ж, - поднялся Степнов и подошел к Борзовой. Быстрый поцелуй завуча, наверняка, навсегда оставил в памяти Виктора Михайловича самые теплые воспоминания. Следующая «жертва» - Светочка. Жеманница кокетливо закатила глаза, приняла романтичную позу. Но Виктор Михайлович лишь быстро клюнул ее в висок и перешел к Жене Алехиной.
- Ну, Алехина, давай щеку! – немного смущаясь, потребовал бывший физрук.
- Она отдельно от меня не дается, - пошутила Женя.
- Разговорчики в строю, - прикрикнул мужчина и чмокнул Женю.
Так же быстро он расправился с Новиковой, а вот перед Кулеминой стушевался.
Лера принялась напевать какую-то мелодию, придавая моменту особенную торжественность. А Степнов никак не мог решиться.
- Извини, Ленок…
- Ничего, - кивнула Лена, замерев в ожидании поцелуя. Пусть в щеку, пусть на спор, но ЕГО поцелуя.
Виктор слегка наклонился к девушке и запечатлел теплое и нежное прикосновение губ к Лениной щеке.
- Продолжаем? – спросила, коварно улыбаясь, Лера, - что этому фанту делать?
- Пусть, сколько сможет, подтянется на перекладине, - не думая пожелал Степнов.
Все дружно в голос засмеялись. Ведь выпала заколка самой Леры.
Лера честно подтянулась целых два раза (да и то с помощью Стаса).
На этом ее задание было объявлено выполненным, и вот уже сама Лера стояла спиной к остальным в полной боевой готовности загадать что-нибудь эдакое. Фант за нее вытащил Стас.
- Пусть этот фант сядет верхом на козла и прокукарекает, - давясь смехом, попросила Лера.
Светочка Уткина зарделась. Грациозной походкой она приблизилась к спортивному снаряду, взгромоздилась на него и мелодично произнесла:
- Ку-ка-ре-ку!
- Громче! – просили со всех сторон.
- КУ-КА-РЕ-КУ!!! – проорала Светочка.
Игра шла своим чередом. Женя Алехина читала по памяти отрывок из стихотворения, зажав нос, Коля Платонов припадал перед дамами на одно колено, Николай Павлович пел частушки. Взрывы смеха сотрясали спортзал. В шапке осталось два фанта.
- Этому фанту спеть свою любимую песню, - пожелал Савченко.
Людмила Федоровна откашлялась:
- Ну… вообще-то у меня не очень со слухом…
- Сейчас будем слушать «Взвейтесь кострами…», - тяжело вздохнула Лера, скептически смотря на завуча.
Но Борзова всех удивила. Сильным чистым голосом она пропела:
- Ведь мы с тобой чемпионы любви,
Ведь мы с тобой в этом мире одни…
- Ого, - присвистнула Лена, - Лер, а тут тебе такая шикарная замена!
- Да уж, - удивленно помотала головой Новикова.
- Очень красиво, - подхватила Женя, - Людмила Федоровна, а это правда ваша любимая песня?
Борзова неопределенно пожала плечами и произнесла:
- Если я правильно понимаю, то остался один фант, верно? Значит оставшемуся фанту, - она взглянула на Лену и вдруг улыбнулась, - поцеловать своего любимого человека.
- Людмила Федоровна! – ахнули все.
- А что? Я, по-вашему, не человек? Я всегда была против отношений Кулеминой со Степновым… Но я же не зверь какой-то… Я же не против любви… Если это любовь, конечно… Я против таких отношений между учителем и ученицей. Но Виктор Михайлович у нас уже не учитель… Так что если есть любовь – я не могу возражать…
Взгляды переместились с Борзовой на Кулемину.
- Да нет у нас ничего, - остановил молчаливый вопрос Степнов, - нет никакой любви у Лены! Хватит уже!
- Подождите! – вдруг встала со скамейки Лена, - я сейчас поцелую своего любимого человека! Человека, который по-настоящему мне дорог. Человека, который все это время был рядом со мной. Человека, который меня понимает лучше всех в мире! И которого я очень обидела… Не один раз… Да, я не всегда была права. Но я это исправлю!
- Это же не контрольная, - прошептал Стас, но тут же получил ощутимый удар по ребрам от Леры. Новикова смотрела на Кулемину и Степнова, широко открыв глаза. Впрочем, не она одна.
А Лена несмелой походкой подошла к Виктору Михайловичу.
- Лен, - он боялся пошевелиться.
- Простите меня, Виктор Михайлович!
Один шаг друг другу навстречу. И уже не друзья, уже не учитель и ученица, уже не Виктор и не Лена – их связал этот поцелуй. Скромный, но чувственный. Нежный, но страстный… Лучший поцелуй в мире.
Только сигнал о доставке смс отвлек несентиментального Стаса от происходящего.
- Петр Степанович? Дядя Петя? Мы в спортзале! Откройте нас!
Взору Петра Степановича предстала странная картина. В центре спортивного зала стояли Виктор Михайлович и Лена Кулемина. Им казалось, что никого вокруг нет. А вокруг были и завуч, и директор, и остальные учителя и ученики…
- Что здесь происходит? – спросил он.
- Считайте, что вам повезло, - отозвался Савченко, - пойдемте все по домам!
- А… - Женя указала глазами на Лену и Виктора Михайловича.
- А им некуда спешить, - улыбнулся директор, прикрывая дверь спортзала, - а вы, Петр Степанович, закроете потом за ними дверь!

- Лен, это правда? – прошептал Виктор Михайлович.
- Правда, - вторила ему девушка.
- И теперь?
- Теперь все будет по-другому… Теперь просто все будет… И будет хорошо…

Все будет хорошо!


Спасибо: 98 
Профиль
Myrrtigra





Сообщение: 944
Настроение: Я Михалыча не брошу, потому что он хороший!!!
Зарегистрирован: 02.12.08
Откуда: Украина, Донецк
Репутация: 38

Награды: Участник фестиваля "КВМ - весеннее волшебство"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 09:11. Заголовок: Автор: Myrrtigra Наз..


Автор: Myrrtigra
Название: Я здесь и все вижу!
Жанр: Fluff, Romance, местами POV&Humor
Рейтинг: PG-13
Статус: закончен
Задание: фик по КВМ, рейтинг PG-13, романтика, примерный сюжет: старые добрые времена боев без правил, а точнее выход из них, хочется тех подробностей совместной жизни, которые нам так и не показали: переодевание в спортклубе, перевязки, как Степнов учил Ленку готовить – в общем все, что осталось за кадром, небольшие изменения сериального сюжета – на усмотрение автора, но приветствуются.

Предупреждение: это не просто КВМ моменты, это сказочные КВМ моменты в самом прямом смысле этого слова


Ууууу… Шесть утра... Ну и какая гадость на кухне сковородку уронила? И поспать порядочному домовому не дают… ну и квартирка… уйду я от вас. Ленка! Хорош греметь! Я спать хочу. Бр… Ох уж мне это похмелье… Зачем вчера молока напился? Ага, не напьешься тут. Бардак в доме жуткий. Совсем Никанорыч с Ленкой от рук отбилась. Такое учудили. Слов нет. Порядочным домовым стыдно рассказывать. Засмеют. Дед наш на старости лет… Вещи ценные стал из дому таскать… Кричал тут и плакался, что все в казино каком-то проиграл. Что за место такое странное? В нем видимо все, как и у нас под диваном, таинственно пропадает. Дальше - больше. Ленка чудить начала. Сначала доводила меня до мигрени. Что есть дури лупила по телефонному справочнику. Тренировалась. Амазонка несчастная. А потом стала с деньгами и синяками домой приходить. Дед с ума сходил от неизвестности. Короче ситуация нервная. Все что-то друг от друга скрывают, цветы не поливают, кран уже вторую неделю течет… Ой, я не о том…. Самое веселье началось позавчера. Ленку домой физрук на руках принес. Побитую. Без сознания. Кошмар. Как вспомню, так вздрогну. Мою малышку, солнышку нашу так жестоко побили. Даже Никита никогда в таком состоянии не бывал, хотя молодость у него была буйная. Дрался минимум раз в неделю. Да что ж я все время отвлекаюсь! Это все дед на меня так влияет, его книжек начитаешься, и не так заговариваться будешь. Короче. Путем нехитрых расспросов и банки малинового варенья нам с Никанорычем удалось выяснить, что Лена, наша Лена, молотила кулаками на каком-то подпольном ринге… У меня перед глазами вся криминальная хроника за год пронеслась. У деда, видимо тоже… Дальше вообще смутно помню. Паника, физрук, скорая, опять Михалыч. Ну, в смысле, Виктор Михайлович Степнов. Да вы его знаете, Ленкин тренер по баскетболу. Он у нас тут уже был, когда деду плохо было в прошлом году. Да и вообще часто мелькает вокруг Ленки. Дружат они у нас. Ага. Я тоже сначала удивлялся, а потом пару раз программу Максимум посмотрел и понял, что в жизни и не такое бывает.
Не, вообще-то он мужик хороший. Деда в больницу отправил, Леночке помог. Ночевать остался. Всю ночь от ее кровати не отходил. Фингал какой-то гадостью зеленой намазал, и ссадину на спине. Его аж передернуло, при виде этого лилового безобразия. Ленка, Ленка… Куда ж ты вляпалась… а потом просто сидел рядом и держал её за руку. Верочка всегда так делала, когда Ленке было больно. Эх…
Так! Я не понял, Михалыч! Ты что с моей кухней делаешь? Мы торнадо не заказывали! Потише там… а то Ленку разбудишь.


- Блин… да что ж у меня все из рук валится. – Степнов уже в третий раз поднимал с пола венчик, которым собирался взбивать омлет. Для Ленки. Его. Нет не его. Не его… Ленки. Перед глазами снова и снова всплывали события того злополучного дня. Полумрак прокуренного клуба… пьяные окрики зрителей… Ярко освещенный ринг в центре… Леночка… в крови. Руки до сих пор дрожат от волнения и бешенства. Дальше только её лицо. На котором боль и кровь. Почему не сказала… Леночка… Кто-то пытался помешать – со звериной яростью отшвырнул в сторону. Как пушинку подхватил на руки. Еще пару минут назад остервенело колотила по лицу соперницы. А сейчас так беспомощно лежит на его руках. Почему не сказала? Не в силах даже открыть глаза. Только дышит хрипло-хрипло. Ногой выбил дверь в раздевалку. Аккуратно положил её на лавочку. Поморщилась. Пришла в себя, но не понимает, что происходит. Вытер лицо мокрым полотенцем. Губы сами бессвязно шепчут ласковые слова. Снял с головы бандану. Нежно отодвинул налипшие на вспотевший лоб волосы. С трудом нашел в хаосе маленькой раздевалки её вещи. Стараясь причинить как можно меньше боли, стащил с ее непослушного тела футболку. Огромная ссадина на боку. Серьезный ушиб, но ребра не задеты. Кое-как натянул на неё кофту. Вскрикнула, когда он нечаянно задел левое плечо. В затуманенных глазах – боль. Лихорадочно схватила его руку, словно ища защиты. «Тихо… тихо. Все будет хорошо, слышишь… я рядом».
Шарканье смешных тапочек за спиной. Обернулся. Так и есть. Встала.
- Ты чего встала? Иди ложись, дуреха. С твоим сотрясением мозга еще неделю надо валятся.
Лена с шумом опустилась на стул. Голова плохо соображала и кружилась. Силуэт вполне профессионально взбивающего омлет Степнова расплывался перед глазами. Такой необычный в домашней обстановке. И этот фартук. Дед никогда не надевает фартук. Считает, что это уж слишком по хозяйственному. А Виктору Михайловичу идет. Даже больше, чем свисток.
- Виктор Михайлович, ну вы со мной, прям как родная мать, возитесь. Мне уже неудобно.
- Неудобно, Кулемина, на полу сидеть, ножки свесив, - возмущается и пытается сделать строгий вид. - Иди ложись давай. Завтрак будет через 5 минут. Кстати, есть у вас поднос?
- Да я уже нормально себя чувствую. Мне еще не хватало завтраки на подносах носить. Давайте я посуду помою… - порывисто встала и тут же схватилась за голову. - М.ммм…Крыша едет.
Должна была упасть. Но он не дал. Мгновенно оказался рядом и обхватил руками за талию. И вот уже она на его коленях. Близко. Волнительно. Глаза в глаза. Тихо… Его вдох… её выдох…

Ну, и что у нас сегодня на завтрак, добрый фей Степнов? Э-э-э… Лена? А стульев у нас на кухне тебе уже не хватает? Ах, голова закружилась… ну-ну… Что-то у вас тут немножечко нервно, товарищи. Витенька, а омлет, между прочим, горит! Ни на секунду нельзя оставить. Какие планы на день? Ну, с Ленкой все ясно. Спать будет. А ты, друг мой? В школу, к деду, и к нам. Одобряю. И шоколадку мне принеси! А лучше две! С орешками!
Эх… а омлет ничего так, вкусный. Хм, это ж он, наверное, и кран починить сможет? И замок смажет… о… а если и полочку в коридоре! И лампочку в кладовке! Лена! Я супермену задание придумал! А чего он без дела по квартире ходит? Такая рабочая сила пропадает! Записывай! Ой, как удачно он к нам попал. Так, я не понял, Ленка! Ты куда собралась? Какой еще концерт! Ты себя в зеркале видела? Пойди еще раз посмотри! Повнимательней! В обморок грохнешься! Кому я это говорю? Куда! Вот упрямая! Лена! Миха…лычу… поз..вони… Вот что с ней делать? Унеслась. Противная девчонка… вот делать мне больше нечего, как о ней беспокоится. Сейчас спрячусь под диван и устрою голодовку. Целых два часа есть не буду. Нет три! Вернулась уже? Как-то быстро! Ой! Степнов, это ты? А Ленка сбежала. Я не виноватый! Это все телефон! Она в него поговорила и убежала. Витенька, ты её найдешь, да? Только дверью сильно не хлопАЙ… ну и день… чего все такие нервные? Вот так и живу… вредное производство. Ленка… живая. Пока. Не завидую я тебе… Михалыч из квартиры вылетел злой, как черт… Настучит тебе по ушам за самодеятельность. И будет прав.

Ленка сидела на диване с видом нашкодившего котенка и слушала гневную тираду Виктора Михайловича. Она не могла объяснить, почему не позвонила. Хотя была уверена, что он будет волноваться. Но так спешила помочь девчонкам, что забыла. Стыдно. Стыдно даже поднять глаза на кричащего Степнова.
- Простите… Ты хоть представляешь, что я себе подумал? Я уже решил, что твои маклеры тебя из квартиры выкрали! Что ты на ринге уже давно в луже крови валяешься! – за громким голосом и возмущенной интонацией он что есть сил прячет свое волнение и страх.
- Я хотела позвонить, но потом совсем забыла. Нужно было быстро собраться. Ну и вылетело из головы, - снова взгляд в пол. Глупо.
- Вылетело у неё из головы… Я ведь просил, я же предупреждал, я даже телефон у тебя забрал, чтобы ты опять не влипла в историю! - начал выдыхаться. Она здесь, целая и невредимая. Как же хорошо.
- Да никуда я не влипла, - он такой смешной, когда сердится. И совсем не страшный. - Виктор Михайлович, что у вас с лицом?
- Да это я вон… в косяк не вписался… когда за тобой побежал, – теперь уже он отводит взгляд. Она не должна знать. Подумаешь бой, лишь бы её оставили в покое.

Какой еще косяк! Виктор! Определись с показаниями! Ты ж отсюда вылетел пулей, но при этом целый и невредимый. Что ж ты из моих косяков рецидивистов делаешь? Мы тебя не трогали, сам где-то ссадин нахватался… Ленка! Ты бы проверила… Темнит что-то физрук твой.

- Слушай, Лен. Ты можешь мне пообещать, что больше так делать не будешь? Что ты больше никогда никуда не уйдешь, меня не предупредив, – глаза в глаза. Немая мольба. Искреннее сожаление. Он уже давно все простил. Она больше никогда не заставит волноваться. – Я боюсь, за тебя, понимаешь…
- Обещаю. Мир?
- Мир. Ленок, ты мне только отвертку дай, – Степнов виновато посмотрел в сторону коридора и входной двери.
- Зачем?
- Да я когда прибежал голову тебе откручивать… окончательно доломал ваш и без того хлипкий замок.
- Ну, вы даете, Виктор Михайлович! Я думала, что в этой квартире только от меня убыток! - Лена громко и искренне засмеялась. Виктор улыбнулся в ответ. Все обиды и непонимание в миг улетучились.
- То-то я смотрю, кран у вас в ванной течет. Признавайся, ты свертела?
- Нет, конечно! Это все… дед… или Василий Данилыч…
- Ленка… какое же ты у меня чудо… в перьях…

Ура! Люди!!! Завидуйте все!!! У нас наконец-то нормальный кран! И замок больше не заедает! Это же не Михалыч! Это сокровище!!! Сбылась мечта одичавшего домового. Как же хорошо, в квартире порядок, Ленка с Витенькой чаи гоняют, дед уже и машинку попросил… Выздоравливает, значит. Только одна мысль не дает мне покоя … а откуда на моей кухне взялась синяя кружка с ромашками? Михалыч, ты со своим инвентарем ходишь? Или это Ленке в клубе в качестве поощрительного приза всучили? А что? Хорошая кружечка, в хозяйстве сгодится.
Витенька, а ты нам с Ленкой чего-нибудь вкусного сделаешь? А то все чай, чай… не интересно. Как уходишь? Куда? Что значит, «в безопасности»? Ленка? Да её одну ни на секунду оставить нельзя! Она даже во сне в опасности! Знаете, сколько раз она в детстве с кровати падала? Ой, умора… вот так бывало, сопишь себе тихонько под кроватью, а тут бац! Ленка свалилась. Коленку правую потрет и дальше спать. Ой, а как она на велосипеде трехколесном по коридору гоняла. Шумахер нервно курит в углу. Четыре вазы разбила, зеркало в прихожей, ну и велосипед само собой развалился потом от таких заездов. Так, я вообще кому это рассказываю? Виктор Михайлович! Ну, зачем вы уходите… вот так, да? Думаете, раз кран починили, все? Можно бросать нас на произвол судьбы? Ленка, не вешай нос! Подумаешь, ушел… нам и без него отлично живется. Ты ревешь, что ли? Фу, показалось… а то я решил уже, что… Ложись спатки, а я в окошко посмотрю… Ну почти в окошко… где там моя способность панорамного ночного видения? Ха, а вы думали, что мы, домовые просто так в темноте по холодильникам рыскаем? Так-с… Иванов из 15 квартиры своего Шарика выгуливает… Степнов на лавке спит… а кто-то из мелких ведро в песочнице забыл. Ми…Михалыч? На лавке! Спит как младенец! И как это назвать? «У меня дела»… Какие могут быть дела на лавке? Странно все это… раз не хотел уходить, зачем ушел? Прям как будто влюб… и сопротив… вот только этого не хватало… дурдом… где там мое молоко.


Раннее утро. Ее и без того беспокойный сон прервал настойчивый звонок в дверь. Она точно знает, что это он. Чувствует.
- Доброе утро, - действительно рада его видеть. Всего одна ночь прошла, а она уже соскучилась. Смешной, взъерошенный.
- Привет. Слушай, тащи машинку деда, я после работы ему отнесу. Пускай в больнице поработает, - стесняется смотреть напрямую. Слишком свежи воспоминания вчерашнего утра. Слишком притягателен взгляд изумрудных глаз. Можно легко утонуть.
- А где вы были? – она спрашивает немного ехидно с намеком на собственнические чувства.
- Где, где… Дома. Спал, - волнуется, начинает возмущаться. Получается плохо. - Где я мог быть?
Еще несколько ничего не значащих реплик в наэлектризованном воздухе. Пишущая машинка для деда, Алексей Толстой. К чему все это? Она не знает. Она не замечает ничего вокруг кроме его красивого и мужественного лица, глубоких, манящих синих глаз. Хочет прикоснуться к ссадине на щеке. Забрать боль, стереть с родного лица ненужный шрам. Нельзя? Можно. Яркая вспышка, миллиард разноцветных искр. Слишком ярко и необычно. Не выдержала. Судорожно выдохнула. Еще рано. Он понял. И ушел. Чтобы дать ей понять, что произошло, чтобы навести порядок в собственной душе.

Верите, даже не знаю, что сказать. Утренняя сцена у зеркала лишила меня способности анализировать… Я и раньше-то не очень умел, а тут вообще отшибло. Ленка… по щеке… прям как в кино… и взгляд такой… У меня мурашки табуном побежали. Михалыч, тот так четыре раза в лице поменялся… зря вчера вечером убегал – не помогло. А Ленка потом еще полдня ходила чумная. На стены натыкалась, улыбалась невпопад. Когда девочки пришли вообще бредить начала – заявила, что деду в больницу машинку печатную Данилыч потащил. Нормально? Потом и сама к деду собралась. И опять без спроса. Но все вроде обошлось. Вернулись вдвоем радостные, болтают. Новый роман? О! это хорошо! Я книжечки люблю! На ночь пару страниц – спится замечательно… Вот только… футбол, крокодильи хвосты, когтистые лапы… и это мой Никанорыч придумал? Не верю! Это все эти двое! Сговорились тут! Может это на них так мед и орехи действуют? Так пусть мне отдадут! Все равно ведь не доели… Так, а кто будет мыть посуду? Ну, Ленка, ну лиса… как к деду топать, так она здорова, а как посуду мыть… Пулей вылетела с кухни. И не надо так смотреть. Ребенок устал! Накормил творогом – вот и мой теперь посуду! Эй! Что за беспредел! Кто выключил свет? Где электричество? Ну вот… началось в колхозе утро… а у нас ни свечек… ни фонарика… Ленка! Блин, да кто ж тебя учил так подкрадываться… Страшно, между прочим!

- Ленка, ты чего крадешься? Что у вас за фигня с электричеством?
- Виктор Михайлович… свет пропал так неожиданно… я испугалась…
- Кулемина, Кулемина… чего бояться? Я же здесь. У вас фонарик есть?
- Был… но…
- Я и не сомневался. А у меня есть. Где-то в кармане куртки должен быть…
Степнов на ощупь переместился в коридор, перевернув при этом пару стульев и чуть не уронив комнатный цветок. Долго рылся в карманах куртки. Под руку то и дело попадали ненужные в данный момент предметы – ключи, телефон, свисток, мелочь, ручка, чек из супермаркета, пачка сигарет, отобранная у Кривощапова в попытке спасти его бесценное для баскетбольной команды здоровье, конфета, которую ему в учительской всучила Светочка, и прочие житейские мелочи. Наконец неуловимый фонарик был пойман ловким движением руки и озарил своим неярким светом маленькое помещение и ехидно улыбающуюся Кулемину.
- Виктор Михайлович! У вас не карманы, а стратегический склад! А огнетушитель у вас где-нибудь в курточке не завалялся? Вот чтоб я без вас делала?
- Да ладно тебе… Всего на всего сидела бы в темноте и боялась каждого шороха. Пошли в комнату.
Ленка показала Виктору язык и прошмыгнула в комнату. Она не боялась темноты. Просто было так приятно чувствовать его заботу. Ради этого можно и побояться. Степнов сел на диван. Лена примостилась рядом. Уютно. Можно просто молчать, а можно говорить обо всем на свете.
- В жизни не поверю, что Ленка Кулемина темноты боится… Я еще чего-то о тебе не знаю? Какие еще страхи не дают тебе спокойно спать по ночам?
- Насчет темноты вы не правы! Я не боюсь, я просто опасаюсь… а вот другие страхи… А вы смеяться не будете?
- Постараюсь…
- Я, оказывается, мышей боюсь. Даже и не подозревала об этом, но пару дней назад в гардеробе… мы с девчонками такой ор подняли… Хватит хохотать! Вы же обещали! Все заорали, вот и я заорала… - Ленка толкнула весело смеющегося преподавателя в бок, - теперь ваша очередь!
- Моя? Я… больше всего на свете… я боюсь… Свету. Ну, нашу библиотекаршу Светочку, – Степнов неуклюже попытался изобразить Светлану Михайловну, чем довел Ленку до приступа истерического смеха. Она сползла с дивана и, не переставая смеяться, уселась на полу. - Таскает мне свои горелые сырники, дурацкие вопросы задает, глазки строит… бррр…
- Да ладно вам! – Ленка заговорщицки подмигнула Виктору, - она же в вас влюблена без памяти! Вся школа в курсе!
- Вот это меня и пугает больше всего! А ты мне зубы не заговаривай! – Виктор плавно переместился на пол и заботливо подпихнул Ленке под спину подушку. – Теперь твоя очередь выкладывать правду и ничего кроме правды…
- А я… Я каждый раз боюсь запороть выступление нашей группы. Лерка же меня потом барабанными палочками проткнет! И не будет у вас лучшей спортсменки школы.
- Кстати про спорт. Я ужасно боюсь проспать утреннюю пробежку… Почему-то всегда после этого со мной или с тоб… с близкими мне людьми происходят неприятности… - смотрит внимательно, нежно, словно хочет навсегда сохранить в памяти её образ. Какая она красивая в неровном свете маленького фонарика.
Она долго молчит. Не может успокоить бешеное биение сердца. Она для него близкий человек. А он для неё? Самый близкий.
- Виктор Михайлович… я очень боюсь… что когда я… влипну в очередную неприятность… вас… не будет рядом… - сказала и испугалась. Слишком правдиво, слишком лично.
- Лен… я… - кружится голова. Это сон… самый желанный и яркий. Рядом. Всегда.
- Батарейка… - она ухватилась за спасительную соломинку. Еще рано. Еще не поняла до конца.
- Что? – он не хочет сбрасывать с себя оковы минутного наваждения. Призрачного счастья.
- Батарейка садится… в фонарике.
- Да… ты… ты права. Заболтались мы с тобой. Ложись спать. В школу завтра.

Ребята!!!! Как я скучал без вас! Одичал тут за целый день. Утром ушли, я даже оглянуться не успел. Михалыч, родненький, а что это с тобой? Бледненький, не улыбается совсем… В чем подвох? Дома вроде все нормально. Я слежу за порядком. Ленка вон даже утром посуду помыла… Ха, попробовала бы не помыть! Я пару воспитательных методов знаю, закачаешься. Горелая яичница, таинственно и безвозвратно исчезнувший носок, резко закончившаяся горячая вода и раскаленный утюг на новых джинсах! Верное средство. За бок держится. Странно. Ленусь, покорми Степнова. Может, он от голода ослабел? Носится с тобой, как с писаной торбой. Не хочет есть? Так это уже совсем никуда не годится. Я вот от шоколадки никогда не откажусь! Эх… сам же не расскажет, а Ленка и не спросит, вот сидит и про концерт болтает. Все самому приходится делать. Ну и жизнь у меня… вот обижусь и уйду к Василию Даниловичу. А что? Будем с Петрухой вдвоем семечки под батареей лузгать… конфетные фантики под диваном складировать. И потом, Данилыч жилец неконфликтный, одинокий, спит по ночам, а не печатной машинкой гремит, на старости лет вещи ценные из квартиры не тащит. Но и книжек не пишет… да и вообще… Так, о чем это я? Витюнчик… какой-то ненормальный, вяленький. Вот сейчас как просверлю его фирменным гипнотическим взглядом! Чего смеетесь? Я умею! Ну-ка, что тут у нас. В голове – туман, в ребре – трещина, в желудке – пусто, дышит тяжело… Стоп! Как ребро? Сломал? Как? Где? Так Ленка, хватай телефон и в скор…
Ленка! Ты чего, Ленка? Не надо… не надо! Не трогай мужика! Какие еще приёмчики? Не замечал, что ты у нас фанатка Джеки Чана! Ой, как умоляюще смотрит, ужас… Лена! Я сейчас с подоконника грохнусь от возмущения! А-а-а-а-а-а!!! Ну вот! Сломала. В кой-то веки в квартире нормальный мужчина появился! И кран починил, и еду вкусную готовит, и замок смазал, и мерзко пикающий будильник не заводит, и тебя, дуреху, побитую выхаживает… Что я слышу? Он еще и за тебя на ринге дерется? Ну, все, Кулемина! Ты меня разозлила! А ну-ка быстро лечи физр… тьфу ты, преподавателя физической культуры! И чтоб без фокусов. Он нам еще в хозяйстве пригодится.


- Я вас не пущу Виктор Михайлович… И вообще… надо что-то с вашим ребром делать, зря вы скорую не хотите вызывать, – Кулемина резко выскочила из-за стола и беспокойно забегала по кухне в поисках аптечки, - может, на ребра тугую повязку наложить? Грелку или лед? Или жгут? Блин… все из головы вылетело.
- Жгут мне, Ленка, только если на шею… Чтоб не мучался. Скажи-ка мне, Кулемина, ты чем на уроках ОБЖ занимаешься?
- Как чем? Вами люб… м-м-м… на вас смотрю. Э… Ну, в смысле, слушаю. Внимательно. Правда.
- Ну-ну… вот так помирать буду, а ты и первую помощь оказать не сможешь, двоечница… Лен, не надо ничего. Я просто на диванчике полежу, ладно?
- Виктор Михайлович! Какой диванчик! Давайте хотя бы вас просто перебинтуем. А то мало ли что. Я и бинтик эластичный нашла. Снимайте свитер, я аккуратненько…
- Лен…
- Так, разговорчики в строю. Ну, походите чуть-чуть в костюмчике мумии. Зато будете, как новенький!
Степнов обреченно вздохнул и принялся стаскивать с себя кофту. Спорить с Ленкой сил уже не было. Пусть делает, что хочет. Рука с кофтой медленно опустилась на стоящий рядом стул, ребро предательски ныло, хотелось просто сжаться в комок и зажмурить глаза. Кулемина с мотком эластичного бинта в руке приблизилась довольно решительно. Чип или Дейл… всегда спешит на помощь. Виктор смущенно поежился. Находиться в таком виде перед Леной было не очень уютно. Тем более, когда она так смотрит. Виктор проследил за её испуганным взглядом. Огромный кровоподтек с левой стороны грудной клетки действительно выглядел устрашающе. Гипнотизирует чарующими серо-зелеными глазами. Красивая. Каждый вдох и без того дается с огромным трудом. Близко. Нежные и сводящие с ума прикосновения. Непокорная светлая прядка щекочет шею. Голова окончательно перестает соображать. Неуклюжая попытка закрепить бинт на груди. Какие у неё холодные пальцы. Слишком близко. Судорожно сглотнул. Прерывистое дыхание возле усталого лица.
- Вот… готово. Вы теперь самая… красивая мумия на свете… Очень больно? – практически прошептала, глядя прямо в глаза. Дрожащая рука скользнула по обнаженной коже. Резко потемнело в глазах. Но не от боли, а от такой манящей и пугающей близости.
- Терпимо… Лен… я… лягу? – тихо прохрипел совсем без сил и с трудом отвел взгляд.

Ого! Как электричество шпарит во все стороны! Ребят! Я здесь и все вижу! Ленка! Совсем с ума сошла? Вроде ж и не весна… Сначала по щеке гладишь, теперь обнаженный торс рассматриваешь… Деду все расскажу! Вот! Совсем другое дело! Укладывай его на диван. Пусть поспит. И подушечку поправь! А покормить все-таки надо!

- Удобно? Подушку поправить? Может одеяло потеплее?
- Лен, прекрати так себя вести… я пока еще не умер. Все нормально…
- Виктор Михайлович… не ворчите. Вам отдыхать и поправляться нужно. Сейчас я что-нибудь поесть принесу… из диетического меню…
- Ну, зачем, Лен? Тебе нельзя по кухне прыгать… ты сама еще не окрепла.
- Вы боитесь, что я вас отравлю? Я умею готовить, правда! Можете деду позвонить и спросить…
- Да верю… верю.
- Вот и отлично!

Ленка, ты чего удумала? Неужто суп варить? Ой, не смеши мои тапки! Да ты в жизни ничего сложнее бутербродов, яичницы и несоленой картошки не делала. Вот упрямая. Ну-ну… готовь, а я понаблюдаю. Смотри только не порежься! Хватит с тебя приключений. Я прям сгораю от любопытства, из чего же будет бульон? В доме из мясного - одна сосиска. Да и та полудохлая и слегка надгрызанная. А что сразу я? Это все Ленка! Это она в три часа ночи любит по холодильнику шарить… Ого! А откуда у нас курица? Михалыч принес? Вай, молодец! Хозяйственный, спасу нет! Жаль, что приготовить не успел. Пропадет ведь продукт! А вдруг? М-м-м-м… помидорки. Верочкин рецепт… Лен, а ты уверена? Ладно, что уж с тобой делать… помогу. Картошечку помельче, газ помедленнее, а то выкипит раньше времени. И посоли чуть-чуть. Куда! Лена! Глаза раскрой! Испортила… ну надо же. Кто ж так солит!!! Влюбилась что ли? Да ну не может быть… Это просто руки кучерявые. И как тебя в баскетбольную команду взяли? Не иначе, как за глазища красивые… Стоять! Куда понесла! Попробуй хоть! Гадость же получилась редкостная!!! Не смей Михалыча травить! Он у нас и так раненый!

- Виктор Михайлович, а вам тут куриный суп сварила, он сил придает.
- Спасибо, Лен… - Виктор неудачно подвинулся, ребро мгновенно отреагировало острой болью. И без того отсутствующий аппетит пропал окончательно. - Я потом, ладно?
- Но он остынет и будет не такой вкусный, – присела рядышком на край дивана. Посмотрела нежно, но бескомпромиссно, - давайте я вас покормлю.
Сопротивляться? Зачем? Когда она так смотрит. Заботливо кормит его из ложечки. Он совсем не ощущает вкуса. На губах что-то горячее и невообразимо соленое. Голова кружится от глубины её глаз.
- Лен… не надо… давай я сам, – осторожно забирает из её рук ложку. Просто сердце и так грозит выскочить из груди. Кулемина, Кулемина… Пересиливая себя съедает еще пару ложек. Ну и что, что не съедобно. Зато это сделала она. Только для него.
- Вкусно…

Вот Витька - герой! И виду не подал, что супчик-то, мягко говоря, бееее…. Ну и денек у него сегодня… Одни сплошные стрессы. Уснул. Это хорошо. Пусть поспит. Пока Ленка еще какую-нибудь пакость по доброте душевной не придумала… Так. С этим вроде разобрались. Теперь проверим красавицу нашу. Конечно! Посуду помыть не судьба. Унеслась уже куда-то. На кухне бардак. Даже Витенькин свитер сиротливо на табуреточке валяется. Хоть бы в комнату отнесла… Совсем потерялась… Уроки что ли села делать? Ну-ка, что там у нас? Алгебра или физика? «Нет пустых эмоций…» Что за… «Ты ничего не бойся…» Стихи? Леееенка… Тебя, наверное, сильно по голове ударили, да? Ты же сроду стихов не писала! «Лети, лети, лети… И ты узнаешь как люблю тебя…» Мама дорогая!!! Кулемина Елена Никитична! Да с вами все ясно! Втрескались по самую макушку! И когда только успела? Вроде ж все время на виду… Да и Мих… Стоп. Самый полный стоп. А уж не в него ли? Он-то давно уже… Оо-о-о… Кто разрешил? Что за Санта-Барбара во вверенном мне помещении?

- Лети… лети… лети... – кружится на стуле и счастливо улыбается. Она, кажется, наконец-то все поняла. Влюбленную идиллию внезапно нарушил настойчивый звонок мобильного телефона. Быстрее, чтобы не разбудить. Определитель услужливо высветил имя Лерки Новиковой. Как всегда вовремя.
- Ленка, привет! Ты там еще не одичала без нас?
- Привет, Лер. Все нормально, я пока еще не потеряна для общества… А ты где?
- Мы с Алехиной у тебя под подъездом стоим и никак код от замка вспомнить не можем.
- За…зачем?
- Ну, ты даешь, подруга! В гости к тебе идем! А в дверь попасть не можем.
В голове у Ленки мгновенно нарисовалась картинка мирно спящего на диване Степнова. Да еще и в таком виде… А уж хитрющее лицо Новиковой при виде этого и представить страшно…
- Э… девочки, а у нас лифт не работает…
Быстрее, нужно все спрятать… Так… куртку в шкаф. Кроссовки в ящик. Свисток. Свисток? В карман.
- Ничего страшного, мы пешочком пробежимся. Полезно для профилактики цел... инфаркта. Лен, так что там с кодом?
- Э… сейчас… 4…7…9…
- Все! Мы идем! Жаль, что сюрприза не получилось…
Последнюю фразу Лена уже не слышала. Она как ошпаренная носилась по квартире. Многострадальная кофта из кухни переместилась в стиральную машину… Телефон Ленка зашвырнула в хлебницу. Наскоро собранная аптечка еле-еле поместилась в ящике с кастрюлями. Кулемина уже отчетливо слышала препирательства девчонок за дверью, когда закрывала дверь в зал, молясь, чтобы Степнов внезапно не проснулся и не вышел оттуда прямо навстречу изумленной публике. В бинтах, ссадинах и в одних только штанах. Вроде успела. Звонок.
- Ленка, а мы вот решили к тебе зайти!
- Да! А то сидишь одна. Так и от скуки помереть недолго.
- Ну, проходите… раз пришли. Пойдем на кухню. А Анька с Наташкой где?
- Ой, не знаю, они опять в ссоре. М-м-м-м… Ленка, а чем это так вкусно пахнет?
- Да это я суп варила. Себе. Деда же нет. А кушать хочется. Хотите и вас накормлю?
- Было бы неплохо, я с утра голодная как волк.
- Жень, да ты всегда голодная… Кулемина, а мы думали, над тобой Степнов шефство взял… кормит тебя с ложечки, сказки на ночь рассказывает, от бессонницы…
- Новикова! А в глаз?
- Шучу я, шучу! Я в ванную, руки помою.

Еще никогда Штирлиц не был так близок к провалу… При одном только упоминании о Степнове Ленкины щеки сменили три оттенка красного. А Лерка-то! Вот хитрюга! Сразу неладное почуяла! Что она там рассматривала в раковине? У… две тарелки… две вилки… две чашки… А я всегда говорю, что посуду надо мыть не до еды, а после! Ой! Это ж она в ванную ломанулась! И там умудрится что-нибудь найти. Ну вот! Так и знал! Полотенце нюхает… Улыбается… А может это Ленка на мужскую туалетную воду перешла? А что? Оригинальненько! Лера!!!! А вот в стиральную машинку лезть не хорошо! Вдруг я там заначку спрятал! А-а-а! А это не Степнова свитер! Это… это… Это к нам Данилыч приходил, у него машинка сломалась… Ну все… Ленка, я сделал все, что мог…

Тихо скрипнула дверь. В полутемный зал просунулась любопытная голова Лерки Новиковой. Впервые ей нечего было сказать. От удивления, от осознания собственной правоты и умиления. Не каждый день увидишь школьного физрука забавно сопящего на диване у твоей подруги. Заботливо прикрытый пледом, полуголый и почему-то перебинтованный Степнов крепко спал и чему-то улыбался во сне. Лера хихикнула, прикрыла дверь и как ни в чем не бывало вернулась на кухню. На столе уже стояли три тарелки с ароматным супчиком.
- Ну, наконец-то! Сколько можно в ванной торчать?
- Женька, не буянь. А что это тебя, Ленка, на кулинарные подвиги потянуло? Замуж собралась?
- Новикова, ты с дубу рухнула? Просто есть захотелось…
- Ладно, сейчас заценим, твои таланты… - не переставая улыбаться, Лера поднесла к губам ложку с супом. - Хм… хм… Ё… Леееен… а ты вообще ЭТО пробовала?
- Да, Лен, ооочень странный вкус. Сколько соли вбухала? Полкило? – скривилась Женя.
- Соли? Да вроде…. Фу…. Гадость какая! Кошмар… а… он… мама… вот я дура… даже не попробовала.
- Да ладно тебе, Лен! Подумаешь, мы переживем.
- Да вы-то переживете… а… Блин… Пойду вылью эту гадость.
- Влюбилась, наша Кулемина… и к гадалке не ходи.

А я, между прочим, предупреждал!!! Ладно, Ленка… первый суп, как говорится… Скорми своим подружкам мою сосиску и выпроваживай их из квартиры. Лерка и так уже Степнова засекла. Не хватало, чтоб и Алехину в зал черт занес. Пропадет вся конспирация. Девочки, уже уходите? Ой, как жалко! Не тормозим, организованно выходим. Давайте в темпе вальса… Ленке не до вас сейчас. У меня тут человек влюбился, а вы мешаетесь. Попрощались и вперед с песней… Так первый пошел… Лера, не спи. Я ж тебе даже шнурки на кедах помог зашнуровать…

- Жень, я догоню! Завидую я тебе, Ленка…
- С чего это вдруг?
- Он такой красивый во сне…
- Лера!!!
- Молчу, молчу… Пока, Кулемина! Степнову привет!
Опасаясь расплаты, Лера ужом прошмыгнула в дверь и захлопнула её прямо перед Ленкиным носом. Лена ошарашено смотрела в одну точку. От осознания того, что Новикова видела Степнова на кулеминском диване, становилось дурно. Разболтает теперь всей школе. Или не разболтает? Сейчас же промолчала.
Отгоняя от себя тяжелые мысли, Лена зашла в комнату к Виктору. Он спал. Странно. Ни на звонок не отреагировал, ни на болтовню девчонок. Подошла ближе. Дышит шумно, прерывисто. Лицо осунувшееся и уставшее. На лбу морщинка – снится что-то неприятное. Рука непроизвольно потянулась к его лицу. Замерла на пол пути. Страшно, непривычно, даже немного стыдно от нахлынувших чувств. Но он же не видит. Дотронулась до лба. Легко, невесомо, затаив дыхание, провела дрожащими пальцами, разглаживая морщинку. Такой сильный, красивый, близкий… Зачем полез на ринг? Потому что защищает. Потому что всегда рядом… Лети за мной, лети… Улыбнулся во сне. Как ребенок. Поправила плед. Почему так не хочется уходить? Потому что тепло и спокойно. Села рядом прямо на пол. Осторожно взяла его руку. Почувствовал, инстинктивно сжал ее тонкие пальцы в своей широкой ладони. Близко. Только бы не отпускал. Открыл глаза.
- Лена? Ты чего здесь?
- Я… просто…
- Иди спать, Ленок, у тебя глазки закрываются.
- Я еще посижу… можно? Вы такой… красивый… когда спите…
- Лен…
- Тихо. Только не надо сейчас ничего говорить. Просто будь рядом…

Лети-лети-лети… Ленка, ну я так понял, мы Михалыча насовсем оставляем? А что? Круто! Классный мужик! Целуются… ААА!!! Мои солнышки целуются!!!! А вы чего уставились? Рты раскрыли… Овечки? Какие еще овечки? А ну-ка, кыш отсюда! Что? Какая такая годовщина у вас? Ого… Ну тогда на кухню! На кухню! Я вас чаем напою… у меня даже шоколадка есть… так уж и быть, угощу… А они… пусть, наконец-то, побудут вдвоем.



С ПРАЗДНИКОМ, ДОРОГИЕ ОВЕЧКИ!!!! Я ВАС ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ!!!! ВСЕГО ВАМ САМОГО КВМного!!!!


Спасибо: 111 
Профиль
Ушастый эльф



Сообщение: 1303
Настроение: Смайл... Май фак смайл. Я иду по дороге, и ботинок не жаль. (с)
Зарегистрирован: 28.12.08
Откуда: СПб
Репутация: 104
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 10:10. Заголовок: Автор: Ушастый эльф ..


Автор: Ушастый эльф
Название: Бенефис Красной Шапочки
Рейтинг PG
Жанр: Юмор, Романтика
Бета: Матильда
Статус: окончен

Задание: фанфик по КВМ, юмор, романтика, низкий рейтинг. В школе бал-маскарад. ВМ узнаёт, что Лена придёт в костюме Красной шапочки. Он пишет ей записку и просит дядю Петю передать её Красной шапочке, но, как выясняется позже, не только Лена в этот вечер была в красном головном уборе…


Бенефи́с (фр. benefice — доход, польза) — спектакль, устраиваемый в честь одного из выступающих актёров (например, как выражение признания его мастерства) или работников театра. Доход от таких представлений полностью поступал в пользу этого человека. (Википедия)

Кулемина Лена, ученица одиннадцатого «А» класса, бас-гитаристка группы Ранетки, впервые не знала, что делать со своей жизнью. Встречи с ровесниками, оказывается, могли преподнести гораздо больше сюрпризов, чем она рассчитывала.
Вот и сейчас Лена пряталась за колонной в школьном коридоре и ждала, пока Гуцул перестанет распускать свой павлиний хвост перед крашеной курицей Зеленовой и, наконец, пойдет ее провожать. Уйти первой Лена не успела, а проходить мимо них не было никакого желания. А это была только малая толика тех осложнений, которые посыпались на Лену с тех пор, как она решила вопрос в пользу Гуцула. Сначала все было здорово – кафешки, киношки, прогулки с компашкой и вдвоем, поцелуи у подъезда. Первые цветы… Романтика, одним словом. И только иногда при случайной встрече или упоминании имени Степнова чуть подкашивались ноги и екало в груди. Но потом Лена снова видела Гуцула и вновь окуналась в подростковую жизнь, которой так хотела.
До тех пор, пока все не пошло наперекосяк.
Единственным, что Лена ненавидела больше, чем сплетни, была ложь. Любая, большая или маленькая, даже ложь во спасение – это всего лишь ложь. А Гуцул солгал. И все покатилось, как снежный ком. Наденька, Зеленова…
А Лена вынуждена опять слушать сплетни или, вот как сейчас, прятаться за колоннами.
Наконец, павлин с курицей соизволили выйти из школы, и Лена с облегченным вздохом вышла из-за колонны.
В школу стремительно забежала девочка, ростом чуть выше Ани Прокопьевой.
- Эй, девочка! – встрепенулся Петр Степанович, школьный охранник. - Ты куда? Ты здесь не учишься!
«Девочка» оглянулась и рассмеялась так не соответствующим ее внешности низким грудным смехом.
- Здравствуйте. Спасибо за комплимент.
Дядя Петя засмущался, увидев, что «девочке» явно больше двадцати пяти.
- А я… это… да, - содержательно выразился школьный охранник.
- Я к Вашему директору, - пояснила девушка. - Я звонила, и он сказал подойти. Подскажите, где я могу найти его.
- Извините, - наконец вспомнил нужное слово Петр Степанович.
- Ничего. Многие ошибаются. Маленькая собачка до старости – щенок.
Дядя Петя смотрел на девушку и молчал.
- Так можно мне к директору? – уточнила она.
- Э… Да. Пройдите по коридору, поднимитесь на третий этаж, поверните налево, потом два раза направо…
- Простите, - смущенно перебила девушка, - у меня абсолютный топографический кретинизм. Не могли бы Вы меня проводить?
От незнакомых слов у Петра Степановича глаза сошлись у переносицы. И тут он заметил бредущую нога за ногу по коридору Лену.
- Лена, - обрадовался охранник, - Кулемина. Проводи человека к директору.
Лена пожала плечами и, буркнув «пойдемте», пошла по коридору.
А охранник остался на своем месте размышлять, не впустил ли он в школу эпидемию страшной болезни под сложным названием «абсолютный топографический кретинизм». Звучало страшно.
«Наверное, все-таки не заразная», - подумал Петр Степанович и вернулся к своему кроссворду.
Лена тем временем довела девушку до кабинета Шрека, попрощалась и с легким сердцем направилась к выходу из школы – «пернатые» должны были уже отойти довольно далеко.
- Да, да. Войдите, - отреагировал на стук в дверь директор школы номер триста сорок пять.
Дверь открылась, и в кабинет зашла миниатюрная темноволосая девушка.
- Николай Павлович? Здравствуйте. Я – Анна. Я Вам звонила.
Савченко поднялся из-за стола и подошел к гостье.
- Здравствуйте, здравствуйте, Анна. Проходите, присаживайтесь. - Николай Павлович подвел девушку к стулу, усадил и вернулся на свое место. - Слушаю Вас внимательно.
Девушка раскрыла свой портфель, достала оттуда рисунки и фотографии и разложила их перед Савченко.
- Николай Павлович, как я говорила по телефону, я являюсь владелицей небольшого ателье свадебной и вечерней моды. Следуя веяниям современности, я хочу создать у себя еще одно направление – карнавальные костюмы.
- Это я понимаю. Но не понимаю, причем тут моя школа.
Анна улыбнулась.
- Мне охарактеризовали Вас как человека, который не боится нового и поддерживает интересные идеи. А мне нужна площадка и люди для презентации костюмов.
- Не понимаю…
- Я сейчас объясню. Вы слышали что-нибудь о парадах невест?
- Смутно. И не много.
- Парад невест - это такая акция, когда собирается большое количество девушек в свадебных платьях, гуляют, веселятся, а их снимают фото- и видеооператоры. Достаточно часто в таких акциях участвуют и другие представители свадебной сферы услуг. Недавно стали устраивать такие парады и в вечерних платьях. По окончании мероприятия все участники получают много разных фотографий для своего портфолио. Мое ателье предоставляло платья для таких парадов пару раз.
- Все еще не понимаю. Не хотите же Вы одеть школьниц в свадебные платья.
- Нет, - Анна рассмеялась, - не хочу. Я хочу одеть их в свои карнавальные костюмы. И по образу и подобию парада невест сделать бал-маскарад. Естественно, у меня нет таких денег, чтобы платить за все. Фотографы и видеооператоры будут работать за пополнение своего портфолио. Ваши ученики повеселятся и подурачатся. А Вы получите все материалы с праздника.
- Но ведь его надо организовать, провести…
- Это полностью моя забота. Естественно, сценарный план будет разрабатываться совместно с Вами.
- Идея-то хорошая, хорошая идея… Но мне надо посоветоваться с коллегами, учеников спросить.
- Конечно. Я понимаю.
- Позвоните-ка мне в конце недельки…
- Договорились.

******
В кабинете истории на партах были грудой навалены карнавальные костюмы, в которых с упоением копались «Ранетки». Игорь Ильич уговорил Савченко, чтобы девочкам дали выбрать костюмы первыми.
Около двери на стуле сидела томная блондинка – одна из сотрудниц ателье Анны, которая давала пояснения по костюмам, если в этом возникала необходимость. Девушке было скучно, она пялилась на противоположную ей стену и жевала жвачку.
-Девочки, все-таки классная идея этот бал-маскарад. - Лера Новикова, ударница и солистка «Ранеток», сидела на парте, болтала ногами и довольно жмурилась на лампу. - Шрек – мегачеловек! Сейчас выберу себе такой костюм, что эта Лебедева сдохнет от зависти!
Рыжая клавишница Женя Алехина на всякий случай отошла от Леры на безопасное расстояние и сказала:
- Ага! А Стас приползет обратно на коленях.
Но у Леры сегодня запас даже не хорошего, а отличного настроения был поистине огромен. Поэтому она только кивнула с улыбкой.
- Конечно. Почему бы и нет…
- Ой, - раздался из-за кучи костюмов возглас ритм-гитаристки школьной группы Ани Прокопьевой, - посмотрите, что я нашла!
Аня вытянула одной рукой темно-серую перчатку с впечатляющими когтями. В другой руке у нее был зажат роскошный длиннющий волчий хвост.
Лера соскочила с парты и подбежала к Ане.
- Что это? – обратилась она за пояснением к скучающей блондинке.
- Этоооо? – Та оторвалась от созерцания стены. - Это оборотень.
- А почему не волк? – удивилась Аня.
- У вооолкаааа другиииееее когти и хвоооост помеееееньше. Костюм бооолее светлый, - челюсти скучающей блондинки продолжали свое упражнение с жвачкой.
- Кого бы нам в тот костюм нарядить? – задумчиво произнесла Женя.
- Зеленову, - буркнула Лена и отвернулась от девочек, продолжая методично копаться в костюмах.
- А что? Мне нравится идея! – загорелась Лера. - Костюмчик как раз по ней. Тем более трансформация уже пошла, ее не остановить – челюсти расти поехали.
Девочки прыснули.
Одна Наташа что-то быстро писала на своей доске. Соло-гитаристка группы «Ранетки» Наташа Липатова онемела в результате несчастного случая. Но она достаточно бойко общалась с подругами с помощью детского экрана для рисования.
«Он же назло тебе» - написала Наташа.
- Я знаю, Наташ. Но от этого не легче. Не получилось у нас с ним отношений. Видно, у меня ни с кем не получится…
Девочки замерли. Глаза Ани наполнились слезами, личико Жени скуксилось, как у маленького ребенка, Наташа сочувственно смотрела на Лену.
Только Лера, не отпуская улыбку из глаз, подошла к подруге и шарахнула ее по плечу.
- Не куксись, подруга! Пусть плачут те, кому мы не достались. Пусть сдохнут те, кто нас не захотел! Ща как приоденемся – у всех глаза на лоб вылезут!
- Девочки! Я нашла! – раздался ликующий голос Жени. - Смотрите. Это же Маленькая разбойница из «Снежной королевы».
Скучающая блондинка кивнула, продолжая жевать.
- Тебе пойдет, - одобрила Лера. - Одеться, что ли, Снежной Королевой…
Наташа помахала своим экраном, подзывая Леру. Та заинтересовалась и подошла.
- Ух ты! – восхитилась она.
Длинное белое платье приглушенно мерцало серебряными отблесками, хвосты рукавов спускались почти до пола, V-образный вырез был расшит серебряной нитью. А корона преломляла и отражала свет, как настоящий лед.
- Все. Точно буду Королевой! Спасибо, Наташ.
- А давайте все персонажами одной сказки оденемся! – восторженно предложила Аня.
«Боюсь, не получится» - появилось на Наташиной доске.
- Почему?
«Ты хочешь быть Гердой? А Ленку кем оденем? Каем? А меня? Бабушкой или мамой-разбойницей?» – прочитала Аня вслух и разочарованно протянула. - Дааа. Ты права. Не получится…
- А давайте, - вновь загорелась она, - тогда представлять как можно больше сказок!
Лера и Женя переглянулись.
- Не отдам! – хором сказали они, прижимая к себе выбранные костюмы.
- Ладно. Живите, - махнув рукой, разрешила Аня. - Теперь нам помогите костюмы подобрать.
- Давайте Аню Дюймовочкой оденем, - предложила Лера, закапываясь в костюмы.
- А чего сразу как Аня, так сразу Дюймовочка?!
- Не дрейфь, Анютка. - Лена обняла подругу за плечи. - Сегодня у Леры специфическое чувство юмора проснулось. Меня она либо Кротом предложит одеть, либо Гулливером.
- Деееевоооочкаааа, - раздался голос томной блондинки, - ты что, маааальчиииик?
- Не поняла! – слегка «набычилась» Лена.
- Да ты все мужские костюююююмы обсуждааааешь. Оставь их мааааальчикааааам.
Ранетки расхохотались.
- А правда, Лен, кем ты у нас будешь? – спросила Лера.
- А мне все равно. Давайте Ане и Наташе костюмы подберем. А потом уже мне.
Примерно через час поиски костюмов для двух ранеток увенчались успехом. Ане понравился и подошел костюм эльфа, а Наташа выбрала себе костюм морской ведьмы из сказки «Русалочка». Хотя Лера агитировала за саму русалочку, аргументируя тем, что голос Наташа уже отдала, теперь дело за малым – найти принца. Наташа весело улыбалась и размахивала в воздухе своим экраном с надписью «Я – ведьма!»
Настала очередь Лены.
- Фея? – неуверенно предложила Аня.
- Ага, - поджав губы, кивнула Лена. - Подходи, народ, исполню три желания волшебной палочкой промеж глаз.
Женя хихикнула.
- Спящая красавица? – предложила она.
- Нет, вы что, издеваетесь? И пролежу я в хрустальном гробу весь бал с маскарадом. Ну, хоть высплюсь…
- А что? Зато принца тебе найдем. Кто тебя поцелуем разбудит…
- Опять же, промеж глаз и получит.
- Что ты сегодня такая агрессивная?
- А что вы ерунду какую-то метете?
- Я знаю! – заявила Лера. - Мы нарядим тебя космонавтом!
- Новикова, - устало произнесла Лена, отворачиваясь к окну, - я уже устала от твоих намеков. Можно как-нибудь без них обойтись? Надоело, честное слово!
«Скучаешь по нему?» - Наташа сунула свой экран почти Лене под нос.
- Честно? Да… Очень.
«Так может быть…?»
- Нет, Наташ.
- Эй, вы о чем? – попыталась вклиниться Лера.
Наташа только дернула плечом и быстро стерла написанное.
- Ну и пожалуйста, - буркнула Лера. - Развели тут тайны Мадридского двора.
«Ты не права. Все можно исправить. Он все еще ждет. Я знаю!»
Лена неопределенно пожала плечами.
- Ну, - повысила она голос, - какие будут еще предложения?
Наташа отложила свой экран и выудила откуда-то красную шапку. Критически ее осмотрела и вдруг нахлобучила Лене на голову.
Девочки замерли.
- Лена, - удивленно произнесла Аня, - а тебе идет!
- Правда, что ли? – скептически осведомилась Лена, пытаясь разглядеть свое отражение в оконном стекле.
- Нереально! – подтвердила Женя.
А Наташа на пару с Лерой выкапывали другие составляющие костюма. На свет было извлечено темно-красное пышное платьице с белым отложным воротничком, белый передник с кружевной отделкой, маленькая плетеная корзинка и черно-белые полосатые гетры.
- Девочки, нет! – Лена попятилась. - Это на мне как костюм для ролевых игр смотреться будет.
Ранетки переглянулись и грохнули.
- Лен, померяй, - смеясь, предложила Женя, - пожалуйста.
- Нет!
- Ну, Леееен, - протянула Аня.
«Попробуй. Что тебе стоит?» - пустила в ход тяжелую артиллерию Наташа, зная, что ей Лена отказать не сможет.
- Фиг с вами, золотые рыбки! – сдалась Лена.
Через несколько минут Лена в платье, переднике и красной шапочке, с корзинкой в руках стояла на парте и пыталась рассмотреть свое отражение в оконном стекле.
Девочки потрясенно молчали. Несмотря на первое впечатление, костюм шел Лене необыкновенно.
- Офигеть! – выразила всеобщее мнение Лера. - А ноги-то какие!
- А ноги мы спрячем под гетры, - сказала Лена, спрыгивая с парты.
- Нет! – Лера схватила предмет спора. - Это преступление – прятать такие ноги!
- Это часть костюма. - Лена схватила гетры и потянула на себя.
- Это не часть костюма, а полосатое недоразумение!
- Пусть! – согласилась Лена. - Но это недоразумение нравится мне больше всего остального костюма. Я же корону у тебя не отбираю!
Лера от удивления выпустила гетры из рук, а Лена спрятала добычу за спину.
- Офигеть! – повторила Лера. – Ну, ты сравнила! Это недоразумение с моей короной!
- Для тебя корона важна, а для меня – гетры.
- Таааам ещеее саааабо есть, - раздался голос томной блондинки.
Лера поняла, что проиграла. Против сабо в дополнение к гетрам она не устоит.
- Ладно, - махнула она рукой, - быть тебе красной шапкой в гетрах.

********
Степнов Виктор Михайлович, в прошлом преподаватель физической культуры в школе триста сорок пять, соавтор писателя-фантаста и сценарист, а ныне ведущий актер снимаемого по их роману фильма, в который раз вчитывался в текст смс, присланного Наташей Липатовой. «Лена скучает. Вам надо поговорить. На бале-маскараде она будет Красной шапочкой».
Мужчина перечитывал текст, который с первого раза огнем отпечатался у него в памяти, и пытался задавить в себе ростки надежды.
Сколько сил он положил на то, чтобы забыть, вырвать из своего сердца Лену. Казалось, у него даже начало получаться – вчера он подумал о Лене всего двенадцать раз за день. Казалось… До сегодняшнего смс от Наташи.
«Лена скучает». Скучает…
От Петра Никанорыча Виктор знал, что Лена рассталась с Гуцулом и сейчас одна. И его разрывало от противоречивых чувств: благодарности Гуцулу за то, что не сохранил, не удержал его сокровище, и желания как следует его стукнуть за то, что причинил Лене боль.
А Лена скучает… По нему скучает, иначе Наташа не стала бы писать. И если он, Виктор, хочет попробовать начать сначала, то и шаг первым должен делать он. Страшно. Как страшно снова быть отвергнутым. Но надежда уже цветет в душе пышным цветом и побуждает сделать этот шаг. Он же мужчина. Не Лене же к нему бежать. А так хотелось бы…
«Лена скучает» - такие простые слова, но сколько в них заложено для Виктора. Скучает. Ждет…
Виктор вырвал листок из блокнота и написал «Я очень хочу с тобой поговорить. Жду возле школы. Виктор», положил в конверт и запечатал.
Встал из-за стола, оделся и вышел из дома. Дошел до школы, зашел в нее…
Все, как раньше – дядя Петя с упоением разгадывал кроссворды.
- Приветствую, Петр Степаныч, - бодро поздоровался Виктор.
- Степнов! Ты что ли?
- Я. Собственной персоной, - улыбнулся новоиспеченный актер.
- А ты чего тут?
- Да хочу Вас попросить записку кое-кому передать. - Степнов протянул охраннику заклеенный конверт.
- Без проблем. Кому?
- Красной Шапочке.
- Кому?!
- Красной Шапочке. Ну, человеку в красном головном уборе.
- А. Так бы сразу и сказал. А сам-то чего не передашь?
- Да тороплюсь я. Как-нибудь в другой раз еще зайду.
- А. Ну, бывай.
Петр Степаныч небрежно бросил конверт рядом со своим кроссвордом.
Бывший физрук кивнул и вышел из школы, приготовившись к долгому ожиданию.
А в это время по коридору шли два ученика одиннадцатых классов Боря Южин и Миша Семенов. Они выбрали для себя костюмы гномов. Почти одинаковые. Разница заключалась лишь в цвете головных уборов. У Бори колпак был зеленый, а у Миши – красный.
Охранник услышал веселые голоса ребят и поднял глаза от газеты.
- Эй ты, красная шапочка, иди сюда!
- Чего?!
- Ничего! У тебя шапка красного цвета?
- Ну да.
- Тогда ты-то мне и нужен. Тебе письмо.
- От кого?
- От Степнова.
- От кого?!
- От Степнова!
- Дядь Петь, а Вы ничего не перепутали? Это точно мне?
- Когда я что-либо путал? – оскорбился охранник. - Я никогда ничего не путаю! Забирай свое письмо!
Петр Степаныч протянул юноше конверт, тот взял его и распечатал. Прочитав записку, Миша сильно побледнел и потянул Борю к окну. Увидя Степнова, сидящего на лавочке в углу школьного двора, Семенов побледнел еще больше и вцепился в руку Южина.
- Семенов, ты чего? Черного Медалиста увидел?
- Хуже! Степнова!
- С каких это пор ты стал его бояться?
- Прочитай. - Миша протянул Боре записку.
-Я очень хочу с тобой поговорить. Жду возле школы. Виктор, - прочел Южин. - Ничего не понимаю. Что ему от тебя нужно?
- Да это же я перед соревнованиями рассказал Гуцулу, что Степнов в Ленку Кулемину влюблен! Я, понимаешь! А Степнов, видимо, откуда-то узнал. А он мужик горячий.
- Да ладно тебе. Выйдешь, послушаешь, извинишься и уйдешь спокойно. Не будет же он тебя бить.
- Ага, не будет! А Гуцулу при всем честном народе в пятак прилетело.
- Слушай. Не будет же он тут несколько часов сидеть? Посидит, замерзнет – весна-то только по календарю у нас пока – и уйдет. А там, глядишь, успокоится и передумает тебя бить.
- Наверное, ты прав. Пошли. Скоро Ранетки петь начнут.
Ранетки очень органично смотрелись в своих костюмах и с инструментами на сцене. Видеооператоры и фотографы с удовольствием снимали сказку на сцене и в зале. А Анна от удовольствия потирала руки, сидя рядом с Савченко.
- Николай Павлович, это будет бомба! Я уже вижу замечательный материал. Ваши девочки, это что-то!
- А то! – Савченко был очень горд. - Наши девочки целый концерт в Лужниках отыграли!
- Я бы хотела их на свои мероприятия приглашать. Вы не против?
- Нет. Я только «за»!
Боря Южин осторожно выглянул в окно.
- Ну что? – Семенов сидел как на иголках.
- Сидит.
- Кошмар!
Миша сорвался с места и, пригибаясь, побежал до ряда, на котором сидела сладкая четверка: Гуцул с Зеленовой и Комаров с Лебедевой.
- Гуцул, - замогильным голосом позвал гном, - Гуцул!
- Что тебе?
- Срочный разговор есть.
- А позже никак?
- Никак.
Миша, снова пригибаясь, отбежал к задней стене актового зала.
- Гуцул, это ты сказал Степнову, что я тебе сказал, что он в Ленку Кулемину влюблен?
- А теперь еще раз. Помедленнее и попонятнее.
- Это ты сказал Степнову, что я тебе про его чувства к Кулеминой рассказал?
- Я? Когда? Я с ним со дня соревнований не пересекался. А тогда мы не разговаривали.
Гуцулов потер нос кончиком пальца.
- А чего ты спустя столько времени всполошился, Семенов?
- Да Степнов мне записку передал, что поговорить надо. И сидит во дворе школы на лавочке, ждет. Я думал, ты ему чего ляпнул.
- Ну, удачи тогда, Семенов! - Гуцул с улыбкой похлопал Мишу по плечу. - Она тебе ох как понадобится.
Гуцул, посмеиваясь, пошел на свое место, а Семенов в расстройстве плюхнулся рядом с Южиным.
- Ну что?
- Не Гуцул. Но кто же тогда?
- Вот у Степнова и спросишь, - хихикнул Боря.
- Не смешно! Из-за него мне, может, придется в школе ночевать оставаться!
- Зато увидишь Черного Медалиста, - совсем развеселился Южин.
- Да иди ты!
- Мы, как и вы, очень соскучились по солнышку и теплу, устали от снега, - разнесся по залу звонкий голос Ани Прокопьевой. - Поэтому хотим закончить наш концерт этой песней. Сможете – подпевайте. Мы будем рады!
По московским площадям,
По бульварам тут и там
Бегает весенний ветерок.
Я шагаю по Москве,
Улыбнись, прохожий, мне,
Ведь где-то там дожди, зима,
Ну, а здесь весна…
Отзвучали последние аккорды, девочки поклонились и под аплодисменты ушли со сцены.
Юноши одиннадцатых классов организованно составили ряды кресел к задней стенке актового зала, освобождая место для танцев.
Зазвучала музыка.
- Лена, - позвала Лера, - пойдем какого-нибудь фотографа отловим. Пусть нас пофотографирует. Надо же запечатлеть твои гетры.
- Ее гетры уже произвели неизгладимое впечатление, - хихикнула Женя. - Особенно, когда Лена, забыв, что она не в штанах, ногу на колонку поставила.
- Да ладно тебе, - смутилась Лена, - я же сразу убрала.
- Ну да. Я штук десять вспышек насчитать успела, - снова хихикнула Женя и тут же была утянута Платоновым танцевать.
- Да ладно тебе, Ленка, пошли, поймаем кого-нибудь.
- Девушки, Вы не заняты? – раздался сбоку голос. - Можно Вас на несколько минут?
Повернувшись на голос, Лена с Лерой увидели мужчину с двумя фотокамерами.
- На ловца и зверь бежит, - улыбнулась Лера. - Конечно!
Фотограф в течение минут сорока гонял девушек по этажу в поисках лучших ракурсов.
- Красная Шапочка, спасибо Вам, - наконец сказал фотограф. - А вот Снежную Королеву я попрошу подождать. Сейчас еще персонажей Вашей сказки приведу. Хочу групповой снимок сделать.
Фотограф скрылся за дверями актового зала.
- Да уж! - Лера с размаху плюхнулась в кресло. - Тяжела работа фотомодели. Но как же классно!
- Ничего хорошего не вижу, - буркнула Лена, усаживаясь рядом.
- Посмотрим, как ты запоешь, когда фотографии получим.
Из актового зала вышел фотограф в сопровождении хмурой Жени и… Гуцула с Зеленовой в костюмах Кая и Герды.
- А что тут делает Шапка? – протянула Зеленова.
- Да. Она ведь не из нашей сказки, - поддержал свою новую подругу Гуцул.
- Это ты – не герой ее романа, - взвилась Лера.
- Да что ты! - Гуцул издевательски приподнял бровь. - Думаю, и с выбором костюмов вы ошиблись. Наряд Снежной Королевы подошел бы ей намного больше, чем тебе. Я бы сказал, просто идеально.
- Заткнись! – прошипела Лера. - Кто ты такой, чтобы рассуждать о Лене?! Ты ее не достоин!
- А кто достоин? Степнов? – Гуцул повернулся к Лене. - Так что же ты не с ним? Или с ним ты такая же ледышка, как со мной?
- Гуцул, замолчи. Иначе я последую примеру Виктора Михалыча.
- Что? Будешь тоже на лавочке возле школы три часа мерзнуть?
- Что?
- Что слышала. Степнов уже неизвестно сколько времени на лавочке в школьном дворе сидит. Замерз, поди. Что же ты к нему не бежишь, такому достойному? Хотя, ты его не отогреешь.
Вдруг на лице Лены расцвела солнечная улыбка. Такой на ее лице уже давно никто не видел.
- Ты прав, Гуцул. Я сама не понимаю, почему я стою тут и слушаю тебя, вместо того, чтобы бежать к нему.
И Лена побежала. Пробежала по коридору, кубарем скатилась с лестницы, промчалась мимо охранника. Быстрей, быстрей! Только бы не ушел! Только бы не ушел!
Не ушел. Вот он сидит на скамейке и невидящими глазами смотрит на темнеющее небо.
- Виктор Михалыч, - позвала Лена, - нам надо поговорить.
Степнов повернул голову на ее голос.
- Конечно, Лен. Поэтому я и написал тебе записку.
- Какую записку? – в голосе Лены явственно слышалось недоумение.
- Как какую? Я Петра Степаныча попросил передать тебе записку.
- Я ничего не получала. Он ничего мне не передавал!
- Тогда почему ты пришла?
- Я узнала, что Вы тут сидите. И пришла. Поговорить.
В глазах Степнова стали зажигаться искорки надежды.
- О чем, Ленок?
Это обращение из счастливого прошлого унесло Ленкино смущение.
- Виктор Михалыч, а Вы могли бы меня в кино пригласить?
- Сниматься? Понимаешь, Лен, там уже очень много отснято.
- Да нет, - весело рассмеялась Лена, - в обычное кино. На фильм.
- Конечно! – Правый уголок губ Степнова пополз вверх.
- А в кафе?
- А разве есть какая-то проблема? Почему нет, Ленок? Что может помешать?
Левый уголок тоже пополз вверх.
- Прям сегодня?
- Легко!
- Тогда пойдемте. Только я зайду домой, переоденусь и пойдем. Хорошо?
- Замечательно! Просто великолепно!
Мужчина встал со скамейки и робко взял девушку за руку. Она руку не вырвала. Наоборот, сама крепко за нее ухватилась. И, подняв на мужчину глаза, улыбнулась своей фирменной улыбкой.
А в окно актового зала с облегчением смотрел Миша Семенов и чуть ли не молился на самую замечательную Красную Шапочку в мире – Лену Кулемину. На девушку, которая уводила от школы самого страшного для Миши Семенова серого волка – бывшего физрука, а ныне актера – Виктора Михайловича Степнова.
Двое шли по улице, держась за руки – мужчина в дорогом пальто и девушка в куртке, накинутой поверх костюма Красной шапочки. Они были еще не вместе, но уже не врозь.



- Ты суслика видишь?
- Нет.
- И я не вижу... А он есть!
_____________________
Я - маленькая беленькая северная лисичка, которая всегда подкрадывается незаметно :)
_____________________
"Поживем - увидим, доживем - узнаем, выживем - учтем" (с)
Спасибо: 74 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 2601
Настроение: Осспадиии... хорошо-то как!!!
Зарегистрирован: 06.05.08
Откуда: Россия
Репутация: 127

Награды: Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"Участник фестиваля "КВМ Парад талантов" :ms29:  Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 10:19. Заголовок: Автор: Стэлла Бета: ..


Автор: Стэлла
Бета: bloOoM
Название:И какой русский не любит...
Рейтинг: R
Жанр: POV (местами), Humour, Angst, ООС.
Статус: Закончен

Задание: КВМ рейтинг: R жанр: POV Humour Angst
Проиграв в карты, Степнов вынужден в совершенно незнакомой стране познакомиться и соблазнить девушку за 7 дней, знал бы он что найдет любовь всей его жизни=)


Пролог.
Меня зовут Виктор Степнов, мне 32 года. Эта история случилась со мной два месяца назад. Тогда я прилетел в Москву, впервые в жизни. Нет, вру, второй раз в жизни. Я там родился, но сразу после рождения мы с родителями уехали в Италию и больше не возвращались. Для меня Россия была чужой страной, хоть русский язык я знал в совершенстве, спасибо бабушке, она не давала забыть, откуда я родом. Но Россия так и оставалась для меня чужой, совершенно незнакомой страной. Но, как говорится, не зарекайся. И вот, я в аэропорту, в руках билеты в Москву, рядом со мной мой друг, познакомились через интернет, Игорь Рассказов. Тот еще авантюрист, скажу я вам. Подбил меня на участие в программе по обмену профессиональным опытом. Кстати, я вам не сказал? Я работаю учителем физической культуры в престижном спортивном колледже. Так вот, теперь я еду в Россию, в самую обычную московскую школу, чтобы там провести месяц в качестве преподавателя физической культуры старших классов. Люблю такие авантюры. Да и на Родину не мешало бы посмотреть. Но в аэропорту истинно русская душа Рассказова не вытерпела, и мы пошли в бар. Настроение прекрасное, в самолет вошли довольные. Тут Игорь достал колоду карт: «Сыграем?».

Из самолета я вышел уже не в таком радужном настроении. Мало того, что он обставил меня, как младенца, так еще и желание мне задал, да такое… Короче, мне предстояло познакомиться, соблазнить и влюбить в себя девушку, и всего за семь дней. Во попал… Но тогда я еще не представлял, насколько я попал.

День 1.

-Ну что? Народ к разврату готов? – Игорь довольно улыбался, глядя на злое лицо Степнова, который с ужасом осматривал свою обитель, а именно, подсобку со спортивным инвентарем.
-Готов? Да это и есть полнейший разврат! Ты только посмотри! Мячи не накачаны, сетки рваные, у козла ноги шатаются. Как это, по-вашему, по-русски? Раскоряка, вот!
-Я не про то. Желание не забыл? – Игорь хитро улыбнулся.
-Да помню я. Я еще не выбрал девушку, - Виктор поморщился и отвернулся.
- А ты, вообще, каких любишь?
-Ну… - Степнов блаженно закатил глаза, - Я люблю таких, с формами, невысокого роста… Жгучих брюнеток, страстных и горячих.
-Ну, Вить, тебе тут не Италия. Все ясно с тобой. О, кстати, у тебя урок сейчас в 11А, ты будь с ними осторожен, это мой класс. Детки не подарок, скажу я тебе. Хотя, зная твой характер, я скорее им не завидую, - он усмехнулся и вышел из спортзала.

Через пару минут в зал толпой ввалился 11А. Все галдели, девочки мечтали увидеть нового физрука. Виктор доброжелательно улыбнулся, но через мгновение неожиданно рявкнул:
-Класс, стройся!!!
Ученики вздрогнули и кинулись строиться в линейку.
-Так, для начала, давайте знакомиться. Меня зовут Степнов Виктор Михайлович. Как я тут оказался, вы, я думаю, знаете, - строго глянул на двух девчонок, перешептывающихся и посматривающих на него с интересом. – Преподавать я буду у вас один месяц. Теперь ваша очередь представиться. Я называю фамилию, вы выходите из строя. Поехали.
Виктор с интересом смотрел на детей. «Хм… Такие же, как итальянцы. Импульсивные, подвижные, заводные».
-Кулемина!
Из строя вышла высокая блондинка, длинная модная челка почти скрывала глаза. Она, улыбаясь, смотрела на нового учителя, Виктор сразу отметил ее. Видно, что спортсменка. Спортивные брюки с низкой талией не скрывали плоский загорелый живот, а когда она представилась своим низким с хрипотцой голосом: «Лена», у Степнова перехватило дыхание. Вот это девушка, вот это голос, аж жарко сразу стало! Подошел чуть ближе, захотелось посмотреть ей в глаза. Лучше бы не делал этого. Холодный блеск потрясающих зеленых глаз вывел мужчину из равновесия. Она! Только она… Все, в этот момент он понял, кого он хочет соблазнить. Ему хотелось, чтобы эти глаза загорелись страстью. И плевать, что ей всего семнадцать лет.

После урока в учительской Виктор отозвал Рассказова в сторону.
-Игорь, я нашел девушку.
-Да? И кто она? – Рассказов с опасением глянул в сторону Каримовой, своей жгучей брюнетки с формами.
-Это Лена Кулемина.
-Кто??? – у историка полезли глаза на лоб, а очки вмиг запотели. – Она школьница! Ученица! Ты не можешь! Выбери кого-то еще…
-Мне плевать. Это карточный долг. Я исполняю твое желание, как и договаривались. Я. Хочу. Эту. Кулемину. И никого другого. Хотя…, - Виктор метнул лукавый взгляд в сторону Каримовой.
-Нет! – буквально проорал Рассказов. – Хорошо, будь по-твоему. Лена так Лена. Только лишнего себе не позволяй, очень тебя прошу! – умоляюще канючил историк.
-А вот это, как получится, - физрук взял классный журнал и с довольной улыбкой вышел из учительской. Сегодня лучшие спортсмены останутся после уроков на тренировку. И Лена среди них. Все оставшиеся уроки прошли в предвкушении вечера.

Во время тренировки Виктор просто наблюдал за Леной. Он не спешил, хотел присмотреться, узнать, понять, какая она. Голубые глаза прожигали насквозь пристальным взглядом молодое спортивное тело. Он видел, как Лена иногда ловила на себе его откровенный взгляд и смущенно отворачивалась. На мгновение его посетило сомнение. Она девчонка совсем еще… Но уже в следующую секунду, глядя, как она облизнула пересохшие губы и сдула челку с глаз, сомнения были отброшены. В голове поселилась настойчивая мысль «хочу ее». Потом, когда тренировка закончилась, мужчина подошел к Кулеминой и взял ее за руку, что-то плетя про потрясающую спортивную подготовку, перебирая тонкие пальчики. Лена тяжело дышала и смотрела в пол. Он понимал, что дыхание сбилось от тренировки… Ну, ничего, скоро все будет иначе.

Степнов стоял на крыльце школы рядом с Рассказовым. Мимо пронеслась Кулемина, за ней какой-то парень. Ленка ловко уворачивалась от летящих в нее снежков, потом парень догнал ее и повалил в снег. Девушка, совсем не по-женски, треснула того сумкой по голове и заорала: «Гуцууул!»
Виктор нахмурился.
-Игорь, а что такое «г у ц у л»? Это русское ругательство? Мат?
Историк прыснул.
-Нет, это прозвище парня. Его фамилия Гуцулов, – потом немного помолчал. – Вить, может, откажешься? Ленка еще ребенок совсем.
-Она очень скоро перестанет им быть, - Виктор коварно улыбнулся, глядя на опешившего друга, и легко сбежал по ступенькам вниз.


День 2.

Утро встретило Степнова холодом и снегом. Мелкими перебежками добрался от съемной квартиры до школы. Туфли на тонкой подошве явно не для русской зимы. Вот где он пригождается… русский мат.
В учительской уже сидел историк и был явно чем-то озадачен.
-Чего грустишь, Игорек? – Виктор хлопнул друга по плечу, мужчина поморщился и потер ушибленную часть тела.
-Да тут соревнования ежегодные. За город ехать надо. Савченко, прям, извелся весь. Ты ж не справишься.
-За город… Мда… А что за соревнования? И кто ехать должен?
-Соревнования там типа эстафет, что-то сложное, я не запомнил. А ехать должны от нашей школы Кулемина, Гуцулов и Комаров.
Кулемина? Кулемина??? Кулемина!!!! Ну, надо же, какая удача!
-А с чего ты взял, что я не справлюсь? – лицо Степнова просияло. – Мы едем, и это даже не обсуждается. Когда надо ехать?
-Ехать сегодня, но Вить… Это ж ты из-за Лены, да?
-Какая разница? Из-за Лены или нет… Во сколько ехать, куда и на чем – вот главные вопросы сейчас.
-Ехать в шесть вечера, это недалеко, подмосковный дом отдыха, там проводятся ежегодные соревнования, а ехать на машине. Ну, вобщем, каждый, как может, добирается.
-Так, а машина моя в Италии. Свою одолжишь?
-Эээ… Свою? А ты водить-то умеешь? – с недоверием спросил Игорь.
-Обижаешь! Ну, так что? – Степнов уже чувствовал свою победу.
-Ладно, уговорил. Соревнования длятся четыре дня.
-Прекрасно! Все, ты скажи этим спортсменам, что в шесть возле школы. И про тачку не забудь!
Ровно без десяти шесть Степнов, ругаясь по-итальянски, влезал в синюю «шестерку» Рассказова.
-Ты береги мою «ласточку». Не разбей, смотри! – Игорь любовно провел рукой по крылу машины.
-Не боись! Эта каракатица, похоже, и без меня на своем веку повидала.
Вскоре подошли Кулемина, Гуцулов и Комаров.
-Мы с Ленкой назад! – проворковал Гуцул и приобнял Кулемину.
-Размечтался! – Лена скинула его руку. – Я впереди поеду.
Виктор довольно потер руки и сел за руль. Ехали весело, еще бы этих двух придурков сзади не было, и было бы вообще хорошо. Мужчина часто поглядывал на сидящую рядом девушку, чувствовал запах ее духов и вообще, был несказанно рад этой поездке. Там, вдали от школы будет проще ее совратить. Ой, то есть соблазнить. Она действовала на него опьяняюще, хотелось постоянно видеть ее, слышать ее, от звука ее голоса он вообще забывал, как дышать, настолько чувственным он ему казался. И еще очень хотелось узнать, какая на ощупь ее кожа, и хотелось увидеть, как потемнеют ее глаза, когда он будет… Тьфу, черт!!! Виктор резко нажал на тормоза. Чуть в аварию не попали! Она опасна, эта Кулемина, если одни мысли о ней доводят до белого каления.
-Лена, ты как? Не ударилась? – он включил свет и посмотрел на девушку. Взгляд заскользил по лицу, опустился к шее, и остановился на расстегнутом вороте ее теплого свитера. Лена глазами проследила за взглядом мужчины и нервно сглотнула. Хоть она и не была слишком опытна в отношениях с противоположным полом, не могла не заметить, что этот мужчина проявляет к ней интерес. Осознание этого ей … понравилось. Немного. Польстило. Напугало. И возмутило. Кобель итальянский! Но какой красивый… Просто до неприличия.
До базы добрались без приключений. Виктор заселился в отдельный номер, Комаров и Гуцул вместе, а Ленке пришлось делить комнату с девушкой из другой школы.

День 3

После изматывающих соревнований, уже вечером, Лена сидела в номере у парней.
-Ленк, давай над физруком приколемся?
-Нафига? – Лена устало подняла глаза.
-Да чего он орет, как зверь? На меня особенно, - Гуцул не мог усидеть на месте.
-Ну, вперед, при чем тут я? – Лене не нравилась эта идея.
-Мы решили его напоить. С нами он не пойдет никуда и пить не будет. А ты девушка, к тому же ниче так… Симпотная.
Лену передернуло от таких слов. «Симпотная»… Фу!
Она уже собиралась дать Гуцулу отпор, как в дверь постучались, а затем в дверном проеме без приглашения появилась голова физрука.
-Чего сидим, киснем? Развлечений нет? На дискотеку сходите! Лен…
-Да не хочется.
-Хочется ей! Мы просто компания не подходящая! – проблеял Гуцулов.- А с вами она пойдет. Да, Лен?
-Нет!
-Да-да! Вы ждите ее на первом этаже, она сейчас.
-Хорошо. Лена, я тебя жду, - безапелляционным тоном заявил Степнов и вышел из комнаты.
-Вы одурели?! Вы на что меня толкаете?
-Напоишь физрука, потом позвонишь нам, когда он еле тепленький будет, а дальше уже наша работа. Он нашу Рашу надолго запомнит!
-Вы чего делать собрались?
-Секрет! Ленка, ну, давай, ты ж друг!
-А, черт с вами. Мне тоже хочется поржать.

В доме отдыха в отдельном корпусе был бар и ресторан. Лена повела Виктора в бар, а ему вообще было все равно где, лишь бы с ней. Сели за столик.
-Ну, что хочешь? – мужчина пристально смотрел в зеленые глаза. Ему показалось, или сейчас эти глаза смеялись?
-Мне сок апельсиновый. А вам русской водки. Мы ж в России, правда? Так что, надо.
Это чего? Она меня споить решила? Оооо!!! Глупенькая моя! Думаешь, я никогда водку не пил? Вы явно со своей командой задумали что-то. Ну, мне только на руку, если ты будешь думать, что я пьян.
-А давай! И, правда, надо хоть раз попробовать. Только мы ж с тобой учитель и ученица. Как-то неправильно нам вместе тут сидеть и выпивать, - он внимательно наблюдал за ее реакцией.
-А мы не скажем никому! – Лена заговорщически улыбнулась.
Отличная реакция. То, что ему и надо.
Принесли сок, запотевший графин с водкой, закуску. Виктор честно выпил первую рюмку. Для запаха. А потом… Ему даже нравилось это, он дурил Ленку, как мог. Отвлекал ее и выливал содержимое своей рюмки куда угодно, только не в рот. И «пьянел» на глазах. Старательно кося глазами, видел довольное лицо Кулеминой, потом, заплетающимся языком промямлил:
-Лена, отведи меня в номер. Я не дойду, прям кружится все перед глазами!
Девушка встала, взяла его под руку, с трудом удерживая нехилую массу, набрала телефонный номер. «Черт, чего они трубку-то не берут? Что мне теперь с ним делать?»
Заиграла медленная музыка. Виктор неожиданно крепко обнял Лену за талию и прошептал, намеренно касаясь губами уха:
-Давай потанцуем.
С удовольствием отметил, как напряглась в его руках девушка, но не отстранилась.
-Вы на ногах не стоите, какие танцы?
-Ничего страшного. Смотри, я уже танцую, - он медленно начал двигаться в такт музыке, крепко обнимая Лену. Девушка с удивлением заметила, что сейчас он довольно твердо стоит на ногах. И даже нежно, едва ощутимо поглаживает ее спину одной рукой, посылая по ней стаю мурашек. Ленка невольно прикрыла глаза. Тепло. С ним так тепло. Она расслабилась и опустила голову ему на плечо. Ну и что, что учитель. Все равно он уедет через месяц. Лена подняла на него глаза и столкнулась с напряженным, совершенно трезвым взглядом, в котором читалась опасность.
-Виктор Михалыч? – она отстранилась от него. Мужчина тихо выругался по-итальянски и снова скосил глаза, усиленно шатаясь и хватаясь за Лену.
-Кулемина, пошли спать.
-Чего? – Лена вылупилась на него.
-Я говорю, в номер меня проводи. Пжалста!
Лена взяла мужчину под руку и отправилась вместе с ним до его номера. Они вошли. Виктор судорожно соображал, как ему сделать так, чтобы Лена осталась тут. Он влетел в комнату, запнулся и упал лицом вниз. Девушка быстро подбежала к нему и опустилась рядом с ним на пол, переворачивая лицом вверх.
-Виктор Михалыч, вы слышите меня? Эй! – она легонько побила его по щекам. Неожиданно он перехватил ее руку и крепко сжал, открыв глаза. Лена отшатнулась от него, испугавшись того, что увидела. Его глаза говорили все без слов, и даже если бы он не знал ни слова по-русски, она бы все поняла. А он говорил ей о безумном желании. Девушка чувствовала, как он медленно тянет ее на себя, молча, только электричество в воздухе, звенящая тишина и напряженное, тяжелое дыхание. Все мысли испарились из головы, она теперь видела только его губы. Лена уже поняла, что он не был пьян. Развел ее по полной программе. Но сейчас это было не важно. А его лицо неумолимо приближалось.
Боже… Лена… Красивая, какая же ты красивая. Дышишь так часто, глаза горят огнем. Девочка моя, я ж тебя не пожалею и не остановлюсь на полпути. А ты заслуживаешь настоящих чувств. Проклятье!
-Уходи! – его охрипший голос донесся до нее не сразу.
-Что? – Лена и сама говорила сейчас так низко, что голос срывался.
Черт, она же с ума меня сведет!
-Вон пошла, говорю! – крикнул Виктор.
Лена вскочила на ноги и вылетела из номера, а Степнов перевернулся лицом вниз и ударил кулаком по полу. Почему не смог? Пожалел? Идиот!

Лена влетела в номер Гуцулова и Комарова.
-Вы, козлы! Какого черта мобильники не берете!
-Ленка… Блин, я не слышал. А чего? Напоила физрука? Где он? – с беспокойством спросил Комаров.
-Идите вы к черту! Лохи, блин! – девушка выскочила из номера, громко хлопнув дверью.
-Лошары ми кантаре, - только развел руками Гуцул.

День 4.

Утром Виктор встал в плохом настроении. Он всю ночь не сомкнул глаз. Из головы никак не шла Лена. Мужчина вертелся с боку на бок, но уснуть не мог. Перед глазами так и стоял ее напуганный и удивленный взгляд, на губах до сих пор ощущалось ее частое дыхание. Он не думал, что будет так сложно. Может, послать все к чертям и прекратить эту затею с соблазнением? Игорь прав, она ребенок… Нет, какой к черту ребенок? Он же видел, как потемнели ее глаза, чувствовал, что она хотела, чтобы он поцеловал ее. И еще неизвестно, что бы произошло между ними, если бы он не выгнал ее.

Лена тоже не спала всю ночь. Довольный храп соседки и дурацкие мысли не давали уснуть. Она была уверена, что этому Степнову она нравится. Он вчера на нее смотрел совсем не как на ученицу. А как на девушку. Это было непривычно, но приятно. Она хотела… Нет, она просто с ума сходила от желания, чтобы он поцеловал ее. И еще неизвестно, что бы произошло, если бы он ее не выгнал из номера. Она не была дурой и понимала, почему он это сделал. Как же приятно сводить его с ума. Главное, не сойти самой.

Соревнования были в самом разгаре. Полоса препятствий. Лена не участвовала в этом этапе, он было исключительно для парней. Они с Виктором Михалычем стояли за ограждением и орали, что есть сил, поддерживая свою команду. Степнов стоял позади нее, обхватив руками металлический поручень, как бы ограждая Ленку от толпы болельщиков. Нет, он не прикасался к ней. Но девушка каждым сантиметром кожи ощущала его близость, его сбившееся дыхание на своей шее. От этого темнело в глазах, а из груди вырывался уже не крик, а сдавленный хрип. Виктор так же был напряжен до предела. На Ленке были спортивные брюки и пуховик, на голове меховая ушанка, но это его заводило сильней, чем если бы она была перед ним обнажена. Ему до ужаса хотелось сорвать с нее эту одежду, увидеть ее всю, узнать, какая на ощупь ее кожа. Он неосознанно придвинулся к Ленке, слегка прижав ее к поручням. Почувствовал, что Кулемина затихла и напряглась. Теплые ладони накрыли ее руки, державшиеся за ограждение. Мужчина медленно приблизился к ее щеке и тихо сказал:
-Прости за вчерашнее.
-Забудьте, - выдавила из себя Лена, опустив голову.
-Не могу. Лен, я не могу забыть. - он чуть крепче сжал ее руки, переплетая ее пальцы со своими.
-И что из этого? – еле слышно прошептала Кулемина, чувствуя, как по телу разливается жар, сосредотачиваясь где-то внизу живота.
-Ничего. Я все время о тебе думаю. Спать даже не могу, - Боже… Что за бред я несу? Но это ведь правда.
-Мне это неинтересно.
Врешь.
-Нам надо поговорить.
-Говорите.
-Не здесь.
-А где?
-Не знаю.
В каждом вздохе напряжение, в каждом слове электричество. Оба сходят с ума.
-Уйдем? – Лена сама не верила, что сказала это.
-Да.
Такой простой ответ, но ее обдало горячей волной. Сейчас что-то будет. Секунда сомнений. Может, ну его? Нет. Он безумно нравится ей. От одного взгляда ноги подкашиваются и колени дрожат. Он уедет, очень скоро. Пусть. Лучше жалеть о сделанном, чем о несделанном.
Она медленно развернулась к нему, потом пошла сквозь толпу, точно зная, что он идет следом. Чувствовала кожей, каждой клеточкой тела его обжигающий взгляд на себе.
Виктор шел за Леной, не видя ничего вокруг, ему было все равно, куда они идут. Напряжение усиливалось с каждой секундой, в голове шумело, а в горле пересохло. В два шага он догнал девушку и рывком повернул к себе. Лена молчала, слова были не нужны. Виктор провел рукой по ее голове и меховая ушанка полетела в снег. Пара секунд, взгляды горящих глаз и, наконец, он жадно поцеловал ее в губы. Лена с готовностью ответила на поцелуй, глухо застонав. Степнов прижимал ее к себе все сильней, и Лена сдавленно прохрипела:
-Мы почти пришли, - кинула взгляд на корпус.
Виктор поднял ее шапку, взял Лену за руку и потянул в здание. Скорей…
Они молча вошли в его номер. У стены стояла узкая односпальная кровать. Мужчина сел на нее, притягивая Ленку к себе, и усадил на колени, лицом к лицу. Медленно расстегнул ее куртку, скользнул руками по плечам, и вот уже верхняя одежда сброшена на пол.
-Вы хотели поговорить, - смущенно попыталась напомнить Лена, прекрасно понимая, что говорить они сейчас не будут.
Виктор нежно гладил ее дрожащими пальцами по лицу, очертил контур губ, опустился на шею. Лена прикрыла глаза и глубоко вдохнула. Его руки уже едва заметно прикасались к ее теплому мягкому свитеру, чуть дольше задерживаясь на груди. Лена только почувствовала, как с кожей соприкасается прохладный воздух, когда эта деталь ее одежды поползла вверх, а потом и вовсе оказалась на полу. Теперь она осталась только в штанах. Обнаженное тело жег его жадный, горящий взгляд, но стыда девушка не испытывала. Мужчина не прикасался к ней, только смотрел. От этого было просто невыносимо, кожа в миг стала невероятно чувствительной. Внутри все дрожало, в глазах темнело, дыхание сбилось и теперь было частым и неровным. Ей уже до боли хотелось, чтобы он, наконец, прикоснулся к ней. Лена невольно придвинулась ближе к мужчине, от чего он заметно напрягся и слегка сжал ее колени руками. Девушка сама сейчас была словно оголенный нерв, каждое движение, каждый вздох вызывал бурю эмоций и желаний. Не в силах терпеть эту пытку, сама коснулась его губ своими, и в эту же секунду хрипло и прерывисто застонала, почувствовав, как его руки накрыли ее грудь, слегка поглаживая. На смену рукам пришли горячие влажные губы и язык. Лена уже не контролировала себя, инстинктивно подаваясь навстречу мужчине, слегка двигая бедрами, вцепляясь пальцами в его волосы.
-Ленааа, - Виктор отстранился от нее, тяжело дыша, - Что ты творишь?
-Я сама не знаю, - задыхаясь от страсти, прохрипела девушка.
-Ты этого хочешь? – он пристально смотрел в ее затуманенные, потемневшие глаза.
-Не знаю… Да… Нет… Я боюсь, - измученным, обессиленным голосом прошептала Лена.
-Иди ко мне, - он притянул ее к себе и крепко обнял. Сердце выпрыгивало из груди, он безумно хотел Ленку, но не так… Она боится еще, значит, пока не время. С трудом выровняв дыхание, спокойно сказал:
-Ленка, я безумно тебя хочу, схожу с ума, но ты не должна меня бояться. Пока есть страх и неуверенность, лучше не заходить дальше.
Лена кивнула, все еще не отрывая лица от его груди. Потом еле слышно пробормотала:
-Пойдемте на обед. Я есть хочу.
Степнов улыбнулся. Эта девчонка вызывала в нем бурю чувств, от бешеной страсти до безумной нежности. Сейчас его это еще не пугало. Он просто не задумывался над этим.
Во время обеда Виктор не мог оторвать глаз от Лены. Каждое ее движение вызывало в нем непонятный трепет. Девушка старалась не смотреть на него. Ей было страшно. Страшно от своей реакции на этого взрослого мужчину. Неужели она… влюбилась? Нет, не может быть. Слишком быстро. Непонятно. Она совсем его не знает. Тогда почему думает о нем каждую минуту?

День 5.

Сегодня был день Кулеминой. Она участвовала во всех заявленных соревнованиях. Их команда вела по очкам. Виктор просто раздувался от гордости за своих спортсменов. И за Ленку особенно. Вечером, когда в коридоре уже потушили свет, когда все, уставшие, разбрелись по номерам и легли в кровати, Лена не могла уснуть. Сегодня Виктор так обнимал ее после очередной победы. Так крепко, яростно, даже рычал. Лена улыбнулась, но потом нахмурилась. Ближе к вечеру Степнов перестал обращать на нее внимание. Будто ее и не было. Равнодушно пожелал спокойной ночи и скрылся в своем номере. Лена не понимала такого его поведения. Она не видела его всего полчаса, а уже скучала. А что, если… Она поднялась с кровати и неслышно выскользнула за дверь.
Виктор не спал. Оставив попытки не думать о Ленке, вспоминал сегодняшний день. Она победила, ее тонкое тело в его руках, ее горячее дыхание на его шее… Он чувствовал, что начинает сходить с ума. К черту этот проигрыш в карты, к черту все! Лена… Как же заставить себя не думать о ней? Просто игнорировать, вычеркнуть, забыть.
Робкий стук в дверь. Кого там еще принесло? Он быстро встал и распахнул дверь. На пороге стояла Лена.
-Можно?
Секунда… Две… Все прежние мысли и доводы оказались бессмысленны. Резкий рывок за руку и она в его номере. Громкий стук захлопнутой двери.
-Зачем ты пришла? – прислонился лбом к ее лбу.
-К вам. Я не могу заснуть.
-Думаешь, со мной будет проще? – криво усмехнулся.
-Нет. Я не хочу проще.
-Ненормальная, - ртом быстро нашел ее губы, целуя глубоко и страстно, руки запутались в светлых растрепанных волосах. – Почему? – не давая ей возможности отдышаться, целовал быстро и прерывисто.
-Потому, - задыхаясь, только смогла прошептать Лена.
Нетерпеливые руки жадно проникали под тонкую футболку, лаская гладкую кожу. Тонкие пальцы девушки несмело освобождали Виктора от одежды. Что происходило потом, оба помнили, как в тумане. Горячие, покрытые испариной тела, медленные ритмичные движения, глухие протяжные стоны, закушенные до крови губы… И изматывающие электрические волны наслаждения, накатывающие раз за разом, сводящие в судороге тела, дающие сделать шумный вдох, но мешающие сделать выдох. Животный рык в унисон от боли охватившего наслаждения, которое, казалось, не закончится.
Виктор перевернул обессиленную Лену и положил на себя. Ее влажные волосы щекотали грудь, девушка тяжело дышала, все еще впиваясь пальцами в его плечи. Потом, оставшуюся ночь, они говорили. Обо всем и ни о чем. Он рассказывал ей про Италию, она ему про свою музыкальную группу. Степнов горячими пальцами выводил узоры на ее гладкой спине, заставляя едва заметно подрагивать от таких медленных, чуть ленивых, но сводящих с ума ласк. Уснули оба только под утро со счастливой улыбкой на губах.

День 6.

Они возвращались в город вечером. Возвращались победителями. Их школа заняла первое место в соревнованиях. На заднем сиденье посапывали измученные Стас и Гуцул. В машине было тихо, только гул двигателя нарушал эту тишину. Лена смотрела в окно, едва заметно улыбаясь. Она ни о чем не жалела. Пусть он уедет через три недели, с ней останутся ее воспоминания, сладостно-мучительные и такие приятные. Ее первый мужчина. Она всегда его представляла именно таким. О своих чувствах она старалась не задумываться. Зачем? Все равно все закончится. И пусть лучше закончится так, ведь она заранее знала, что принадлежать ей он никогда не будет.
Виктор поглядывал на Лену. Такая тихая и спокойная. И такая… родная, что ли? Как же не хочется с ней расставаться. Такие чувства его посетили впервые. Стало на мгновение страшно. Неужели он… Нет! Не влюбился, не может этого быть, просто Ленка свела его с ума, вот и все.

День 7.

В школе была суматоха. Игорь Ильич Рассказов смог только мельком увидеть своего итальянского друга, даже поговорить не удалось. Ничего, вечером, после уроков…
Рассказов шел по освещенному электрическим светом коридору в сторону спортзала. Ученики разошлись по домам, факультативы и секции закончились. Теперь можно и поговорить спокойно. В конце коридора мелькнула высокая, худенькая девушка со светлыми волосами. Лена Кулемина. Осторожно приоткрыла дверь спортзала. Игорь только услышал звук поворачивающегося в замке ключа. «Все ясно с вами». Он нахмурился и, развернувшись на 180 градусов, пошел обратно.
И правильно сделал, потому, как в спортзале уже раздавался страстный, бессвязный шепот, шумное дыхание, тихий шелест сбрасываемой одежды и расстегиваемых нетерпеливыми руками молний. Два разгоряченных тела тесно соприкасались друг с другом, стол для пинг-понга едва уловимо скрипел в такт быстрым движениям объятых страстью тел, сетка натянулась, готовая порваться под натиском тонких пальцев, с силой сжимающих ее. В огромном зале вмиг стало душно, раскаленный воздух разрывал сдавленный хриплый шепот, перемешивающийся со стоном.
Такого эти стены еще не видели и не слышали. И если бы могли, они бы стыдливо отвернулись и заткнули уши.

В этот вечер в съемной квартире Виктора раздался звонок в дверь. Мужчина лениво поднялся с дивана и пошел открывать. На пороге стоял Рассказов.
-Можно? – историк был странно напряжен.
-Конечно, проходи, - Виктор жестом пригласил друга войти.
Они расположились на кухне.
-Вить, скажи, что у вас с Леной? – Игорь нервно протирал очки.
-Ты догадался? – Степнов как-то глупо улыбнулся.
-Да уж… Догадался.
-Игорь, я не знаю, что со мной происходит. Я уже не могу без нее. Я увезу ее с собой в Италию. Не хочу с ней расставаться ни на минуту. Понимаешь? – глаза Виктора горели.
-А ты не заигрался, друг мой? Какая Италия? Лена школьница, ей всего семнадцать. Для тебя это всего лишь проигрыш в карты…
-Нет!
-Не возражай мне. Дай я договорю. Твоя страсть пройдет, а ты о Ленке подумай. В ее возрасте слишком легко влюбиться. Если это уже не произошло. Скоро ты наиграешься, и она станет не нужна. Ты о ней подумай! Куда ты ее хочешь везти? В чужую ей страну. Для чего? Чтобы всегда была под рукой?
-Это не так! Ты все неправильно понимаешь. Лена… Она… Черт, не могу я объяснить. Она не такая, как все, она особенная. Она лучшая. Я думаю о ней каждую секунду. И даже секс тут не при чем. Мы с ней как одно целое, хоть и совершенно разные. Мне хочется быть рядом с ней, защищать ее, знать, о чем она думает…
-Друг, а ты, часом, не влюбился сам? – Рассказов одел очки и пристально посмотрел на Степнова.
- Чего?! – Виктор на мгновение замолчал. – Я как-то не думал об этом.
-Ну, вот видишь, об этом ты не думал, а уже собрался везти Кулемину с собой. Выкинь эти глупости из головы и не порть девчонке жизнь.
После этого Степнов не спал всю ночь. Думал о Ленке, о словах Игоря, прислушивался к своим ощущениям. Он… любит. Любит, как безумный, кажется, первый раз в жизни. И теперь молил Бога, чтобы его чувства оказались взаимны. Но чтобы быть с Леной, между ними не должно быть недосказанности и тайн. Он честно признается ей в своих чувствах и расскажет, да, расскажет про этот проигрыш в карты. Она должна понять и простить. И они смогут быть вместе. Он заберет ее с собой и никогда не отпустит.

День 8.

Ленка радостная влетела в опустевший после уроков спортзал. Степнов сидел на низкой скамейке. Кулемина подошла к нему, провела руками по непослушным волосам и прижала его голову к своему животу.
-Скучал? – хрипло и тихо. У Виктора мурашки побежали от звука ее голоса, внутри разлилось блаженное тепло.
-Конечно, целый день думал о тебе, даже уроки не мог нормально вести.
Лена опустилась к нему на колени и нежно поцеловала.
-Я тоже думала… - немного смутилась и отвела глаза.
-Лен, я хотел поговорить… Хотел сказать… Я… Я тебя люблю.
Девушка медленно и несмело подняла глаза на него. Руки задрожали от волнения, а сердце зашлось в бешеном ритме, отдаваясь гулом в ушах.
-Я тоже… кажется… люблю. Тебя.
Не веря своему счастью, Виктор прижал ее к себе, целуя в щеки, губы, глаза, перебирая руками ее волосы. «А может, не надо ей признаваться? Нет, надо. Мы любим, и между нами не должно быть недосказанности и тайн»
…………………………..
-Зачем? Зачем ты рассказал мне это? – в ее голосе слышались слезы, хотя глаза были сухими. – Для чего признался в любви? Это что, шутка такая?
Она резко встала с его коленей и отошла.
-Лен, это было тогда. Но я действительно полюбил тебя. По-настоящему. Это не игра.
-Я не верю, - Лена зажмурилась и замотала головой.
-Лена, поверь! – он встал и попытался обнять ее, но натолкнулся на ледяной взгляд.
-Не подходи ко мне. Я с тобой рядом даже стоять не хочу. То, что ты сделал, это подло. Нельзя играть чувствами другого человека. Лучше бы ты не говорил вообще ничего. Улетел бы в свою Италию. Мне было бы легче. Остались бы только приятные воспоминания. А теперь?
-Лена, прости. Прости, я дурак.
-Ты далеко не дурак. Ты просто подлец. Не подходи ко мне больше никогда. Я видеть тебя не могу.
Она вышла из зала, низко опустив голову и плечи, а Виктор устало присел на скамейку и сжал виски руками. Так плохо ему не было ни разу в жизни.

Спустя 3 недели.

Вот и наступил день моего отъезда. Лена так и не простила, не захотела понять. Что я только не делал – торчал под ее окнами, вылавливал в коридорах школы, пытался поговорить… Но она была непреклонна. Только холодное, через плечо «Не о чем говорить». Каждый урок в 11А я задерживал журнал, в надежде, что за ним придет она. И вчера удача мне улыбнулась. Лена была дежурной. Она тихо вошла в пустой спортзал и протянула руку со словами: «Журнал». Я снова пытался с ней поговорить, но она не хотела слушать. От напряжения, не покидавшего меня эти недели, от боли и отчаяния я сорвался... Крепко схватил ее за плечи, пару раз сильно тряхнул, потом прижал к себе и яростно поцеловал. В тот момент я чувствовал только ее губы, только ее горячее тело. Даже не сразу понял, что она отчаянно вырывается из моих объятий, упирается руками мне в грудь, пытаясь остановить мое безумие. Из ее груди вырывался хриплый, с надрывом стон, но я ничего не замечал, она ослепила меня. Только почувствовав резкую боль в колене, я отстранился. Да, бьет Ленка так же страстно, как и любит. Я едва мог отдышаться. Попытался попросить у нее прощения за то, что так сорвался и причинил ей боль. Но она не стала слушать, только спокойно развернулась и пошла прочь. Но в ее глазах я видел боль и тоску, видел отчаяние и желание простить. Мне уже ничего не надо было. Я уже давно отбросил мысль о том, чтобы увезти ее в Италию. Сам готов был остаться. Здесь, в России, с ней. Только одно ее слово. Но она молчала.
Молчала, когда я прощался с их классом, с коллективом. Молчала, когда я подошел к ней и заглянул в глаза. Отвернулась. И молчала. Черт, Ленка, ну одно слово, один взгляд, и я останусь. Буду с тобой, буду рядом, буду любить так, как никто и никогда не полюбит тебя. Но нет… Я уезжал из России с тяжелым сердцем. Моя девочка не простила меня.
Но…
Я уезжал, чтобы вернуться. Вернуться и остаться. Я не тот человек, который сдается так легко. Я знаю, что Лена любит. Я знаю, что люблю я. А это значит, что нельзя нам с ней расставаться… Неправильно это.


Эпилог.

Я вернулся в Россию, уладив все дела в Италии, оставив там престижную работу, дом, друзей. Я приехал к ней. И не важно, что тут мне было предложено всего лишь место физрука в обычной школе. Прорвемся, главное, Лена рядом.
И вы знаете, она простила. Как только я пришел снова в эту школу и увидел там ее, я все понял. Она жалела, что не остановила меня. С тихим всхлипом бросилась ко мне и обняла за шею, крепко-крепко.
Теперь мы вместе. Она моя ученица, я ее учитель. Наши отношения – тайна. Хотя, такое ощущение, что только мы с Ленкой думаем, что тайна. Я часто ловлю на себе понимающие взгляды учеников, а Лена вообще жалуется, что ее вечно подкалывают ее Ранетки.
Сейчас стоим возле ее подъезда. Я с трудом отрываюсь от ее губ и поднимаю голову. Из окна второго этажа мне грозит кулаком какой-то старый хрыч. Упс… Это ж Ленкины окна, а в окне ее дед. Ну что ж… Давно пора познакомиться. Вижу по улыбке Лены – она не против.


КОНЕЦ

Девочки! Всех с праздником, с нашим Днем Рождения! И спасибо за такое интересное задание!



Спасибо: 122 
Профиль
Fructoza





Сообщение: 269
Настроение: Всех с Праздником!!! :)
Зарегистрирован: 23.02.09
Откуда: Россия, Магадан :)
Репутация: 16

Награды: Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 11:05. Заголовок: Автор: Fructoza. Наз..


Автор: Fructoza.
Название: Только они…
Рейтинг: PG-13
Жанр: Humour, Romance
Пейринг: КВМ
Статус: закончен.
Задание: фанфик по КВМ, Humour и Romance, PG-13: Лена, измученная после тренировки по баскетболу с новым преподавателем физкультуры, возвращалась домой. Сил не осталось даже на то, чтобы подняться по лестнице, и она зашла в лифт. Следом за ней в уже закрывающийся лифт успел влететь Виктор, идущий к Петру Никанорычу писать сценарий очередного романа. А дальше всё по уже задуманному "на небесах" сценарию - лифт застревает, по ту сторону "аварийного вызова" тишина... в лифте только КВМ.

Девушка окинула усталым взглядом тесную кабинку: четыре стены, густо исписанные какими-то словами, пульт с кнопками еще незапамятных времен и все… Скучнее места не придумаешь …
- Виктор Михалыч, - обратилась девушка к Степнову, - а вы здесь, какими судьбами?
- Да я так, Лен, пришел сценарий писать, - оперевшись о стенку лифта, ответил мужчина, - да как видишь, не получился у нас сегодня культурный вечер, - грустно улыбнулся он. – А ты чего так поздно из школы домой возвращаешься?
- На тренировке была, - хмуро ответила девушка. Да, ей нравилось внимание со стороны Степнова, но ни когда он так, не спросив, лез в ее жизнь, - по баскетболу. Почему-то раньше вы ничего про позднее возвращение не говорили, - ехидно добавила она. Виктор понял, к чему клонит Кулемина, но тогда он не переживал, так как был рядом и в любую минуту мог придти на помощь. А сейчас он волновался за нее.
- Ленок, просто тогда я сам был учителем и мог постоять за свою… - он умолк, - ученицу. А теперь… Тем более ты сама понимаешь, что после девяти возвращаться домой небезопасно, - мужчина решил сменить тактику и защищаться «нападением».
- Все, все, - шутливо замахала руками Лена, - я помню: «Вы начальник, я дурак!».
- Эх ты, Ленка, - улыбнулся Виктор. Сейчас они говорили как в замечательные прошлые времена, когда Степнов еще работал учителем. Между этими двумя перестала существовать некая стена, не дающая выхода своим эмоциям. Они вновь стали друзьями, по их мнению. Но на самом деле перешли на новую ступень отношений…
А в это время Виктор продолжал рассказывать Лене про новый роман, о героях в нем. Девушка ужасно устала, поэтому присела на пол в лифте, предварительно подстелив там пакет с формой. Естественно, под руководством Степнова. Мужчина тоже присел рядом и, придвинувшись к девушке, насколько было возможно, начал свой рассказ.
- На одной планете под названием Эмфа, жили существа, во всем похожие на людей. Они даже вели себя как мы, работали, заводили семьи. Но было одно «но»… Эти существа проживали не свою жизнь, а ту, которую им при рождении программировали под гипнозом. Однажды на планету по невероятному стечению обстоятельств сел корабль с землянами. Им ничего не стоило прикинуться эмфианами, поэтому их было нелегко раскусить. У команды была миссия, на одной из планет той системы узнать, почему этим существам не дают прожить собственную жизнь и найти того, кто всем этим руководит. Члены экспедиции долго не могли найти ответа. Наконец, Капитан корабля приблизился к разгадке. Однажды он услышал разговор двух существ, которые обсуждали некого Главного. Они долго о нем общались, обмолвились, что в его пещере стало совсем мало народу и нужно еще маленьких или постарше эмфиан. Затем они куда-то ушли. Капитан долго обдумывал свои последующие действия, но никак не мог решиться. Наконец… - Виктор посмотрел на Лену, девушка спала. Степнов улыбнулся, приобнял ее и замолчал. Он хотел, чтобы Ленка поспала, отдохнула. Мужчина не понаслышке знал, как устают спортсмены после долгих нагрузок. А девушкам нужно беречься…
Но, казалось, судьба избрала на этот вечер нашу пару главными героями всех происшествий. Неожиданно заморгал свет. Девушка проснулась и испугано стала озираться по сторонам. Когда свет погас, и уже стало очевидным, что он не загорится, Лена прижалась еще крепче к Степнову, от чего у мужчины перехватило дыхание. Он готов был поклясться, что состоит полностью из нежности, казалось, распространяющейся по его телу с невероятной быстротой. Но Степнов только посильнее обнял Лену. Девушка шмыгнула носом.
- Ленок, ты чего? – ласково обратился к ней мужчина.
- Да так, домой хочется. Да и кушать тоже, - призналась ему девушка.
- Так чего ты молчала? – мужчина нежно взъерошил ей волосы и, достав из кармана куртки яблоко, протянул девушке.
- Но, Виктор Михалыч, откуда? – Лена была поражена заботливостью мужчины, - вы же к деду шли?
- Да просто на площадке времени поесть иногда не находится, поэтому вот кое-как подкрепляюсь, - смущенно ответил Степнов.
- Спасибо, - улыбнулась Лена и, разделив яблоко пополам, протянула мужчине, - Держите. Это вам.
- Нет, Ленок, ты что, - попытался отказаться Виктор, - тебе нужнее…
- Никаких нет, - отрезала Кулемина. – или вы туда чего-то подсыпали? – усмехнулась она.
- Ага, зелье приворотное, - в тон ей ответил мужчина, - ладно, давай уже свое яблоко. И оба довольно захрустели вкусным фруктом. Когда с ним было покончено, Лена поудобнее приютилась на груди у Виктора.
- Расскажите дальше про роман, - попросила она мужчину.
- Ну, значит так, - начал он, - все время, пока земляне шифровались, им помогало несколько жителей Эмфы: двое мужчин и одна девушка. Она также имела не свою жизнь и очень хотела от нее избавиться. Точнее от этого гипноза. Она приносила различные сведения, данные. В общем, работала за всех. Но однажды она пропала. Просто в один из дней девушка не пришла на собрание, а дом, в котором она жила, окружила местная милиция и не давала прохода никому. Но эта девушка, - Виктор вздохнул, - она очень понравилась, нет, ее полюбил Капитан. А она, она, наверное, тоже была к нему неравнодушна. Они проводили много времени вместе, смеялись, разговаривали обо всем. Было одно «но»: у этих двоих была разница в возрасте. Но и этот барьер Капитан и девушка легко смогли переступить. В тот день мужчина признался Елен, так звали девушку, в своих чувствах. А на следующий день она исчезла. Капитан долго не знал что делать. А потом вспомнил обо всех пещерах в округе. Их было пять и расположены они были на сравнительно недалеком расстоянии друг от друга. Для себя Капитан решил, что обратно без Елен не вернется на Землю, чего бы это ему не стоило. Мужчина обследовал первые четыре пещеры. Они были пусты и не отличались по размерам. Но когда Капитан увидел последнюю пещеру, он удивился. Ее размеры превосходили в десятки раз прошлые сооружения. Он зашел туда, справился с охранниками и ринулся внутрь. Мужчина был уверен, что именно там находиться Елен. Когда он зашел в центральные зал, то увидел, что в центре зала в стеклянной колбе находится Елен. Вокруг нее ходил карлик и пел какие-то заклинания. Тело девушки пульсировало в такт словам этого существа. Капитан с огромным трудом победил этого карлика и спас девушку. Эмфиане стали свободными. Капитан не стал оставлять девушку на планете и забрал с собой на Землю. Елен призналась мужчине в своих чувствах, и они жили вместе счастливо и любя друг друга.
Последние слова Виктор произнес шепотом прямо над ухом девушки. Лена вздрогнула, но повернулась лицом к мужчине. Так как в лифте была сущая тьма, то Виктор этого не увидел и, приблизившись на минимальное к девушке расстояние, поцеловал ее в губы. Вначале он не понял, что произошло, и хотел было уже оторваться от ее губ, но Лена ответила на поцелуй и, обняв мужчину, еще ближе придвинулась к нему. Они целовались нежно, Виктор вкладывал в этом поцелуе всю любовь к девушке. А Лена… Она уже давно поняла, что Степнов ей небезразличен. Но сказать об этом мужчине она не могла…
Виктор оторвался от губ и произнес: «Я люблю тебя…». Лена лишь подалась вперед, поближе к мужчине и, положив ему руку на грудь, сама уже поцеловала Степнова. На их языке это значило: «Я тебя тоже люблю…».
Они могли так просто сидеть и целоваться долгое время. Но судьба-то все равно оставляла их главными героями на этот вечер. Включился свет и Лена, прервав поцелуй, смущенно отвернулась от Виктора.
- Ленок, - ласково обратился к ней мужчина, - ну чего ты испугалась? Я такой же как и всегда. А этот свет… Да ну его! Я же все равно люблю тебя. Веришь?
Девушка кивнула головой и, все также не оборачиваясь, придвинулась спиной к Виктору.
- Только вы не спешите, - шмыгнула она носом, - хорошо?
- Конечно, Ленок, конечно, - успокоил ее Степнов. – Если ты не против, может, подумаем, как нам отсюда выбраться?
- Конечно, - улыбнулась Кулемина и сразу же повернулась к мужчине лицом, - с чего начнем?
- Я тут осмотрелся. Запасной выход есть, но он очень маленький. Поэтому придется что-то с дверьми делать. На диспетчера я не надеюсь, - подытожил он. – Давай я попробую руками раздвинуть двери, что ли?
Но его попытка не увенчалась успехом. Как и попытка позвонить: ни Лена, ни Виктор телефонов не взяли. Девушка сидела на полу и что-то обдумывала. Наконец она не выдержала.
- Все, Виктор Михалыч, у меня больше идей нет, - вздохнула она. – Давайте я еще раз поищу в сумке что-нибудь?
- Давай, - согласился мужчина, - только, Лен, у меня к тебе одна просьба… Ты меня перестань Виктором Михалычем называть. Называй просто Виктор. И на «ты»… если можно.
- Виктор… - смутилась девушка, - можно я вас пока просто по имени называть буду? Тебя… - и она залилась краской.
- Конечно, как хочешь, - улыбнулся ей мужчина и ободряюще кивнул.
- Так, что мы имеем, - начала рассматривать Лена содержимое своей сумки. - Учебники, тетрадки, ручки. О, конфета, - улыбнулась она, - будете?
- Давай, - и Степнов, поделив шоколадную «Рузанну» поровну, протянул кусочек девушке, - держи.
- Спасибо, - улыбнулась она и, отправив лакомство в рот, продолжила, - кошелек, форма. А, вот что-то тяжелое, - девушка вытряхнула из сумки тяжелый гаечный ключ, который громко упал на пол лифта. – Это еще что?
- Кулемина, - в припадке радости кинулся обнимать девушку Виктор, - это ты такое сокровище от нас прятала? Да мы бы легко отсюда выбрались и раньше, - мужчина замолк и посмотрел на погрустневшую Лену. – Ленок, ты меня извини. Я просто рад, что выход нашелся. А так, - он приобнял девушку, - так еще лучше. Ты же понимаешь…
- Понимаю, Виктор, - улыбнулась она, - Витя…
Девушка добавила с такой интонацией, что у мужчины сердце перестало биться от переполнявшего его счастья. Сейчас он готов был свернуть горы ради этой девушки.
- Леночка… - и, как назло, или на счастье, погас свет. Снова.
- Да, видимо здесь это в привычку вошло, - усмехнулась Кулемина, - чтобы свет гулял. Чем займемся?
Виктор не ответил, просто подошел к девушке, обнял ее за талию и поцеловал. Как в первый раз, только с нотками страсти, добавляя всю доброту, теплоту и ласку. У Лены испуганно задрожали коленки, но она не подала виду и, обвив руками шею Виктора ответила ему на поцелуй. Потом она все-таки отошла на шаг назад и произнесла:
- У меня там еще фонарик завалялся… Просто дед просил взять, чтобы краны починить. Вот я и…
Она недоговорила, так как к тому времени уже вместе со Степновым смеялась до слез от нелепости ситуации. Это было так очевидно – сразу же посмотреть, что есть в сумке. А они вспомнили об этом в последнюю очередь. Наконец они успокоились и Лена, подсветив Степнову двери лифта, увидела за это время долгожданную свободу. Как оказалось, лифт не доехал до нужного этажа всего чуть-чуть, поэтому было очень легко выбраться наружу. Первым вышел Виктор и помог Ленке. Они немного отряхнулись после долгого сидения взаперти, и пошли в квартиру к Кулеминым. Скорее всего, дед уже давно волновался, да и время было позднее – три часа ночи.
Девушка на цыпочках вошла в квартиру и осмотрела все комнаты: деды не было. Она уже начала беспокоиться, как увидела записку: «Леночка! Я у Василия Данилыча. Извинись за меня перед Виктором, но я буду только утром. Целую, дед».
- Виктор Михалыч, деда не будет. Так что не волнуйтесь, - улыбнулась она, - ой, то есть Виктор.
- Ленок, ну тогда я пойду, - мужчина сделал один шаг в сторону, но тут же вернулся обратно.
- Нет и нет! – запротестовала девушка, - ночь на дворе. Куда я … тебя отпущу! А ну-ка быстро мой … руки и на кухню, - Ленке нравилось обращаться к Виктору на «ты». Так она становилась чуть ближе к Степнову.
«Поужинав» в столь позднее время суток, они направились в зал. Лена усадила мужчину на диван, а сама отправилась в душ. Когда девушка вернулась, Степнов уже задремал, но, проснувшись, все равно пошел освежиться.
- Лен, может, я все-таки уйду… - несмело начал он.
- Нет, ну что ты! Это же ненормально, - улыбнулась Лена. – Чувствуй себя как дома.
Вернувшись, Виктор обнаружил девушку спящей на диване, в обнимку с притащенной из прихожей курткой мужчины.
- Ленка, Ленка, - ласково произнес он, гладя девушку по руке. Виктор сел рядом с ней и обнял. Девушка переместила руки с куртки на шею мужчины и продолжила спать, а Степнов нежно провел несколько раз по ее волосам, поцеловал в макушку и тоже уснул. Рядом с ней. С его любимой и любящей его девушкой.
Пришедший утром Петр Никанорыч лишь улыбнулся, увидев спящих на диване и обнимающих друг друга Лену и Виктора, и написав новую записку, отправился в гости к очередному другу. Благо их у писателя было много.
А лифт починили пришедшие только к одиннадцати утра рабочие…

Конец.

С Праздником Вас Всех! С Днем Рождения нашего любимого форума!

Спасибо: 56 
Профиль
ПчёлиГ





Сообщение: 1594
Настроение: жизнь прекрасна!)
Зарегистрирован: 10.10.08
Репутация: 77

Награды: Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 12:36. Заголовок: Автор: ПчёлиГ Назва..


Автор: ПчёлиГ
Название: Наш Новый год
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Пейринг: КВМ
Статус: закончен.
Задание: о том, как развивались бы события, если бы Кулёмина остановила Степнова
после того момента в сериале, когда прочитала открытку от "деда Мороза" с подписью Виктор. и крикнула его.... но без Гуцула. Только КВМ.


Тридцать первое декабря. Школа триста сорок пять. Лена Кулемина сидела за кулисами и задумчиво разглядывала подаренный Игорем Гуцуловым букет цветов. Где-то в отдалении слышался детский смех, только девушке сейчас совсем не радостно. Не таким Лена представляла себе этот Новый год, что уж говорить, таким она его вообще не представляла. Вспомнился тот день, когда они с Виктором мечтали о том, как будут отмечать этот праздник. Как потом дедушка, хватаясь за сердце, выслушивал их, порой совсем нелепые, идеи. Шли часы, дни, месяцы, Степнов всегда был рядом, только Кулемина никогда не задавалась вопросом, почему? А потом его, Виктора, признание. Как гром среди ясного неба, так не во время, так не к месту. Она только оправилась после боев. Страх вытеснил счастье. А ещё позже появился он, Игорь Гуцулов, её напарник по стритболу. С ним Лена была предельно откровенна, порой сама удивлялась, почему так легко всё рассказывала однокласснику. Ведь тогда она была почти готова открыться преподавателю. Везде это странное слово «почти». Почти поняла, что любит, почти простила удар, почти остановила, когда уходил. А что сейчас? Они с Гуцулом почти лучшие друзья, почти встречаются, он почти нравится деду. Настоящей была только её боль и его, Виктора. Кулемина кинула букет в какую-то коробку с елочными украшениями. Ей никогда не дарили цветов, зачем они сейчас?
- С новым годом!
Ленка обернулась. Легкая улыбка тронула губы. Образ деда Мороза всегда вызывал в ней только самые теплые воспоминания. Перед глазами сразу мелькали картинки детства и папа в красной шубе, с длинной бородой, большим мешком в руках и варежками, которые маленькой Леночке всегда хотелось снять и поместить на свою хрупкую ручку.
- Спасибо, Мирослав Николаевич.
- Это тебе, - мужчина протянул спортсменке маленькую коробочку, девушка несмело забрала её из рук преподавателя.
- Мне?
- Тебе, кому же ещё? – дед Мороз медленно направился к сцене, Лена же открыла подарок, взяла открытку и начала читать вслух:
- Желаю тебе в новом году найти настоящее счастье. Виктор…, - улыбка мгновенно сошла с лица. – Михайлович…, - сердце бешено забилось в груди. – Виктор Михайлович! – Кулемина сорвалась с места и, догнав мужчину, остановила его за рукав.
- Виктор Михайлович, это вы? – почти крича, поинтересовалась Лена. Степнов только отрицательно покачал головой.
- Это вы? Это вы…, - уже тише, сминая рукав его костюма. В ответ снова лишь отрицательное покачивание головой.
- Я знаю, это вы…, - беззвучно, одними губами прошептала Лена, опустив свою руку. – Я знаю…
Мужчина только кивнул.
- Лен, мне выходить на сцену пора, что ты хотела? – мягко, но как-то отрешенно спросил Виктор. Спортсменка нервно сглотнула. Сейчас перед ней не её Степнов, не тот добрый и отзывчивый преподаватель, который раньше, лишь издали завидев ученицу, сразу начинал улыбаться. Хотя откуда Лене было известно, что мужчина просто боится сделать лишнее движение, напрасно шелохнуться, ведь последние несколько недель Кулемина с ним даже не разговаривала.
Девушка растерялась. А что она, собственно, хотела? Сил признаться в том, что просто не хочет никуда отпускать Виктора, пока не хватало.
- Я вам спою, вы только послушайте, хорошо?
Мужчина не успел ответить, пробежавшая мимо Светочка потянула его на сцену. Лена сделала глубокий вдох и выдох и через несколько минут вышла к Ранеткам.
- Лен, что поем? – поинтересовалась Новикова.
- Лети, - резко, без права на возражения ответила девушка и взяла в руки гитару. Лера только пожала плечами, что-то подсказывало, что спорить сейчас с Кулеминой не стоит. Спортсменка напряженно вглядывалась в зал, пытаясь найти глаза самого родного и любимого человека. Нашла. В сознании, сменяя одна другую, всплывали картинки проведенных дней рядом с Виктором, самых счастливых дней. Ушел. Оставил одну. Комок подкатил к горлу. «Не плачь, Кулемина, ты же сильная, все выдержишь, только не плачь». Лена с трудом продержалась еще несколько песен, и как только объявили начало новогодней дискотеки, сняла гитару и побежала к выходу из зала, не слыша криков девчонок.
Уже совсем потеряв надежду, Кулемина медленно шла по пустому коридору школы.
- Николай Павлович, спасибо, что разрешили мне провести праздник, по школе я, конечно, соскучился.
Лена подняла взгляд и увидела перед собой Степнова и Савченко, мужчины явно её не замечали.
- Вить, тебе спасибо, просто спас нас.
- Ладно, пойду я, Николай Павлович.
- Иди, иди, не забывай только родную школу.
Спортсменка начала отрицательно качать головой.
- Нет…, - одними губами прошептала девушка. – Не уходите…, - уже громче.
Мужчины обернулись.
- Лена, ты почему не на дискотеке? – спросил у ученицы директор, но Кулемина, казалось, совсем не замечала Савченко.
- Не уходите, пожалуйста…
Виктор вопросительно посмотрел на Николая Павловича, тот недоуменно переводил взгляд с девушки на мужчину.
- Ладно, Виктор Михайлович, оставайся. На дискотеке на тебя особого внимания обращать не будут, - вздохнув, директор ещё раз посмотрел на Лену и направился в сторону актового зала, где уже давно веселились ученики триста сорок пятой школы.
- Лен, зачем? – Степнов сделал шаг по направлению к девушке, та отступила на такое же расстояние назад. В ответ лишь молчание.
- Лен, скажи, ты на самом деле не хочешь, чтобы я уходил?
Кулемина только кивнула и, сорвавшись с места, побежала в сторону актового зала. Виктору ничего не оставалось, как пойти следом, только в глубине души мужчина до сих пор не верил, что разговаривал сейчас с Леной.
Осторожно приоткрыв дверь, Степнов зашел внутрь и вздрогнул от неожиданно громкой музыки. После того как глаза привыкли к темноте, он стал судорожно искать Лену. Нашел. Девушка стояла у противоположной стены, видимо, тоже кого-то искав, потому что взгляд быстро скользил по лицу каждого человека. В какой-то миг они, глаза, встретились. Голубые и серо-зеленые, любящие, с искоркой надежды. Два человека так далеко и так близко. Оба услышали звуки медленной мелодии. Виктор сделал один неуверенный шаг в сторону Лены, та стояла, не двигаясь и всё также не отводя взгляд. С каждым шагом в душе разрасталась надежда на такое долгожданное счастье, и только сердце, казалось, вот-вот вырвется из груди.
- Л-лен, потанцуем?

Пересеклись дороги наши лишь на миг,
Твой взгляд один – и вдруг огонь в душе возник,
Во мне печаль поет натянутой струной,
Но почему ты не со мной, не со мной?


Кулемина кивнула и подошла ближе к мужчине. Нервно сглотнула, услышав слова песни. Виктор протянул Лене руку, та несмело вложила в неё свою ладонь. Оба вздрогнули. Пальцы Степнова уверенно сжал ладошку девушки. Ещё один шаг навстречу. Мужчина положил вторую руку на талию Лене, Кулемина поместила свою на плечо Виктору и начала несмело поглаживать его пальцами. Их первый танец.

Ты далеко, а я с тобой все говорю,
Как объяснить, что всей душой тебя люблю,
Что без тебя жизнь стала серой и пустой,
Что все мечты мои с тобой, с тобой?


« Это всего лишь песня, обычная песня…» - крутилось в голове у обоих. Лена, немного осмелев, высвободила свою ладонь и обняла Степнова за шею двумя руками. Почему она боялась? А главное, кого она боялась? Виктора. Её Виктора. Учатся на своих ошибках. Сейчас хотелось оказаться где-нибудь на краю Земли только с ним.

…Тот путь пройдем, что предназначен нам судьбой,
Я лишь молю, чтоб быть с тобой, с тобой…
*

Как только закончилась песня, лена быстрым шагом направилась к выходу, Степнов поступил также. Через несколько минут они уже шли по улице. Кулемина чуть впереди, Виктор следом. Оба молчали. Спортсменка свернула в незнакомый ей двор и присела на качели.
- Кулемина, холодная же! Заболеешь! – забеспокоился Степнов.
- Ну, и пусть. Я заболею, а вы обо мне заботиться будете. Ведь будете?
- Ленка, ты плачешь что ли? – преподаватель физкультуры присел перед ученицей, кладя руки ей на колени. – Ленок, что случилось? – как же долго он её так не называл.
- Виктор Михайлович, простите меня, пожалуйста.
- За что, Лен?
- За все… Я сделала вам больно…
- Ленка, я на тебя никогда зла не держал, слышишь? Я все понимаю, я для тебя взрослый мужчина, просто хочется сохранить хотя бы дружеские…
- Ничего вы не понимаете! – Кулемина, не дав договорить Степнову, вскочила с качели и ударила мужчину в грудь. - Что вы понимаете, Виктор Михайлович. Что оставили меня одну? Что на меня потом пальцем показывали, а за спиной говорили, что я сплю с преподавателем? Вы это понимаете?
- Елена! – Степнов встряхнул девушку за плечи. – Во-первых, прекрати кричать, а, во-вторых, ты обо мне когда-нибудь думала, Лен? Сама указав на дверь, сейчас предъявляешь претензии, что я оставил тебя одну. Да я хоть раз отказывал тебе в помощи? Ты вообще понимаешь, что я чувствовал, когда ты мне тонко намекнула, что я в твоей жизни лишний? За спиной говорили, что спишь с преподавателем? Да, ради Бога! Ты, Лена, знала, что это неправда, а что мне делать со своей болью? Тоже отнести её к категории лжи? Что-то только не получается! И бои ты, Лена, тоже, смотрю, забыла очень быстро. Напомнить тебе всё в подробностях? Да я каждую минуту, проведенную с тобой, помню. Ты думаешь, я был рад, когда понял, что пропал, влюбился в семнадцатилетнюю девчонку? Я оберегал тебя, как мог. И, черт возьми, опять в сознании всплывают эти бои. Твой Гуцул даже близко не подошел бы к тому спортклубу. И после всего ты небрежно бросаешь мне в лицо: «Я вас боюсь», - Степнов махнул рукой и глубоко вдохнул морозный воздух.
- Он не мой…
- Кто не твой? – тише спросил мужчина.
- Гуцул. Он не мой. И никогда моим не был. Вы поймите меня, Виктор Михайлович, ваше признание, а после просьба всё забыть, меня запутали. Потом Гуцулов, стритбол и этот удар. Я вокруг никого не понимала, не то, что себя…
- Я знаю, Лен, я всё знаю. Ты прости, просто накипело, опять тебя, наверное, напугал.
Кулемина осторожно дотронулась до руки мужчины.
- Вы всё правильно сказали, я жуткая эгоистка. Только глупая была, поняла всё лишь сейчас, но, видно, уже поздно…
- А это тебе кто сказал?
- Виктор Михайлович, вы меня не сможете простить…
- Кулемина, повторяю, мне не за что на тебя зла держать, - Степнов накрыл холодные пальчики девушки своей ладонью.
- Правда?
- правда.
Робкий шаг навстречу друг другу. Глаза в глаза.
- Лен, ты замерзла, иди ко мне, согрею…
Нежные объятия, хочется кричать от счастья.
- Кулемина, кто там тебя обижал? Ты скажи, я разберусь.
- Не надо, я уже сама им всем наваляла! С ноги. Потом в бок…
Виктор засмеялся, а в глазах – удивление.
- У меня ноги длинные, забыли? – смех сквозь слезы.
- Такое забудешь…, - Степнов приподнял лицо Лены за подбородок и осторожно стер большими пальцами дорожки от слез. – Лен, а какие у тебя планы были на новый год? – задал давно тревоживший его вопрос Виктор.
- Уже никаких. А у вас ко мне предложение? – лукаво улыбнулась Кулемина.
- Есть. Пойдем ко мне, там для тебя сюрприз.
- К вам? – спортсменка задумалась. – Хорошо, я согласна. Только деду позвоню.
Мужчина лишь часто закивал. Лена достала из кармана мобильный и набрала знакомый номер.
- Алло, дедуль, привет. А ты где?
- Леночка, я у Василия Даниловича. Ты с девочками уже домой пришла?
- Нет, дед, я не с девочками. Да и вообще буду в новогоднюю ночь не дома, но ты не волнуйся, со мной рядом надежный человек. Я тебе потом всё расскажу, уверена, тебе понравится. Пока Целую.
Не дав что-то ответить Петру Никаноровичу, Кулемина нажала «отбой» и улыбнулась Виктору.
- Ну что, идем?
- Идем, - Степнов протянул девушке руку, Лена охотно вложила в неё свою ладонь. – да, Кулемина, умеешь ты находить общий язык с людьми…
***
- Лен, проходи, чувствуй себя, как дома, - Степнов открыл дверь своей квартиры. Девушка сделала несколько неуверенных шагов. Почему-то возникло ощущение, что она здесь уже не в первый раз, что это её дом, их дом. Виктор помог Лене раздеться и, взяв за руку, повел её в комнату.
- Открывай.
Спортсменка толкнула дверь и замерла. В зале был выключен свет, посреди комнаты стоял небольшой столик с зажженными свечами, двумя бокалами, шампанским. В углу пушистая елочка – символ нового года, украшенная разнообразными игрушками.
- Вы кого-то ждете?
- Жду…
Кулемина, не дослушав Виктора, вылетела в коридор, начав одевать кроссовок, только дрожащие руки никак не хотели завязывать шнурки.
- Ленка, глупенькая, тебя я жду.
В Степнова полетела шапка, а следом – второй кроссовок, но Виктор ловко успел его перехватить.
- Какая же ты у меня смешная.
- Дурак! – заключила Лена и сама засмеялась. Мужчина, только вздохнув, развел руками, отчего вызвал новую волну смеха в Кулеминой.
- Ленка, до нового года десять минут, пойдем.
Вторая попытка. Спортсменка села на диван, поджав под себя ноги, Степнов разместился рядом, накрыв запястье Лены своей ладонью. Счет времени был потерян, очнулись оба только под бой курантов. Виктор наполнил бокалы шампанским, один протянул Кулеминой, другой взял себе.
- Лен, этот год был для нас очень сложным, много проблем, ссор, недопонимания, но вместе тем, в этом году больше всего дней мы провели рядом друг с другом, вдвоем. В жизни всегда не всё гладко, но я рад, что так получилось. Ты сейчас здесь, совсем близко. Я надеюсь, что следующий год принесет нам больше улыбок. С Новым годом, Ленка, с Новым годом, любимая…
- С Новым годом… Витя…
Степнов сделал небольшой глоток, Лена же рядом осушила свой бокал.
- А ты у меня, Кулемина, оказывается, алкоголик, - засмеялся Виктор.
- Это я для смелости…
Мужчина поставил два бокала на стол и пододвинулся к Лене. Осторожно смахнул челку со лба, обвел подушечкой пальца линию бровей, спустился на щеку. Кулемина тяжело дышала, сильно сжимая рукой колено преподавателя. Виктор медленно провел большим пальцем по губам девушки и начал приближаться к её лицу.
- Я не умею…, - испуганно прошептала спортсменка.
- Лен, здесь не уметь нужно, а чувствовать…
Через несколько секунд губы встретились в поцелуе. Её – пересохшие от волнения, немного дрожащие, его – теплые, такие нежные.
- Лен, я люблю тебя, - отстранившись, прошептал Виктор. Горячее дыхание нещадно жгло кожу.
- А я люблю тебя, - Кулемина потянулась за следующим поцелуем, более уверенным, смелым.
- Это наш новый год, - выдохнул в самые губы.
Где-то на небе стала ярче гореть ещё одна звезда. Как мало нужно для Счастья…

*Ю.Савичева, А.Макарский - "Это судьба"


Будьте счастливы!

Спасибо: 54 
Профиль
Машкоу



Сообщение: 818
Настроение: Не уходи мне нужно узнать,что я могу летать!
Зарегистрирован: 26.03.09
Откуда: Россия, Брянск
Репутация: 33
Фото:
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 13:38. Заголовок: Автор: Машкоу Назван..


Автор: Машкоу
Название: Сладкая месть
Рейтинг: R
Жанр: Romance,POV
Пейринг: КВМ
Статус: закончен.
Задание:Лену принимают на главную роль в сериале.У Степнова и Кристины завязываются отношения,Кулёмина ревнует..Виктора Михайловича..
Сладкая месть…
.Наконец таки, ура, отбор окончен. Безумно рада! Теперь я снимаюсь в этом сериале по роману моего деда. Не сказать, Что этому я безумно рада, но и не огорчаюсь, напротив.. то даже как-то для общего развития мне. Сегодня, впервые за пару недель я увидела Степнова и поговорила с ним. *Грустно улыбнулась.* Все-таки я наивная маленькая девчонка, думала, что забыла его, думала, что разлюбила. Бедный дед, накричала на него, мол, парень у меня есть! Хорош паренек, уехал…не звонил, не писал. Я смирилась. Я сильная, у меня все получится! Стоял поздний апрельский вечерок, Лена сидела на подоконники, подобрав ноги под себя, она упорно всматривалась в окно, как-будто пыталась что-то отыскать. Поздно, пора спать. Я встала с холодного покрытия и легла спать Завтра съемки, надо выспаться. Уткнувшись носиком в подушку, я быстро провалилась в сон. Утро выдалось не самым лучшим. На улице было сыро, видать ночью шел дождь. Я встала с постели,оделась,позавтракала и выехала на съемочную площадку.
Первым кого я увидела, как говорится в романах,-был ОН. Виктор Михайлович Степнов. Он был стройного,накаченного телосложения,черные волосы,и голубые,как лед глаза, которые я безумно любила.На площадке еще никого не знала,я попыталась быстро прошвырнуть в гримерку,чтобы Степнов меня не увидел,но мои надежды вмиг рухнули,после того,как я увидела,что он идет ко мне.
-Привет,Ленок- поздоровался он
-Здравствуйте,ВМ!
-Ну как настрой?Первый день съемок ведь!
-Все отлично-я попыталась натянуть улыбку, но получилось, какое то контуженое выражение лица
К этому времени подошла Кристина.Я не понимала для чего ее впихнули в фильм,но было немного не по себе,находясь рядом с ней.Я чувствовала себя гадким утенком,по сравнению с ней.Шикарные шоколадные волосы,карие глаза,аккуратные черты лица,небольшая упругая грудь,талия,бедра..я даже немного завидовала ей.Заметив Кристину я быстро попрощалась с Виктором и прошла в гримерку,где Аня быстро принялась за работу,укладывая грим на мое лицо.Она была единственным человеком с которым я подружилась и кого более менее знала, с Анькой мы довольно хорошо общались.После мэйк апа я пошла на площадку. Тот маленький дядя с лысинкой-Артур он режиссер фильма, я любила его за его маленький рост и прикольный голос,но даже не пыталась подшучивать на счет этого,зная,что он немного комплексует. Нас попросили подготовиться-через 5 минут съемки.Время пролетело незаметно.Сейчас предстояла обычная сцена-меня спасают из плена космических пиратов,но я волновалась, первый день ведь,да и не актриса я,не актриса!!!!Меня привезли к какому то холодному стулу.
Камера.Мотор.Начали. Степнов мгновенно полетел ко мне,как следовало по сценарию
-Леночка,Лена,что они сделали с тобой?Не двигайся,я сейчас развяжу тебя
Он аккуратно снял скотч с моих губ и буквально прожег их взглядом.Ну да,они немного припухли..но это же не повод так пялиться?Начал развязывать веревки,то и дело касаясь руками моих рук. Я не могла,не могла от его близости,а это ведь только первый день.Готова была послать это все куда подальше,но нельзя,не могу…я знала на что иду!
Заветные слова «Стоп снято».С облегчением выдохнув,я быстро рванула в гримерку,чтобы утолить свою жажду,выпив немного воды. Там никого не оказалось. Не знаю,к лучшему ли это,но небрежно упав на диванчик и взяв стакан воды я залпом выпила его. Облокотившись на мягкое покрытие, я расстегнула две верхние пуговички,не смотря на то,что в помещении было довольно холодно,я пылала. То ли от страсти,от ли от любви..не понимала сама. Дверь резко открылась и ко мне вошел какой то грустный, хмурый Степнов. Он упал рядом со мной на диван и внимательно начал всматриваться в мое лицо. Не выдержав напряжения, я заговорила первая
-В чем дело?
-Ленк,скажи,что с тобой?Ты почему так напряжена во время съемок?
-В смысле?Вам показалось,Виктор Михайлович!
-Нет,Кулемна,что случилось?Расскажи мне!
-Ничего,все отлично!-мне надоел этот расспрос и я отвернулась, как вдруг резко почувствовала на себя горящий взгляд в области груди,повернулась к НЕМУ… откровенно пялится..а еще учитель..хоть и бывший..никогда бы не подумала,что он такой извращенец!-Все отлично-повторила я
-Ленк,тебе нужно расслабиться…
-Ага,ага..слышали…не получится Виктор Михайлович с такой работой, да и учеба еще..-протянула я
-А ты ни о чем не думай…просто расслабься…ты мне доверяешь?
-Д…До…вверяю…-заикаясь произнесла я и тут же почувствовала его губы на своих губах.
Тянущее ощущение..сладкое и болезненное! Нельзя так все быстро. Шок. Какая то вспышка перед глазами. Перестала все понимать. В трезвом сознании я понимала, что люблю его…поцеловать его-моя мечта…она сейчас..происходит…проклянув все,я обняла его за шею и села ближе. Чуть приоткрыла губы и еле слышно застонала, от волны наслаждения,когда его язык так уверенно блуждает по моим губам..проникает внутрь.
Вспышка.Что за…?Я не поняла,как все произошло..Дверь в гримерку открылась и к нам вошла Кристина. Сразу стало холодно-его губы оторвались от моих.
-О,репетируете-усмехнулась Кристина-Ну и как она?-она просто прожгла меня взглядом
-Все отлично Кристин-его хитрые глаза кошки…просто резали без ножа…это была шутка?репетиция?К горлу подкатился комок боли…
-Вить,пойдем ты меня поучишь-она поманила его пальчиков к себе и он тут же сорвался с места
Закрыв за собой дверь,они куда то ушли. Я снова осталась одна. Было время все обдумать Сидела,как дура…обхвативши голову руками…шутки,его дурацкие шутки. Я разочеровалась. Наивная маленькая девочка..он думает,что со мной можно играть? Ну что ж…
-настало время мести,Степнов,сладкой мести!-я улыбнулась своим словам..теперь дело за мной!
Следующий день прошел ужасно. Не смотря на непрекращающийся дождь я пошла на съемки. Съемки,съемки.Камера-мотор-снято.Слова стали уже частью моей маленькой, серой ничем непримечательной жизни. Прочитай сценарий,я наткнулась на парочку очень интересных сцен, после которых сразу и возник в моей маленькой умной головке гениальный план,как отомстить мистеру Совершенству-Степнову. Кстати говоря, зайдя в какое то служебное помещения я увидела довольно интересную картину..разбросанные вещи,хриплые стоны…меня даже это рассмешило…маленькое неудобное кресло… Степнов и Кристина…безумный секс,страстные ласки. На секунду мне стало немного не по себе. Смущение,зависть,ревность.страсть,страх,месть…месть…усмехнувшись своим мыслям я громко кашлянула,после чего добавила, «Виктор Михайлович,вы только не перетрудитесь с расслаблением Кристины»-затем громко засмеявшись я вышла. Целый день Виктор ходил,как зверь, расталкивая всех на своем пути,но мне ничего так и не сказал! После семок настали расбоки.Язвили,ухмылялись,орали друг на друга….я уже давно забыла,что он мой учитель-мне было наплевать! Он просто использовал меня!
-Да,что вам от меня нужно?-кричала я на него
-Кулемина,ты совсем страх потеряла?
-Я давно его потеряла,теперь боюсь с вами общаться,ведь это все после вас!
-?
-Ну вдруг девственность еще потеряю.кто вас знает!?
-ты у меня сейчас договоришься
-Не..не,мне сейчас показывать не надо! У вас сейчас на очереди Кристина….
Он ту же рванул ко мне,я от него.Ей богу,как дети. Он гнался за мной,как дикий зверь.а я резво смеялась,этим самым беся его все больше. Наконец таки поймав меня,он резко развернул к себе. Ощутив его горячее,прерывное дыхание так близко к себе,мне поплохело.
-Ты что играть вздумала,девчонка?-он хорошенько тряхнул меня за руку
-Отпустите,мне больно!
-больно? Да ты чувствовать не умеешь!!!!!
Эти слова меня окончательно взбесили
-Это я не умею?-голос уже охрип-Да,что ВЫ в этом понимаете?Пустите меня!!!!!-я стала вырываться..крича что-то непонятное…но он еще с большей силой сжал мои руки. Тогда я решила действовать, быстро прильнув к его губам я с неистовой силой стала целовать его…он замешкался, чем я и воспользовалась. Больно укусив его губу, я ударила его со всей силой по щеке, оставив красный след..после чего убежала.

Мне показалось,что это был конец.Моя вендетта положила всему этому конец.Прошло уже около месяца.Приближался конец съемок. Трудно поверить,но за все это время со Степновым мы так и не общались. Он общался с Кристиной. Месть ушла сама по себе, осталось лишь ревность,зависть и грусть. Глупая,но правдивая фраза «от любви до ненависти один шаг»-стала спутником моей жизни. Я стала провожать его грустным взглядом, прожигая на связь,он же..не обращал никакого внимания на меня.. в его мире существовала одна Кристина. Ну я могла его понять,после того,как так поступила..но он? Он ведь все так начал!И пусть он сегодня не преклонен,но я не сдамся,я знаю чего хочу!

Сегодня предстояли снова съемки. Последняя серия. Наконец таки я выспалась. Сама не верила этому счастью. Быстро собралась и выехала на площадку. Там в распростертыми объятиями меня встретил режиссер. Странный он сегодня, какой то! Расспрашивал, как я себя чувствую, подать ли воды, выспалась ли? Едва не смеялась… Съемки,съемки. Все легко, только впереди самая сложная для меня сцена-поцелуй со Степновым. Слава богу сейчас меленький перерыв,чтобы собрать свои мысли в кучку! Я вошла в гримерку, где меня поджидал Виктор.
-Здравствуйте-тихо сказала я
-Привет,лен-он указал рукой на диван,давая понять,чтобы я присела
Я немного подумав села рядом с ним
-Ну что целоваться будем?-усмехнулся он
Стало мерзко-снова насмехается
Я снова кивнула головой,в знак согласия.
-А ты умеешь то?
-Да…
-Покажешь?
-Покажу!
Он показал пальцем на губы
-Я не могу…Виктор Михайлович!
-Раньше не замечал…
-Я…
-Да ладно тебе…рассмешила…ХА Ха Ха –по слогам отчеканил он
Стало больно..насмехается…к глазам прихлынули не прошенные слезы.Надоело ждать чудо и верить..он изменился..не пора бы поговорить?
-Знаете,Виктор Михайлович,а вы изменились! Раньше…вы были лучшим человеком в моей жизни! Всегда поддерживали и понимали меня! Защищали от хулиганов и тех,кто оскорблял меня!А сейчас…стали…Ужасным…я не узнаю вас…стали развратным и жестоким-слезы потоками потекли из глаз,оставляю влажные дорожки на щеках- не знаю,что с вами случилось,а может и к лучшему…мы стали взрослыми?какие то не такие…неправильные!Удачи,вас с Кристиной..берегите ее!-после этих слов девушка встала и ушла,оставив Степнова в недоумении.

Так и сидел,не в силах пошевелиться. Как будто что-то щелкнуло в его голове.
Черт возьми она была права,нельзя было так вести себя,да как она вообще после всего с ним разговаривает. Сейчас предстояла последняя сцена.Самая трогательная…время исправить все-есть!

**От автора**
Перерыв закончился.Знакомые,до боли слова «Камера.Мотор.Снимаем»
Все так благополучно закончилось.Земля вне опасности.Мы возвратились на свою планету.Теперь все мирно.Лена и Виктор сидят у него в комнате. Стоит ночь.
-Леночка…я так..давно хотел тебе сказать..-каждое слово выдавливалось с трудом-я никогда не говорил слова любви,и может сейчас они прозвучат банально,но они от всей души…Я люблю тебя!-более тревожно,но тверже….более правдиво
Лена,казалось,забыла текст,забыла,как нужно дышать!Ведь ОН говорит ей о любви.
Не найдясь в тысячах фраз,просто смотрела ему в глаза.Ее реплик не было. Поверила ли она ему? Степнов аккуратно подвинулся ближе к девушке,чувствуя,как она волнуется,взял ее за руку.Наклонившись к лицо,судорожно сглотнул. Еще секунда и он тихо прижался к ее губам,не требуя продолжения.Это не было похоже на их первый поцелуй,в котором не было ни грамма любви,просто какое то издевательство и потеха.Руки вмиг в вспотели. Она поняла,точно поняла,что он не играет чувствами,не играет в этом сериале-он живет!Он и есть-настоящее,милое и самое родное. Судорожно пытаясь захватить хоть капельку воздуха,Лена обняла Степнова руками за шею,чуть приоткрыв влажные губы. Снова поцелуй,почти невесомый…За ним еще один…забылись, уже не играли…
«Стоп.Снято.Поздравляю с окончанием сериала!»
Дружные аплодисменты,но они не слышали. Они были на своей волне…
Подхватив Лену на руки,Виктор выбежал из здания….

Какая то маленькая,но уютная беседка.Свет голубой луны проникал в нее,освещаю трех человек.Двое взрослых и один ребенок. Они сидели на пуфиках в кругу…
-Вот так мы познакомились…-подытожил мужчина…
-Здорово,мам,я спать!
-Иди,малышка-девушка потрепала ребенка по светлым волосам,поцеловав в макушку
-Знаешь,Ленк,я чувствую себя самым счастливым! Такими не бывают! Прошло уже 8 лет с того дня,как мы познакомились,ровно 8 лет. За эти года я многое понял и познал… Я впервые полюбил..именно полюбил,я никогда не думал,что можно получить столько боли, когда изменяешь…Никогда не думал,что можно получать столько удовольствия,когда просто держишь тебя в объятиях,вдыхаешь запах твоих волос! Никогда бы не подумал,что влюблюсь в ученицу,а тем более женюсь на ней! Ленка,ты самая лучшая-Степнов подсел ближе и поцеловал жену…-Ровно 6 лет назад начались съемки.когда ты была одобрена на главную роль….спасибо тебе за все!
-Вить…просто молчи…люби…просто люби и будь любимым-поцелуй в ответ….
**Ленка**
Я встала и ушла в свою комнату.Выглянув в окно я посмотрела на озеро,которое было около нашего загородного домика.Фиолетовая гладь,ровно лежала,изредка отблескивая от луны…Тогда я вспомнила прошлое…многое думала и наконец таки тихо произнесла
- Сегодняшний день, наверно изменил всю мою судьбу. Если бы не уговоры Степнова и моего деда, я бы не снималась в сериале, я бы не была такой счастливой! Если бы не этот день, я бы не ревновала так, не любила бы столь нежно…если бы не тот день, я бы не мстила…


Я LIЧЕРРИ!!!!!!!!
Я вернулсо)

Фурри это я ! Фурри это ты !
Фурри это длинные, пушистые хвосты !
Фурри это глазки, Где застыл вопрос.
Фурри это черный, любопытный нос !
Ушки на макушке ! Остры коготки !
Светленькое брюшко, белые клыки !
Фурри это радость, Фурри это смех !
Фурри есть повсюду, фурри лучше всех !!
Спасибо: 27 
Профиль
abama
Специальность - КВМ


Сообщение: 119
Настроение: Да просто вечный позитив
Зарегистрирован: 10.11.08
Откуда: Россия
Репутация: 17

Награды: Участник ОвцеФеста - ФанфикиПОБЕДИТЕЛЬ ОвцеФеста 08-09Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 18:39. Заголовок: Автор: abama Названи..


Автор: abama
Название: Про спортсменов
Жанр: Fluff, Romance
Рейтинг: PG
Статус: закончен
Задание: фанфик: КВМ, жанр Fluff, Romance. Лена получает подарки от неизвестного воздыхателя. Возникает мысль, что это Гуцул. Сможет ли Лена узнать имя поклонника и сможет ли Виктор Михайлович не раскрыть раньше времени свою тайну?..

Виктор устало облокотился на спинку дивана, вглядываясь в то, как на экране монитора одна за другой выскакивают буквы, повинуясь воле Петра Никаноровича Кулемина. Вот нравился Виктору этот дед, вот что ни говори – нравился. Такой у него уже вроде возраст немаленький, но ведет себя как настоящий спортсмен – борется с этой жизнью, что-то создает в ней, много дает другим людям, осваивает новые технологии, где-то допускает ошибки, но после этого не замыкается в себе, не уходит в глухую депрессуху и самоедство, а признает их и пытается исправить. Он уже полюбил его, как отца, и ни за что не отказался бы от возможности видеться с ним. Даже ради спокойствия Лены, на которое она ему в очередной раз намекнула чуть ли не прямым текстом. Все то, что она сказала ему на кастинге, можно было резюмировать одной просьбой – оставьте меня в покое. И, честно говоря, он так и собирался сделать, потому что уже надоело со всего разбега натыкаться на бетонную стену и каждый раз расшибаться до полусмерти. И даже его спортивная совесть была бы чиста, потому как Ленка была призом для спортсменов в другой категории, для юниоров, в которую его, в силу возраста бы не пропустил ни один судейский состав. А потом подумал – какого черта! Какого черта он будет облегчать ей жизнь?! Она что-то не особо это делала. А он скучает по Кулемину, у них вторая часть романа не написана, и он не собирается не ходить к ним в гости только потому, что Лена себя чувствует некомфортно в его присутствии.
Поэтому сегодня после съемок он прямой дорогой направился к Кулеминым. Лены дома не должно было быть, а даже если и так – то что? Не сахарная, не растает.
Старик очень ему удивился и обрадовался. Сказал, что идей пока не особо, но вдвоем дело, может, сдвинется с мертвой точки. И сдвинулось. Да еще как!
Петр Никанорович оторвался на минуту от монитора и радостно потер руки друг о друга:
- Все-таки хорошо, Виктор, что ты пришел! А то я уже думал, что нам придется ждать конца съемок, чтобы у тебя время появилось.
- Да с этими съемками времени действительно не очень много будет, тем более у меня же еще эти курсы по актерскому мастерству. Но я к вам буду забегать по вечерам, правда ненадолго, так что к сожалению, основную работу придется делать вам, Петр Никанорович. Кстати, еще выходные можно подключить, один выходной – ваш, - и Виктор улыбнулся Кулемину.
- Это не страшно, главное, чтобы мы с тобой все детали обсудили, я набросаю, а потом прорабатывать будем. Кстати, что будем делать с любовной линией? – и дед хитро прищурился.
- Петр Никанорович, у меня к вам большая просьба – можно эта линия будет на вашей совести, а то я, будь моя воля, закрыл бы ее навсегда! – эмоции уже выходили наружу и Степнов начал покрикивать. – Правда, давайте не будем наступать снова мне на больную мозоль, - уже тише продолжил он. – А то я только недавно успокоился.
Тут послышался скрежет ключа в замке, и мужчина внутренне напрягся:
- А вот и она – любимая мозоль, - тихо прошептал он. – Давайте, Петр Никанорович, не отвлекаемся, а то поздно уже – мне уже домой скоро уходить, надо хоть немного наметить план занятий.
- Да-да, - поддержал его Кулемин.
- Привет, дед,- Виктор скорее почувствовал, чем услышал, как она вошла в комнату. Почувствовал легкое замешательство, которое ее охватило при взгляде на него, но он не собирался облегчать ее задачу – хватит – надоело уже. Поэтому он повернулся, только когда она поздоровалась с ним.
- И тебе привет, Лена, - повернулся буквально на секунду, чтобы не показаться невежливым, и тут же снова голова разворачивается к ноутбуку.
- А что вы тут делаете? – она видимо решили окончательно решить все вопросы здесь и сейчас. Виктор неохотно повернулся. Не хотелось лишний раз смотреть на нее, потому как тяжело отрывать от нее взгляд – от такой родной, такой любимой, такой… жестокой? Откуда в ней это? Раньше не было… Или он просто не замечал? Нет, точно не было.
- Работаем, не видишь? – и он взглядом показал на ее деда за ноутбуком, который пока решил не вмешиваться в их разговор – пусть сами разберутся.
- А я думала, что вы работаете на съемочной площадке, - протянула она.
- Одно другого не исключает, Кулемина. Мы с твоим дедом должны еще вторую часть романа написать, у нас определенные обязательства перед издательством.
- Понятно, - Лена подняла взгляд на потолок. Было видно, что все это ей не по нраву. Но уступать он не собирался. – Значит, вы теперь у нас снова часто будете?
- Да, а тебя что-то не устраивает? – выжидательный взгляд голубых глаз.
- Да нет, просто спрашиваю… А как долго вы у нас будете по вечерам? – зеленые глаза бегают от уже почти синих по всей комнате.
«Нет! Ну это уже почти нахальство – она пытается его выставить!». Видимо ее деду тоже не понравился ее тон:
- Елена! – строго сказал он. – Что за вопросы? Виктор будет у нас столько, сколько мы посчитаем нужным, потому что, как он уже сказал, у нас определенные сроки.
- Да я просто так спрашиваю, за вас переживаю, чтобы не перетрудились, - Виктор на это Ленино замечание хмыкнул, но тут же осекся, заметив грусть в глазах. Не мог он все-таки безразлично пропустить мимо себя то, что ей плохо.
- Петр Никанорович, - обратился он к писателю, когда Лена вышла, - вам не кажется, что Лена какая-то не такая – грустная что ли, - пытался он подобрать слова.
- Ты знаешь, Виктор, твоя правда, - согласился с ним Кулемин. – Она в последнюю неделю сама не своя. Хотя Лена вообще в последнее время, начиная с твоего ухода из школы, забыла, как жизни радоваться, прям даже почти не улыбается, а если и улыбается, то так натянуто. И главное ведь – ничего не рассказывает! – сокрушался дед. – На все вопросы у нее один ответ – «Нормально!», но я то вижу, что ненормально все!
- Да вы не нервничайте, Петр Никанорович! – успокоил Кулемина Степнов, видя, что тот уже начал изрядно волноваться. – В их возрасте частая смена настроения – нормальное явление, а Ленка еще в себе многое переживает. Скорее всего опять в Ранетках девчонки поцапались, а Ленка переживает, что из-за этого они играть нормально не могут.
- Да, пожалуй ты прав, - согласился с ним Кулемин.
Хоть Виктор и убедил Петра Никаноровича, но у самого на душе кошки скребли – не так обычно Ленка выглядела, когда в Ранетках ссоры происходили. Совсем не того рода грусть была сегодня в ее взгляде. «Черт! Ну вот что за привычка - постоянно о ней думать?!»

- Вить, о чем задумался? – отвлек его от нерадостных размышлений о Лене голос партнерши по съемкам – Кристины.
- Да просто так, ни о чем конкретно, - попытался отговориться он.
- Конечно. Так я и поверила! – Кристина была девушкой веселого нрава и просто органически не выносила, когда кто-то рядом грустил. – Ты выглядишь точно также как и я полгода назад, когда у меня была жуткая депрессия.
- У тебя и депрессия? – Степнову эта мысль показалась настолько невероятной, что он на время даже отвлекся от своих. – И по какой же причине? Я вот даже предположить не могу.
- А для хандрической депрессии особый повод не нужен. Просто как-то навалилось все – и с парнем рассталась – не то, что я прям супер как переживала по этому поводу, просто некоторые неприятные мысли засели в голову, тут еще и с работой какая-то неопределенность возникла. Вобщем – одно за другое, и я начала хандрить.
- С трудом это себе представляю, но ладно – допустим. А как ты выбралась из этой депрессии? Или она также как уходит, как и приходит – сама по себе.
- Ну может и так, - загадочно улыбнулась Кристина. – Только вот моей депрессии помог уйти… тайный поклонник.
- Тайный поклонник? – удивленно переспросил Степнов. – И что же он такого тайного делал?
- Он просто за мной тайно ухаживал – дарил через службу доставки цветы и другие подарки. И никогда не подписывался, даже простой открытки с пожеланиями не вкладывал в подарки. Просто, когда поклонники дарят таким образом что-то, они стараются оставить какие-то свои контактные данные, потому что надеются на что-то в отношении меня. А тут – вообще ничего.
- Я не понимаю, как это тебе помогло выйти из депрессии. Пока что твое описание подходит под поведение маньяка.
- Ну скажешь тоже! – возмутилась Кристина. – Он же ничего ужасного не делал, просто дарил мне цветы, ничего не требуя и не ожидая взамен. А любой девушке приятно, когда она ощущает, что нравится кому-то, это ей значительно поднимает настроение.
- Так уж любой? – недоверчиво переспросил Виктор. – А я вот знаю одну девушку, которой было неприятно узнать, что она нравится одному парню.
- Ну наверное потому, что это было как-то завязано на личности парня, а так… Я тебя уверяю, любой девушке будет приятно, когда она узнает, что нравится кому-то, особенно если это какой-то тайный поклонник.
- Почему особенно? – удивился Виктор.
- Ну что ты заладил, как попугай – почему да почему. Ну просто поверь на слово.
И Виктор поверил. Кристина подкинула ему отличную идею, как поднять Ленке настроение. Он знал, что ему не следует больше вмешиваться в ее жизнь, но и видеть ее грустной он тоже не мог. И если это поможет – он готов стать ее тайным поклонником, не раскрывая себя.
Первый заказ он решил устроить в своем присутствии, чтобы убедиться, что это действительно помогает.

Ленка сидела у себя в комнате и вот уже двадцать минут читала один абзац учебника. Как только она заканчивала его читать, как понимала, что в голове не осталось ни слова из него. Тогда она перечитывала его заново, но история повторялась. Через десяток попыток Лена не могла уже вспомнить и предмет, учебник по которому насиловала. Поняв, что это бесполезно, Лена отбросила его в сторону. Она прекрасно понимала, почему сегодня знания отказывались идти в ее голову. Причина сидела в соседней комнате с ее дедом и придумывала очередные истории про героиню, прототипом которой являлась сама Лена.

Миру мир!

Спасибо: 72 
Профиль
Ксения S





Сообщение: 3003
Настроение: Ехать или нет? Вот в чём вопрос...
Зарегистрирован: 04.09.08
Откуда: Россия, Самый Дальний Восток=)
Репутация: 89
Фото:

Награды: Участник ОвцеФеста - ФанфикиУчастник фестиваля "КВМ - весеннее волшебство"Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценарист
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.09 22:03. Заголовок: Автор: Ксения S Назв..


Автор: Ксения S
Название: Чего хотят женщины?
Рейтинг: PG
Жанр: Юмор, Fluff
Статус: Закончен
Пейринг: КВМ
Желание: Фанфик. Жанр Юмор. У Лены скоро день рождение и ВМ пытается выведать у Ранеток, что она хочет в подарок. У каждой по отдельности спрашивает.

-Вить… Степнов, ау! Ты меня слышишь? – Игорь Рассказов пытался растолкать физрука, который мирно посапывал за своим письменным столом в подсобке – Степно-о-ов! Там новых козлов привезли, иди получай! – попробовал последний аргумент историк.
-Где? – глаза Виктора Михайловича тут же распахнулись.
Рассказов засмеялся.
-Теперь я знаю твоё слабое место!
Физрук поморщился.
-У меня колокола в башке Вечерний звон наяривают, а ты тут ржёшь!
-С чего бы это? Квасишь на досуге? Ночь бурной была? – ухмыльнулся друг.
-О, да! Ночь была жаркой! Сначала дед за стенкой играл на баяне до трёх часов ночи, а потом, когда я уже решил, что смогу поспать, какой-то дурак возомнил себя кукушкой и орал на всю улицу «Ку-ку!» В шесть утра я просто не выдержал и вылил на него ведро воды!
-И как? – захохотал Рассказов.
-Сбежал он резво, я даже удивился, что кукушки умеют так бегать – Степнов почесал затылок – а ты чего пришёл-то?
-А! Я спросить хотел, ты уже решил, что Кулёминой дарить будешь? У неё ведь уже завтра День рождения, а я с подарком ещё не определился. Ты-то, наверное, заранее подсуетился?
-А как же – расплылся в улыбке Степнов и, нагнувшись под стол, выудил оттуда футбольный мяч – Вот! – с гордостью показал он другу
-Что это? – Игорь Ильич спустил очки на кончик носа и уставился на мяч.
-Подарок! Вот буду Ленку футболу обучать, она как-то говорила, что хочет научиться забивать ножницами!
-Вить… ну ты дал.. она же девушка!
-А что такое? Ей раньше всегда нравилось…
-Раньше и отношение у тебя к ней было несколько другое.
Степнов покраснел.
-Да ладно тебе. Я уже давно понял, что ты к ней неровно дышишь, поэтому пора переходить к действиям – похлопал мужчину по плечу Рассказов – Нужно показать ей, что ты видишь в ней девушку в первую очередь, а не спортсменку!
-А что же мне делать? Что ей подарить? Я же совершенно не знаю, что дарить девушкам…
-Ну, спроси у Ранеток
-И как ты себе это представляешь? Привет, девчонки, не подскажете, что такого подарить Ленке, чтобы она поняла, что я от неё без ума! Так что ли?
-Вить, ну ты утрируешь. Можно же осторожно выведать, наводящими вопросами, деликатно. А потом, представляешь, как Лена будет рада получить то, что действительно хочет!
-А мяч куда? – надул губы физрук
-Себе оставь! И поторопись, у тебя не так много времени.
«Ну, Ранеточки, не подведите дядю Витю» - вздохнул Степнов…

-Ага! А вот и первая жертва – около подоконника стояла Женя и что-то строчила в тетрадь.
-Физкульт привет, Алёхина! Что делаешь?
-Здрасти, Виктор Михалыч, да вот домашку по алгебре делаю. Терминатор совсем оборзела…ой!
-Так, ладно, считай, что я этого не слышал. «Ну же, давай, придумай что-нибудь!»
-Алёхина… а у тебя цвет волос натуральный или красишь? – спросил и испугался физрук. «Что ты несёшь, Степнов?»
Женя прекратила писать и отложила тетрадь в сторону.
-Натуральный, а что? – посмотрела она удивлённо на Виктора Михайловича.
-Да так… просто спросил. Сейчас же все девчонки волосы красят, и этот… как его… макияж делают. «Ну ты и дурак, Степнов, уходи пока она не решила, что ты спятил!»
-Ну, мы красимся только на выступления, а так, блеск на губы и вперёд – улыбнулась девушка.
«Так… а вот это уже интересно!»
-Блеск? И что, все девушки им пользуются?
-Ну, блеском или помадой. Сейчас помады модные такие есть – стимуляторы объёма, которые губы визуально увеличивают. Все девчонки от них пищат. Но вам это, наверное, не интересно?
-Да уж, интересного мало… а какие цвета нынче в моде?
-Цвета? Ну весна на дворе, всё яркое актуально, красная, например…
-Так, Алёхина, ладно, что-то я с тобой заболтался, пора мне! – Степнов, казалось, сейчас выпрыгнет из штанов от восторга.
Он смог выяснить, что нравится девушкам из косметики. Это победа! Завернув за угол, мужчина достал из кармана клочок бумаги и карандаш и черкнул там пару слов…

-Прокопьева, ты почему не на уроке? – завидев тоненькую фигурку, Виктор Михайлович тут же подскочил к Ане.
-Ирина Ренатовна за мелом послала – девушка указала на коробку в руках.
-Понятно. А что это у тебя такое? – заметил мужчина, как что-то блеснуло на пальце ученицы.
-А! Это колечко. На День рождения родители подарили.
-Мммм… хороший подарок. «и почему мне раньше это в голову не пришло?»
-Да, красиво. Только я больше люблю более молодёжные штучки.
-Например? – физрук изогнул бровь и с интересом поглядел на Аню.
-Например, пластмассовые серёжки и всякие феньки. Но серёжки прикольнее. Их можно сразу целый набор купить и каждый день менять. Главное, чтобы цвета были яркие и чтобы сами серёжки на пуговицы были похожи, как клипсы, красиво и по-молодёжному – улыбнулась девушка – ой, я пойду, а то меня уже, наверное, с собакой разыскивают.
-Спасибо, Прокопьева – пробормотал Степнов и снова написал пару слов в листок…


Физрук вошёл в спортзал и сел на скамейку.
«Так… осталось поговорить с Новиковой и Липатовой… Новикова. С ней будет сложнее всего, уж она-то заподозрит что-то неладное, если я начну спрашивать, что нравится девушкам… и самым безобидным вариантом в её воспалённом мозгу будет то, что я собрался жениться, а об остальных гипотезах я даже думать не хочу!» - мужчина передёрнул плечами.
В этот самый момент дверь в спортзал открылась и в помещение вошла вышеупомянутая Новикова.
-Здрасти, Виктор Михалыч – произнесла она с улыбкой и наивно захлопала глазами.
«О! на ловца и зверь бежит!» - усмехнулся про себя Степнов, а вслух произнёс:
-Новикова, а ты что так рано? Физкультура у вас только пятым уроком! Или ты по спорту соскучилась?
-Да нет, просто здесь такая атмосфера… творческая! Козлики, канатик, мячики! – вдохновенно врала Лера.
-Ну да, ну да… Лирическое отступление немцев под Москвой закончилось? – смерил её насмешливым взглядом физрук – А теперь говори, зачем на самом деле пришла?
-Ну, понимаете, Виктор Михалыч – плюхнулась рядом с ним на скамейку Новикова – Мне сегодня очень-очень срочно нужно отлучиться и…
-Ты пришла отпроситься с физры – закончил за неё мужчина.
Лера театрально округлила глаза.
-Виктор Михалыч, а у вас в родне экстрасенсов не было? Откуда вы узнали?
-Ой, Новикова, я тя умоляю! Ты приходишь в спортзал только в одном случае – если тебе нужно отпроситься с урока. Нет у тебя любви к спорту.
-Ну, не всем же быть спортсменками, как Ленка! – надула губы Лерка.
«Кстати, о Кулёминой…» - в голове Степнова созрел план шантажа .
-Слушай, Лер, а ты ведь у нас барышня гламурная, выглядишь всегда отлично, все парни вслед оборачиваются…
-Гм…гм…Виктор Михалыч, помнится, вы мне что-то про лирическое отступление говорили, а сейчас сами что-то темните…
-В общем, тут такое дело. Новикова, ну ты же следишь за веяниями моды, всё знаешь об этом…
-О, да! Про меня Стасик даже песню сочинил, хотите спою? – и, не дожидаясь ответа, Лера встала со скамейки, сделала рукой жест, которым обычно сопровождается выступление рэпперов, и мажорским голосо запела.
Степнову осталось только схватиться за голову, сжать зубы и терпеть.
«Ради Ленки» - подумал он.

Она любит, когда всё дорого, всё красиво,
Набор кредок, чтобы пройтись по магазинам.
Она любит носить блестящее, настоящее,
Любит ловить взгляды страстно обжигающие…

Жизнь со скоростью света, яркая как пламя,
Власть над мужчинами, а также их деньгами,
Опасная игра, где на кону стоит свобода,
Она не следует тенденциям, она и есть мода…


-Может, хватит? – мужчина жалобно посмотрел на вошедшую во вкус Лерку.
-Ладно, не буду вас больше мучить. Ну как?
-Всё очень точно подмечено…Новикова, у меня к тебе деловое предложение…Ты помогаешь мне, а я освобождаю тебя сегодня от урока.
-Я согласна! Что нужно делать?
-Вот скажи мне, Новикова, что вам, девчонкам, нравится больше всего? Есть же у женщин какие-то фетиши?
-Ну, конечно! Самый главный – сумочки и туфли. Хотя, обувь, пожалуй, самый важный.
-Так. А какая именно обувь?
- А вам зачем? – прищурилась Лера
-Вопросы здесь задаю я, Новикова!
-Ну хорошо, хорошо. «Ох, щас я повеселюсь…» - в глазах девушки заплясали чёртики – Круче всего туфли на каблуках…не, на шпильках. Вот, самое то… красные!
-Э-э-э-э, а ты уверена? Что-то я не припомню, чтобы кто-то из вас такое носил. В кедах всегда – засомневался Степнов.
-Виктор Михалыч! Ну что вы, в самом деле! Если мы не носим шпильки, это ещё не значит, что они нам не нравятся. Мы, девушки, такие существа странные…
-Это уж точно…
-Ну так вот, красные туфли – это вообще тайная мечта каждой девушки. Вот вы мечтаете о новых козлах, а мы о красных туфлях на шпильках! – Лерка щипала себя за руку, чтобы не расхохотаться. – Так что? Я вам помогла? Могу на физру сегодня не приходить?
-Иди уже, Новикова… домой!
Девушка тут же испарилась из спортзала с мыслью срочно найти Кулёмину и подготовить её к появлению красных туфель в гардеробе. Уж Новикова-то сразу поняла откуда ноги растут у «проблемы» физрука.
А Виктор тем временем пытался записать полученную от Лерки информацию…

Когда на следующей перемене Степнов встретил Липатову, у него уже не было никаких сил что-либо придумывать, поэтому он спросил у ней в лоб:
-Что подарить женщине на день рождения?
-У Наташи тут же сработал рефлекс на слово «женщина» и она, не задумываясь, ответила:
-Вазу!
Дело в том, что Наташина мама была большой любительницей всевозможных вазочек и все знали о её этом увлечении, и на все праздники преподносили замысловатые вещицы.
-Вазу? – переспросил мужчина
-Ну да… напольная или маленькая сувенирная, из венецианского стекла или из фарфора, с ручками, как у кувшина или без них, овально формы или…
-Стоп, Липатова, я понял, понял. Спокойно. Иди.
Физрук снова достал листок с карандашом и что-то там чиркнул.
-Ну что, физкультура, как дела? – прокричал в самое ухо Степнову историк
-Всё отлично! Я всё выяснил и даже законспектировал по возможности – похвастался Виктор Михайлович.
-Ну-ка, дай-ка полюбуюсь на результаты проделанной работы – рассказов выхватил листок из рук физрука и начал читать:

1. Помада. Красная. Губоувеличивающая.
2.Серёжки-пуговицы, круглыеи большие, ядерного цвета
3. Туфли. Шпилька. Красные.
4. Ваза с ручкой из стекла на пол.

Игорь Ильич снял очки и посмотрел на друга
-Это что?
-Ну, как что? Вот у девчонок узнал, что может понравится…
Тут историк захохотал.
-Вить, да они тебя развели, как ребёнка! Ой, не могу! Ещё бы шубу норковую посоветовали или стиральную машину!
-А чего?
-Да ничего! Бред всё это! Ты думаешь, наша Лена Кулёмина будет носить красные туфли на шпильке, яркие серёжки-пуговицы и красить губы красной помадой? Это уже не Лена Кулемина, а Полина Зеленова получается с вазой в руках!
-М-да… а что делать?
-Ну, у тебя остался последний вариант.
-какой? – оживился Степнов.
-Придётся у Лены спрашивать.

А этим временем Новикова и Кулемина ждали остальных Ранеток в спортзале и болтали. О своём. О девичьем.
-И что ты сказала ему? – смеялась Ленка.
-Рассказала о мечте всех девушек иметь красные туфли на шпильке – сделала мечтательный вид Лера.
-Сдурела? А вдруг и правда купит? Куда мне их девать?
-Мне отдашь – улыбнулась Лерка – а что мне надо было сказать? Раскрыть страшную тайну Лены Кулёминой о том, что же она мечтает получить на день рождения от физрука? – засмеялась она – я тебя раскусила!
-Ты права, Лерка – серьёзным голосом проговорила Лена – я давно мечтаю, чтобы Виктор Михалыч подарил мне комплект нижнего белья… и непременно с бантиком на трусиках сзади!

…давно мечтаю, чтобы Виктор Михалыч подарил мне комплект нижнего белья… и непременно с бантиком на трусиках сзади! – услышал из приоткрытой двери спортзала Степнов.
-Ленка… - тихонько выдохнул он и тут же понёсся по коридору, радостный, что ему легко удалось выяснить её мечту! Беспокоило мужчину только условие с бантиком, но ничего, он обязательно справится. Он убежал так быстро, что не слышал дикого приступа хохота девчонок, вызванного Ленкиной шуткой…

«Так. Задание выполнено! Теперь я знаю, что ей подарить… но, сначала это надо купить. Дадно, об этом я подумаю завтра. Хватит с меня на сегодня впечатлений. Завтра пойду в «Атриум» там, наверняка, есть магазины с этими штуками. Там и упакуют сразу. Отлично!» - с этими мыслями Виктор отправился в столовую. У него вдруг проснулся зверский аппетит…


Степнов стоял в магазине нижнего белья и опасливо озирался по сторонам. В это место судьба занесла его впервые.
-Могу я вам чем-нибудь помочь? – Виктор вздрогнул. Как из-под земли, перед ним появилась миловидная блондинка с дежурной улыбкой и в белой блузке с умопомрпчительным декольте.
-Дда… мне нужно.. ммм.. комплект белья.. с бантиками! – выпалил мужчина и покраснел.
-Хорошо. Сейчас что-нибудь подберём. Какой размер?
-Размер?
-Ну да. Размер бюстгальтера. 80, 85, 90. В, С?
-Э-э-э-э…ну…»Ну и глупо же ты выглядишь, Степнов!»
-Понятно, вы не знаете – снисходительно улыбнулась продавец – а размер груди? Второй? Третий?
«Забодай меня пчела! Почему у девушек всё так сложно?»
-Ну-у-у…я не знаю. Она такая… такая – Виктор Михайлович начал руками в воздухе рисовать фигуру Лены.
-Гм.. пойдём другим путём. У неё грудь меньше, чем у меня?
-Конечно! – уверенно-удивлённым тоном ответил Степнов.
-Значит, второй. Подождите немного, я покажу вам модели с бантиками – девушка отошла к стеллажу с бельём, а Виктор расслабленно выдохнул.

Ещё полчаса девушка-продавец показывала мужчине различные модели бюстгальтеров и трусиков, заставляя его краснеть, бледнеть и покашливать. Он только пожимал плечами и почёсывал затылок. Ещё через 20 минут он уже пополнил свой словарный запас такими словами, как пуш-ап, балконет, танго и т. д. Ещё через 15 минут Степнов вышео из магазина с красивым серебристым пакетиком и таким чувством усталости, как будто он отжимался несколько часов к ряду.
«Теперь понятно, почему женщины так устают от шопинга…»
Но всё-таки мужчина был доволен покупкой. Его выбор пал на нежно-голубой комплект с бантиком на трусиках-стрингах.
«Как Ленка хотела…» - улыбнулся он – «У меня есть ещё полчаса. Где бы перекантоваться?»
Тут взгляд физрука упал на магазин «СпортМастер», на двери которого огромными буквами было написано: SALE 70%
«О, это я удачно зашёл! Как раз мяч волейбольный новый нужен, а то у Савченко не допросишься» - и Степнов бодрой походкой зашагал к магазину…

«Без пяти три…фух, чуть не опоздал!» - Виктор забежал в подъезд Кулёминой.
Но только он сделал пару шагов, как услышал громкий шёпот Новиковой этажом выше.
-Наташа, давай осторожно, а то разобьёшь!
«Чёрт! Ранетки! Придётся ждать пока они зайдут. Не могу же я при всех такой подарок дарить»
Мужчина прислонился к стене и стал прислушиваться к голосам девчонок.
-Не надо меня смешить, ещё после вчерашнего челюсть болит! – восклицала Новикова
-А что вчера было? – удивилась Аня
-Да Ленка шутканула, что хочет, чтобы Витенька ей комплект нижнего белья подарил! Мы с ней потом вповалку минут пять лежали, я аж от смеха икать начала! Вы только представьте себе картину маслом – Виктор Михалыч и женские трусики! Так и вижу, как он краснеет и чешет затылок!
Трудно сказать, сколько нецензурных слов пришло в тот момент в голову Степнова, но если бы его кто-то увидел со стороны, мог бы поклясться, что из ушей у мужчины шёл пар.
«Ну, Кулёмина! Пошутила, значит? Весело ей!» - негодовал физрук и даже не заметил, как голоса на этаже стихли и Ранетки вошли в квартиру к имениннице.
–Ну и пожалуйста! Развлекайся со своими Ранетками, а я домой пойду! – бубнил себе под нос Степнов.
-О! Виктор Михалыч, а что это вы здесь стоите? – на лестнице появился Коля Платонов с букетом цветов – Пойдёмте, а то уже три.
-Да…я это… - начал мямлить физрук, а Платонов тем временем позвонил Ленке в дверь.
-С Днём рождения! Погоди, не закрывай, там ещё Виктор Михалыч идёт. Виктор Михалыч, поднимайтесь скорее, а то сквозняк – крикнул парень учителю.
-Иду уже! «Ну, Платонов, сдашь ты мне стометровку… раза эдак с восьмого…»

-Здрасте, Виктор Михалыч! – лучисто улыбнулась Ленка – О! А мы с вами на волейбол переходим? Спасибо! – выхватила мяч из его рук девушка.
-Ну.. да, Ленок – Виктор незаметно спрятал пакет с подарком за спиной – Да я вот думаю… а что мы с тобой всё баскетбол и баскетбол? Нужно сменить направленность. Человек должен быть всестороннеразвитым… - сочинял на ходу Степнов.
-Ладно, вы тут раздевайтесь и проходите в комнату – сказала Кулёмина и пошла к гостям.
«А Лерка говорила туфли! Ха! Виктор Михалыч же не дурак! Не изменил себе» - улыбнулась она и крепче прижала к себе мяч.
Виктор с такой быстротой скинул с себя ботинки и куртку, что было похоже, что он делал это на время. Потом мужчина быстро проскочил на кухню и стал воровато озираться в поисках укромного местечка, чтобы спрятать пакет.
-Виктор Михалыч! – позвала из комнаты Лена – Вы скоро там?
«Чёрт!»
Степнов кинул подарок на пол и задвинул под стол.
«Главное – не забыть забрать. Вот позорище…»!

За столом все шутили и то и дело поднимали бокалы с соком за именинницу. Ранетки пели под акустику, Игорь Ильич рассказывал забавные истории из жизни.
-Ой, хлеб закончился!
-Я сейчас нарежу – поднялась из-за стола Лена и пошла на кухню.
Степнов в это время что-то бурно обсуждал с Рассказовым и исчезновения любимой спортсменки не заметил. Зато, когда понял, что её нет в комнате, запаниковал не по-детски, а уж когда Новикова сказала, что именинница ушла на кухню, тут же мужчину прошиб холодный пот.
«Едрён батон!» - вскочил он из-за стола и, сверкая пятками, помчался на кухню.
-Ленка!
-Что случилось, Виктор Михалыч? – девушка стояла около разделочного стола и нарезала хлеб.
-Да так… ждут тебя все там. «Не видела» - отлегло от сердца у мужчины.
-Вы идите, я сейчас.
Степнов уже почти вышел их кухни, но вдруг Лена его окликнула.
-Виктор Михалыч… а откуда вы узнали, что голубой – мой любимый цвет? – улыбнулась Кулёмина и щёки её залились краской…

С праздником, любимые мои!


Сильная любовь живёт ожиданием: любимого, любви любимого, детей от любимого, вечности с любимым....


481142200 Стучите в аську. буду вас веселить=))))
Спасибо: 87 
Профиль
Astra





Сообщение: 5416
Настроение: Ура!!Я закончила колхозное ПТУ экстерном!!))))
Зарегистрирован: 11.11.08
Откуда: Россия
Репутация: 97

Замечания: За нелицеприятные высказывания в адрес героев и в адрес участников форума.
Награды: Участник ОвцеФеста - ФанфикиУчастник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.09 11:51. Заголовок: Название: Собачники ..


Название: Собачники
Автор: Astra
Жанр: Fluff/Humor
Рейтинг: PG
От автора: Дорогая моя овечечка!! Этот фик написан специально и исключительно для тебя! Надеюсь, станет достойным подарком на годовщину нашего замечательного овечества, порадует тебя и заставит улыбнуться! С праздником!!!!!
Задание: Фанфик по КВМ. юмор, романтика, PG-13 - не больше. Ленка и Михалыч нашли собаку. Очень смешную и гиперактивную. Пес-катастрофа. Их задача пристроить животное. Как вариант: Борзовой, чтобы ей скучно не было.

PS. Я надеюсь,никто не обидится, если я слегка изменю концовку?)))


- А второй гол видела? Шедевр! – Виктор Михалыч неторопливо шагал по весенней грязи, размахивая сумкой и пугая голубей. – Даже не знал, что наши так забивать могут!
- А я и не знала, что наши так целоваться после гола могут! – Засмеялась Ленка, жмурясь от яркого солнца. Сумку она давно уже отдала Степнову, поэтому по привычке засунула руки в карманы.
- Ладно тебе, Ленка! Вся страна радовалась как ненормальная, и они тоже! – Виктор Михалыч воодушевленно посмотрел на небо, преисполняясь гордостью за футбольную отчизну.
- Да я разве ж против! Я сама радовалась как ненормальная!
Весна только входила в свои права, растапливая немногочисленный снег, разливая ручейки по дорогам, заставляя птиц изо всех сил щебетать, чтобы все знали, что весна пришла. На улице стало тесно от нахлынувшего потока прогуливавшихся парочек, тетенек с колясками, собачек и кошечек, облезлых и не очень, выползших из своих зимних пристанищ или просто сорвавшихся с поводка.
Собака появилась внезапно... Она неслась по лужам, разбрызгивая грязь, словно огромный лохматый танк, оскалив пасть, держа целенаправленный курс на Степнова. Он даже испугаться не успел, когда это чудовище со всего маху накинулось на него, повалило в подтаявший сугроб и...начало облизывать ему лицо!
- Ааааа!! Фууу!! – Виктор Михалыч, ошалев от собачьей нежности, пытался подняться, отпихиваясь от грязного животного. – Откуда ты взялся, черт тебя подери!
- Виктор Михалыч, с вами всё в порядке?! – Ленка тоже сначала испугалась, но увидев, что опасности нет, улыбнулась и присела на корточки, пытаясь оттащить пса, пока тот не зализал физрука до смерти. Собака радостно гавкнула, когда девушка погладила ее по голове и, задевая бешено виляющим хвостом Степнова, который пробовал встать на ноги, преданно посмотрела Ленке в глаза. – Ой, он такой милый!
- А ничего, что этот милый тяжелый как слон, язык у него шершавый и он меня сейчас чуть не угробил! – Ворчал Степнов, пытаясь отряхнуться, но увидев два грязных отпечатка в виде собачьих лап у себя на груди, только обреченно вздохнул. Это была его лучшая куртка!
- Да ладно вам хныкать, зато смотрите, какая прелесть! – Ленка гладила пса, а тот, высунув язык от радости, тоже норовил лизнуть её в щеку. – Кажется, я ему понравилась!
- Скажешь тоже... Разве ты можешь не нравится? – Виктор Михалыч тепло улыбнулся, глядя на то, как она смеется и отпихивается от пса, всё-таки лизнувшего её в лицо.
- В мире невозможно нравится всем, так что... – Она смутилась, поворачиваясь к собаке, чтобы спрятать румянец на щеках, и резко перевела тему. – Нам нужно взять его с собой, у него даже ошейника нет, значит он бездомный!
- Ну уж нееет, это исключено! – Степнов перестал умиляться и протестующее покачал головой. – Куда мы его денем!
- Ну Виктор Михалыч, ну пожалуйста! – Ленка выпрямилась, положив руку псу на голову, и жалостливо посмотрела учителю в глаза. – Мы просто обязаны найти ему дом! Он такой добрый, его любой возьмет и спасибо скажет!
- Что-то я в этом сомневаюсь... – Виктор Михалыч уже заранее знал, что уступит, устоять перед таким взглядом было категорически невозможно. – Кстати, а почему ты у меня спрашиваешь разрешения? Я, конечно, помогу чем смогу...
- Ну понимаете... – Начала Ленка, ковыряя снег носком ботинка. – У деда аллергия на домашних животных... А собачке нужно где-то жить, пока мы не найдем хозяев...
- О нет... Кулемина, ты смерти моей хочешь! – Степнов обреченно вздохнут, так как и тут был уверен, что эта девчонка всё-таки уломает его пока оставить собаку у себя.
- Спасибо, Виктор Михалыч! – Она счастливо улыбнулась ему. – Я всегда знала, что на вас можно положиться! А теперь – в зоомагазин!
- Зачем?
- Как зачем? Нужно купить ему ошейник и крепкий поводок!
- Ах да...Самый крепкий!
***********************
Через 2 часа...
- Какой же это Пушок! Это целое Пушище!! – Виктор Михалыч устало плюхнулся на диван. – Нет, нужно что-нибудь более благородное! Барон!
- Вы посмотрите на него, разве это барон? У него же улыбка до ушей! – Ленка пыталась перекричать шум фена, пес покорно сидел у её ног, безропотно давая себя сушить, то и дело подставляя морду под теплые струи воздуха, жмурясь и фыркая, похоже, ему это даже нравилось. Оказывается, цвет собаки был не серый, как изначально можно было подумать, а белый, с рыжими «подпалинами» на брюхе и ушах. Шерсть была чистой и блестящей, чего нельзя было сказать о ванной Степнова, где проходила грандиозная помывка – она стала похожа на уборную в мужском общежитие, вся в грязных разводах и потеках, с разбросанными повсюду тюбиками, бутылочками из-под шампуня, грязными полотенцами. У физрука не было сил даже заходить туда, а уж о том, чтобы пойти и убраться, сейчас не могло быть и речи.
- Тогда пусть будет Тузик!
- Нееет! – Засмеялась Ленка.
- Баклан!
- Ну что вы в самом деле!
- Рекс!
- Нет, эта кличка больше подходит овчарке!
- Кстати, а у этого какая порода? – Степнов осмотрела собаку. – Что-то я нигде такой породы не видел!
- А мы сейчас залезем в Интернет, заодно и кличку подберем, и породу посмотрим! – Ленка быстро досушила пса, который встал, отряхнулся и умчался куда-то вглубь квартиры.
- Надеюсь, он пошел ванну мыть? – Физрук с подозрением проводил животное взглядом. – Ох, чует мое сердце, намучаемся мы с ним! Ладно, где мы породу будем искать?
- Очень просто! – Лена села к компьютеру и зашла в поисковую страницу. – Наберем «большие собаки». Смотрите, сколько фоток и пород! Сейчас сравним!
Непрерывное вглядывание в собачьи фотки на протяжении получаса не принесло никакого результата, кроме ряби в глазах и ломоты в спине.
- Большой швейцарский зен..нен..хунд. – Прочитал Степнов. – Дааа, наш точно большой! Может даже швейцарский, кто его знает...
- Нет, совсем не похож на этого зен..хрен...как там его! Хотя, что-то и от него определенно есть. – Ленка придирчиво посмотрела на фотографию, потом указала на другую. – О, венгерский кувас! По-моему, очень похоже!
- Ну да, на этого похоже больше всего! Но все же, мне кажется, что наша собака – это неудачный гибрид медведя ещё с каким-нибудь чудовищем! – Виктор Михалыч усмехнулся.
- А мне кажется, что здесь ещё и лабрадор замешан! – Засмеялась Ленка, указывая на следующую фотку. – Похоже, гиблое это дело, породу по фотографиям определять... Меня уже тошнит от такого количества собак!
- А меня вот интересует всего одна собака, а именно, почему она так притихла? – Степнов прислушался, с подозрением посмотрел в коридор, а затем пошел проверить, за ним и Ленка. Картину, которую они увидели на кухне, можно было писать маслом, и совсем не тем, которое валялось, вдавленное в пол отпечатком собачьей лапы! Пес сидел под столом, напротив настежь открытого холодильника и с аппетитом доедал колбасу, а рядом валялись продукты питания, погрызенные и обкусанные с силой, прямо пропорциональной их вкусности.
- Ах ты ворюга!! – Завопил Степнов, с отчаянием оглядывая разбросанную по полу снедь и уже подтаявший открытый холодильник. – Мы же тебя кормили!
- Нельзя так! Хорошие собаки так не делают! – Ленка погрозила псу пальцем, когда он выплюнул веревочку от колбасы и, прижав уши, двинулся под её защиту, виляя хвостом.
- Это не пес, а настоящая катастрофа! – Виктор Михалыч собрал разбросанную еду и, осмотрев её на предмет пригодности к употреблению человеком, с сожалением выбросил в мусорку.
- Давайте так его и назовем! – Ленка держала собаку за новый ошейник, чтобы он не бросился к мусорке, на которую уже поглядывал с нескрываемым интересом.
- А что, неплохо! Только не думаю, что кто-то возьмет собаку с таким подозрительным именем, да и слишком это длинно... – Степнов задумался. – Можно немного сократить и поставить ударение на букву А, тогда получится Ка-стро!
- Кастро! Виктор Михалыч, вы просто гений! – Она села на корточки перед псом. – Ну что, Кастро, завтра пойдем искать тебе хозяина!
********************
- Игорь Ильич, это просто замечательная собака! – С жаром рекламировала Ленка, поймав историка утром около школьных ворот. – Он такой добрый и милый симпатяга!
- Это вы не про меня говорите? – Из-за угла вынырнул Степнов. Вид у него был какой-то помятый и невыспавшийся.
- О, Виктор Михалыч! – Обрадовалась Ленка. – А я как раз Игорю Ильичу нашу собаку забрать предлагаю! Правда же, он просто чудесный пес?
- О да, эта собака – просто прелесть... – Не очень воодушевленно поддакнул Степнов. – Слушай, Игорь, будь другом, возьми собаку!!
- Эээ, ребята, собака – это, конечно хорошо... – Игорь Ильич в панике посматривал по сторонам в поисках удобной для позорного бегства лазейки, но сзади была крепкая решетка забора, а спереди парочка ненормальных собачников. – Но у меня дома две кошки, мне не хочется потом по всей квартире собирать их по частям!
- Ну что вы! – Обиделась Ленка. – Кастро самый добрый пес на свете, он не тронет ваших кошек!
- Ага, ага... – Мрачно пробурчал Виктор Михалыч.
- Вы меня извините, мне на урок пора! – Малодушно соврал историк и, бочком протиснувшись между Кулеминой и Степновым, поспешил ретироваться.
- Виктор Михалыч, вы меня плохо поддерживали! – Ленка Возмущенно посмотрела на учителя. – Вдвоем мы бы ему так на уши присел, что он бы не отвертелся!
- Извини, настроения нет! – Он скорчил кислую мину. – Твой пес, мало того, что сегодня ночью погрыз мои кеды, растерзал пару волейбольных мячей и всё время забирался ко мне на кровать, так ещё и устроил мне утреннюю пробежку, вместо прогулки! В следующий раз пойдешь с ним сама гулять, только спусти сначала с поводка, потому что это чудовище не пропускает мимо ни одной кошки, а пахать асфальт своим лицом не очень приятно, поверь мне! И ещё я с содроганием думаю о том, в каком виде я застану свою квартиру, когда приду домой!
- Неужели всё и правда так плохо? – Она с жалостью посмотрела на него, действительно заметив на его щеке несколько царапин. – Ладно, если сегодня не найдем хозяина, вечером гулять с Кастро пойду я. Но с условием, что вы будете помогать мне искать хозяина, а не отпугивать их!
- Идет!
Вечером Ленка зашла к Степнову за собакой, так как хозяина они так и не нашли, сколько бы ни пытались. Ленкины одноклассники все как один открещивались своими собаками, кошечками, хомячками, рыбками, тараканами и злыми предками. Учителя тоже проявляли мало энтузиазма, Кац и Каримова сослались на то, что нет времени ухаживать за домашними животными, Елена Петровна проворчала что-то типа «лучше бы вы мне предложили большого и лохматого мужика, а не пса», Светочка, оказывается, вообще боится собак, про Борзову и говорить нечего, она посмотрела на них как на умалишенных, предложивших ей дохлую мышь. Хотели сходить даже к Савченко, но решили не отвлекать его от работы.
- Привет, друг! – Ленка с порога увидела псину, присела на корточки и была тут же опрокинута на пол, т.к. Кастро, истосковавшись по «тому человеку, который симпатичнее, добрее и тише», не смог сдержать эмоций, кинувшись в её объятия. – Ах ты хулиган! Кто сегодня всю ночь проказничал? – Ленка, сидя прямо на полу, гладила счастливого пса.
- Ну хватит уже мне пол вытирать! – Ревниво покосился на них Степнов и взял поводок. – Пошли, Ленка, я с тобой погуляю, всё равно делать нечего!
************
Последующие несколько дней были тяжелыми для всех троих: Для Михалыча, потому что собака постоянно что-то грызла, кусала, разбрасывала и превратила его дом в постоянное место для уборки! Для Ленки, потому что она, вооружившись скотчем и гуляя с собакой, расклеивала объявления с текстом «Вы любите больших и добрых собак? Тогда мы идем к вам! Чудесный пес ждет новых хозяев (дальше более подробное описание достоинств собаки и телефон Степнова.)». А для Кастро эти дни были напряженными, потому что каждый раз, выходя гулять и получая свободу от поводка, он бегал вслед за Ленкой и отгрызал все объявления, которые она только что прилепила...
- Холодно, Ленка, почему так легко оделась? – Виктор Михалыч остановился и заботливо укутал Ленку своим шарфом. Похолодало. С самого утра хмурое небо скидывало на землю редкие легкие снежинки, подхватываемые холодным ветром, лужи покрылись тонкой ледяной коркой, а на некогда мокром асфальте можно было запросто поскользнуться, особенно если на тебе старые легкие кроссовки, поэтому Степнов сегодня впервые, как бы невзначай, взял Ленку под руку, а она не стала возражать, идя рядом с ним, и стараясь попадать в темп его широких шагов. В последнее время они постоянно гуляли втроем, и каждый из них втайне надеялся, что эта маленькая традиция нарушится ещё не скоро... Кастро сегодня решили не спускать с поводка, потому что маршрут прогулки пролегал через оживленные улицы, и он, виляя хвостом каждому прохожему, вывалив язык, шел рядом со Степновым, который держал поводок.
- Ничего, не замерзну! – Шмыгнула носом Ленка, благодарно кутаясь в шарф и покрепче хватаясь за его локоть. – Что же нам теперь делать с собакой? Я не понимаю, ведь столько объявлений было расклеено, а его всё равно никто не хочет забрать!
- Я тебе с самого начала говорил, что это чудовище никому даром не нужно! – Улыбнулся Виктор Михалыч и по привычке добавил. – Надо было вернуть его туда, откуда взяли.
- Нет, он такой классный, такой умный и забавный! – Она умилилась, глядя на собаку, которая уже научилась спокойно ходить на поводке. Они медленно подходили к Ленкиному дому, возле которого каждый день заканчивалась их прогулка.
- Ты знаешь, а мне тоже уже так кажется! – После паузы вдруг сказал Степнов. Ленка даже остановилась от неожиданности, удивленно взглянув на него.
- Виктор Михалыч, вы не заболели? – Усмехнулась она. – Вы же сами сказали, что это не пес, а катастрофа!
- Я и сейчас в этом уверен! – Засмеялся Степнов. – Но раз уж в моей квартире не осталось ни одной целой вещи, а спать со слоном в ногах я уже привык, пожалуй, можно сжалиться над потенциальными хозяевами этой собаки и не отдавать её им...
- Супер!! – Ленка подскочила от радости, стискивая его локоть и прижимаясь щекой к его плечу. – Я всегда знала, что вы самый добрый, самый классный, самый...
- Ленка, ты тоже самое и о собаке говорила! – Заметил смущенный физрук и они оба засмеялись, подходя, наконец к подъезду. Ленкина рука медленно сползла с его локтя и он подхватил её уже ладонью, остановившись напротив девушки.
- Завтра придешь перед школой помочь мне выгулять этого монстра? – Спросил он, не выпуская её руки.
- Конечно, как обычно! – Она улыбнулась. – Это ведь не только ваша собака, да и меня он любит больше!
- Это ещё почему? – Притворно возмутился Виктор Михалыч. – Я его кормлю, забочусь о нем, и живет он у меня!
- Да вы просто все время кричите на него, а собаки это не любят!
- А я может тоже не люблю, когда мне холодильник раскурочивают и ванную превращают непонятно во что!
- Подумаешь, поиграла собачка!
- Ничего себе, поиграла!
- Зато не скучно!
- А я и так не скучаю!
За спорами, Степнов и не заметил, как его свободная рука вдруг обняла Ленку, прижимая всё теснее, пока они оба, удивленные, не столкнулись носами, а попытавшись отстраниться друг от друга поняли, что буквально повязаны поводком, который был крепко намотан Виктору Михалычу на руку, а коварный пес в отместку за то, что на него не обращают внимание, сделал уже пару оборотов вокруг них, и продолжал медленно нарезать круги.
- Кастро! – Ленка пыталась освободиться, смущенно пряча глаза от находящегося слишком близко физрука. – Виктор Михалыч, вы что, ему мультик про 101 далматинца показывали?
- Не удивлюсь, если он посмотрел его сам, пока был один дома! – Он, наконец, смог выпутать их из поводка, совершенно «случайно» обнимая Ленку, чтобы она не потеряла равновесие, уже совсем дружелюбно посматривая на пса, и готов был поклясться, что тот улыбается во всю пасть, высунув язык, довольно виляя хвостом.
- Нужно бы ему поводок укоротить... – Усмехнулась Ленка. – Ладно, мне пора! Спасибо большое за собаку! – Она улыбнулась, встав на цыпочки, чмокнула Степнова в щеку, развернулась и быстрым шагом зашла в подъезд.
- Не за что... – Виктор Михалыч с теплой улыбкой посмотрел ей вслед, взъерошил волосы на затылке и перебросил поводок из одной руки в другую. – Ну что, чудовище, пойдем ДОМОЙ!
Они ещё немного постояли вдвоем, глядя на закрывшуюся дверь, потом, не сговариваясь, двинулись в обратную сторону. А Ленка, медленно поднимаясь пешком на второй этаж, ещё не знала, что когда она через полчаса прибежит к Степнову, чтобы отдать ему забытый шарф, жизнь её круто изменится! Но это уже совсем другая история...

КОНЕЦ!
А вот как примерно выглядит Кастро, смесь Лабрадора и Венгерского куваса)))

Скрытый текст




Спасибо: 56 
Профиль
Kleo





Сообщение: 543
Настроение: пастбищное...)
Зарегистрирован: 27.11.08
Откуда: Россия, Оренбург
Репутация: 13

Награды: Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms29:  Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.09 20:15. Заголовок: Автор: Kleo Название..


Автор: Kleo
Название: Неадекват.
Жанр: Humor , Romantic, местами RPF.
Рейтинг: PG
Статус: закончен
От автора: все события фанфика – плод моего воображения, подпитанного праздником, не имеющие под собой реальной подоплеки.
Пометка: С Днем Рождения, дорогие овечки!

Задание: как таковое отсутствует. Так что милые овечки, это мое поздравление абсолютно всем. Почитайте и, может быть, улыбнитесь.


- Девчонки, знаете, что я придумала? – вдруг завопила подбежавшая юная леди.
- Не представляем! – захихикали ее подруги. – Лер, не томи уже!
- Так вот… - начала было она, но тут вдруг опомнилась, - а почему вас только трое? Где Лена?
- А как ты думаешь? – вздохнула рыженькая и кудрявая, - там, где обычно…
- Тоскует, - подтвердила большеглазая.
- Любуется… - еще тяжелее вздохнула самая темненькая.
Лера повернула голову в ту сторону, куда кивнули подруги. В тени развесистого дерева она заметила подругу. Та сидела на земле и мечтательно смотрела в сторону вершины холма, освещенной заходящим солнцем, на которой выделялся силуэт лежащего мужчины. Заметно было, что он утомился и прилег отдохнуть. Рядом с ним весело бегал небольшой, но задорный пес.
- Так, подруги. Надо срочно что-то предпринимать! Она же так совсем скоро высохнет!
- А что мы можем? – снова вступила в разговор кудрявенькая, - Витенька даже не смотрит на нее…
- Вот об этом я и хотела вам сказать! Девчонки! Ну, мы же – «Ранетки» в конце концов!!! – возмущению той, которую звали Лера, не было предела!
- Точно! – воскликнула кудрявенькая, - девчонки, а давайте споем.
- Отличная идея, - подхватила большеглазая.
- Только надо что-нибудь про любовь. Чтобы Витенька услышал и все понял.
- Может быть, «Лети»? – предложила темненькая.
Лера побежала к дереву, а подруги в это время начинали настраивать инеструменты.
Лену долго уговаривать не пришлось. Она поначалу посопротивлялась, но больше для вида, потому как ноги сами несли к гитаре. Ей и самой надоело тайно вздыхать и страдать от неразделенной любви. Похоже, она набралась смелости, чтобы, наконец, прокричать миру (и в особенности Ему) о своей любви. К тому же она догадывалась, что симпатия взаимна…
Первые аккорды, первые слова… Вокруг уже собрался народ: и знакомые, и незнакомые, почти все старшеклассники. Лена пела, отдавая музыке всю себя. Только бы Он услышал. И Он услышал. Сначала робко поднял голову. Его удивительные голубые глаза с каждой нотой наполнялись диким невероятным счастьем. И когда это счастье заполнило их до краев, Он сдвинулся с места в направлении своей героине. Толпа расступалась. Эмоции кипели. Песню давно уже подхватили все девчонки. А Лера так дубасила по барабанам, что, казалось, они сейчас рухнут. У самой импровизированной сцены Он остановился на мгновение, подпрыгнул и оказался рядом с Ней. Лена перестала петь и играть. Она сама сейчас была натянутой струной. Она ждала. Все ждали. Наверное, даже дышать перестали. И Он не обманул ничьих ожиданий: подошел близко-близко и слился с ней в страстном, но одновременно нежном поцелуе! Толпа взорвалась. Уже не слышно было ни музыки, ни слов, просто дикие крики всеобщего ликования!

- Что за шум? – поднялся мужчина, потянулся и внимательно посмотрел по сторонам… Отара гудела, издавая кучу нечленоразденьных звуков. Несколько овец в центре лужайки блеяли особенно сильно, переминая ногами булыжники, ветки, одна овечка усиленно стучала ногой по пню. Все остальные столпились вокруг и практически подпрыгивали. В центре этой картины пастуший пес Витек придавался всеобщему веселью. Внезапно подпрыгнув, Витек оказался рядом с одной из «поющих» и смачно лизнул ее в морду. И в этот момент вся отара слилась в едином порыве экстаза. Лужайка, казалось, покрылась тугой, взбитой пеной из невысоких, светлых, кучерявых тел…
Протерев глаза и убедившись, что они его не обманывают, мужчина что было мочи свистнул. Овцы в один миг остановились, и все стадо уставилось на пастуха. В их овечьих глазах читалось удивление, но вместе с тем, какое-то дикое счастье!
Однако свист продолжался. Пастух, и без того смутно понимающий, что происходит, вертел головой по сторонам в поисках источника звука… Справа овцы, слева овцы, вокруг одни овцы… Мужчина с силой тряхнул тяжелой головой и наконец увидел перед собой потолок. Из открытого окна в квартиру врывался свежий воздух и чей-то свист.

Абдулов вздохнул, смахнув остатки такого странного сна, встал и подошел к окну. Внизу рядом со своей машиной стояла Лена. Тут Виталик, наконец, сообразил и схватил вибрирующий на столе телефон.
- Третьякова, ты сдурела совсем? На часы смотрела? Все спят же!
- Виталь, на часы как раз я то и смотрела! Ты что пил вчера? Смотри, солнце уже встало! Еще немного и мы опоздаем! А ты трубку не берешь! И хоть бы домофон отремонтировал! – последнюю фразу Лена произнесла с напускной обидой.
- Прости. Я, видимо, еще не проснулся… Эти овцы меня совсем со свету сживут. Уже и в снах такой дурдом…
- По дороге расскажешь!
- Я уже бегу!
Уже в машине девушка до слез хохотала над рассказом Абдулова.
- Ну чего ты смеешься?
- Виталь, надо меньше времени проводить в интернете, - сквозь слезы посоветовала Лена.
- Как будто тебя они не достали еще!
- Ну, у меня все не так страшно, - успокаивала его девушка, - только квартира завалена мягкими игрушками в виде овец. Слушай, я, наверное, обладательница самой большой их коллекции! – и девушка вновь залилась задиристым хохотом.
- Ничего. Теперь наша очередь издеваться! – ехидно подвел итог Виталик.

Спустя час Елена Третьякова и Виталий Абдулов мило брели по парку имени Горького и вели непринужденную беседу.
- Виталь, а ты уверен, что это самое общественное место в Москве?
- Вот смотри, - начал рассуждать мужчина, - сегодня выходной, погода чудесная. А где еще можно проводить такой день в столице? Естественно в парке!
- День может быть… Но сейчас 8 утра! – попыталась возразить Лена.
- Потом у нас съемки, - вздохнул Абдулов. – Слушай, Лен, раз уж мы тут, пойдем детство вспомним?
- Это как? – засмеялась девушка, - ты же говорил, что я его еще и не забывала!
- Сладкая вата и аттракционы! – Лена успела только разглядеть в глазах мужчины озорные огоньки, как он ее уже тащил к только открывающейся палатке со сладкой ватой! Дальше было колесо обозрения, гонки на автодроме, американские горки… Лена и Виталик веселились, как дети, смеялись и дурачились. Людей в парке становилось все больше. Но парочка так увлеклась, что далеко не сразу вспомнила о цели своего пребывания здесь.
- Ну что, Ленка, готова поздравлять любимых овечек? – спросил Виталий, взяв спутницу за руку, когда они поднимались на мостик, откуда их хорошо было бы заметно.
- Готова, - улыбнулась девушка, - только ума не приложу как!
- Ну… куча фотографий и видео у них будет где-то… - тут он задумчиво посмотрел на часы, - через часок, думаю, уже будет. Остается только финальный штрих, чтобы привести их к полному… как там они говорят…
- …неадеквату! – подсказала Лена.
- Точно! К нему самому!
- И что же это будет за штрих?
- Дай-ка подумать… - на самом центре моста он вдруг остановился, повернул девушку к себе лицом и заключил в крепкие объятия. Но вдруг остановился и прошептал:
- Знаешь, думаю, овечкам уже достаточно. Остальное оставим себе.
- Ты это о чем? – спросила Третьякова скорее для вида.
- Как ты думаешь, нас порвут, если мы сегодня просто не явимся на съемочную площадку?
- Нас точно порвут, если мы поцелуй не снимем в ближайшие дни! Причем скоро уже на улицах… – парировала Лена.
- Ну, я без репетиций не могу! – возмутился мужчина, все еще не выпуская из объятий девушку.
- Сколько можно репетировать? – почти на ухо спросила она. И практически тут же добавила, - Не первый месяц уже… Виталь, если мы не расцепимся, то внизу скоро уже аплодировать начнут и кричать что-нибудь типа «Шайбу! Шайбу!»
- Им сегодня можно. У них же праздник!
- А нам? – лукаво спросила Третьякова.
- А нам можно все и всегда! Только не здесь, - ответил мужчина. – Сколько у нас времени до начала криков режиссеров?
- Пара часов есть… вроде…
- Тогда бежим, - шепотом добавил Абдулов. И не успели еще повыключаться камеры мобильных телефонов, как актеров след уже простыл!

Вечером того же дня практически на всех ресурсах, умеющих расшифровать аббревиатуры КВМ и ВАЛТ, царил НЕАДЕКВА-А-АТ . Официальный форум впал в транс. Арланов, как и все сценаристы, впервые войти под своим ником не смог, сайт был перегружен. Руднева, Щелкова и Огурцова, собравшись втроем и успев до вечернего наплыва форумчан, разделили темы для удобства ,чтобы побывать везде и не пропустить ни одной новости, слуха, фотографии. Им это практически не удавалось. Однако, подготовить для Лены краткий отчет с самыми удачными ракурсами вполне могло получиться. Если только места на жестком диске хватит…
Такого празднования Дня Рождения форума никто не ожидал. Только одно огорчало милых овечек. «Для полного счастья еще бы КВМ поцелуй увидеть…» - мечтательно писали они практически на каждой страничке. Мечтали и не знали, что где-то в Москве его уже в который раз репетируют…




Спасибо: 55 
Профиль
Ушастый эльф



Сообщение: 1336
Настроение: Смайл... Май фак смайл. Я иду по дороге, и ботинок не жаль. (с)
Зарегистрирован: 28.12.08
Откуда: СПб
Репутация: 115
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.09 22:44. Заголовок: Автор: Ушастый эльф ..


Автор: Ушастый эльф
Название: Последний шанс
Рейтинг PG - 13
Жанр: Юмор, Романтика
Бета: Матильда
Стихи: LeDa
Статус: окончен

От Автора: Стихи, приведенные в фике, принадлежат перу нашего любимого общефорумского позитивчика – Катюше LeDa. Она перевела в стихи мои сумбурно изложенные мысли. За что ей громаднейшее спасибо!
Так же хочу поблагодарить за поддержку и мозговой штурм мою бессменную и любимейшую бету – Машу Матильда. Без нее, без ее поддержки, этот фанфик точно бы не увидел свет.


Задание:
фанфик по КВМ, Romance, PG-13, Humour: у школы № 345 день рождения. Подготовка к празднику, приглашают старых работников школы, в том числе и ВМ.


«Это великий шанс. И это последний шанс. Дважды Парень Наверху таких не дает.» М. Веллер «Великий последний шанс».

- Господа! - Николай Павлович Савченко, директор триста сорок пятой школы, стремительно вошел в учительскую. - Я должен сообщить вам пренеприятнейшее известие.
- К нам едет ревизор?
- Нет, Агнесса Юрьевна, хуже! Фирма, которая должна была вести у нас праздник, отказалась.
- Как отказалась?
- А вот так. Позвонили только что и отказались.
- Но разве так можно?
- Можно, Агнесса Юрьевна, можно, - поджав губы, сказала завуч Людмила Федоровна Борзова. - Это все рыночные отношения! Их просто перекупили, предложив больше. При социализме такого никогда не случилось бы!
- Людмила Федоровна, - взмолился Савченко, - сейчас не до лекций о лучших временах. Надо думать, что делать! Приглашения почти всем отправлены. Дополнительный тираж завтра будет готов. До праздника осталось всего две недели, а праздник-то сам не готов, получается! У нас теперь даже нет курьеров – приглашения развозить по городу.
- А неустойка? – спросила Ирина Ринатовна Каримова. - Эта фирма заплатит нам неустойку?
- Неустойку-то заплатят. Видимо, там слишком хороший заказ нарисовался, что даже неустойку заплатить не жалко.
- Но позвольте! А как же профессиональная этика?!
- А вместо профессиональной этики, милейшая Агнесса Юрьевна, - снова не удержалась Борзова, - у них длинный рубль и погоня за ним.
- Людмила Федоровна! – чуть повысил голос Савченко. - Но сколько можно-то? Сколько можно? Нам надо ситуацию обдумывать, положение спасать! Вот где мы хотя бы курьеров возьмем?
- По газете? – предложила Агнесса Юрьевна.
- Нет, - задумчиво протянула Каримова. - Кто нам гарантирует, что наши приглашения не окажутся в ближайшей урне?
- А ученики на что? – подал вдруг голос Дмитрий Рассказов, инкогнито заменяющий своего брата-близнеца Игоря.
- Что Вы имеете в виду, Игорь Ильич?
Савченко посмотрел на Рассказова поверх очков.
- Ну, развозка приглашений – прекрасная возможность дать заработать ученикам старших классов. Пустим им на дорогу и оплату фирменную неустойку, еще и в наваре останемся. А в своих учениках мы же уверены! Ведь так?
Брат-близнец учителя истории вопросительно, но слегка свысока оглядел педсостав школы.
Савченко в восторге сорвал с носа очки и взмахнул ими.
- Игорь Ильич! Дорогой Вы мой! Это же замечательная идея! Идея-то замечательная!
Дмитрий Ильич улыбнулся фирменной рассказовской улыбкой и кивнул.
- Хорошо. С курьерами разобрались, - продолжил Николай Павлович. - А как быть с самим праздником?
В учительской воцарилась тишина. Преподаватели исподтишка оглядывали друг друга и молчали. Ждали. Предложений. От других.
- Может, опять Ранетки? – несмело предложила Агнесса Юрьевна.
- Ранетки само собой…, - начал Савченко.
- Сомневаюсь, - произнесла Зоя Семеновна Кац.
- Почему, Зоя Семеновна? – Савченко повернулся к преподавателю биологии. - Что-то случилось?
- Понимаете… С тех пор, как Лера рассказала девочкам про музыкальный колледж в Лондоне, девочки перессорились и уже давно не играют свою музыку…
- Но они же подруги! – Агнесса Юрьевна переводила взгляд с одного преподавателя на другого и всем своим видом призывала учителей в свидетели. - Как же можно не радоваться шансу, который выпал их подруге?!
- Видимо, можно, - с сожалением сказала Кац.
- Так, может, их ребят подтянуть для решения этого вопроса? – оживленно спросил Николай Павлович. - Пусть поспособствуют воссоединению группы. А?
- Это тоже вряд ли, - не поднимая глаз, сказала Каримова.
- Вот тебе и раз, - удивился Савченко. - Почему?
- Я бы не хотела об этом говорить. Это их личное дело…
- Вот! – взвилась Борзова. - Развели в школе демократию! Теперь пожинайте плоды!
- Людмила Федоровна! – недовольно воскликнул Савченко и переключился на Каримову. - Ирина Ринатовна, все-таки скажите, что и у кого произошло. А я, со своей стороны, гарантирую, - Савченко повысил голос, - гарантирую, что никто из педагогов не даст понять ребятам, что что-то знает.
- Не буду углубляться, - начала Каримова, - но Стас Комаров и Игорь Гуцулов совершили, скажем, не очень хорошие поступки. Девочки обиделись, а ребята переметнулись к Оле Лебедевой и Полине Зеленовой.
- Дааа, - протянул Савченко, - вот так номер. Не будет у нас праздника… А ведь это сорокалетие школы. Юбилей! Понимаете?
- Николай Павлович…
- Да, Людмила Федоровна?
- А может, воззвать к патриотизму учеников?
- В смысле?
- Ну, Вы же все время говорите, что у нас замечательные ученики. Вот и надо рассказать им все и попросить помощи. Может, и Ранетки подтянутся…
- Людмила Федоровна, голубушка, Вы ли это? Вас ли я слышу?
- А что? – смутилась Борзова. - Что я такого сказала? Это же Ваши слова!
- Людмила Федоровна! Вы – гений! Ребята нас точно не подведут! Мы с ними такой праздник устроим! О-го-го какой праздник! Игорь Ильич, Мирослав Николаевич, проведите совместный классный час у одиннадцатых после уроков.
Классные руководители синхронно кивнули и пошли к выходу из учительской. За ними потянулись и остальные преподаватели.

*********
- В общем, вот так, ребята, - подытожил совместное выступление с Милославским Дмитрий Ильич. - В пятницу, десятого апреля, будет торжественная линейка и праздник для учеников, а в субботу, одиннадцатого, все уроки будут отменены и состоится праздник для учителей и приглашенных. Точнее, состоится, если вы нам поможете…
- А что надо-то, Игорь Ильич? – озвучила всеобщий вопрос Лена Кулемина. - Мы сделаем все, что в наших силах. Правда, ребята?
- Говори за себя, - как всегда, надменно выступила Полина Зеленова, - я за просто так в свой законный выходной корячиться не собираюсь.
- Да тебе и предложить-то нечего, моделька фигова, - взвилась Лена.
- Дефиле и рекламы сырков не предвидится, - поддержала подругу Лера Новикова.
- Заткнитесь, лахудры, - не осталась в долгу Полина, - завидуйте молча.
- Что ты сказала?! – Лена начала подниматься из-за парты.
- Девочки, тихо! – рявкнул Рассказов. - Еще одна инсценировка положения в Европе перед Второй Мировой нам ни сейчас, ни на празднике не нужна!
Мирослав Николаевич великолепным балетным прыжком ушел с линии огня. Подождал некоторое время, увидел, что военных действий дальше не предвидится, и снова встал рядом с Рассказовым.
- Нам бы, конечно, хотелось услышать школьную группу, - тихо сказал Милославский.
- Ну что, девочки, дадите нам концерт? – спросил Рассказов. - Дадите повод гордиться достижениями школы?
Девочки украдкой переглянулись и опустили глаза. Не то, чтобы им было стыдно, но какое-то неприятное ощущение грызло изнутри. Рассказов, Савченко, да и остальные преподаватели, в большинстве своем, делали для них так много, всегда искренне радовались их успехам, помогали и поддерживали. И утешали после неудач…
- Девочки! - Аня поднялась и поочередно оглядела каждую из Ранеток. - Я думаю, мы просто обязаны сыграть на юбилее школы! Обязаны!
- Ты права, - поддержала Аню Лера, а потом тихо добавила: - Это будет хорошее прощание с группой и школой.
- Мы выступим, Игорь Ильич, - за всех ответила Женя. - А еду можно будет заказать в мамином кафе. Там вкусно готовят.
- Точно, - поддержала Лена, - там, правда, вкусно!
- Молодцы, девочки, - обрадовался Рассказов. - Не зря Николай Палыч и Людмила Федоровна в вас верят.
- Что? – удивленно привстала Лера. - Людмила Федоровна?
- Да. Это была ее идея обратиться к вам за помощью. Она сказала, что ребята не подведут.
- Ни фига себе! – выразила всеобщее мнение Лена. - Не ожидала от Тер… от Людмилы Федоровны.
- С едой и выступлением мы решили, - опять взял слово Рассказов, - но этого мало.
- Игорь Ильич, - поднял руку Миша Семенов, - а как насчет поздравлений? В стихах.
- Каждому приглашенному?
- Каждому! Прокопьева, поможешь?
- Конечно! – откликнулась Аня. - Но вдвоем мы такой объем работы не осилим. Нужны еще помощники.
- Я могу, - тихо сказал Белута.
- Степа, конечно, - расцвела Аня.
- Белута! Ты пишешь стихи? – ухмыльнулся Семенов. - Наверняка, любовную лирику. Уй!
Миша, получив подзатыльник, отодвинулся подальше от своего соседа, потирая затылок.
- Я могу, - предложил Стас.
- Ты? – От удивления глаза Ани стали еще больше, и от этого ее сходство с мультяшным олененком Бемби усилилось.
- Да, я. Ты что-то имеешь против моей помощи?
Аня беспомощно оглянулась на Леру. Между девочками в группе только что установилось хрупкое перемирие, и Аня не хотела его нарушить. Лера пожала плечами и отвернулась. Стас посмотрел на Аню, на Леру и обратился к последней:
- Лер, ты против моей помощи в написании поздравлений?
- Мне-то что. Только разве ты что-нибудь, кроме своего рэпа, рифмовать можешь?
- Могу… Ну, так как? Ты не против?
- Я – нет. Мне-то что…
- Вчетвером можно попробовать успеть… - неуверенно протянула Аня.
- Анька, не дрейфь! – Степан обнял ее за плечи. - Все у нас получится. Мы же гении!
- Так, гении, - Рассказов обратил внимание учеников на себя, - от нас что-то потребуется?
- Да, Игорь Ильич, - подтвердил Семенов, - нам нужно что-то о каждом приглашенном. Несколько слов, но весело. Мы же никого не знаем из тех, кто преподавал тут раньше.
- Ну, - подал голос Милославский, - Степнова-то знаете.
- Степнов, он свой, - уверенно перебил Миша. - А вот описания других нам надо. И поскорее.
- Это, я думаю, обеспечат нам Николай Палыч, Людмила Федоровна и Агнесса Юрьевна.
- Игорь Ильич, - позвала Лена.
- Да, Лена?
- А Виктор Михалыч точно придет?
- А что тебя так взбодрило, Кулемина? – ехидно поинтересовалась Полина Зеленова. - Актер-то, конечно, лучше физрука.
- Заткнулась бы ты лучше, Новая Зеландия. А то на мнение международного комитета не буду обращать внимания, экстерьер подпорчу.
- Ой-ой-ой, как страшно!
- Девочки! – опять пророкотал Рассказов. - Прекратите! Я не знаю, Лена, придет ли Виктор Михайлович, но приглашение для него есть. И это плавно подводит нас к следующему вопросу. Завтра из типографии привезут последнюю партию приглашений. И их надо будет развезти адресатам. Кто хочет подзаработать?
Над одиннадцатиклассниками поднялся лес рук.
- Дорогу вам, естественно, школа оплатит. Но придется помотаться по Москве.
Рук стало поменьше.
- Доставка приглашения в ближайшие районы стоит двадцать рублей, в пределах кольцевой метро – тридцать рублей, в отдаленные районы – пятьдесят рублей.
Руки потихоньку опускались, пока не осталось всего семь – Лена, Лера, Женя, Миша, Степа, Стас и Боря Южин.
- Вот и отлично, - подвел итог Рассказов. - Завтра после уроков получите приглашения и адреса с телефонами. А теперь по домам.
- Игорь Ильич, - позвала молчавшая до сих пор Оля Лебедева.
- Да?
- Вам ведущая праздника нужна? А то я – с удовольствием. У меня и опыт ведения мероприятий есть…
- Оля?! – возмутилась Полина Зеленова. - Ты будешь принимать участие в этом?
- А что такого? Будет здорово, я думаю. Я хочу участвовать.
- Оль, конечно, нужна! С ведущей у нас будет самое настоящее мероприятие!

***********
Лена Кулемина стояла перед входом на студию, переминалась с ноги на ногу и не решалась зайти.
Все эти три дня, с тех пор, как обнаружила приглашение Степнову в своей пачке приглашений, Лена прожила, как во сне. Она училась, репетировала с девочками, развозила приглашения и делала уроки, но все было, как в тумане.
Сначала Лена восприняла это приглашение, как изысканную издевку учителей над ней. Но по зрелым размышлениям она осознала, что Савченко слишком благороден для такого поступка, а Борзова слишком прямолинейна. То, что это приглашение оказалось у Лены, просто случайность, стечение обстоятельств.
Лена сначала хотела поменяться с кем-нибудь из девочек, но желание хоть мельком увидеть Степнова, а возможно, и поговорить с ним, оказалось сильнее смущения.
Лена сжала враз вспотевшие ладошки в кулаки и шагнула к двери.
Любезный охранник спросил ее имя, нашел его в списке тех, кого всегда можно пропускать, посмотрел паспорт и пропустил, объяснив, где искать Степнова.
Лена была приятно удивлена тому, что ее имя в списке привилегированных. Значит, тогда, когда провожал ее в последний раз, от Липатовых, он был серьезен и приглашал по-настоящему. Впрочем, в этом Лена не сомневалась, поэтому и приехала без звонка на съемки. Виктор Михайлович никогда ее не обманывал.
Девушка прошла по коридорам и зашла в нужный павильон. Съемок не было. Но на площадке стоял режиссер и что-то объяснял Степнову и его партнерше.
- Здравствуйте. Вы к кому? – обратилась к Лене помощник режиссера.
- Здравствуйте. Я к Степнову, - ответила Лена, - я ему приглашение принесла на сорокалетие школы.
- Вам придется подождать…
- Я подожду. Спасибо.
В это время Виктор кивнул режиссеру, обнял партнершу за талию и нежно потерся щекой о ее щеку.
У Лены потемнело в глазах. Она впервые задумалась о том, что Виктор Михайлович не всегда будет рядом, не всегда будет ждать знака от нее и вообще не всегда будет ждать… Та нежность, с которой он обращался со своей партнершей по фильму, вонзилась в сердце Лены раскаленным гвоздем.
- Извините, пожалуйста, - обратилась Лена к помощнику режиссера.
- Да?
- Я все-таки не смогу подождать. Вы можете расписаться за Степнова и передать ему приглашение?
- Да, конечно. Давайте.
Лена, получив вожделенную подпись, не оглядываясь на Виктора, выскочила из двери павильона и пошла к выходу со студии.
Режиссер закончил объяснения и объявил перерыв.
- Степнов, - позвала помощник режиссера, - тебе тут приглашение принесли. Я расписалась за тебя. Так что – забирай.
- Приглашение? Мне? Откуда?
- Сам смотри. А я на обед побежала.
Виктор прочитал приглашение и схватил женщину за руку.
- Кто принес?
- Девушка принесла.
- Блондинка? С короткими волосами? Глаза зеленые?
- Глаз не рассмотрела, а вот волосы светлые. Стрижка. Спортивная такая.
- Когда приходила? Когда?!
- Степнов, отцепись! Что ты как бешенный? Минуты три как ушла.
Договаривала она уже сама себе, а Виктор бежал по коридору к выходу. Выбежал на улицу, метнулся в одну сторону, в другую… Остановился…
- Лена! Лееенааа!
Ответа не было.
- Не догнал. Не успел…
Степнов махнул рукой и повернулся к выскочившей за ним Кристине.
- Вить, ты чего убежал, как на пожар? Кто это был? Кого ты догонял?
- Это Лена приходила. И почему-то не захотела дождаться…
- Не переживай, Вить. Главное, пришла ведь. Что за приглашение?
- У школы юбилей. Сорок лет. Приглашают…
- Ты пойдешь?
- Конечно! Пойдешь со мной? Приглашение на два лица.
- С удовольствием! Пойдем, Вить. Поесть надо, пока Глеб нас не запряг снова.
Лена шла по улице, опустив голову. В мыслях был какой-то сумбур. Перед внутренним взором проносились обрывки воспоминаний.
Вот они со Степновым перекидывают мячик, вот он, после освобождения Лениных родителей, кружит ее в объятьях, вот провожает до дома… Вот уносит с ринга, ухаживает за ней. А вот он с коробкой конфет мнется около ее подъезда. И вот щека к щеке с партнершей по фильму.
«Любил, любил, любил! - стучало в голове. - Он ведь меня любил. Меня!»
А если бы он обернулся, если бы подошел, если бы снова сказал о своей любви? Поверила бы? Приняла? Принять – да, приняла бы. А вот поверить… «Но как же мне поверить вновь в ту безупречную любовь?».
В голове Лены проносились какие-то отрывочные мысли, не связанные друг с другом рифмы, куски каких-то мелодий. Она, следуя ритму этих мелодий, все ускоряла и ускоряла шаг. И, не заметив сама, перешла на бег. И бежала, подставляя лицо встречному ветру, а ее кроссовки, казалось, впечатывали в асфальт слова: пос-лед-ний шанс, пос-лед-ний шанс.

***********
За неделю до сорокалетия школы педсостав собрался в учительской до уроков.
- Ну что, господа и дамы, - спросил Савченко, - есть надежда, что праздник состоится? А то все приглашенные свое присутствие подтвердили.
- Мы с мамой Жени Алехиной, - начала Зоя Семеновна, - обсудили меню и составили калькуляцию. С едой и напитками все решено.
- Девочки вовсю репетируют в спортзале, - отрапортовала Виктория Шубина. - Я все секции отменила даже. И, честно признаться, слушаю их с удовольствием…
- Наши стихоплеты вовсю сочиняют поздравления, - поддержал Рассказов, - и помогают Оле Лебедевой писать речь ведущей. Меня близко не подпускают, но заверяют, что все будет готово.
- Ну, так это же здорово! А как еду из кафе доставим? – спохватился Савченко.
- Я поговорила с Андреем Васильевичем, - сказала Кац, - он привезет все и всех на машине.
- Тогда у нас все готово! – Николай Павлович удовлетворенно потер руки.
Дверь в учительскую открылась, и из-за нее показался… Рассказов!
- Простите, пожалуйста, за опоздание, - повинился Игорь Ильич, - я проспал.
Агнесса Юрьевна сдавленно пискнула и схватилась за сердце, Людмила Федоровна сидела с открытым ртом, а Николай Павлович снимал и надевал очки, переводя взгляд с Рассказова, сидящего за столом, на Рассказова, стоящего у двери.
Немая сцена из «Ревизора» удалась.
- Игори Ильичи, - отмер Савченко, - потрудитесь объясниться. Кто из вас наш учитель истории?
- Я, - хором ответили братья-близнецы.
- Тогда мы всем коллективом сошли с ума, - пробормотала Борзова.
- Люся, с ума сходят поодиночке, - похлопал ее по плечу Шинский. - А коллективные галлюцинации, насколько я знаю, бывают только в пустыне. Мираж называется. Так что, надеюсь, нам сейчас объяснят, что мы тут имеем честь наблюдать.
- Я – брат Игоря Ильича, - признался Рассказов, сидящий за столом. - Я приехал вчера вечером. Пришел к брату в школу, а меня все за него приняли. Вот я и решил подыграть. А поскольку брат много про школу рассказывал, мне это труда не составило… Пошутил я.
- Дурацкие у тебя шутки, Дима, - быстро сориентировался в ситуации Игорь Ильич. - Коллеги, Вы меня извините? Я бы хотел с этим шутником поговорить наедине.
- Идите, поговорите, - махнул рукой Савченко.
Братья Рассказовы вышли за дверь. Игорь Ильич дошел до пустого коридора и обернулся к брату.
- Ты зачем сегодня в школу приперся?
- Ты же вчера такой замотанный вернулся, а сегодня с утра тебя не добудиться было. Вот я и решил подменить тебя в последний раз. Да ладно тебе, брат. Да чтоб на их лица посмотреть, стоило эту шутку провернуть.
- Ладно, пойдем, шутник, - Игорь Ильич хлопнул брата по плечу, - будешь сейчас от своего имени с коллегами знакомиться.

**********
Суббота, одиннадцатое апреля, четыре часа дня.
Актовый зал триста сорок пятой школы не узнать – все стулья вынесены, а на их месте расположены небольшие круглые столики.
Зал полон. Молодые мужчины и женщины, люди среднего возраста и благообразные старички со старушками здоровались, обнимались, знакомились. На всех лицах расцветали улыбки, и в зале то и дело слышался смех.
Ребята, на чьи плечи легла подготовка и проведение праздника, выглядывали в щелочку занавеса. У них все было готово, отрепетировано и заучено. Но они все равно волновались.
- Девочки, - обратилась к Ранеткам Лена, - я песню новую написала…
- Что же ты раньше не сказала! – всплеснула руками Аня
- Я не знала, буду ли петь ее сегодня. И до сих пор не знаю. Но, надеюсь, если решусь, вы мне подыграете.
- Хоть сейчас, вполголоса, спой, - попросила Женя.
- Я напою мотив, без слов, - Лена взяла у Ани гитару, - чтобы вы примерно знали, что вас ждет.
И Лена, тихонько подыгрывая себе на гитаре, замурлыкала мотив песни. Девочки так же тихо стали к ней присоединяться. Пару раз проиграли.
- Я бы хотела припев в конце несколько раз повторить.
- Тогда нужен проигрыш, - сказала Женя, - а мы его сейчас ни в жисть не придумаем – времени нет совсем.
- «Зима», - выдавила из себя Наташа. Ей пока еще было трудно говорить, у нее было чувство, что голосовые связки отвыкли работать.
- Ты предлагаешь взять проигрыш от «Зимы»? – спросила Аня.
Наташа кивнула.
- Ты права. Он сюда подойдет. А саму «Зиму» петь сегодня не будем.
- Наташка! - Лера обняла подругу. - Ты гений! А ты, Ленка, решайся. Чувствую, это будет бомба!
- На которой я сама и подорвусь, - тихо пробормотала Лена.
Тем временем в зале все расселись по своим местам и выжидательно смотрели на сцену.
Оля подошла к среднему из трех микрофонов, стоящих на краю сцены, и кивнула Белуте, чтобы он открывал занавес.
- Оля, - окликнула девушку Лера.
Та обернулась.
- Ты сегодня необыкновенно красивая.
- Спасибо!
Занавес потихоньку стал разъезжаться в стороны. В зале раздались аплодисменты.
- Уважаемые дамы и господа! - Оля Лебедева с улыбкой смотрела в зал. - Мы рады приветствовать вас в родных для всех присутствующих стенах. Мы уверены, что как бы ни сложилась ваша жизнь, наша школа живет в каждом сердце. На юбилей у нас готово поздравление для каждого и музыкальный подарок для всех. Это наша рок-группа «Ранетки», таланту которой покорились даже Лужники! Итак, мы начинаем!
Зал снова разразился аплодисментами. На сцену вышли Стас Комаров и Коля Платонов и встали по бокам от Оли к микрофонам.
Оля еще раз обвела глазами зал, улыбнулась и начала:
- Нашей школе 40 лет
Сегодня исполняется!
И опыт, данный ею нам,
Пускай не забывается!
Желаем школе процветать
Из года в год. А также
Хороших вам учеников!
И "медалистов" даже!
Желаем вам не забывать
Нас, школьников со стажем.
А мы о нашей школе слов
Хороших много скажем!


- Директор - наш второй отец,
Наставник, поучитель!
Во всяком деле молодец,
Он лучший наш учитель!
Желаем мы ему побед
В делах и над врагами.
Пусть Палыч будет двести лет
Директорствовать нами!
- подхватил Платонов

- Борзова – строгий педагог,
Её мы уважаем.
Как только алгебры урок –
От страха умираем!
Консервативна и умна
Людмила Фёдоровна наша.
И вот сейчас, день ото дня,
Она становится всё краше!
Желаем ей всегда такой
Красивой оставаться.
Пускай её ученики
Перестают бояться!
- поддержал Комаров.

- А чтобы Вы не устали слушать поздравления, - лукаво улыбнулась Лебедева, - мы будем перемежать их музыкальными паузами.
- А что самое интересное, Агнесса Юрьевна, - Людмила Федоровна наклонилась к своей соседке по столику, - у учеников действительно повысилась успеваемость!
- Я же Вам говорила! Не надо прятать красоту!
- Прошу любить и жаловать, - раздалось со сцены, - покорительницы Лужников, группа «Рааааанеткиии»!
Гром аплодисментов, поклон девочек, стук Лериных палочек и…
- Алиса не ходит в школу,
Алиса любит спать…

Через несколько песен Оля Лебедева вновь вышла на сцену. На сей раз в сопровождении Белуты и Семенова.
- Вам понравилась наша группа? Я в этом нисколько не сомневалась. А сейчас еще несколько поздравлений.
- На уроки физкультуры
Мы спешим всегда без слов!
Потому что тягу к спорту
Прививает нам Степнов!
Даже те, кто не особо
В спорте ловок и силён,
Всё равно спешат к спортзалу!
Всех заставит бегать он!
Так однажды получилось,
Что Степнов в себе нашёл
К творчеству талант. И вскоре
В сценаристы он пошёл!
А потом он, разгулявшись,
Стал сниматься в фильме сам!
Слава Виктору Степнову!
Слава умным физрукам!
- с пафосом прочитал Белута.

- И.И. Рассказов, между прочим,
Классный наш руководитель!
И в конкурсе "Учитель года"
Единогласный победитель.
У Ильича есть брат-близнец!
Смотри, не спутай сразу.
Внимательнее приглядись: -
Который он Рассказов?
- задорно прочитал Семенов.

Вечер шел своим чередом: шутливые поздравления менялись песнями школьной группы. Все действо очень профессионально держала под контролем Оля Лебедева.
Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Вот и выступление, подготовленное учениками школы, подходило к концу.
«Ранетки» на сцене допели последнюю запланированную песню.
- Ну что, Лен? – прошептала Лера.
Кулемина резко выдохнула, и все девочки почувствовали ее напряжение.
- Буду петь, - кивнула она. - Сама ее представлю.
- Дамы и господа! - разнесся по залу хриплый от волнения голос Лены. - Наша группа заканчивает свое выступление и благодарит вас за внимание и теплый прием. А я прошу у вас прощения, потому что наша последняя песня будет не для всех. Я хочу посвятить ее одному человеку. Это мой ему подарок… Этот человек всегда был рядом со мной. Он очень много для меня сделал. А я во многом была не права. Этот человек научил меня бороться до конца. Бороться и побеждать, даже когда кажется, что победа невозможна. Может быть, я опоздала… Но сегодня мой последний шанс сказать ему «спасибо». Мой последний шанс рассказать ему о своих чувствах…
Лена оглядела зал, задержала взгляд на Викторе и, глубоко вздохнув, запела:
- Последний шанс забыть тебя -
Влюбиться по уши,
Ведь ничего вернуть нельзя
Охрипшим голосом.
Кому нужны теперь слова?
Я не всегда была права,
Но как же мне поверить вновь
В ту безупречную любовь?

Зачем, зачем, зачем,
Как слезы, листопад?
Нигде, да и ни с кем,
Что ж, сам виноват.
Скажи, скажи, скажи
Всего лишь пару фраз,
Хоть как-то покажи,
Что есть последний шанс!

Последний шанс забыть тебя -
Влюбиться по уши,
Ведь ничего вернуть нельзя
Охрипшим голосом.
Кому нужны теперь слова?
Я не всегда была права,
Но как же мне поверить вновь
В ту безупречную любовь?

Когда, когда, когда
С небесной высоты
Упала вдруг звезда -
Знаю, это ты.
Любил, любил, любил,
Любил, и что сейчас?
Хотел, да не забыл,
Но есть последний шанс!

Последний шанс забыть тебя -
Влюбиться по уши,
Ведь ничего вернуть нельзя
Охрипшим голосом.
Кому нужны теперь слова?
Я не всегда была права,
Но как же мне поверить вновь
В ту безупречную любовь?

Последний шанс забыть тебя -
Влюбиться по уши,
Ведь ничего вернуть нельзя
Охрипшим голосом.
Кому нужны теперь слова?
Я не всегда была права,
Но как же мне поверить вновь
В ту безупречную любовь?

Последний шанс...


Девочки начали играть проигрыш. Аня с Женей пребывали в шоке. Они никак не ожидали от Ленки такой смелости. Ведь их подруга всегда открещивалась от чувств к Виктору Михайловичу. Если бы кто-то стоял в это время рядом с Лерой, то этот кто-то услышал бы, что она бормотала себе под нос, как заезженная пластинка: «Офигеть! Офигеть! Вот уж точно, бомба! Офигеть!»
В зале Дмитрий Ильич наклонился к невесте своего брата.
- Ира, - позвал он и кивнул на Степнова, который сидел очень прямо и не отрывал глаз от светловолосой девушки с бас-гитарой, - это ТА ученица?
Каримова кивнула.
- Понятно…

- Последний шанс забыть тебя -
Влюбиться по уши,
Ведь ничего вернуть нельзя
Охрипшим голосом.
Кому нужны теперь слова?
Я не всегда была права,
Но как же мне поверить вновь
В ту безупречную любовь?

Последний шанс забыть тебя -
Влюбиться по уши,
Ведь ничего вернуть нельзя
Охрипшим голосом.
Кому нужны теперь слова?
Я не всегда была права,
Но как же мне поверить вновь
В ту безупречную любовь?

Последний шанс...


Отплакал последний аккорд, и звук растворился в воздухе. В зале было так тихо, что, казалось, все разом перестали дышать. И в этой тишине раздался первый хлопок. Это Дмитрий Рассказов поднялся на ноги и захлопал в ладоши. Через секунду все повскакивали с мест, и зал потонул в грохоте аплодисментов.
- Степнов, - дернула мужчину за руку Кристина, - бегом! Пока все смотрят на сцену. В заднюю дверь и за кулисы.
- Ты думаешь?
- Витя, где ты умный мужик, а где дите малое. Твоя Лена только что, при всем честном народе, призналась тебе со сцены в любви! Бегом, я сказала!
Виктор как-то неприкаянно огляделся и побежал к задней двери.
- Кристиночка, - позвал Дмитрий.
- Да, Игорь. Ой, простите, Дмитрий. Не могу перестроиться. Воспринимаю Вас как Игоря.
- Вы различаете нас с братом?
- Конечно! Вы же абсолютно разные!
- Выходите за меня замуж!
- Так сразу? – Кристина насмешливо подняла брови.
- А чего тянуть? Наша с Игорем мама – мудрейшая, между прочим, женщина – всегда говорила: «Если встретишь женщину, которая сможет вас различить, сразу женись на ней».
- Ну, если мама говорила, - протянула Кристина и добавила: - Я подумаю. При одном условии.
- Каком?
- Вы больше не будете называть меня Кристиночкой.
- Клянусь! – Дмитрий торжественно поднял руку.
Степнов вбежал за кулисы. Все ребята где-то растворились, Кулемина была одна…
- Лен, - начал Виктор и замолчал, не зная, что сказать.
- Виктор Михалыч, - Лена сжала дрожащие руки, - а можно без слов? Словами у Вас не очень хорошо получается.
Степнов стоял и молчал. Он понимал, чего ждет от него Лена, но сам не верил своему пониманию. Вернее, боялся поверить.
Улыбка девушки стала вымученной и кривой.
- Я поняла, Виктор Михайлович. Спасибо, что не оставили без внимания мою песню. Идите в зал, там Вас ждут.
В голосе Лены послышались слезы, и чтобы скрыть их, она отвернулась к стене.
В голове Степнова все встало на свои места. Лена прогнала. Опять прогнала. Это привычно, не ново. Это понятно…
Он развернулся, чтобы уйти. И вдруг, как гром среди ясного неба, на него обрушилось понимание. Понимание того, почему она прогоняет.
Мужчина резко развернулся, рывком повернул девушку лицом к себе.
- Дура ты, Кулемина, - хрипло сказал Степнов и впился в ее губы поцелуем.
Он скорее почувствовал, чем увидел, как в счастливом изумлении широко распахнулись Ленины глаза, а потом спрятались под ресницами.
Виктор чувствовал, как ее губы под его губами становятся все более мягкими и податливыми. Он чувствовал, как ее руки гладят его шею и запутываются в его волосах. Как ее тело все теснее и теснее прижимается к его.
Поцелуй становился все глубже, а их языки начали свой собственный танец.
Тяжело дыша, Виктор оторвался от любимой. Его взгляд с радостью ловил ее облик. Покрасневшие скулы, затуманенные от удовольствия глаза, припухшие губы и две блестящие дорожки от слез на щеках.
- Ну что, Кулемина, как тебе такое объяснение? – весело спросил Степнов. Ленина улыбка осветила все вокруг. - Теперь, Ленка, я тебя точно никуда не отпущу!
Ее глаза вспыхнули. Вспомнила. И подыграла.
- Что Вы, Виктор Михалыч! Я Вас никогда не брошу.
Оба рассмеялись. Виктор обнял девушку и прижал к себе.
- Эх, Ленка, Ленка. Всю душу мне вымотала.
- Викт… Вить! - Лена подняла на любимого мужчину искрящиеся глаза.
- Что, Ленок?
- Объяснение было замечательное. Только я немного не поняла. Ты мог бы объяснить еще разок?


- Ты суслика видишь?
- Нет.
- И я не вижу... А он есть!
_____________________
Я - маленькая беленькая северная лисичка, которая всегда подкрадывается незаметно :)
_____________________
"Поживем - увидим, доживем - узнаем, выживем - учтем" (с)
Спасибо: 73 
Профиль
Чуда





Сообщение: 1546
Настроение: К чёрту любовь?.....
Зарегистрирован: 29.06.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 62

Награды: Участник фестиваля КВМ-весеннее волшебство
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.09 00:22. Заголовок: Автор: Чуда Название..


Автор: Чуда
Название: На расстоянии удара
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Сontinuation
Статус: Окончен
От автора: Дорогая овечка, автор данного желания, надеюсь я хоть чуточку, но угодила. Отдельное спасибо Тане (Abama) за идею названия и Кристине (Kristenka) за помощь с сюжетом. Девочки, вы как всегда помогаете мне! Без вас я бы ничего не написала, правда!
Желание:
Хотелось бы получить в подарок фанфик по КВМ, жанр: Romance, PG-13, Сontinuation. Приблизительный сюжет: ссора с Гуцулом, появление актрисы Кристины и в дальнейшем счастливое воссоединение КВМ


***
… «Вот он, стоит рядом, буквально на расстоянии удара. Всего-то нужно протянуть руку и заехать по его самодовольному лицу. Ну, нет, не дождешься! Ты и этого не достоин!»
На удивление самой Лены, она не чувствовала ни обиды, ни разочарования, даже злости как таковой не было. Просто неприязнь и недоумение, как она вообще могла встречаться с Гуцулом?!
Вся мишура как-то разом осыпалась и осталась «голая» правда: Лене хотелось доказать, что она такая же, как её подруги. И что она тоже может нравиться мальчикам, встречаться с ними и ходить по кафешкам. Быть такой, как все. А еще, это было отличным аргументом, почему Кулемина не должна ночами напролет думать о нем. О Степнове Викторе Михайловиче, ее учителе физкультуре. Бывшем учителе. И не важно, ведь у нее есть Игорь?
- Ну, Ленок, - Вывел девушку из размышлений улыбающийся Гуцул, - Это всего лишь шутка! Ну чего ты злишься!? Я же только поцеловал ее, и ничего больше! И к тому же, мне совершенно не понравилось! Ты целуешься гораздо лучше! – В попытке отвлечь Лену от ссоры, парень потянулся к ее губам. Кулемину же, от одной только мысли, что еще каких-то пару минут назад он целовался в подсобке кафе с Наденькой, буквально передернуло. Она оттолкнула от себя Игоря и сделала пару шагов назад:
-А теперь послушай меня внимательно Гуцул! Мне плевать, специально ты зажимался с этой Наденькой, или нет. И уж тем более мне не интересно, понравилось ли тебе! Но одно я могу сказать тебе точно – между нами все кончено! И возвращаться к этому разговору я больше не намерена!
- Лен, да я ни в чем не виноват! Это! Это все они! А я! Да я вообще только… - Кулемину уже порядком начал раздражать весь этот спектакль. Хотелось лишь одного – побыстрее уйти отсюда:
- Игорь, ты вообще слышишь, что я тебе говорю? Мне ВСЕ РАВ-НО, понимаешь? Это был твой выбор! И сделал ты его между прочим один, не спросив даже меня! Так вот пришло время отвечать за свои поступки. Только уже без меня. Пока! – Посчитав свою миссию выполненной, Лена поспешила уйти из кафе, оставив парня «переваривать» всю информацию.

***

Не спеша, направляясь в сторону дома, Лена не могла избавиться от непонятного ей ощущения: что это, свобода, или облегчение? Но однозначно после разрыва с Гуцулом, девушке стало легче. Чем для нее были эти отношения? Да и отношениями это толком назвать язык не поворачивается. У них изначально не было никакого будущего. Лене даже на минуту стало стыдно, ведь она в некоторой степени просто использовала Игоря и осознала это до конца лишь сейчас. Но уже не важно:
- «Забавно, не думала, что расставание с парнем может быть таким приятным. Впрочем, у меня всегда все не как у людей!» - Улыбалась своим мыслям девушка, подходя к подъезду дома, но уже мгновение спустя встала как вкопанная и не могла поверить своим глазам:
Из ее, Лениного подъезда, вышел Степнов. И не один, а под руку с молодой девушкой. Надо признаться, с очень привлекательной длинноволосой блондинкой.
Первой мыслью было бежать! Куда глаза глядят, лишь бы подальше отсюда. Бежать без оглядки, далеко. Так далеко, чтобы никто и никогда не нашел. Но, увы, не всегда наши желания совпадают с нашими возможностями: Лена даже шевельнуться не успела, как услышала до боли знакомый голос:
- Физкульт привет, Кулемина! Какими судьбами? – Не смотря на всю свою невозмутимость внешне, мужчина не меньше Лены был шокирован этой неожиданной встречей и, растерявшись, спросил первое, что пришло на ум.
- Вообще-то, я здесь живу, если вы забыли, Виктор Михайлович – Достаточно грубо отозвалась девушка, посчитав, что лучшая защита – это нападение.
Ее слова застали мужчину врасплох. Виктор просто не нашел, что ответить. Затянувшуюся паузу прервал звонок мобильного телефона в кармане Кристины. Извинившись, девушка отошла на несколько шагов и ответила на вызов. А двое так и остались стоять: она, внимательно рассматривающая каждую трещинку в асфальте и он, по привычке засунув руки в карманы брюк, не в силах отвести взгляда от такого родного лица.
Лена, конечно же, ощущала на себе его взгляд, но боялась поднять на мужчину глаза. Боялась, что он сразу же прочтет в них все ее чувства и переживания. От одной лишь мысли об этом девушку передернуло, что не смогло укрыться от пристального внимания Степнова, который, правда, расценил этот жест по-своему. В один шаг, преодолев разделяющее их расстояние, Виктор молча взялся за язычок молнии на куртке Кулеминой, и потянул его вверх, до самого конца. Затем все так же, не проронив ни слова, стянул с себя шарф и обмотал им шею девушки. И лишь наткнувшись на ничего не понимающий взгляд Лены, которая была мягко говоря поражена его действиями, пояснил:
- Кулемина, на улице – не май месяц! Ну что за привычка ходить в куртке нараспашку? Простудишься ведь!
- «Нет, ну вот зачем? Зачем он это делает? К чему такая забота я понять не могу?» - Лена уже пришла в себя после этого спонтанного проявления внимания со стороны Степнова и ревность, вперемешку со злобой и обидой захлестнули ее с новой силой:
- Вы бы, Виктор Михайлович, лучше о своей девушке позаботились бы! – Практически процедила сквозь зубы Кулемина и бросила многозначительный взгляд в сторону Кристины, которая увлеченно разговаривала по телефону в стороне, - А я уж как-нибудь сама разберусь!
И вот уже в который раз за последние несколько минут мужчина стоял в полной растерянности и не понимал, о какой такой девушке идет речь. Лишь проследив за взглядом Лены, он, наконец, понял, в чем дело. И тут уже настала его очередь злиться:
- «Девушка? Да какая к черту девушка? Я же о ней волнуюсь! А она тут сцены ревности закатывает! Ревности?! Стоп. Нет, какая может быть ревность? У нее же есть Гуцул!» - Степнов чувствовал себя героем какой-то глупой американской комедии, и уже практически не улавливал сути происходящего. Но все же решил идти до конца:
- А что мне еще остается делать, если твой рыцарь Гуцулов не в состоянии проследить за твоим здоровьем? А мне не в тягость! Ничего личного! – Последние слова мужчины так резанули сознание девушки, что она не смогла не взглянуть, наконец, в его глаза. Что она пыталась там найти? Как минимум опровержение этим самым словам!
- «Ничего личного? Значит никакая это не забота, а что тогда? Личного. Ничего. Совсем? Но…» - Дальше оставаться здесь сейчас у Кулеминой не было уже никаких сил. В последний раз, опустив и тут же подняв свои глаза на бывшего учителя, Лена рванула с места и лишь в дверях подъезда бросила короткое «Досвидания» куда-то в пустоту.

***

- Дед, я пришла - Прокричала из коридора Лена и тут же прошмыгнула в свою комнату. Слишком много событий для одного дня: разрыв с Игорем, эта встреча со Степновым. Девушке хотелось просто забраться под одеяло и уснуть, ни о чем не думая. Но видимо у деда были свои планы на этот счет и старик, находясь в явно хорошем настроении, поспешил поделиться с внучкой своей радостью:
- Привет, Лен. А ты чего это так рано сегодня? Случилось чего?
- Да нет, дед. Все в порядке. Просто устала что-то. Ужинать не буду, а, наверное, сразу спать лягу, хорошо? – Как можно более непринужденно ответила девушка.
- Ну, смотри внучка, - Пригладил усы Петр Никанорыч и направился к выходу из комнаты, но вдруг резко остановился:
- Вот ведь дед твой совсем старый стал! – Мягкая улыбка, - Я ж чего заходил то! Новость у меня, Елена, хорошая! Знаешь, кто сегодня ко мне заходил? Виктор!
- «Ну вот, опять Степнов! Да что ж он меня весь день сегодня преследует то?» - Устало вздохнула Лена, но все же повернулась к деду, чтобы выслушать:
- Так чего ж тут такого? Я думала Виктор Михалыч часто к тебе заходит, вы же продолжаете работать над второй частью романа, - Пожала плечами Кулемина.
- Заходить то заходит. А сегодня не один пришел, а с Кристиной! – Воодушевленный своим рассказом, Петр Никанорыч не заметил, как его внучка резко поменялась в лице и поникла:
- «Кристина значит. С этими глупыми разборками у подъезда Степнов даже забыл мне представить свою спутницу. Или не хотел? Уже не важно. Крис-ти-на. Наверное, теперь это имя должно вызывать у меня отвращение? Ан нет. Ноль эмоций. Странно…»
- Лен, ты меня слушаешь? Если тебе не интересно, то ты мне так и скажи… - Вывел девушку из размышлений голос деда.
- Да нет дед, мне интересно. Правда. Так, где ты говоришь, они познакомились? – Попыталась сделать заинтересованное лицо Лена.
- Ну ты чем меня слушала то? – Рассмеялся старик, - Говорю же, это его новая партнерша по фильму. Она играет роль Елены по нашему роману. Там они и познакомились.
- Значит, они играют пару на экране? – Как утопающая попыталась схватиться за последнюю соломинку Лена.
- Верно. На экране. Но скажу тебе честно, из них и в жизни красивая пара получилась бы! Виктор, он же мне как сын родной практически стал, так пусть на старости лет старик порадуется? Вот внучка вроде как принца своего встретила, глядишь и Виктор свое счастье найдет! – И на этой радостной ноте Петр Никанорыч вышел из комнаты, пожелав внучке спокойной ночи. Одному автору известно, от чистого сердца это сказал дед, или же из какого-то своего расчета, но пусть это останется для всех загадкой.

***

Этой ночью, впервые за долгое время, Лена плакала. Долго и очень горько. От чувства слабости и безысходности перед действительностью. Как будто в один миг из ее сердца вырвали что-то очень важное и дорогое, без чего жизнь уже не имела смысла. Лишь под утро, вконец раскрасневшиеся от слез глаза сомкнулись, и девушка провалилась в сон. Только вот снов как таковых она этой ночью не видела. Лишь чернота вокруг. Такая густая и холодная.
Утро субботы выдалось достаточно солнечным. Открыв глаза, Лена даже не вспомнила о событиях вчерашнего дня и ночи. Как будто ничего этого не было.
На кухне уже сидел дед с чашкой кофе и газетой в руках.
- Доброе утро, дедуль. Как спалось?
- Ой, уже проснулась, Леночка? А я думал, ты до обеда проспишь, слышал, как ты всю ночь ворочалась, у тебя все хорошо? – Отложил в сторону печатное издание мужчина, - Ты садись, давай завтракать.
- Все в порядке. Кошмар наверное приснился – Наливая в кружку чай отозвалась внучка, - Ты мне лучше скажи дед, какие у тебя на сегодня планы?
- Да никаких вроде, а что такое? Ну, может, если только к Василь Данилычу загляну на чай, - Пожал плечами старик и, заметив лукавую улыбку на лице внучки добавил, - Только на чай, Леночка! Обещаю, ничего крепче! А ты сама чем займешься? С подругами гулять пойдете или с Игорем куда?
- Нет, дед. Понимаешь, у всех свои дела, так что у меня никаких планов на сегодня. Наверное, дома посижу, телевизор посмотрю, - Лена не хотела расстраивать старика новостью о том, что она рассталась с Гуцулом. Да и с девчонками из-за грядущего отъезда Леры в Лондон отношения стали достаточно напряденными. Но деду не обязательно об этом знать.
- Слушай, Лен. А можно тебя так сказать не в службу, а в дружбу попросить. Ты бы не могла сходить на съемочную площадку и отнести Виктору новые диалоги к сценарию? Я как раз вчера вечером их закончил. Заодно развеешься и посмотришь, как снимают кино.
Лене не оставалось ничего другого, кроме как согласиться. Ведь она сама, не подозревая подвоха, отправила всех своих друзей и подруг «по делам».

***

«… Вот он, стоит буквально на расстоянии удара. Такой сильный, красивый и любимый? Но как же я на него зла! Кулаки непроизвольно сжимаются. И это непреодолимое желание ударить...»
Вернемся примерно на сорок пять минут назад.
Огромное количество прожекторов и всевозможных приборов вокруг. Вот первое, чем встретила Лену съемочная площадка фильма «Это будет вчера» по роману ее деда и Виктора Степнова.
Судя по небольшому количеству рабочих, которые переносили декорации, съемочный день на сегодня подошел к концу. Кулемина взглядом пробежала по помещению в поисках Степнова, но безрезультатно. Тогда она схватила первого попавшегося на ее пути рабочего за руку и спросила, где она может найти этого самого Степного.
- Так он в подсобке, мячи качает, - Махнул рукой в неопределенном направлении мужчина в рваных джинсах и куртке, запачканной краской и штукатуркой.
- Чего он там делает? – не поняла Кулемина.
- Мячи качает! Ну, они после съемок сдулись, а он к спортинвентарю никого близко даже не подпускает! Все мячи лично проверяет и подкачивает насосом, если надо. Что с него взять – физкультурник! – И усмехнувшись, мужчина так же незаметно исчез, как и появился.
Кулеминой не оставалось ничего другого, как пойти в указанном направлении в поисках подсобки. Уже на полпути Лена пожалела, что сдала в камеру хранения телефон на входе в павильон, сдавшись под напором охранника, который категорически запретил проносить с собой мобильный, потому что так положено по правилам. В узком коридоре было достаточно темно, а под ноги постоянно попадались какие-то предметы, но подсветить дорогу было нечем. Наконец, девушка уткнулась в дверь и, нажав на ручку, открыла ее.
Взгляду предстала небольшая комнатка, заваленная всевозможным спортинвентарем. Единственным предметом мебели служил небольшой шкаф в углу, дверцы которого были распахнуты, а из самого шкафа доносились весьма непонятные звуки. Освещала комнату одинокая лампочка на потолке, правда света от нее было совсем мало.
- Виктор Михалыч, вы тут? – Спросила Лена, войдя в помещение, и закрыла за собой дверь.
- Кулемина??? – Из шкафа показалось удивленное лицо Виктора, - А ты что тут делаешь?
Девушка, увлеченная попыткой понять, как же такой высокий Степнов умудрился поместиться в шкафу, не сразу отреагировала на адресованный ей вопрос:
- А? Так я это, вот – Лена сделала два шага в сторону мужчины и протянула ему папку, - Дед просил вам новые диалоги к сценарию занести.
- Спасибо, Лен, - Виктор взялся за край папки, но Лена не спешила ее отпускать. Лишь внимательно смотрела на мужчину: глаза, губы, глаза. Опомнилась:
- Ну, я пойду тогда, - И, не дожидаясь ответа, развернулась и дернула на себя дверь. Каково же было ее удивление, когда последняя не поддалась. Вторая попытка так же не увенчалась успехом. Ничего не понимающая Кулемина развернулась обратно к Степнову:
- Виктор Михалыч, не открывается!
Тут уже мужчина подскочил к двери и дернул – ничего.
- Чертовщина какая-то! Ведь все в порядке было! А тут вдруг заклинило! – Мужчина продолжил дергать дверь, но все безрезультатно.
- И что же теперь делать? Вот блин! У меня даже телефона с собой нет, чтобы позвонить! У Вас видимо тоже! А все этот охранник! Не положено, не положено! Будь он не ладен! – Начинала злиться Лена. Эта ситуация начала ее напрягать и не удивительно: она заперта в маленьком, еле освещенном помещении, наедине с Ним!
Виктора же, судя по всему, наоборот, ситуация эта лишь забавляла:
- Да ладно тебе, Кулемина! Не паникуй! Завтра по сценарию решающий матч с планетой-противником. Так что на площадке нужны будут мячи и нас откроют!
- Завтра? ЗАВТРА??? Да вы понимаете, что говорите! Я тут что, целую ночь должна с Вами просидеть? Вы в своем уме, Виктор Михалыч!? Я не хочу! И не буду! Выпустите меня отсюда! – Лена сама не понимала, откуда появился этот панический страх остаться с ним наедине, да еще и возможно до утра, - Ну сделайте же что-нибудь! Вышибите дверь что ли! Ну что вы стоите? И хватит улыбаться! – У девушки начиналась самая настоящая истерика, видимо накопившееся за несколько дней напряжение дало о себе знать.
- Господи, я заперт с сумасшедшей! – В конец развеселился Степнов, но тут же перестал смеяться, встретившись взглядом со злой Кулеминой.
- Вы еще и издеваетесь? Что смешного, я понять не могу! Вы понимаете, что мне просто необходимо выбраться отсюда! Я вообще зашла только папку передать! Меня уже давно ждут… - Договорить она не успела, потому что ее перебил Степнов:
- Что, Гуцул твой заждался, да?! Это к нему ты так спешишь сбежать? – Теперь уже и Виктору было не до веселья.
- Во-первых, он НЕ МОЙ, а во-вторых! А во-вторых, это вообще не ваше дело! Ясно? Я же не спрашиваю, где Вы оставили свою ненаглядную Кристину! Или она уже смирилась, что на первом месте у Вас всегда мячи, сетки и козлы! И поэтому не ревнует?! – Лена тут же пожалела о своих словах, но было слишком поздно.
- Да ты вообще понимаешь, что говоришь, Кулемина? Ты с головой своей дружишь, или как? – Мужчина со злостью ударил кулаком по дверце шкафа, от чего та с грохотом захлопнулась, - Ты, кажется, уже сделала однажды свой выбор, и не тебе меня судить! – Холодный тон. Слишком жестко и жестоко по отношению к ней. У Лены сжались кулаки:
«… Вот он, стоит буквально на расстоянии удара. Такой сильный, красивый и любимый? Но как же я на него зла! Кулаки непроизвольно сжимаются. И это непреодолимое желание ударить...»
Вдох. Выдох. Вдох. Отошла к противоположной от него стене, сползла на пол и уткнулась лицом в колени. Выдох.
Степнов тоже опустился на пол, опираясь о стену. Нельзя сказать точно, сколько они вот так просидели. Молча. Каждый с мыслями о чем-то своем и друг о друге одновременно.
Лена первой решилась нарушить тишину:
- Простите. Я не хотела. Правда – Тяжелый вздох. Лицо все так же спрятано в коленях.
Встал. Подошел к ней:
- Ничего. Все в порядке, - Остался стоять рядом, - Просто не понимаю тебя в последнее время. Я же чувствую, что с тобой что-то происходит! Расскажи, мы же друзья? Или ты мне не доверяешь?
- Доверяю, подняла на него глаза, просто… Просто мне стыдно, - Слегка наклонила голову вбок.
Виктор резко отошел в середину комнаты, натянул рукав кофты на всю кисть и одним движением выкрутил лампочку. Помещение резко окунулось в темноту.
- Так лучше? – Вернулся и присел на пол рядом с Леной.
- Да, - Улыбнулась. Он почувствовал. Снова пауза. Потом Лена начала говорить. Почти шепотом и часто запинаясь, в попытках подобрать нужные слова:
- Понимаете, я совершила много ошибок. Сама виновата. Сначала эта история с вашим уходом. Я тогда думала, что поступаю правильно. Я испугалась. Думала, что Вас, но оказалось, что себя. И не придумала ничего лучше, как согласиться на предложение Игоря встречаться. Сейчас понимаю, как глупо это было, но на тот момент просто хотелось быть как все. Чтобы прекратились все эти слухи в школе. И… - Говорить Лене было очень трудно. Рассказывать откровенно о себе очень не просто, а тем более, если твой слушатель – мужчина, который тебе не безразличен, - Но теперь это в прошлом. Между мной и Игорем все кончено. А у Вас… у Вас есть Кристина и я от чистого сердца желаю Вам, Виктор Михайлович, чтобы Вы были счастливы! Вы это заслужили! – Голос дрогнул. Предательские слезы накатились на глаза. Ну, уж нет, не хватало еще при нем заплакать.
И снова тишина. Она просто давила на обоих.
Степнов положил свою руку на плечо Лене и почувствовал, как она дрожит. И неважно было на тот момент: от холода, от страха или от слез. Он принял решение, и менять его не собирался:
- Лен, ты действительно хочешь, чтобы я был счастлив? – И вот он уже стоит на коленях перед ней.
- Да – Еле слышный шепот. Подняла лицо с колен. Увидела его глаза прямо перед собой. Не смотря на темень в помещении, их (глаз) блеск не возможно было не увидеть.
- Тогда позволь, - Осторожно приподнимает одной рукой ее лицо за подбородок, - мне, - Нежно стирает дорожки слез на щеках второй рукой, - любить тебя, - Смотрит в глаза, - Ведь только рядом с тобой я могу быть по-настоящему счастливым. И ты это знаешь, но почему-то упорно не хочешь принимать.
- Знаю. И хочу. Просто боялась – Выдыхает ему прямо в губы. Прикрывает глаза. Она знает. Она чувствует. И не ошибается – его губы очень легко и нежно касаются ее губ. И еще. Снова касание. Ноги совсем затекли от неудобной позы и, не прерывая поцелуй, Лена так же опускается на колени.
Маленькая темная комнатка. Кругом разбросаны мячи и прочие спорт принадлежности, среди которых, стоя на коленях друг перед другом, целуются двое: мужчина крепко прижимает к себе чуть вздрагивающую девушку, а она нежно поглаживает его шею, время от времени запуская свои пальчики в его волосы. Прикосновения все более чуткие, более смелые с каждой секундой. И уже кажется просто нереальным оторваться друг от друга. Слишком долго они ждали этого момента, когда между ними не останется никаких препятствий и предрассудков. Он больше не ее учитель. А она больше не сомневается в своих чувствах. А разница в возрасте? Какие глупости! У любви нет возраста!
Но неожиданно идиллию нарушил непонятно откуда доносящийся звук, который все нарастал и нарастал. С трудом оторвавшись от любимых губ, Лена перевела взгляд вниз и увидела, как карман Степнова светится и более того, как раз таки и является этим самым источником звука. Виктор же, поняв, что его разоблачили, вытащил из кармана надрывающийся мобильный:
- Алло. Да, Петр Никанорыч. Да, со мной. Все в порядке. Да. Я Вам потом расскажу. Не волнуйтесь. Еще раз спасибо за помощь. Я завтра зайду. До свидания.
От услышанного Лена вконец потеряла дар речи и лишь молча наблюдала за дальнейшими манипуляциями Виктора, который уже набирал чей-то номер:
- Алло, Крис. Димка там рядом? Ну, ты скажи своему мужу, чтобы он уже выпустил нас отсюда. Да, все хорошо. Потом, все потом. Спасибо, с меня причитается! – Мужчина нажал на отбой и посмотрел в глаза Кулеминой:
- Прости… - Невинная улыбка.
- Так ты знал! Ты знал, что я приду! Да вы! Вы все это подстроили! А я-то наивная! А Кристина? И кто такой Дима? Чей он муж? Ты объяснишь мне, в конце концов, что тут происходит?
- Любопытная ты моя, - Степнов помог Лене подняться на ноги и обнял, - Дима – это муж Кристины, моей напарницы по съемкам. А происходит здесь то, что я очень люблю тебя! В прочем, как и твой дед, который очень хочет, чтобы ты была счастлива… - Но договорить он не успел:
- Люблю тебя – ее шепот прямо ему в губы и долгий, нежный поцелуй.

Скрытый текст


Люди кричат, задыхаясь от счастья...
И стонут так сладко, и дышат так часто..
Что хочется двигаться с каждой секундой быстрей!
Делая, делая, делая новых людей!..


Спасибо: 52 
Профиль
Nastysha





Сообщение: 139
Настроение: позитивно-неадекватное)))
Зарегистрирован: 10.12.08
Откуда: Россия, Челябинск
Репутация: 15

Награды: Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.09 01:32. Заголовок: Автор: Воскресение (..


Автор: Воскресение ( Nastysha)
Название: Слёзы и вино.
Рейтинг: PG
Жанр: Agnst
Персонажи: Лена, Ольга Липатова, ВМ, дед Лены, упоминаются: Боб Кантор, Гуцул.
Пары: КВМ, упоминается КуГу.
Время действия: Начало третьего сезона.
Чего нет: Ленина кандидатура на роль главной героини в фильме не рассматривалась.
Что есть: Степнов занимается с Ольгой, Ранетки помогают Кантору писать музыку к фильму, Лена встречается с Гуцулом.
Статус: окончен
Желание: Фанфик по КВМ. Она любит его, он любит её, но вместе быть не могут. Лена боится взрослой жизни. Описание со стороны Лены.
От автора: Дорогая овечка! Я надеюсь, что этот фик тебе понравится! Заранее прошу простить мне, возможно, некоторую ООС-ность в Лене, но так как мысли Кулёминой для нас всегда остаются загадкой, пусть это будет один из вариантов.
История создания фика: Скрытый текст

– Я там чай приготовил, – дед смущенно переминается у двери. – Вы шли бы на кухню, а я к Василь Данилычу схожу, он как раз звал меня.
– Спасибо. – Ольга улыбается ему.
– Это вам спасибо. – Дедуля теперь смущается ещё больше, глядя на Ольгу. – Лен, я ушел.
– Не сидите допоздна! – кричу я уже закрывшейся за ним двери.
– Он знает, – киваю в сторону двери. И мы возвращаемся к нашему разговору.
– Он против?
– Нет, что вы. Он Степнова обожает, – Я ещё не готова, поэтому меняю тему, воспользовавшись дедовым предложением. – Пойдёмте, правда, я хоть чаем вас напою.
Я встаю, не дождавшись реакции Ольги. Пожалуйста, не так сразу, мне нужно собраться с мыслями. Липатова-старшая долго и пристально смотрит на меня. Наконец улыбается, и я с облегчением понимаю, что мне дали отсрочку. Такую, знаете, как перед походом к зубному. Идти всё равно придётся, да и зуб болит ужасно, но лишние полчаса перед кабинетом, подаренные истеричной мамашей, протащившей без очереди своё орущее чадо, кажутся вечностью. Благословенной вечностью.
Лишь на кухне я понимаю, что за мной никто не идёт. Выглядываю в коридор. Ольга одевается. Чувствую, будто ударили кулаком в живот. Перехватывает дыхание и щиплет глаза. Только вот я не плачу. Никогда. Ну, или почти никогда.
– Уходите? – сколько там человек может не дышать?
– Нет-нет, что ты! – Ольга улыбается, касаясь моей руки, и я делаю глубокий вдох. – Просто куплю кое-что. К чаю.
– Но у нас всё есть, – заглядываю на кухню, – там печенье, бутерброды…
– Да я мигом, а ты пока чай наливай.
– Хорошо.
Закрываю за ней дверь. Она вернётся. Прохожу на кухню.

Часть 1. Сюрпризы.
Ситуация абсурдная и неловкая. Оглядываю стол и усмехаюсь. Да, Кулёмина, приехали. Сейчас за этим столом ты и мама твоей немой лучшей подруги за чашечкой чая обсудите твоего бывшего физрука. И твои чувства к нему. Или его чувства, или всё вместе, толком и не знаю, как это бывает. Разговоры по душам – не моё. Главным образом, потому что не с кем. При мысли о маме, как всегда, сжимается сердце. В детстве всё было проще. Ты прибегаешь домой с содранными коленками и историей о мальчике Диме, который дернул тебя за волосы, и возбужденно рассказываешь Историю Своего Дня. Правда, в моей истории такой мальчик всегда уходил домой плачущим, а коленки обдирались на спортплощадке. Но, главное, что была мама, мазавшая коленки зеленкой, и сквозь смех объясняющая, что мальчиков бить, в общем-то, не хорошо. Одергиваю себя. Ну же Кулёмина, надо радоваться, что у тебя вообще есть мама, и неважно, что она далеко. Я и радуюсь, а когда смотрю на Лерку, радуюсь ещё сильней. Хуже того, что мама далеко, может быть только то, что её больше нет. Так что мне ещё повезло.
Мне нравится Ольга Липатова. Она из тех взрослых, с которыми легко. Они общаются с тобой на равных. Как Рассказов или... неважно. Но всё же неловко рассказывать о самом сокровенном почти чужому человеку. Даже если в тебе всё уже бурлит и просится наружу, как будто ты сейчас взорвёшься.
Ольга пришла ко мне сегодня вечером. Она догадалась. Степнов рассказывал о неудачном признании в любви, о том, что Капитан написан с него, Ольга знала. Вот только то, что я – та самая Лена, она поняла, сложив два и два, после феерической вчерашней сцены. Я мысленно вернулась в тот день.
Они репетировали со Степновым сцену признания в любви. Нужен был объект этой самой любви. Ольга, изображавшая его, постоянно хихикала, смущая Степнова. После десятой неудачной попытки, она с криком «у меня есть идея», убежала из комнаты. Как назло, мы с Бобом Кантором как раз записывали музыку к фильму в соседней комнате. И я даже не знала, что Степнов там, поэтому на Ольгин вопрос, «а не могла бы я помочь?», я ответила «конечно», после того как Кантор дал «добро», сказав, что мы закончили на сегодня. О, это было плохой идеей. Очень-очень-очень плохой идеей. Я, ничего не подозревая, прошла за Ольгой в комнату. Собственно, я бы могла по выражению лица Степнова сразу понять, что самое лучшее – удирать. Круглые глаза. Большие круглые глаза. Теперь-то я понимаю, что он уже начал переваривать всю глубину Липатовской великолепной идеи. У меня же включился привычный условный рефлекс. Павлов был бы доволен. Итак, «рефлекс на Степнова»:
1. Выдавить «Здрасьте, Виктор Михалыч».
2. Вдохнуть.
3. Опереться на ближайшее вертикальное сооружение. Да, отлично, стена подойдёт.
4. Выдохнуть.
5. Смотреть в пол. Ну, или на потолок, да на худой конец, на тот цветок. Только не на него. Только если чуть-чуть. Мельком. Ну, одним глазочком.
6. Не забывать дышать. Вдох, выдох. И ещё раз.
7. Включить мозг, и понять, где я нахожусь, и что происходит.
Отработано на «ура». Именно на седьмом пункте до меня дошло, что говорит Ольга.
– Виктору, э, Михайловичу нужно отрепетировать одну сцену. Тебе даже говорить ничего не надо будет, просто он будет обращаться к тебе. Ты же знаешь, героиня – юная девушка, а я хоть ещё и молода духом, но за юную девушку, увы, не сгожусь, - Ольга говорила всё это со своей чуть ироничной усмешкой, глядя на меня. Она ещё не видела лицо Степнова. Я старалась его не видеть. – Там небольшая сцена. Герой героине в любви признается.
МХАТ бы нам позавидовал. Вот это была пауза. А из соседней комнаты доносилось что-то очень драйвовое рок-н-рольное. Отличненько. Давайте повторим то неловкое и неуклюжее признание, которое, наверняка, оба пытаемся забыть как страшный сон. Зрители будут в восторге. Судя по Олиному лицу, теперь и у меня глаза были, как у Степнова – такие же большие и круглые. Степнов взял себя в руки первым, благо времени на переваривание всего этого у него было больше.
– Оль, ну ты что, она ж моя ученица, – он запнулся, – была. Я ж ещё больше смущаться буду, нет, давай лучше я просто в стену буду говорить. Лена, спасибо за помощь, я думаю, мы справимся, - Степнов не только говорит это притихшей Ольге, но и одновременно выводит меня из комнаты, аккуратно взяв за плечи, и стараясь не смотреть мне в глаза.
– Да не за что, Виктор Михалыч, я тогда пойду, а то дед уже ждёт, - Слава Богу. Хватаюсь за эту возможность уйти, как за соломинку. Повожу плечами, ускоряю шаг. Он убирает руки, но ощущение тепла от его прикосновения остаётся. – До свидания, Ольга Сергеевна. Не провожайте, я сама за собой закрою.
Я бежала домой так, будто за мной гнались. Уже дома я поняла, что впервые увидела его в джинсах. А плечи всё ещё горели огнём.
Именно тогда Ольга всё поняла. Но как человек чуткий и понимающий, не стала бы вмешиваться и никогда бы не решилась на разговор, если бы не то, что случилось сегодня. Я почти успела уйти от Липатовых до прихода Степнова. «Почти» означает, что мы столкнулись в дверях. А «мы» в данном случае - я, он и блондинка. Они улыбались, и он обнимал её. Я выскочила оттуда, не сумев произнести даже дежурного «здрасьте, Виктор Михалыч». Хотя услышать его удивленное «Лена» я успела. Уже от Ольги я узнала, что это его новая партнерша по фильму, Кристина, и у них хорошие отношения.
Ольга здесь не ради сводничества или проповедей и нотаций. Она здесь ради меня. Когда раздался звонок в дверь, у меня была очень бредовая мысль, что это пришел он. Сказать что-нибудь, объяснить. Я бы конечно, не стала слушать, но ведь главное было бы, что он пришел. Так что я не знаю, что в итоге увидела Ольга, глядя на меня: облегчение или разочарование. Дед провёл её ко мне в комнату и ушел, чтобы не мешать. Она замялась в дверях. Потом, как будто, решившись, села и заговорила.
– Лен, ты очень помогла нам с Наташей, я не знаю, что бы с ней было, если бы не ты. И я тоже хочу тебе помочь. Чем смогу. Я ещё помню, какого это – быть молодой, влюбленной, и как важно иметь поддержку, кого-то с кем можно поговорить. Я понимаю, что я тебе не мать, но, возможно, пока её нет, я смогу чуть-чуть её заменить. Выслушать, дать совет, поплакать вместе, или посмеяться. Я же не слепая, я отлично видела, как вы с Виктором смотрели друг на друга. И видела, как больно тебе было видеть его с Кристиной. Я пойму, если ты не захочешь говорить, я просто хочу, чтобы ты знала, что всегда можешь на меня рассчитывать, хорошо?
– Хорошо, – я кивнула.
Мы сидели молча. Спустя некоторое время она поднялась.
– Ольга Сергеевна, я… я хочу об этом поговорить. Я только… не знаю как.
– Для начала, зови меня просто Ольгой, а там, как пойдёт, договорились?
– Договорились… Ольга.
Как раз тогда и поступило гениальное предложение деда о чае. Кстати, про чай, где же Ольга? В этот момент раздаётся звонок в дверь. Вот и стоматолог, Кулёмина.

Часть 2. Исповедь.
Принесенным «к чаю» оказались бутылка красного вина и пакетик пряностей. На мои слабые попытки сказать, что вообще-то я несовершеннолетняя и вина не пью, Ольга лишь усмехнулась и пообещала, что пить мы будем не вино. После 20 минут колдовства над кастрюлькой и туркой, на столе перед нами стояла пара дымящихся бокалов. Глинтвейн. Гениальная мысль. Учитывая, что спиртное крепче шампанского на Новый год я никогда не пила, мне бы хватило и запаха. Ударяющих в голову тяжелых, пьянящих паров. А уж после двух третьих бокала мой язык словно развязали сывороткой правды.
Я говорила и говорила, без остановки. Во всём этом бреде не было ни одной связной мысли, я торопилась, перескакивая с одного на другое. Мне хотелось выплеснуть из себя всё, копившееся так долго, мучившее меня настолько, что стало почти осязаемой частью моей личности. Ольга молчала. Изредка кивая, давая понять, что слушает.
Я говорила, как скучаю. Как каждый раз иду домой со смешанным чувством страха и надежды, что Он может быть здесь. О том, как испытываю гремучую смесь разочарования и облегчения, оттого, что больше его не вижу.
Боже, как мне не хватает того, что было раньше! Когда всё было просто и ясно, никаких многозначительных взглядов, когда прикосновения были просто прикосновениями, когда они не оставляли на теле этих пылающих ожогов. Наши разговоры обо всём на свете, когда не надо было обдумывать каждое слово, проверяя его на скрытый смысл. Я так скучаю по нашей дружбе. Тогда она казалось странной всем вокруг, но не нам. Для нас всё было так естественно. А потом всё изменилось. Ему нужно больше. Но зачем, ведь у нас итак всё было? Зачем надо было облекать всё в слова? Проводить границы, давать этому название? Почему мы не могли быть просто друзьями, как раньше? И что с того, что кровь во мне закипала всякий раз, когда он улыбался другой девушке? А сердце в это время, казалось, терзали тупым кинжалом. Я бы всё вынесла, только чтобы он был рядом. Я бы сумела притворяться, притворяться, что мне всё равно. Ему просто нужно было быть рядом. Как раньше. Но ему нужно больше…
Неужели он не понимал, что я не могу дать ему ничего больше? Я даже не знаю, что будет с моей жизнью через полгода, я не знаю, кто я, зачем я. Я ничего не знаю. Я не знаю, каково это любить кого-то, быть с кем-то вместе. Заботиться. Что говорить, как смотреть, что чувствовать. Я… все эти вещи «для влюбленных парочек», они не для меня, я же в них не черта не смыслю. Тем более с ним. Он же… Он… Ему же нужно будет всё. Не походы за ручку после школы, не посиделки за чаем. Ему нужна… ну, я не знаю… жена? дети? Уютный дом, кого-нибудь, кто будет заботиться о нём, будет рядом в нужный момент, будет говорить нужные слова, готовить ему ужины и… заниматься с ним любовью…
А я? Что могу я? Позвать его на школьное собрание? Нелепо…
Я тогда так радовалась, что он решил вернуть всё, что было раньше. «Считать, что такого разговора не было». Я думала, это сработает. Не вышло. Всё больше не было простым. В каждом его взгляде я теперь видела это. Для него я больше никогда не буду просто Кулёминой, с которой можно побросать мячик после уроков.
А потом появился Гуцул. С ним было просто. Как раньше с Виктором. Баскетбол, дружба. Это я умею, это я могу. И даже потом, когда Гуцул захотел большего, это было не страшно. Рядом с ним не подкашивались ноги, с ним я не впадала в ступор, когда не можешь говорить, не путались мысли, не замирало сердце. Не перехватывало дыхание. И его прикосновения не оставляют ожогов.
Так я и живу. Пытаюсь жить. Вот только иногда кажется, что какую-то часть меня вырезали, и эта рана всё время ноет. А редкие и мимолетные встречи выбивают почву из-под ног. И сегодняшняя картина его и этой… Кристины, мгновенно наполнила меня яростью, яростью и болью.
Я… не могу так больше… Как… мне… забыть… его?
Только теперь я замечаю, что Ольга сжимает мою руку, а по обеим моим щекам текут слёзы. А я ведь не плачу. Почти никогда.

Часть 3. Утешение.
Мы лежим на диване у меня в комнате, моя голова у неё на коленях. Ольга гладит мои волосы. Я чувствую себя усталой и разбитой, как после тяжелейшей тренировки. И пустой. Нет, скорей опустошенной.
Теперь всё кажется нереальным, как будто весь сегодняшний день – просто сон, настолько он… невероятен. А завтра я проснусь, и всё будет как раньше. И ничего этого не было. Мне даже начинает казаться, что это мама здесь со мной, что это она гладит меня по волосам. Это ведь сон, а во сне всё можно, правда?
– Глупенькая ты, – я слышу голос Ольги, и реальность понемногу начинает возвращаться. – Такая маленькая. Уже такая взрослая, и ещё такая маленькая.
Она говорит это с нежностью. А у меня же больше нет сил говорить. Умоляю, помоги мне, пожалуйста… И она продолжает.
– Я больше пятнадцати лет пыталась забыть мужчину, которого любила. И у меня это так и не вышло. Нет, конечно, я не говорю, что это невозможно, и что для каждого человека в жизни существует лишь одна любовь. Это было бы слишком жестоко, наверное. Так что да, возможно, ты сумеешь забыть. Вот только хорошо подумай, действительно ли ты этого хочешь? У тебя есть величайший дар, о котором только может мечтать человек: ты любишь, и твоя любовь взаимна. Да, это очень сложно, и если бы я не знала тебя, не знала бы Виктора, я сама была бы против такой истории. Но если ты хочешь простоты, готовых ответов, сборник указаний, что и как нужно делать, то знай, в жизни так никогда не бывает. И не важно, сколько тебе: шестнадцать, тридцать или сорок шесть. И твой страх, он – неотъемлемая часть жизни, часть любви.
– Мне до сих пор бывает страшно. Страшно потерять Борю снова. Страшно, что у нас не получиться. Но слушать свои страхи – значит никогда по-настоящему не жить. Прятаться от проблем, от сложных решений. Быть с нелюбимым мужчиной только потому, что так проще? Я пробовала. Только сначала тебе становится противен этот мужчина, потому что он – и ты это знаешь – не тот. У него не тот взгляд, не та улыбка, тебя раздражает его голос. А потом тебе уже противна и ты сама. И никто не виноват. Просто ты так решила.
– Тебе не приходила в голову, что Виктор ничего от тебя не ждёт? Ничего из того, что ты считаешь, ему так необходимо? Что он любит тебя именно такой, какая ты есть - ученица одиннадцатого класса Лена Кулёмина, спортсменка и бас-гитарист. Я ведь вижу, как его эта любовь также рвёт на части. И, честно скажу, я впервые за много лет встречаю такого человека, как Виктор. Я вообще не думала, что такие ещё остались. Он однолюб, Лен. Ему его чувства столько боли принесли, а он и не думает от них отказываться.
– А как же Кристина? – я пытаюсь защищаться, снова разом ощутив тупую, ноющую боль.
– Да он рад, что хоть с кем-то за долгое время можно поговорить по-человечески. Он тоскует по школе, все его друзья остались там. У вас дома он старается не появляться, чтобы лишний раз тебя не оттолкнуть ещё дальше. А тут милая девушка, общительная, простая. Конечно, они подружились. Им же вместе работать. После того, как ты вылетела сегодня из квартиры, он ни одной сцены нормально не отыграл. Даже те, что до этого получались.
– Я не знаю, что мне делать, – голова тяжелая, и свет кажется слишком ярким, хоть и горит лишь маленький светильник в углу комнаты. Закрываю глаза.
– Этого тебе никто не скажет, даже я. Это должна решить только ты. Просто живи так, чтобы потом не пришлось ни о чём сожалеть. Ну а если не получится, что ж, у каждого из нас свои шишки и шрамы. Без них мы бы не были теми, кто мы есть… - это последнее, что я слышу, прежде чем моё сознание уплывает в царство снов.

Часть 4. Решения.
Я просыпаюсь резко, дернувшись во сне. Открываю глаза, прислушиваясь к ощущениям в своём теле. Никакой головной боли, это радует.
Вспоминаю вчерашний вечер. И сон. Он расплывчатый, и я не помню деталей, только лишь ощущение тепла и покоя.
У меня по-прежнему нет никаких ответов, только Ольга права – я устала бояться. В конце концов, в жизни как в спорте: можно бояться проигрышей, и быть всегда только зрителем. А можно выйти на площадку и надрать сопернику задницу. Ну и что, что в роли соперника – сама жизнь. Невозможное – возможно, как гласит адидасовский слоган.
Только вот с чего начать?
Ответ приходит сам собой, пока я разглядываю дисплей звонящего мобильного телефона. На нём короткая надпись «Гуцул».

Эпилог.
Я стою в комнате у Липатовых, слушая своё громко бухающее сердце. Разум громко вопит: «Беги! Беги же!», но я, сцепив зубы, продолжаю стоять. Сейчас Ольга откроет дверь, они мило поговорят, и затем она предложит ему пройти в комнату. Она за ним не пойдёт. Она вообще уйдет из квартиры, а Степнов обнаружит в комнате меня.
Я не спала несколько ночей, но так и не придумала, что сказать. Скорее всего, это превратиться в комедию абсурда, и сделает всё только хуже, но… сейчас или никогда.
Я не успеваю закончить свой мысленный разговор, как Виктор широким шагом заходит в комнату и с удивлённым лицом остаётся стоять чуть дальше от дверей. Да мы с ним просто короли неловких ситуаций. Ещё и ужасно «красноречивы» оба.
Делаю, наверно, самое глупое, что можно сделать – за мгновение подлетаю к нему, и обнимаю, уткнувшись лицом в основание его шеи. Ноги ватные, и, чтобы не упасть, вцепляюсь в него ещё сильней. На глаза наворачиваются слёзы, и я закусываю нижнюю губу. Я и так слишком много плачу. Так проходит вечность. И ещё. И ещё одна.
Что-то изменилось. Его руки сначала несмело, а затем всё с большей силой прижимают меня к нему.
– Ленка… Лена… Лееена… – Мне с трудом удаётся различить его шепот. Широкая улыбка расплывается по моему лицу. Теперь мне почему-то неудержимо хочется смеяться и плакать одновременно, и я не понимаю, как человек может испытывать столько всего и сразу. Перед глазами всё плывёт, и я не чувствую пола под собой. Лишь спустя несколько мгновений понимаю, что это от того, что Виктор, мой Виктор, по-прежнему сжимая меня в объятиях, кружится по комнате.

Скрытый текст


"Слишком этот мир запутан, чтобы просто быть с тобою..." Спасибо: 53 
Профиль
Mistic



Сообщение: 822
Настроение: КВМ!!! КВМ!!! КВМ!!!
Зарегистрирован: 12.12.08
Откуда: Россия, Новокузнецк
Репутация: 31
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.09 09:31. Заголовок: Автор: Mistic Назван..


Автор: Mistic
Название: Ироничная история
Пейринг: ВАЛТ
Рейтинг: PG
Жанр: Humor, Romance
Задание:
Фанфик, ВАЛТ, Romance, PG, Humour. Лена и Виталий раньше встречались, но расстались. Сейчас оба не против попробовать ещё раз, но никто не делает первый шаг, поэтому друзья начинают их сводить.

Примечание автора: Дорогая, овечка!!)) С праздником тебя!! Спасибо тебе за задание – дарю тебе такой подарок, писала для тебя от души, но скажу, честно, в жанре юмор работала впервые, так что не суди строго!))) И от себя сделала в фике POV Лены. Надеюсь, что не совсем уж разочаровала!


Скоро закончатся съемки – скоро доснимем сериал, и наконец-то, Господи, как я этого ждала, начнется отдых!! Мой отдых!! Пускай и такой мизерный, пускай и такой припозднившийся, но зато такой долгожданный! Хоть высплюсь перед гастролями, устала, как собака.. Хуже чем та собака Павлова, у которой возникали неожиданные рефлексы – она хоть могла делать, что хочет… Мои же «рефлексы» на профессиональном поприще настолько ожиданны, что пробирают до зубовного скрежета. Каждый день съемки, затем репетиции, общения с журналистами и постоянные попытки не выходить из тонуса. Стараюсь, как могу, но иногда надоедает. Слава Богу, что спасает любовь… Моя любовь к музыке, к благодарным поклонникам, и, конечно же, моя любовь к Нему!! Он – это мой Виталька, мой Абдулов, любимый физрук, как я его иногда зову… Просыпаюсь рядом с ним каждое утро и понимаю, что если бы не он, стала бы я похожа на клоуна с резиновым лицом. А так… посмотрю утречком в его глаза – чудно-голубые и понимаю, что живу!! Ни один оттенок неба в ясный день не стоял рядом с цветом его глаз – смотрю в них и читаю нас обоих, как книжку. Вижу в этих небесных очах его любовь – отражение моей, вижу и ощущаю прилив сил, который каждый день, несмотря на адскую усталость поднимает меня с постели и включает во мне маленький моторчик…Наподобие того, что был у мужчины в самом расцвете сил из мультика – у Карлсона… вот такой же моторчик, только чуть пониже того места, где он располагался у Карлсона. Так вот подскакиваю я каждый день, только благодаря Витале – ох, буду банальной, моей поддержке и опоре!! Ни одно мужское плечо в мире не сравнится с его плечом – опираюсь на него всегда и везде – и тогда, когда просто надо выпустить пар, или когда ползу с репетиции, или когда «лечу на автопилоте» после очередной презентации с вытекающим оттуда банкетом. Он всегда рядом, вместе со своими плечами… Иногда, бывает, скажу ему, как я его люблю и хочется улыбаться во все мои тридцать два – любовь моя, можно сказать, прет отовсюду. И вроде, весна уже кончилась, а во мне до сих пор всё играет… Наверно, потому, что шли мы к этой любви долго – наша история была не хуже мыльного мексиканского сериала, история с бесконечным запятыми и троеточиями, которые я всегда, благодаря своей горячности, принимала за жирные точки.

Познакомились мы с Виталей за полгода до начала съемок в сериале «Ранетки» - сериале про нашу группу. Это было почти полтора года назад… Встретились с ним на презентации какого-то журнала – мы с девчонками выступали там, отжигали и нахваливали новое печатное издание. Новоиспеченный редактор клялся будущим читателям в эксклюзивности материала для печати, а мы щедро сдабривали его слова своей музыкой. Спели три песенки и неожиданно получили предложение остаться на банкет. Тогда-то я и познакомилась с Виталием – нас представил друг другу наш дорогой продюсер -Сережа Мильниченко. Сказать, что Виталий произвел на меня неизгладимое впечатление – это не сказать ничего, он меня просто поразил... Я никогда и не думала, что окажусь в ситуации из романов, которыми зачитывается половина женского населения земного шара – можно сказать, что я влюбилась с первого взгляда. В тот вечер я так волновалась, находясь под этим самым впечатлением, что пролила бокал шампанского Виталию на брюки. Помню его глаза, которые аккуратно, но беззастенчиво ощупывали мою худую долговязую фигуру, мое испуганное, и, наверно, перекошенное лицо. Было безумно стыдно, и я с ужасом смотрела, как на светлых пижонских брюках расплывалось мокрое пятно и ждала, что Виталий сейчас станет раздражаться. Но он тогда лишь расхохотался и весь оставшийся вечер мы провели вдали от скопления подвыпивших людей. Разговаривали обо всем. Я, словно гонщик Формулы-один, преодолевала преграды из своего смущения, получала невероятный адреналин и чувствовала, как заходится мое «зеленое», в смысле юное, сердечко от его затуманенного взора. Под конец вечера я разнервничалась так, что пролила ему на вторую брючину еще один бокал шампанского – это я сейчас с иронией вспоминаю об этом, а тогда было не смешно!! Я уже отчаялась, что испоганила весь вечер своей неуклюжестью и трясущимися руками, но Виталий, задыхаясь от смеха сказал мне, что пить я не умею и вызвался подвезти меня домой. Тогда уж и я расслабилась – засмеялась вместе с ним!

Расстались у моего подъезда не хуже, чем в вышеупомянутом бразильском сериале… Бразильском или мексиканском?? Неважно, главное, что расставались мы неизвестно на какое время, без номеров телефона и других координат. Прощались без слов, смотря друг другу в глаза, понимая, что ходим по краю – говорю за двоих: просто знаю, у него все было также… Провели самый лучший вечер, когда казалось, что всё вокруг хочет, чтобы мы были вместе. Больше всего я тогда боялась отвести свои глаза от его очей и попрощаться первой – в итоге мы сделали это одновременно. Той ночью я не спала, ну вы только представьте – точно, как в романе. Очень ждала встречи и боялась, что коварная Москва, в которой тесно, как в банке с огурцами, разведет нас по разным своим краям. Развела! Мы встретились только на съемках сериала – меня вновь познакомили с исполнителем роли физрука в нашей сериальной школе. По сценарию я должна была стать его лучшей спортсменкой, и как мне сказал по секрету наш режиссер Арланов – из нас собирались сделать замечательную пару к концу сериала. Что было со мной в тот момент, я помню смутно – радость зашкаливала так, что в голове плыло все, и в моей памяти отпечаталось лишь выражение лица Виталия – его сначала отпавшая челюсть, а потом невероятная улыбка, после возвращения отвисшей челюсти на место. В тот день мы снова провели потрясающий вечер – было столько новостей. Мы разговаривали и держались за руки, гуляя по улицам нашей столицы. У подъезда мы снова долго прощались, пока вдруг меня не дернуло пригласить Виталия на чай – дома не было никого, поэтому краснеть перед братом и родителями не пришлось. Мы выпили чая и расставались в тот вечер с четким осознанием того, что встретимся вновь. Тогда он меня поцеловал – нежно и так, что у меня подкосились коленки, а перед глазами в полной темноте закружились разноцветные звездочки!

Мы встречались с ним каждый день – на съемках, и после них, и даже после-после. И просто понимали, что начинаем любить друг друга, безумно и открыто, бескорыстно и горячо. А потом… потом все вдруг стало съезжать с накатанных рельсов. Совсем неожиданно. Также неожиданно, как тогда, когда ты идешь по солнечному городу в белой курточке и светлых штанишках, и тут откуда не возьмись появляется огромная лужа, а следом, словно по волшебству, как черт из коробочки, автомобиль, который едет прямо в эту лужу так, что ее содержимое оказывается на твоей белой куртке и штанах. И ты стоишь вся облитая, так неожиданно и негаданно, и засоряешь наш прекрасный язык трехэтажными непечатными выражениями от обиды и досады. Вот также неожиданно у нас все и разладилось с Виталей. Виной всему стала ревность, глупая обоюдная ревность: его – к моей «драгоценной» работе, моя – к назойливому вниманию к Виталию со стороны женского пола. Какой-то мудрый сказал, что в ревности больше самолюбия, чем любви! Выражение в тему –жаль, что понимаю это только сейчас! И где только были мои мозги в тот момент?? Где была эта мысль раньше?? В какой пыльной книжке она была написана?? Сейчас, конечно, остался только горький осадок – хуже, чем в неправильно сваренном самогоне. Но тогда это был крах - проблемы можно было решить, если взяться за них сразу, но никто из нас так и не смог этого сделать, и наш союз стал обсыпаться и крошиться, как мое любимое песочное печенье... Разругались мы тогда, как говорят, в хлам! Дошло чуть ли не до битья посуды, но потом стало понятно, что фарфор из сервиза здесь явно не причем, поэтому пришлось ограничиться крепкими и отвратительными словами. Кричали тогда друг на друга так, как кричат, обычно, при пожаре. Помню, что выслушала в свой адрес множество красивых фраз, которые, если была бы режиссером, вписала бы в сценарий какого-нибудь любовного сериала – для ругани главных героев. И что это я всё про сериалы??!!

Что сказать, в долгу я не осталась – наговорила еще большей «красоты» и успокоилась только, когда хлопнула входная дверь, и жалобно звякнул, выпавший из нее, ключ. Тогда-то я и узнала, что природа наградила меня не только острым языком и умением колко выражаться, но и повышенной слезностью – выплакала в тот вечер все свои слезы, наверно, за всю жизнь. Да только толку с них, как, простите, с козла молока – то бишь никакого.
В тот вечер во мне еще и проснулась, сладко потянувшись, пресловутая женская гордость, которая заставила меня «игнорить» Виталю, начиная со следующего дня. Я, задрав свой подбородок, проходила мимо, не здоровалась и ждала его шагов к примирению – глупая… Но он, увидев мое самообладание, выбрал такую же политику, попросту говоря, забил на меня. Встречались и общались мы только в кадре, а больше этого- ни-ни… Иногда даже «собачились», прикрывая наши личные неурядицы мишурой из разногласий по поводу работы перед камерой. Помню, что тогда Сережа Арланов сказала мне: «Лена, вы потрясающе ругаетесь, во втором сезоне мы со сценаристами будем чаще ссорить Кулемину и Виктора Михалыча!». Я от этих слов просто села – у меня тут, понимаете ли, драма личная, о которой кстати знала вся площадка, а он тут со своим сценарием…

Честно признаться, это был очень сложный период – к тому же вскоре начали снимать второй сезон, где отношения Лены Кулеминой, в исполнении меня, должны были развиваться с Виктором Михалычем, в исполнении Абдулова – наши герои, как сказала Арланов, и ссорились, и мирились. Было тяжело находиться рядом с Абдуловым и практически не играть чувства – всегда до этого адаптировалась, а тут… Когда надо было кричать на него в кадре, отключала свой мозг и пропускала все через себя!! И он также, правда менее агрессивно. После таких съемок, меня, как маленького ребенка успокаивали валерьянкой. А в сценах, где Кулеминой надо было «любить» Михалыча я готова была плакать, как та Таня из стишка, которая уронила своя мячик…Я снова пропускала все через себя и это было сложнее. Научилась все свои чувства показывать глазами. Говорила Виталию все этими самыми глазами, читала, что скажут его глаза. Со временем мы уже понимали, что надо как-то избавляться от всех противоречий и мириться – чувствую, что понимали. Но никто из нас не желал идти на поклон… Гордость, также как и легендарная лень явно родились раньше всего человечества, и мы не стали исключением. Помню мою депрессию, которая стала после нашей барабанщицы Лерки, второй подругой. Кстати, именно Лерка тогда помогла мне – помогла, сначала морально, а потом, как выяснилось еще и посодействовала нашему примирению с Абдуловым. Но все по порядку.

Как-то я не выдержала и все-таки расплакалась прямо у Леры на коленях, в коридоре школы, в перерыве между съемками. Рассказала ей про то, что больше не могу. «Люблю, куплю…лишь бы вернулся…». Лера, мудрая девушка, предложила просто поговорить с Виталием – а я, глупая девушка, как всегда уперлась и отказалась. Ну не растеряла я еще тогда все остатки гордыни, поэтому подобное предложение возмутило меня так, что я вскипела, электрический чайник. И что меня тогда толкнуло нахамить Лере – не знаю. Отказала в грубой форме и удалилась на грим – замазывать синяки под кроличьими от слез глазами.

С Лерой, правда, я тогда помирилась… На следующий день, когда подошла к ней и Саше Стефанцову – исполнителю роли историка в сериале. Было странно видеть их вместе, шушукавшимися – но я поняла эту странность гораздо позже, а тогда, находясь под прессом проблем, просто подошла к подруге и попросила прощения. Помню, что тогда Лера обнимала меня и что-то сосредоточенно показывала Саше на пальцах, буквально выкручивала их – я косила глаза на Стефанцова и видела, как он пытается разгадать тайный шифр Леры. Произойди это действо в другой день, я бы, наверно, удивилась и поразмышляла о причинах такого странного поведения, но день был тоскливый и мне было абсолютно все равно… Я стояла, согнувшись, и плакала на плече Леры, уставшая от съемок и от бесконечного выматывания моей раненной души – бессмертное выражение классика про душу подходило в тот момент, как никогда.
Помню, что успокоившись, я тогда отстранилась от Леры и краем глаза заметила, как довольно она улыбнулась, и как ответил ей глазами Саша. Я пристально смотрела на него и на нее, ничего не понимая до тех пор, пока Стефанцов не дернулся, очень быстро не протараторил, что ему пора и не скрылся из виду. Я перевела взгляд на Леру и уже было собралась задать ей вопрос, почему они себя так странно ведут, как она, наверно, поняв по моим глазам, схватила меня за руку и куда-то повела. Я тащилась с ней по улицам, как ребенок, который бежит за своей мамочкой, держа ее за руку. Вот и я так бежала за Лерой, а она все приговаривала, что мы идем бодриться и попить хорошего кофейку. Помню, что по дороге она выпытывала у меня про Виталия – спрашивал, как он себя ведет рядом со мной, что говорит. Рассказывать про это было трудно, поэтому еще до кафе я попросила Леру сменить тему.

В кафе мы долго сидели и разговаривали ни о чем, заказывали кофе и различные кофейные коктейли со сливками и мороженым – сладкое медленно, но верно повышало мое настроение как столбик ртути на градуснике. Мне становилось хорошо еще и от того, что кофе, которое заказывала Лера, щедро «обогащали» коньяком. С каждым глотком мои щеки становились все горячее и горячее, губы сами уже разъезжались в глупой улыбке, жизнь казалась раем, и любое, как говорится, «море было по колено»! Вскоре мои глаза стали закрываться – сказалась усталость и злополучный коньяк, я ныла и просила Леру уйти. Но Козлова подливала мне кофе, кормила мороженым и поглядывала на дверь кафе. В какой-то момент мне показалось, что она оживилась и выпрямилась. Но потом она попросила меня принести еще мороженого – заказать у барной стойки и заодно проветриться. Я не удивилась – мой мозг тогда уже отказывался удивляться, и я послушно, еле передвигая ноги, направилась к бару. Когда я возвращалась обратно, меня встретила Лера, возбужденная, невероятно веселая. Она забрала у меня мороженое, осмотрела с головы до ног и буквально повела к столику. Я, на ходу, чтобы хоть немного взбодриться и заставить ноги нести меня ровно, пила крепкий кофе – уже без коньяка, и моя голова обретала ясность. Постепенно…., но все же обретала.
Я почти доходила до нашего с Лерой столика, как меня окликнул знакомый голос. Я резко повернулась и почувствовала, как моя чашка кофе летит куда-то, расплескивая коричневую жидкость. Сначала, я осознала, что на меня смотрят родные голубые глаза. Я начала приходить в себя и увидела, что передо мной, за соседним столиком сидит Виталя. Улыбается… Потом мой мозг дал сигнал моим глазам, и я опустила их, чувствуя, как ко мне приходит ощущение дежавю – вновь мокрое пятно, растекающееся на пижонской светлой брючине, вновь мои дрожащие руки и заливистый смех сначала Витали, а потом еще и Саши с Лерой. Голова моя в тот момент прояснилась окончательно – наши друзья, Лера и Саша, попытались не просто свести, а еще и помирить нас – подстроили встречу. Еще помогла судьба, которая оказалась с чувством юмора – она вернула нас к тому, с чего все началось. Помню, что тогда мой любимый физрук, буквально сгибаясь со смеху, произнес:
- Да.. Лен, пить ты все-таки не умеешь!! – тогда уже и мой смех начал разноситься по кафе. Я стояла и улыбалась, чувствовала, как во мне все скачет от радости, будто молодые лани на лугу. Помню нежные глаза, которые оказались передо мной за секунду, помню сильные руки и его надежные плечи под моими ладонями. Помню сладкие родные губы на своих губах, и пьянящее ощущение счастья, которое срывало крышу не хуже того коньяка из кофе и пять слов, которые разносились под крышей кафе, смешиваясь с ароматами арабики, пять слов в двойном экземпляре, сказанные друг другу:
- Прости меня. Я тебя люблю!


P. S. С праздником, дорогие и любимые овечки!! С Днем Рождения, наш прекрасный форум!)))


Спасибо: 37 
Профиль
Ответов - 20 , стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 56
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 85 месте в рейтинге
Текстовая версия