АвторСообщение
Menata
moderator




Сообщение: 930
Зарегистрирован: 04.06.08
Откуда: Владивосток
Репутация: 95
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.04.10 12:38. Заголовок: КВМ Парад Талантов - Фанфики


В этой теме - фанфики.

Аллочка "Коллекция невысказанных фраз" (бета: Kristenka)
((=ОвечкО=)) "Стая"
мандаринка "Погода в доме" (бета: All-a А)
ПчёлиГ "Мечта"
Стэлла и Манюня "Конспирация"

AnyaNuta "С 8 марта, девочки!" (бета: Леона)
Failen "Кадриль" *бонус!*
lady_in_red "Как убить старушку" (бета: Чуда)
Last Chance "Портрет на память"
LenkaRanetochka, Olik и Опавший листик "Мы запишем новую историю... Только найди, только прими"
Nessy "День сурков" (беты: nebo и КатR)
Paloma "Весенняя сказка" (бета: Шато Марго)


Скрытый текст







Мысль - это оргазм мозга. Те, кто способен его испытать - получают истинное наслаждение, остальным приходится имитировать. (с)
Спасибо: 22 
Профиль
Ответов - 12 [только новые]


Paloma





Сообщение: 66
Настроение: иду по жизни с улыбкой
Зарегистрирован: 17.06.09
Откуда: Россия, Ростов-на- Дону
Репутация: 21
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.03.10 10:20. Заголовок: ..


Автор: Paloma
Название: Весенняя сказка
Жанр: AU, ООС, Romance
Рейтинг: PG-13
Пейринг: КВМ
Бета: Шато Марго
Статус: окончен


Примечание: у меня было три слова: "весна", "вальс", "маневры".


Глава 1.
Весна в этом году наступила поздно, почти в конце марта. Слишком долго зима проводила свои маневры, постоянно напоминая о себе холодом и мокрым снегом.
В Волшебной стране все потихоньку оживало и наполнялось светом и радостью. Теплое солнце обогревало лучами землю и вызывало улыбку у всех жителей. Всем хотелось зеленой листвы, особенно феям, которые мечтали насладиться чудесным цветочным нектаром и утренней росой – своими излюбленными блюдами.
Весна всегда была непростым периодом для тех фей, кто обучался в Академии Изящества и Волшебства. На носу были выпускные экзамены, успешная сдача которых давала им «путевку в жизнь» и позволяла считаться самостоятельными взрослыми феями.
В маленькой классной комнате Академии сидела юная фея Еленгарда, которая пыталась в очередной раз написать самостоятельную работу. Почему-то сегодня удача была не на ее стороне: чернила постоянно стекали в ненужных местах, оставляя за собой некрасивые кляксы. Из-за этого работу пришлось переписывать уже в восьмой раз! А ведь изящный почерк и опрятность письма ставились в Академии во главу угла. Считалось, что фея должна быть прекрасна во всем: телом, душой, манерами и умом.
Что касается самой Еленгарды, то она вовсе не считала себя образцом идеальной феи. Наоборот: девушка была высокого роста, когда все остальные отличались миниатюрным размером. Ее фигуру трудно было назвать женственной, а движения рук –изящными. Танцы давались Еленгарде с большим трудом, и за всю свою короткую жизнь она вдоволь наслушалась речей о «своей непластичности и неуклюжести». Лишь длинные белокурые волосы, зеленые глаза и тонкие почти прозрачные крылышки за спиной выдавали в ней фею.
Накануне выпускных экзаменов Еленгарда совсем приуныла, прекрасно понимая, что может провалить часть по Изящным наукам. А это грозило обернуться позором для всей семьи. Что уж говорить: родители ее тогда не пустят даже на порог собственного дома.
В тот момент, когда Еленгарда практически дописала задание без единой ошибки и кляксы, прямо над ухом раздался голос:
- Вас вызывают к директору, юная леди!
От неожиданности фея опрокинула чернила на почти готовое задание и со злостью смотрела, как белоснежный лист портится в мгновение ока. Переведя взгляд на виновницу случившегося, а именно на фею Урсулу, служившей секретарем Академии, Еленгарда выдавила слабую улыбку и произнесла, стараясь унять раздражение:
- Уже иду.
- Только уберите то, что Вы натворили, - строго произнесла Урсула.
«Точнее то, что произошло из-за тебя», - подумала юная фея, но ответила:
- Разумеется.
После ухода секретаря Еленгарда провела несколько минут в комнате, чтобы выкинуть очередной испорченный лист. Вздохнула и посмотрела на часы: если идти к директору, то переписывать задание придется уже ночью в ущерб сну.

Пройдя по коридорам красивого здания Академии, с завистью посмотрела на своих подруг, резвившихся на улице. Еленгарде очень редко выпадала такая возможность.
Постучавшись и услышав приглашение, вошла и скромно присела на стул напротив директорского стола. Колдун Вольфганг, и вправду напоминающий своей внешностью волка, сидел в своем кресле и смотрел на воспитанницу. В его голове проносилось множество мыслей относительно девушки, но решение было принято. Оставалось надеяться на то, что Еленгарда окажется умнее и ответственнее, чем кажется на первый взгляд.
- Здравствуй, дитя! Как прошел твой день? – Директор обратил внимание на следы чернил на руках, но не стал заострять на этом внимания.
- Все хорошо, директор, - отрапортовала фея.
- Ты, наверное, теряешься в догадках, почему я вызвал тебя? – директор поддался вперед и посмотрел на девушку.
- Если честно, то да, - робко ответила девушка.
- Дитя, скажи мне, чего ты больше всего боишься сдавать на экзаменах?
- Танцы, - потупив взор, ответила Еленгарда. – Мне с детства они трудно даются, особенно вальс.
- Вальс, - мечтательно протянул директор, - великолепный танец, особенно когда танцуешь на поляне, усыпанной цветами и зеленью. Возможно, тебе просто не попался подходящий партнер.
Еленгарда усмехнулась:
- Боюсь, что дело не в партнере, а во мне.
- Ну-ну, не стоит так плохо о себе думать. А я вот, напротив, слышал, что ты очень сильна в науках и волшебстве. А это также немало важно! – Он задумался на мгновение. – Я хочу поручить тебе одно здание.
- Задание? – удивилась девушка.
- Если ты выполнишь его, то мы засчитаем тебе выпускные экзамены и наградим званием «Заслуженной феи».
- Но…почему я? – Еленгарда задумалась.
- Потому что из всех наших воспитанниц только ты подходишь на эту роль…
- Какую роль?
- Видишь ли, - директор встал из-за стола и немного прошелся по комнате, - в последнее время наш мир практически отдалился от мира людей. Они перестали верить в волшебство и магию, как раньше, да и мы изменились. Слишком редко стали вмешиваться в земные дела, - директор помрачнел и замолчал.
- Так что мне предстоит сделать? – решила нарушить молчание.
- Помочь одному очень хорошему человеку, только для этого тебе придется отправиться в мир людей.
- В мир людей? – удивилась Еленгарда.
- Да, но не это главное, - заметил директор, - тебе придется соперничать с дочерью короля эльфов.
- Что???

Глава 2.

Еленгарда лежала в уютной кровати в комнате, которую делила с еще двумя девушками. Разговор с директором и предстоящее задание не выходили у нее из головы, мешая уснуть.
Оказалось, что Элоиза, дочь короля эльфов, влюбилась в обычного человека и сбежала из дома, чтобы добиться взаимности. В этом случае была опасность того, что об их мире станет известно на Земле. Кроме того, если этот мужчина влюбится в эльфийку, то он захочет уйти с ней в Волшебную страну, что не устраивало Короля Велизара. Дело в том, что эльфы в отличие от фей были бессмертными, и любовная связь с обычным человеком считалась недостойной и позорной. Именно поэтому король приложил все усилия, чтобы о побеге Элоизы не узнали, и попросил директора Академии о помощи.
Еленгарда должна была отправиться в страну людей и принять облик обычного человека. Директор снабдил ее странными вещами под названием «паспорт» и бумажки, именуемые «деньгами», на которые можно было все купить. Кроме того девушка должна была жить в «квартире» по соседству с людьми и ходить на работу.
Виктор Степнов, а именно так звали мужчину, в которого влюбилась Элоиза, преподавал физкультуру в обычной школе. Еленгарде предстояло стать учительницей музыки в этой же школе.
Рано утром фею отправили в страну людей. Первое, что поразило ее, сырость и серость этого мира, грязь и неряшливость, неулыбчивость людей. Это так разительно отличалось от веселой и беззаботной жизни в Волшебной стране, где все и всегда улыбались!
Еленгарда была немного озадачена еще и тем, что не представляла себе, как люди живут. В Академии им рассказывали, конечно, но эти сведения были ничтожно малы и скудны. Девушка шла по улице, понимая, что ее наряд (крылья она заблаговременно сделала невидимыми) отличается от людского. Поэтому она отправилась в магазин одежды, где улыбчивая девушка – консультант подобрала ей «наряды для школы». Только надев узкие штаны, именуемые «джинсами» и непонятную тряпку – «футболку», фея удивилась тому, что выглядит совсем неплохо. Это отличалось от изящных платьев, но ходить в человеческой одежде было намного удобнее. Да и «кеды» на ногах были более пригодные для ходьбы, чем туфельки на каблуках.
Идя по улице, Еленгарда стала чувствовать себя более уверенной, понимая, что сейчас ничем не отличается от обычного человека. Длинные волосы были собраны в хвост, поверх джинсов и футболки надета «куртка», в которой было очень тепло и удобно.
Вот и место назначения - школа. Как сильно отличалось это строение от родной Академии, где училась фея! Унылое, серое, некрасивой формы. Неудивительно, что дети с такой неохотой шли учиться сюда! Это было заметно по их сонным и недовольным лицам.
Когда Еленгарда прошла внутрь, то увидела женщину в длинной коричневой юбке и пиджаке такого же цвета. Кроме того, ее волосы были собраны в пучок и надеты очки. По тому, как она делала замечания ученикам, Еленгарда решила, что это учительница. Сравнив ее одежду со своей, девушка смутилась. Видимо, в магазине неправильно поняли и подобрали Еленгарде не то. Зайдя за угол и убедившись, что никого поблизости нет, фея произнесла заклинание, изменившее ее облик. Теперь длинные волосы были заплетены в изящный «колосок», а вместо джинс и футболки появились серые пиджак и длинная до пола юбка. Очки и папка с нотами дополняли весь образ.
Решив, что все в полном порядке, девушка постаралась пройти к кабинету директора школы. Но оказалось, что из-за очков ее зрение резко ухудшилось. Поэтому пройдя несколько шагов, она неожиданно столкнулась с каким-то человеком и упала. От пола девушку приподняли сильные мужские руки, и заботливый, немного хриплый голос спросил:
- С Вами все в порядке?
Еленгарда подняла голову и столкнулась со взглядом прекрасных, как ясное небо, синих глаз. Очки куда-то делись во время падения, поэтому девушка смогла оценить мужественный облик своего спасителя.
- Спасибо, все хорошо, - ответила она.
- Может быть Вам помочь? – На лбу пролегла одна морщина.
- Если Вас не затруднит, то не могли бы Вы проводить меня к директору.
- К директору? – он удивился. – А зачем он Вам нужен?
- Я новая учительница музыки, - пояснила Еленгарда.
Мужчина сразу же растянулся в широко улыбке:
- О, очень приятно! А как Вас зовут?
Этот вопрос поставил фею в тупик, потому что она не помнила наизусть имя из «паспорта».
- Одну минутку, - порылась в сумке и постаралась незаметно открыть паспорт. – Вот, Елена Кулемина. - Улыбнулась.
Собеседник был удивлен ее действиями, но ответил улыбкой и произнес:
- Я забыл представиться. Виктор Степнов, преподаватель физической культуры.
«Это он», - пронеслось в голове девушки. Мужчина тем временем продолжал:
- Нашей школе везет в последнее время.
- Что Вы имеете в виду?
- Два дня назад у нас появилась новая учительница мировой художественной культуры, теперь вот Вы. Это хорошо, когда молодые девушки идут работать с детьми.
- Конечно, - подтвердила Еленгарда, обдумывая новую информацию. По тону мужчины она поняла, что он пока не испытывает к Элоизе какие-либо чувства, что не могло не радовать.
- Так я провожу Вас к директору? - вернул в реальность твердый голос.
- Конечно, - автоматически согласилась фея.
- А Ваши очки?
- Что?
- Очки. Вы были в них, когда мы столкнулись… Вы ведь плохо видите без них. - В его голосе было столько заботы, что Еленгарде стало неловко: малознакомый человек беспокоится о ней. Возможно именно поэтому он так и приглянулся Элоизе.
- Тогда их нужно найти, наверное, - задумчиво произнесла девушка.
- Да. - Мужчина огляделся по сторонам. - Вот они, - поднял очки с пола и воскликнул, - только стекло треснуло.
- Я починю, - воскликнула фея, но вспомнила, что при людях колдовать категорически запрещено.
- Подождите, ведь я виноват в том, что они разбились. Давайте так, Вы уроки сможете без них провести? – Девушка кивнула. – Хорошо, тогда после школы я занесу их в ремонт, где стекла поменяют. Да… и если нужно, я Вас могу до дома проводить…
- Ну что Вы, не нужно, - Еленгарде стало неловко от всего этого.
- Отказ не принимается, - твердо произнес Виктор. – Сейчас я веду Вас к директору, потом на уроки и после школы встречу Вас на крыльце. Договорились?
Девушка, решив, что это отвлечет его от чар Элоизы, согласилась.

Директор школы принял Еленгарду с распростертыми объятиями, представил ее всему педагогическому составу и порекомендовал обращаться к нему в любое время при возникновении вопросов. Девушка пыталась привыкнуть к тому, что все стали называть ее «Елена Никитична», и запоминала имена других преподавателей. Женщина в коричневом одеянии одобрительно посмотрела на Елену и представилась завучем школы Борзовой Людмилой Федоровной. Но все учительницы казались дурнушками рядом с Элеонорой Воропаевой (образом Элоизы), высокой темноволосой шатенкой с голубыми глазами. Директор и преподаватели- мужчины кроме Степнова не сводили с нее восхищенных взглядов и буквально пускали слюни. Эльфийка в ней не угасала даже в человеческом образе.
Элеонора настойчиво пыталась обратить внимание Виктора, но тот старался опекать Елену и настоял на том, чтобы проводить ее к кабинету музыки.
Эта классная комната не понравилась юной фее: темный рояль и шторы, изрисованные парты. «Как можно научиться ценить музыку за такими деревянными монстрами?» - подумала девушка.
Улучив момент, когда Степнов ушел, а ученики еще не появились, хлопнула в ладоши, преображая комнату. Светлые стены, тонкая органза вместо тяжелой парчи в качестве штор, новый белый рояль, мягкие пуфики заменили дерево. Все это создало атмосферу уюта.
Ученики, столпившиеся гурьбой у двери, были поражены внутренним убранством и даже переспросили, туда ли они попали. После они медленно рассаживались на пуфики, не сводя взгляда с новой молодой учительницы. Но еще более их поразил голос Елены Никитичны, когда она стала рассказывать им тему урока. Слова и предложения как будто сливались в прекрасную мелодию, кроме того за один урок они узнали от нее столько, что после долго переговаривались между собой о том, что скучный некогда предмет стал интересным.
За один день все младшие классы, посетившие кабинет музыки, были очарованы Еленой Никитичной. Также ученики особенно восхищались ее пением, не зная, что все феи обладают поистине уникальными голосами.
Что касается самой Еленгарды, то она привыкла к новому имени, и ей очень понравилось учить детей. После уроков, зайдя в учительскую, чтобы отнести журнал (оказалось, что «ручками» писать намного удобнее, чем перьями и чернилами, поэтому впервые в жизни не было уродливых клякс и грязи), Елена обратила внимание на красивые цветы, стоявшие в горшках на подоконнике. Их тонкий аромат вызвал сильный приступ голода у феи, ведь сегодня она еще не ела. Опустив тонкие пальцы в цветы, она поняла, что нектара в них нет и разочаровано вздохнула.
- Что-то с цветами? – голос Степнова заставил ее вздрогнуть.
Елена поставила цветок на место и повернулась к мужчине:
- Слишком сухая земля, а растения любят воду. Ими кто-нибудь занимается?
Виктор пожал плечами:
- Понятия не имею, может быть, наша техничка их поливает.
- Техничка? – удивилась девушка, потому что слово было незнакомым.
- Да, баба Лида. Нужно у нее спросить, если хотите.
Елена кивнула.
- А теперь давайте я Вас домой провожу? – улыбнулся.
- Конечно, - тишину разрезал странный звук, скорее всего из желудка девушки.
- Вы ели сегодня что-нибудь? – Фея помотала головой. - Пойдемте в столовую, может быть там что-то осталось.
Виктор взял девушку за руку и уверенно повел по коридору школы. Его рука была такой мягкой и теплой, а облик таким мужественным и уверенным в себе, что фее стало приятна забота этого человека. Было еще какое-то непонятное чувство в груди, которое заставляло Елену смущенно улыбаться Степнову, когда тот обращался к ней с каким-либо вопросом.
Столовая представляла собой огромную комнату с множеством столов, на каждом из которых стояли чудовищные пластмассовые (как потом узнала Елена) вазы и искусственные цветы. Пока Виктор ходил за едой для них, девушка наколдовала свежие ландыши в красивой фарфоровой вазочке и с наслаждением упивалась их тонким ароматом.
Степнов поставил перед ней тарелку и присел на соседний стул:
- К сожалению, остались только свекольный салат и творожная запеканка, - он поморщился, взялся за вилку и стал есть.
Потом поднял взгляд на девушку, которая удивленно смотрела на все еще полную тарелку.
- Вы тоже творог не любите? – Елена посмотрела на него и поняла, что совершила оплошность.
Кивнув мужчине, она с опаской взяла вилку и попробовала странное блюдо, оказавшимся не менее странным на вкус, поэтому больше двух кусочков девушка не смогла съесть. Свекольный салат оказался лучше…
Вся еда была необычной для Елены, и она пыталась скрыть от Виктора то, что пробует все блюда в первый раз. Мужчина же был, скорее всего, слишком голоден, потому что умял за один присест три порции запеканки и две салата, не обратив внимания на Елену.
Элеонора вплыла в столовую и наблюдала за мужчиной несколько минут, решив про себя, что он обожает творог. Эльфийка хотела добавить мужчине любовный напиток в еду, чтобы он воспылал к ней страстью, потому что ее обычные способы не действовали.
Но когда она направилась к столу, за которым сидели Степнов и новая учительница, те уже решили собираться. Именно поэтому эльфийке пришлось довольствоваться сухими и вежливыми фразами Виктора, в которых он попрощался с ней, заметив про важные дела после школы.
Элеоноре не понравилось, что он ушел вместе с Еленой, поэтому она решила незаметно проследить за этой парочкой. Эльфийка обратила внимание на внешность новой учительницы, которая, несмотря на уродливую одежду, была весьма и весьма симпатична. А соперницы ей были не нужны…

Виктор и Елена первым делом отправились в отдел оптики, где поменяли линзы в очках, которые потом девушка заменила обыкновенными стеклами. После Елена спросила у мужчины, где можно купить еды, и они направились в супермакет, тем более, что Степнову тоже нужно было пополнить запасы провизии.
В огромном помещении, с уставленными стеллажами и полками, фея растерялась. Слишком много неизвестного было здесь. Она решила брать то же, что и мужчина, чтобы не попасть впросак. После Виктор галантно донес ей тяжелые пакеты до дома, удивляясь их схожими вкусами в еде. Оказалось, что они живут в одном подъезде только на разных этажах.
Оказавшись в квартире, Елена с большим удовольствием поменяла костюм на удобные штаны и майку. После чего изменила весь интерьер квартиры вместе с мебелью и добавила цветов.
С интересом рассматривала изобретение людей, именуемое «телевизором», не понимая для чего ставить некрасивый ящик с коричневым стеклом в центр комнаты.
От размышлений ее отвлек звонок в дверь. Оказалось, что Степнов пришел проверить все ли у нее в порядке. По дороге домой девушка призналась, что приехала издалека, поэтому все для нее в новинку.
Мужчина был поражен интерьером квартиры, отмечая, что, наверное, так и выглядит жилище любой девушки.
Елена же пришла в небольшой шок. Она знала, что гостя нужно угостить, но как готовят люди не знала. Она совершенно не умела пользоваться электрическими приборами и газовой плитой. Ее спасло лишь то, что Виктор вспомнил о каком-то важном футбольном матче и попросил разрешения включить телевизор. Елена разрешила, не понимая значения его слов и радуясь, что останется на кухне одна. Услышав шум и голоса из другой комнаты, прибежала на звук. Ее взору предстал все тот же непонятный ящик, только теперь на нем было изображение: люди, бегающие за мячиком. Уместиться в такой коробке можно было только с магией, поэтому Елену заинтересовал телевизор. Решив, что позже разберется с этим, вновь отправилась на кухню. Достала продукты из холодильника и произнесла заклинания. Вместо замороженной курицы на блюде лежала жареная с красивой корочкой. Овощи сами нарезались в салат, а хлеб уже был разделен на куски. Фея наколдовала молочный коктейль с лесными ягодами и пирог с земляникой.
Стоит ли описывать удивление и восхищение Степнова, когда он все это увидел и попробовал? Елена же скромно слушала его комплименты, потупив взор. После они вместе досмотрели матч, так что фея получила приблизительное представление о том, как работает телевизор. Кроме того, она прониклась любовью Степнова к футболу как к виду спорта. Слишком захватила ее ловкость и точность спортсменов.
Все это еще более сблизило ее с мужчиной.
Ночью, засыпая на новом месте, Елена поняла, что так и не придумала способ, как не дать Степнову полюбить Элоизу…
Глава 3.

Следующие дни прошли по одинаковому сценарию: рано утром Степнов заходил за Леной, и они вместе направлялись к школе. После уроков, если у Виктора не было тренировок, шли домой, а иногда заходили по пути в супермаркет.
Благодаря Степнову, Лена уже не чувствовала себя таким профаном в мире людей. Вечера проводили в одиночестве с мыслями друг о друге. Виктор не решался больше злоупотреблять гостеприимством коллеги, а Лена по наивности своей и не допускала мысли, что можно кого-то пригласить в гости.
Элеонора ревностно следила за ними все эти дни, но в итоге склонилась к мысли, что Степнов просто опекает новую учительницу, приехавшую «издалека», о чем она узнала из личного дела последней. Восхитившись тем, как бескорыстно этот человек готов помогать всем, кто нуждается в помощи, эльфийка еще более укрепилась в мысли, что Виктор должен принадлежать ей. К сожалению, пока все ее планы постигала неудача. На следующий день после того, как она впервые видела Степнова в столовой, Элеонора принесла мужчине в спортзал тарелку с несколькими порциями творожной запеканки. Ее удивила реакция Виктора, который вежливо, но сухо, поблагодарил девушку за труды, но порекомендовал отдать сие блюдо кому- нибудь из учителей. Элеонора расстроилась не на шутку, потому что положила недюжую дозу любовного напитка. Чтобы выйти из ситуации красиво, она сделала вид, что случайно уронила тарелку, поэтому остатки пришлось подметать несчастным ученикам. Но все равно эльфийка не теряла надежды, что когда-нибудь удача улыбнется ей…
Что касается самого Виктора, то все его мысли занимала новая учительница музыки. Степнов и сам не мог понять, что его привлекло в этой юной девушке. Иногда она казалась ему ребенком, а когда он увидел, как задорно она играет с детьми на площадке перед школой, то и вовсе посчитал ее одной из учениц. Мужчина никогда не забудет того шока, который он испытал, зайдя за ней после уроков в кабинет музыки. К слову сказать, он был в нем несколько раз по делу: починка очередной сломанной парты. Но то, что предстало перед его глазами, изумляло. Он недоверчиво спросил у Лены, когда директор успел сделать ремонт, на что девушка, лукаво улыбнувшись, ответила, что это все она сама сделала.
Она была особенной, не такой как все. Виктор понимал это и не мог выкинуть из головы образ зеленоглазой красавицы с белокурыми волосами.
Решив сделать приятное Лене и хоть как-то разобраться с теми чувствами, которые он пока не мог определить одним словом, Степнов решил пригласить девушку к себе на ужин. В конце концов, он был должен ей.
Девушка была очень удивлена, хотя втайне обрадовалась возможности провести с мужчиной вечер наедине. Слишком тоскливо ей было по вечерам одной в квартире. Телевизор ей не очень понравился, хотя изумили мультфильмы для детей и особенно сказки. Как далек был образ волшебства от реального положения вещей! Однажды она случайно включила какой-то странный канал, который страшно смутил невинную девушку. Мужчина и женщина… голые… какие-то непонятные вздохи и крики…
Фея выключила практически сразу, но память настойчиво возвращалась к этой картине. Елена знала о любви немного: она видела, как ее родители трепетно и нежно относятся друг к другу. Как-то девушка присутствовала на свадьбе одной родственницы-феи и там впервые увидела поцелуй. О том, что есть и другой вид отношений она не знала, поэтому фильм ей показался весьма странным.
«Наверное, это что-то означает именно для людей», - подумала фея.
Вечером, собираясь идти к Степнову в гости, она вспомнила все годы обучения хорошим манерам. Именно это заставило девушку преобразиться: тонкое шелковое платье нежно-голубого цвета, легкие босоножки в тон и волосы, распущенные по плечам и собранные сбоку заколкой. Она была восхитительна и прекрасна!
Виктор, когда увидел ее на пороге своей квартиры, решил, что попал в сказку:
- Фея, - растерянно пробормотал он.
- Что? – испугалась девушка, решив, что он каким-то образом узнал всю правду о ней.
- Просто мама в детстве мне читала сказки про фей, ты похожа на одну из них, - пояснил он. – Ты такая красивая! – хриплым голосом произнес он и, взяв девушку за руку, провел в комнату.
Мужчина навел в доме идеальный порядок, поэтому взору Лены предстал красиво накрытый стол со свечами, а воздух был наполнен тонким ароматом (Степнов упросил бабу Лиду одолжить на вечер несколько цветочных горшков в обмен на то, что он сам будет мыть полы в спортзале в течение недели. Кроме того после школы мужчина купил несколько букетиков каких-то весенних цветов, которые теперь благоухали).
Девушка не смогла сдержать возглас удивления и восхищения…
Дальше… ужин прошел спокойно. Виктор давно и хорошо умел готовить, поэтому теперь он выслушивал комплименты Лены. Кроме того девушка поразила его тем, что принесла к чаю сладкий пирог (для этого фея разыскала кулинарную книгу и САМА испекла пирог, чему была несказанно рада).
Фея испытывала противоречивые чувства: ей было так хорошо и так приятно находиться рядом с этим мужчиной. Ей нравилось видеть заботу в его синих глазах, чувствовать тепло его тела, когда они просто шли рядом. Сердце билось неровно, а дыхание перехватывало… неужели это и есть Любовь?
От размышлений ее отвлек тихий голос Степнова, который робко предложил ей потанцевать. Елена ужаснулась подобной мысли: он не должен видеть, какая она неуклюжая. Но, несмотря на протесты, он вывел ее на середину комнаты и включил музыку. Затем притянул девушку ближе к себе и повел.
Никогда Лене не было так хорошо! Она чувствовала себя птицей, порхающей с цветка на цветок! Впервые она поняла, почему во время праздников все феи так любят танцевать!
Директор был прав: все дело было в партнере.
Виктор чувствовал ее идеально, они были словно продолжением друг друга…
Мужчина в который раз за вечер восхитился девушкой! Когда музыка закончилась, он не смог оторваться от нее и так и продолжал обнимать стройную талию, глядя прямо в глаза. Правая рука неосознанно потянулась к цветку в волосах и сняла его, после чего пальцы зарылись в длинные локоны. Только сейчас, находясь в такой близи от нее, Виктор понял, что вся Лена пахнет цветами. Не теми тяжелыми, от которых кружится голова и становится трудно дышать…. вовсе нет…
Девушка пахла весной, майской грозой и ландышами… свежестью и чистотой…
Не желая более противиться своим желаниям, мужчина потянулся своими губами к лицу девушки и невесомо коснулся розовых лепестков. Глаза девушки расширились от удивления, но когда он осторожно раздвинул ее губы своим языком и проник внутрь, она прикрыла глаза и чуть слышно застонала.
Виктор пил медовую сладость и не мог оторваться от мягких и нежных губ. Он то начинал покрывать легкими поцелуями лицо девушки, то вновь возвращался к губам…
До Лены, словно сквозь вату, долетал нежный шепот:
- Милая…нежная…сладкая… как же я жил без тебя все это время? – Виктор оторвался от нее на мгновение и посмотрел в глаза. - Я люблю тебя.
Лена была поражена и смущена одновременно. Вся ее душа и тело были в смятении, поэтому сейчас она не знала, что делать и говорить.
Мужчина тем временем продолжал:
- Давай я провожу тебя домой, там ты обдумаешь мои слова. А завтра увидимся в школе, не хочу на тебя давить.
Возле квартиры Лены невесомо коснулся губами губ и поспешил уйти. Девушка же в ту ночь не сомкнула глаз, потому что не знала, как поступить в подобной ситуации…
Уроки у нее начинались только к обеду, поэтому Степнова она могла увидеть после работы.
Но зайдя в учительскую, Лена столкнулась практически со всем педагогическим составом, который бурно обсуждал новость дня: Элеонора и Виктор решили пожениться!

Глава 4.

Директор Вольфганг задумчиво ходил по своему кабинету взад- вперед, совершенно не обращая внимания на Еленгарду. Сама девушка испытывала стыд из-за того, что не смогла выполнить важное задание и подвела всех. Ей было горько и больно вдвойне: она помнила поцелуи и признания Виктора и не могла понять, почему он так резко изменился? Неужели переменчивость и неверность присуща всем людям?
Фея извинилась перед директором неоднократно и взяла на себя всю вину, даже пообещала, что сама поговорит с королем эльфов и объяснит ему все. Директор лишь вздохнул и кивнул с головой.
Еленгарда вернулась к своим обычным занятиям и стала готовиться к выпускным экзаменам. Днем она вела свою привычную жизнь, а по ночам тосковала. По серым и многолюдным улицам, толчее в магазинах, смеху учеников и… Степнову. Эти синие глаза упорно не выходили у нее из головы. Иногда девушка дотрагивалась кончиками пальцев до своих губ и мечтала вновь ощутить крепкий и страстный поцелуй…
После успешной сдачи всех экзаменов Еленгарда упросила Директора позволить ей вернуться в мир людей. Она хотела продолжить преподавать музыку в школе и наполнять сердца детей радостью и счастьем. Кроме того, убеждала фея, так она сможет следить за Элеонорой, которая так увлеклась Виктором, что не собиралась пока возвращаться домой.
В школе все осталось по-старому, только цветы завяли… несколько заклинаний, и они пришли в норму. Учителя, директор и ребята были рады видеть Елену Никитичну!
А Степнов… слишком он был увлечен Элеонорой, поэтому поздоровался с девушкой прохладно и мимоходом.
Весна набирала обороты, и теперь на деревьях вместо голых веток появилась зеленая листва, и завязались цветы. Весь воздух был пропитан ароматом свежести и радости. Люди стали более улыбчивыми и дружелюбными.
В конце мая учителя решили устроить вечер, посвященный окончанию учебного года. В учительской был накрыт стол, который изобиловал разными вкусностями и напитками. Елена пробыла со всеми ровно час, после чего, сославшись на головную боль, ушла. Слишком невыносимо было видеть, как счастливы Виктор и Элеонора.
Степнов же тем временем, понимая, что одной любовью сыт не будешь, принялся отведывать все, что было на столе. Когда дошла очередь до восхитительного пирога с ягодами, в его голове как будто что-то щелкнуло. Он вспомнил вкус такого же пирога на губах Елены в тот вечер, когда она приходила к нему в гости…
Мужчина словно очнулся ото сна и с ужасом понял, что не знает, сколько времени прошло с тех пор и почему Элеонора так уверенно держит его за руку и тянется за поцелуем?
Объяснение было коротким и четким: он влюблен в другую. После этого отправился домой, стремясь найти Елену.
Элеонора… О, в тот момент эльфийка была в ярости и не могла понять, из-за чего перестало действовать любовное зелье. Но быстро успокоила себя тем, что сможет отомстить.

Виктор робко позвонил в дверь. Когда Лена открыла ее, он просто вошел внутрь, не дожидаясь приглашения.
Фея поначалу не желала слушать его сбивчивые объяснения и оправдания… Но любящее сердце не смогло долго таить обиду и смягчилось.

Этой ночью, когда в небе отражались миллионы звезд, а зеленые деревья пели свою песню, Елена постигала таинство любви…
Это не было похоже на то, что она видела по телевизору… все ее тело и душа принадлежали одному мужчине и растворялись в нем, плавились и вбирали всю мощь и силу. Сбивчивое дыхание и нежный шепот; руки, скользящие по гладкой и нежной коже; плавные движения, доставляющие удовольствие им обоим; и взрыв вулкана внутри цветка.

Уже потом фея Еленгарда упросит Директора Академии и своих родителей навсегда отпустить ее в мир людей, приняв имя Елены. Она откажется от крылышек, волшебства и возможности прожить жизнь более долгую, чем проживает обычный человек.
Елена Степнова на протяжении всей жизни сохранит ореол таинственности и волшебства, поскольку цветущие растения, стремление к гармонии и красоте и помощь людям станут ее постоянными спутниками. Вместе с Виктором они пронесут свою любовь и нежность на всю жизнь, хотя мужчина так и не узнает о том, что его жена была когда-то феей и умела колдовать.
Элеонора же успокоилась очень быстро, найдя утешение в лице прекрасного эльфа, служившего при дворе ее отца… Но это уже совсем другая история.

Девочки, хочу поздравить всех со второй годовщиной нашего форума! Желаю отличного настроения, счастья, успехов и любви!

Спасибо: 42 
Профиль
((=ОвечкО=))



Сообщение: 107
Зарегистрирован: 28.10.09
Откуда: Москоу сити)
Репутация: 20

Награды:  :ms29:  Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.10 19:19. Заголовок: Автор: ((=ОвечкО=)) ..


Автор: ((=ОвечкО=))
Название: "Стая"
Жанр: AU, ООС, Romance
Рейтинг: PG-13
Пейринг: КВМ
Статус: окончен

Слова: Надежда, страсть, алкоголь



Камни больно впивались в тело, по рукам и лицу тянулись глубокие царапины, земля и небо проносились перед глазами всё быстрее. А потом сильная боль пронзила меня в области живота, и всё остановилось. Постепенно разноцветные точки улеглись, и я осторожно огляделась. Повсюду лес. Сзади - склон оврага, в который я упала, спереди - упавшее дерево, в которое я врезалась. Я внимательно присмотрелась к своим рукам - царапины затягивались.
На секунду зажмурившись, я встала - сначала на четвереньки, потом держась за ствол, затем, наконец, в полный рост.
Минут через семь я набрела на небольшой домик посреди леса. Мне было совершенно всё равно, кто здесь живёт, происходящее пугало и мало интересовало меня. Дверь открылась почти бесшумно. В доме была кухня, туалет (вполне приличный) и три комнаты, в каждой из которых стояло по четыре кровати.
Я нашла в ванной небольшое зеркало. Отшатнулась. Лицо было всё в грязи, волосы сбились в ком (ну, в смысле те, которые я не выдрала, падая кувырком со склона). Но напугало меня другое. Лицо стало чужим. Это не мои резко очерченные скулы, заострённые черты лица, не мои губы, не мой подбородок… Глаза. Зрачки. Это вообще не поддавалось логике. Они стали как кошачьи - с вертикальными зрачками. И словно светились в приближающихся сумерках.
Снаружи послышались шаги и смех. Я метнулась на улицу, чтобы убежать.
- Эй! - Всё, меня заметили.
По телу прошла горячая волна. Я резко села на корточки, тяжело дыша. Со мной что-то происходило. И это ненормально. Поэтому-то я здесь оказалась, поэтому сбежала.
Суставы ломило, я зажмурилась. По коже словно пустили разряд тока, спина непроизвольно выгнулась.
Шаги всё ближе. Я распахнула глаза и повернулась, из моего рта вырвался звериный рёв. Преследователи застыли в нескольких шагах от меня. На лицах были написаны разные выражения. Страх, благоговение, удовольствие, восхищение, радость, счастье…
Парней было двенадцать. Все были примерно моего возраста, с короткими, такими же светлыми, как у меня волосами и… зелёными глазами с вертикальными зрачками. Стало страшно. Словно мы родственники, братья и сестра, нет, даже близнецы! Выглядело это дико.
А потом во мне проснулся интерес.
- Кто вы? - Я хотела спросить, но изо рта вырвался лишь гортанный рык.
Что происходит?!
Тут до меня дошло, что я всё ещё стою на четвереньках. Попыталась встать, но не вышло. Я опустила глаза на руки. Их не было. Были лапы. Интересно, меня теперь вообще чем-нибудь можно удивить?
Я тихо заскулила.
- Он не знает, как обратиться, - прошептал тот, что стоял ближе всего ко мне.
Ребята беспокойно переглянулись. В глазах отразилось понимание.
- Я знаю, что ты меня понимаешь. - Он обратился ко мне. - Мы такие же, как ты. Мы тебе поможем. Дыши спокойно и попробуй "встать".
Я втянула воздух и снова напрягла мышцы, чтобы подняться. Это заняло не на много больше сил, чем я думала. Сначала я увидела, как втягиваются когти, потом пропадает шерсть. Похоже, я нормальная!
Некоторые удивлённо вскрикнули, кто-то заулыбался. Я судорожно оглядела себя. Вроде, всё в порядке…
- Ты… девушка…- Это скорее утверждение.
- Да. - Я вопросительно уставилась на них.
Парень, что помог мне, словно спохватился.
- Я Максим, это - мои друзья.
Он по очереди назвал каждого: Антон, Саша, Лёша, Женя, Вова, Тёма, Андрей, Серёжа, Боря, Ваня, Стас. Они до сих пор смотрели на меня как на чудо заморское, или как на музейный экспонат. Казалось, сделай я что-нибудь не так, они будут кататься по траве от хохота.
- Ладно, пацаны… и… девушка, пошли домой. - Боря запнулся. Он явно не знал, как меня называть. Их, похоже, тяготит моё присутствие.
Ребята медленно зашагали к дому. Я оставалась на месте.
- Эй, ты чего там застряла? - окликнул меня Лёша.
- Я… я домой, наверное, пойду. - Однако в душе я надеялась, что они позовут меня с собой.
- Вот и правильно, - равнодушно произнёс он, а у меня внутри словно что-то оборвалось. - Только теперь твой дом - среди нас.
Он подмигнул мне, и я просияла улыбкой. Лёха взял меня за руку, и мы бегом нагнали остальных.
- Меня Лена зовут, - прошептала я так, чтобы меня мог слышать только он.
Ребята дружелюбно мне улыбались.
В доме мы сели на ковёр в гостиной, смежной с кухней. Борис включил телевизор. Все смотрели вечерний выпуск "Новостей". Максим подсел ближе ко мне и тихо заговорил:
- Я обратился первым. Дом раньше принадлежал моим родителям, но после их смерти я стал полноправным владельцем. С Лёшей я встретился в лесу, предложил жить у меня. Теперь каждый новообращённый живёт здесь. Мы думали, что нас должно быть двенадцать - уже давно никто не приходил… но тут ты…
- Кто вы? - осипшим голосом спросила я.
- Мы, - поправил Андрей, сидевший сзади. - Никто не знает. Просто звери-люди.
- Звери… люди… - Я ничего не понимала.
- Ты тоже такая.
Я заглянула в зелёные глаза. В них была поддержка и понимание. И ещё что-то. Братская любовь.
- Что вы делаете?
- Просто живём. Изредка выбираемся в город, наблюдаем издалека за старыми знакомыми, родственниками… Мы считаем друг друга семьёй.
Несколько минут мы молчали. Я думала.
- Я хочу есть, - сообщила я.
- Пошли. - Макс поднялся и протянул мне руку.
- Куда?
- В лес, за едой.
Этого-то я и боялась.
- Вы… то есть мы едим мясо? Животных?!
Кто-то за моей спиной фыркнул. Улыбка максима стала чуть шире.
- Нет, мы вроде вегетарианцев. - Он подмигнул мне.
Ну, да, так я и поверила.
Мы выскользнули на улицу.
- Ешь.
- Что? - не поняла я.
- Траву. - Он смеётся?!
- Ага, как же.
- Можешь обратиться, так будет легче.
Я молчала, не двигаясь с места. Нашёл дуру.
- ОК, я первый.
Максим задрожал всем телом, опускаясь к земле. Я широко распахнутыми глазами смотрела, как парень преображается. Через несколько секунд передо мной стоял зверь. Огромная пантера с широкими крыльями за спиной. Кошка довольно заурчала, наклонив голову на бок. Я осторожно подошла ближе и дотронулась до крыла. Оно было покрыто мелкой шерстью и на ощупь напоминало бархат. Голова Максима была на уровне моей. Он лизнул меня шершавым языком в щёку и наклонил голову вниз.
Кошка щипала травку.
Обхохотаться.
Голод напомнил о себе. А, горело оно всё синим пламенем!
Я вспомнила, какие чувства у меня были, когда я впервые обратилась. Оказывается, это не так трудно. На этот раз я решила как следует прислушаться к своим ощущениям. Кошачьи глаза были намного чувствительнее, краски вокруг были насыщенными, предметы неправдоподобно объёмными. Я потянула носом воздух. Вокруг носились сотни запахов! Каждая птичка, камушек, травинка пахли по-разному!
Я наклонила голову и попробовала пожевать траву как Макс. Сок оказался удивительно вкусным и бодрящим. Он словно заструился по всему моему телу, вкладывая новые силы и подгоняя вперёд.
Наглотавшись травы, я легла на землю, урча от удовольствия. Почувствовав лёгкое прикосновение, я подняла голову. Макс игриво рыкнул - "Побежали"
Я его ещё и понимаю! Здорово!
Мы долго гонялись друг за другом под светом почти полной луны, рыча, кувыркаясь и игриво шлёпая друг друга лапами.
Парень оттолкнулся задними лапами от земли и взмыл в небо. Я последовала его примеру. Понять, какие именно мышцы отвечают за полёт, я так и не смогла, но от происходящего была в восторге. Всё было так естественно и одновременно так ново!
Жизнь, казалось, стала намного легче и проще, исчезли какие-то оковы, подпорки, давая возможность душе летать вместе с телом.
Вместе с питанием травой, я обрела так же и устойчивость к алкоголю - по словам Макса, башню сносит бутылки через четыре водки, больше ничего не берёт.
Домой мы вернулись часа в два ночи. Ребята сидели всё в той же позе, что и когда мы уходили, словно прошло не больше минуты, и смотрели какой-то фильм. В ответ на мой вопросительный взгляд, Лёша рассмеялся.
- Мы, - это слово далось с трудом, - вообще не спим?
- Почему же? Спим. Но для сна нам в день достаточно и трёх часов.
Да, конечно, три часа сна в день… Почему я не удивлена?
- Извини, сегодня будешь спать на моей кровати. Люди несколько удивятся, если мы попрём через весь город мебель в третьем часу. - Максим открыл дверь в первую комнату, пропуская меня внутрь и показывая на спальное место.
- Спасибо, но я не могу. Наверное, подожду рассвета и пойду в город. - Я сложила руки на груди и облокотилась о косяк двери.
- Глупости, теперь это - твой дом. Я могу одну ночь поспать на полу, поверь, разницы никакой. - Он пристально посмотрел мне в глаза, вмиг став серьёзным. - Ты не сможешь жить среди людей. Ты погибнешь. Мы - одна семья.
Я не выдержала пронзительного взгляда и отвела глаза.
- Часть меня осталась там.
- Семья? - усмехнулся он.
- Нет, любимый мужчина.
На долю секунды лицо его исказила боль, и я поняла, что затронула не лучшую тему.
- Вспомни о нём. Что ты чувствуешь?
Я подняла голову. Ничего. В том месте пустота. Что случилось?! Я его больше не люблю? Как такое могло произойти?.. Витя… как так?
Внутренние терзания, похоже, отразились на лице.
- Вот видишь, тебя ничто там не держит. Все мы кого-то любили, но утратили это чувство. Все мы для кого-то пропали без вести.
- Я должна понять. Я вернусь туда.
Из гостиной за нами наблюдали ребята, я старалась не обращать на это внимания.
На минуту воцарилось молчание.
- Хорошо, - нехотя прошептал Макс. - Но сегодня ты спишь дома. И с тобой пойдёт кто-то из нас.
Теперь он ставит условия! Зашибись!

Встала я едва начало светать. Ребята ещё спали. Максим жил в одной комнате с Лёхой, Борей и Стасом. Не то, чтобы я кайфовала от того, что вокруг столько парней… Я чувствовала себя немного лишней. Но я знала, что это уйдёт. Может, когда-нибудь я буду звать их братьями. В гостиной и по совместительству кухне (зачем она, если мы не едим?) было светло. Я зашла в ванную и подошла к зеркалу, оставив дверь открытой. Вчера я умылась и кое-как расчесала волосы (ну, откуда в доме, где одни только парни расчёска?). Длинные светлые волосы спадали до середины спины. Взгляд упал на ножницы. Не долго думая, я обкромсала локоны. Теперь меня едва ли можно было различить с "братьями". Зелёные глаза с вертикальными зрачками в зеркале прищурились. Может, сбежать? Я тут же отогнала эту мысль. Ребята отнеслись ко мне как к родной, приняли, всё объяснили… Хотя всё ли? У меня ещё остались вопросы.
- Круто. Тебе идёт.
Я едва сдержала рвущийся наружу рёв. На пороге стоял Максим. Про себя меня так и тянуло назвать его вожаком. А что, мы стая, а у каждой стаи должен быть лидер, альфа.
Я снова вспомнила про вопросы.
- Скажи, кто мы?
- М-м-м… Не знаю. Оборотни, наверное… - В моменты, когда он так мямлил, мне приходилось забыть, что он вожак.
- Почему мы стали такими?
- Не знаю. Лена, я понимаю, что тебя сейчас тяжело, все через это прошли. Ты расстроена.
- Не совсем. Скорее не могу понять, что происходит.
- Какая разница? - Парень небрежно передёрнул плечами. - Нужно жить дальше, не заморачиваться. Мы не люди, мы лучше! Мы сильнее, быстрее, красивее, в конце концов!
В его словах было много интересного и прельщающего. Но сначала, перед тем, как всё бросить, я должна вернуться.
Я покачала головой.
- Я ухожу.
- Я иду с тобой.
- Ладно…
Мы были уже на другой стороне поляны, когда нас нагнал Боря.
- Я с вами.
Он взял меня за руку. У меня никогда не было старшего брата. Сердце сжалось. Я чувствовала его любовь ко мне, ещё более сильную, чем других ребят. Я действительно им всем родная.
Через несколько минут мы обратились и бежали до самой опушки. Борис был точно таким же зверем, как и Макс. Наверно, я тут одна отличаюсь - мой мех был светлый.
Боря бежал чуть позади нас. Я задумалась. Парень был очень умён и теплее всех ко мне отнёсся. Я поняла, что за ним как за каменной стеной.
Город ещё спал. Было около шести утра. Мы спустились в метро и быстро добрались до центра. Кафе откроется часа через два, значит, Витя сейчас выйдет на пробежку. Остановились за углом дома, чтобы я могла видеть дверь подъезда.
- Кажется, прошла целая вечность. Словно жизнь началась заново, - прошептала я, покачав головой. - Я уже тысячу лет назад чуть не бросилась на…
Я осеклась.
- Как ты попала в лес? - Понимающе посмотрел на меня Боря.
- Я очень испугалась. Друг разозлил меня, я чуть было не набросилась на него. Такая ярость… животная… Я убежала.
Я снова покачала головой, словно хотела отогнать плохой сон. Боря поддерживающе пожал мне руку. Макс хотел что-то сказать, но тут дверь подъезда открылась.
Оттуда вышел он.
Эффект взорвавшейся бомбы. Меня словно бросили в огонь… или окунули в ледяную воду. Мир резко потерял чёткость, сузившись лишь до одного единственного человека - Виктора Степнова.
В меня словно втыкали тысячи кинжалов, тело ломило. Мне нужно быть ближе, защищать его… убедиться, что всё в порядке.
Я не сразу поняла, что вою, - только, когда сильная рука заткнула мне рот. Я вырывалась и кусалась, продолжая надрывать связки. Ребята тащили меня прочь, дальше от него.
В следующий миг меня поглотила тьма.


Витя… где ты?
Я села на кровати. Свет ударил мне в лицо.
Так, я в комнате Макса.
- Эй, она очнулась! - послышался крик из другого угла. Я повернула голову - на кровати с ногами сидел Саша.
В дверь зашли остальные и тесным полукругом кто сел, кто остался стоять, обступили меня.
- Ты нас напугала! Я же говорил, что не нужно туда ходить! - Макс меня реально отчитывал!
- А… что случилось?
- Ты три дня была без сознания! Звала его, стонала, пыталась встать… - Пыл вожака немного остыл. - Лена, что случилось?
Я сосредоточилась, пытаясь восстановить всю картину целиком.
- Меня словно резали живьём. Я должна оказаться рядом. Я не могу думать ни о чём, кроме него… Это даже не любовь, не страсть, не как когда мы были вместе. Это намного сильнее. Мне кажется, что так чувствовать просто невозможно. Это связь.
Я поднялась и потянулась, разминая затёкшие мышцы.
- Я должна быть с ним.
- Ты же не собираешься снова ехать туда? - Лёша отодвинулся, пропуская меня в дверь.
- Прости, я должна понять, что происходит.
- Нет, я тебя не пущу. - Голос Макса срывался. - Ты не представляешь, как я перетрусил, когда ты закричала! Я думал, что ты умрёшь!
А ведь они все действительно боятся. Но разве Витя может причинить мне вред? Я скорее умру здесь, оставшись, не обращая внимания на голос, кричавший о том, что я должна прямо сейчас бежать, а лучше - лететь туда.
Спустя почти час споров, ругани, драк (я врезала Жене за не очень хорошее слово, посланное в адрес Степнова), мы остановились на том, что пойдут все.
Интересно, как со стороны выглядят тринадцать совершенно одинаковых ребят лет восемнадцати-девятнадцати, сначала гуськом через один турникет по одному билету, потом так же гуськом спустившиеся по эскалатору, молча набивающиеся в один вагон, точно так же вышедшие одновременно в центре. На улице, где вечер уже окрасил всё в чёрные цвета, наше сходство не так бросалось в глаза. Обычная компания, ехавшая из института, в клуб или на концерт.
Но тут возникла ещё одна проблема - наши глаза горели в темноте, словно прожекторы. Мы надели капюшоны, шапки, повязки - всё, что нашли - и наклонили головы вниз, словно что-то ища.
С горем пополам мы таки дошли до кафе. Я чувствовала - Виктор там.
Вот оттуда вышли Наденька и Игорь и скрылись за углом дома. Пора.
- Лена, будь осторожна.
Я обернулась. Сейчас они действительно были близнецами. Общие черты в лицах, глаза в которых плавало растворённое зеленое пламя и … боль. Я кивнула, отворачиваясь, чтобы не видеть тоску в их лицах, и вошла в кафе.
Неяркая подсветка растекалась по стенам, зал был пуст, стулья подняты вверх ножками. В подсобке было движение. Я заглянула внутрь. Снова я чуть не заскулила при виде любимого.
- Витька…
Я кинулась к нему, обвив руками за талию, прижалась к спине. Степнов вздрогнул и повернулся.
- Лена… где ты была? Я чуть с ума не сошёл! - Он стиснул меня в объятиях, целуя лицо. Счастливо улыбаясь, я зажмурилась. Он здесь, рядом, любимый мой…
- Я так соскучилась. - Поцеловала в губы.
- Лена, что с тобой? - настороженно.
Я вспомнила, что он видит и опустила голову, спрятав глаза под чёлкой.
- Ты постриглась? Что случилось? Где ты была четыре дня?!
- Вить, не кричи… Это сложно… Вряд ли мы сможем и дальше так жить, как жили. Я стала другой.
- Что это значит? - боль. Снова. Почему я причиняю боль людям, которых люблю и которые меня любят?
- Я не знаю, что со мной случилось. Никто не должен ничего узнать. - С этими словами я подняла голову.
Он сдавленно охнул.
- Прости. - За что я извиняюсь? - Я не виновата, что так получилось.
Выходя из ступора, Витя моргнул. Потом поднял руку, словно хотел дотронуться до моего лица.
- Лена, где ты? - сзади послышались шаги. Похоже, у ребят терпения не на долго хватило. Через секунду они вошли в помещение.
- Кто это?
- Это друзья… братья.
Степнов переводил взгляд с меня на Макса и обратно. Пытался понять…
- Я понимаю, это тяжело.
Он кивнул.
- Лена, пойдём, тут опасно. - Напряжённый голос Макса звенел в тишине. Его глаза были сурово прищурены - лучше идти…
- Я ещё приду, - шепнула я и поцеловала сухие губы.
Первые шаги дались с трудом, и с каждым метром становилось всё сложнее. Словно Витя был центром вселенной, к нему тянуло сильнее, чем к полу.
За спиной в подсобке Макс что-то сказал Степнову. Чтобы он никому ничего не рассказывал. Я усмехнулась, да что он может рассказать? Что видел подростков со зрачками как у кошки? Тем более, он не сможет мне навредить… я в этом уверена. Он меня не подставит.
Ехали снова молча. Только дома атмосфера разрядилась, если можно так назвать спор по поводу того, где мне дальше спать. Кровать ребята припёрли ещё два дня назад, теперь проблема заключалась в том, куда её поставить. Макс был категорически против того, чтобы класть меня на кухне, но и вариант проживания в комнате с четырьмя парнями - не лучшее решение. Ещё Саша предлагал освободить одну комнату для меня, а остальным жить по шестеро в двух комнатах. Я тут же отвергла и это - было неприятно оттого, что они будут испытывать неудобства, толкаясь в небольших комнатах, а я как царица - одна.
В конце концов, Боря предложил положить меня на чердаке. За час небольшая комнатка под крышей была разобрана от хлама и вычищена от пыли, паутины и грязи.
Мы с Вовой, Тёмой и Ваней досмеялись до колик, наблюдая, как Максим и Лёха поднимают ко мне кровать по небольшой шаткой лестнице. Остальные суетились вокруг, больше мешая, нежели помогая.
Сейчас сложно даже представить, как я жила без ребят!
Перед сном мы все сходили "на охоту". Мои догадки по поводу того, что я одна отличаюсь внешне, оправдались. Ребят словно штамповали! Чёрные крылатые кошки "паслись" вокруг меня. Один из тысячи таких вечеров. Я чувствовала, что эти ребята уже стали для меня семьёй.
За весь вечер я ни разу не отвлеклась от мыслей о Степнове. Это больше, чем влечение, любовь, привязанность. Я не могла без него. Я должна быть рядом постоянно, каждую секунду.
Вволю набегавшись, мы буквально рухнули на кровати.
А спустя пару часов меня словно подкинуло с постели. Что-то не так… Витя! В голове будто орала оглушительная сирена, перекрывая выходы для остальных мыслей и звуков. Я распахнула небольшое окно над головой, подтянулась и выпала из него, обращаясь на лету. Не дотрагиваясь до земли, заработала крыльями и полетела, рассекая воздух, к городу. До рассвета осталось не больше двух часов, меня никто не должен был заметить. Немного времени спустя я уже летела, чуть не задевая крыши домов своего района. Наконец опустившись на выступ подъезда напротив, я замерла.
Во дворе был человек. От него-то и исходила угроза. Я сдержала рвущийся наружу крик.
Дверь хлопнула, и вышел Степнов. Чёрт, ну вот что ему не спится?! Он направлялся прямо к незнакомцу. Они пожали руки. Я напрягла слух.
- Это вы мне звонили? - спросил Виктор.
- Да, но здесь говорить не безопасно.
Они собрались уходить, но меня такой расклад совершенно не устраивал. Я рванулась вниз, всего единожды хлопнув крыльями, чтобы не сломать что-нибудь об асфальт. В груди заклокотал воздух. Я взревела, угрожающе пригнувшись к земле.
Незнакомец тихо выругался и толкнул Виктора в сторону. Тот с ужасом смотрел на меня. Не то, чтобы такой взгляд внушал поддержку…
Я кинулась на неприятеля, но тут его затрясло, и он, пригнувшись к земле, на глазах оброс шерстью и вырос. Передо мной стоял настоящий медведь гризли. Лапа с огромными когтями обрушилась на меня, и я отлетела в сторону. Одна лапа явно была сломана. Я хлопнула крыльями и приземлилась между Степновым и зверем. Медведь захрапел и прыгнул на меня, придавив всем телом. Я вцепилась в шкуру, пытаясь скинуть в себя врага. Легче было перевернуть горы. Но тут он словно что-то почувствовал и, отпрянув, убежал. Я была не в состоянии его догнать.
Я не могла контролировать тело. Вместе с силами уходил и облик зверя.
Сквозь боль в медленно восстанавливающемся теле, я почувствовала прикосновение к лицу.
- Лена? - прохрипел Виктор.
Только не это. Я через силу открыла глаза. Он не боится меня - сейчас в глазах только беспокойство. Левая рука нестерпимо болела, не опираясь на неё, я села. Одежда была вся в крови и пыли.
- Нужно показать тебя врачу… - Он подхватил меня на руки, и я тихо вскрикнула - похоже, сломано ещё и ребро.
- Нет, положи меня на землю… где есть трава.
- Что? - Он уставился на меня, как на умалишенную.
- В клумбу или на газон.
Почувствовав под спиной мягкую почву, я приподнялась и жадно схватила зубами растение. Мне нужны силы… Представляю, что думает Витя.
Каким-то шестым чувством я уловила, что рядом кто-то есть. Я резко повернулась и увидела свою стаю. Они неподвижно застыли в стороне от нас. Я улыбнулась и поманила их рукой.
Теперь я уже научилась их немного различать. Макс, стоящий ближе всех к нам, фыркнул и сделал пару шагов навстречу.
Я перевела взгляд на Степнова. Он удивлённо смотрел на них. Страха не было.
- Всё в порядке, - на всякий случай произнесла я. - Это братья.
Ребята по очереди задрожали и обратились.
- Кто вы? - прошептал мужчина.
- Оборотни. Люди-звери.
Он молчал, мы тоже. Тишину нарушил Борис.
- Что произошло?
- Я боролась с медведем. От него шла угроза. Я проснулась и побежала сюда, похоже, успела вовремя… - Я осеклась и повернулась к Вите. - Кто этот человек? Почему ты посреди ночи согласился с ним встретиться?
- Он позвонил и сказал, что знает, что с тобой.
Я кивнула. Похоже, появлялась хоть какая-то зацепка, кто мы и почему стали такими.
- Нужно его найти. - Боря пришёл к этому одновременно со мной. Ребята согласно закивали.
Всё моё существо рвалось догнать и убить врага.
- Иди домой, - посоветовала я Вите.
- Я боюсь за тебя.
- Не бойся! - Чёрт, как же приятно! Я улыбнулась ему самой тёплой и обезоруживающей улыбкой. - Я теперь немного сильнее.
- Он чуть тебя не убил! - рука Степнова легла на моё запястье.
- Мы не дадим её в обиду. - Стас шутливо оскалился.
Виктор с сомнением оглядел ребят, но, похоже, сдался. Кивнул, тяжело вздохнув.
- Пока. - Я поцеловала его в щёку, но он обнял меня за плечи, не позволяя отодвинуться, и накрыл мои губы своими. Значит, ничего не изменилось. Я обвила широкие плечи руками, наслаждаясь таким сладким и незабываемым мгновением.
За спиной кто-то кашлянул. Я смущенно отстранилась и, не сказав ни слова больше, обратилась и понеслась в сторону скрывшегося врага. След удалось взять моментально. Если бы кто-нибудь, кому не спится, выглянул в окно в четыре утра, он, возможно, заметил бы тринадцать теней, быстро проносящихся по городу.
Запах привёл нас на старый и, похоже, заброшенный склад. Гигантское сооружение выглядело жутко. Ворота сами открылись, пропуская нас внутрь. Макс пошёл первым, за ним Лёха и Боря, затем я и все остальные.
Вожак обернулся назад.
"Саша, Женя, останьтесь снаружи"
Приказ альфы не обсуждался.
Мы нырнули в тёмное помещение, пропахшее сталью и кожей, ворота за спиной захлопнулись.
- Добрый день. - Из темноты показался невысокий человек лет сорока с небольшим. - Прошу вас, не стоит предпринимать поспешных действий. Мы вовсе не хотим вам угрожать. Вы задаётесь вопросом, кто вы такие? Я вам отвечу. Вы - секретная военная сила, разработанная учёными для выполнения опасных государственных заданий. Уже несколько лет за вами наблюдают наши люди. Вакцина, позволяющая сделать вас такими, была введена вам в кровь около двух лет назад. На середине пути план готов был рухнуть - среди вакцинированных всё чаще стали происходить летальные исходы. В результате повторных исследований, было выявлено, что ген двух смешанных животных может сочетаться только с ДНК определённого типа людей. Вы видите, что у вас у всех одинаковый цвет глаз и волос. Также у вас одна и та же группа крови.
Мужчина замолчал, но этого было мало! Я обратилась, чтобы он мог меня понимать. За спиной раздалось недовольное ворчание - братья не хотели, чтобы я подставлялась под удар, была уязвима.
- Мы видели медведя. Значит, вы врёте, и этот ваш ген может быть и у других людей.
- Да, кроме кошек-птиц, есть ещё медведь, волк, орёл и обезьяна. Они стали такими, так как в процессе подготовки нужно было провести эксперименты. Государство и учёные преследовали цель создать универсальных солдат. Они же испытывают боль при обращении, мыслительный процесс и восприятие у них падает, они восприимчивы к болезням, могут умереть даже от гриппа. Вы же практически идеальны - сон по три часа в сутки, пропитание вы можете найти в любой точке земного шара…
- Один вопрос, - прервала я его тираду, - почему вы думаете, что мы будем работать на вас?
- У вас нет другого выхода. Ваши близкие под наблюдением. Не поступит сигнала с базы - киллеры сделают своё дело. Кроме того, перед вами открывается куча возможностей - вы будете жить в шикарных квартирах, на ваши счета будут перечисляться кругленькие суммы, ваши близкие продвинутся по работе…
А в его словах много заманчивого! Но это была угроза.
- Мне нужно поговорить с братьями.
Не дожидаясь ответа, я обратилась.
"Подстава!"
"Мне нравится"
"Я за"
"Против, этот мужик не внушает доверия"
"У тебя нет близких и родственников, которые тебе дороги, так подумай о нас!"
В голове творилась страшная неразбериха. Я слышала мысли ребят, они думали всё громче и настойчивее.
"Предлагаю голосовать" - Услышав голос вожака, все замолчали. - "Кто за то, чтобы принять предложение - поднимите крылья"
Я распахнула за спиной складки кожи.
"Пять…"
"Эй, мы тоже тут!" - возмутился из-за ворот Саша. - "И тоже за"
"Отлично, значит, большинство" - подвёл итог альфа и обратился.
- Мы согласны.
Мужчина, до сих пор наблюдавший за нашим общением с нескрываемым интересом, кивнул и пригласил нас следовать за ним.


Я вытянулась на огромной кровати в новой квартире. Кто бы мог подумать, что всё так обернётся? Мы с братьями заняли весь новый застеклённый дом в самом центре. Ребята умотали в клуб. Было почти одиннадцать вечера. День мы провели за инструкциями и подготовкой.
А мысли уже привычно не покидали Степнова. Как он? Что теперь обо мне думает? Он видел во мне зверя… Я резко села. Взгляд упал на левую руку - уже давно зажившую, как и ребро, восстановившуюся.
Да, мы стали главным козырем страны. Что будет дальше?
Дальше я пойду к Виктору. Не хочу думать о будущем.
Карман узких джинсов оттягивала стопка купюр, непривычно проступала кредитка. В рубашке новый паспорт, водительские права и… да, ключи от новой машины. Я усмехнулась, вспомнив вопли братьев, носящихся среди тринадцати новеньких красавиц. Если бы я больше понимала в машинах. Порше, Феррари, Лексус, Бэнтли, Ситроен… Я выбрала себе маленький чёрный Смарт, про себя окрестив "раскладушку на колёсиках" Артиком.
Свою машинку я полюбила сразу. Арти домчал меня до дома за каких-то десять минут. Хотя, я могла бы пробежать это расстояние с той же скоростью.
У подъезда сидели две пожилые старушки. Чёрт, облом. Я не могу пройти мимо, не поздоровавшись, надеть солнцезащитные очки - странно. Решение пришло быстро. Зайдя за угол, я преобразилась и легко запрыгнула на карниз, проходящий в полуметре от окна спальни Вити, поставив передние лапы на стеклопакет. Поскребла когтями. Нет ответа. Да посмотри же в окно, Степнов! Я тихо заскулила и снова принялась портить окно.
Штора отлетела в сторону, и в окне показалось любимое лицо. Я улыбнулась, прекрасно понимая, что это выглядит, как грозный оскал. Защёлка поднялась, и окно открылось мне навстречу. Я поднырнула под раму и поднялась на подоконник.
- С тобой недолго "кондратия" схватить, - пробурчал любимый, опускаясь рядом и закрывая окно. - Через дверь ты уже не ходишь? Ты вообще меня понимаешь?
Он ждёт, что я заговорю по-человечески?
- А, ладно, - он махнул рукой.
Я игриво ткнула мордой ему в плечо. Витя снова посмотрел на меня.
- Всё это сложно. Ты бросаешь меня, убегаешь с кучей парней… Я весь день тебя ждал, волновался, как ты себя чувствуешь.
Про парней мне понравилось! Степнов, ты, что, ревнуешь?!
Он потрепал меня по голове. Как раньше. Я заурчала. Ладно, не буду его больше мучить…
Я спрыгнула с подоконника и обратилась. Виктор улыбнулся мне уголками губ.
Я стояла посреди комнаты, не зная, куда деть руки, что говорить, на что смотреть?
- Прости, я знаю, что ты не сможешь снова относиться ко мне, как прежде. Я теперь для тебя зверь, машина убийства… не способная чувствовать. Но мне тоже тяжело. Это невозможно описать. То, что я чувствовала, пока была человеком, стало намного сильнее, чётче… Мне казалось, что так любить нельзя. Так любить может только верный пёс, не задумываясь идти вперёд, защищать, бороться до последнего вздоха. Я не могу думать ни о чём, кроме тебя.
Я перевела дух. Его глаза светились таким теплом и любовью!
- Лен, прости меня. Тебе тяжело, а я тут со своей тупой ревностью… Просто я люблю тебя и боюсь потерять.
Я сделала шаг к нему, ныряя в тёплые объятия и прижимаясь щекой к мужскому плечу.
- Я люблю тебя, - тихо шепчу куда-то в шею.
Его губы находят мои, нежно целуют. Я обвиваю крепкую шею руками и сажусь к нему на колени. Сейчас и навсегда - только мы, остальное не имеет значения.


Спасибо: 32 
Профиль
AnyaNuta





Сообщение: 49
Настроение: Влюбилась... В близнеца справа...
Зарегистрирован: 02.11.09
Откуда: Россия, Новосибирск
Репутация: 11
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.10 19:36. Заголовок: С Днем Рождения, люб..


С Днем Рождения, любимый форум!

Автор: AnyaNuta
Бета: Леона
Название: С 8 марта, девочки!
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Humour, Fluff
Статус: окончен
От автора: хотя, 8 марта давно прошло, но что-то навеяло меня написать именно такую, ни к чему не обязывающую, историю. Может быть, меня на это вдохновило то, как поздравляли нас мальчишки с первым весенним праздником.
Слова: игра, яйцо, счастье

Сегодня в Москве было на удивление прохладно. Зима в этом году выдалась не очень теплая, поэтому сейчас, весной, москвичи во всю ощущали силу русских морозов. За окном падали последние снежинки, холодящие тело, но приятно согревающие душу своей красотой и необычностью. Каждая из этих маленьких частичек была индивидуальна, нельзя было найти во всем мире похожей. Эти снежные хлопья напоминали нас, людей, личностей, которые сами за себя, которые не похожи друг на друга, такие абсолютно разные, даже если и есть капелька внешнего сходства.

Сейчас столицу настиг первый весенний праздник – волшебный день 8 марта. На улицах характерная суматоха в предвкушении знаменательной даты, пробки, мельтешащие люди, которые бегают из одного конца города в другой в поисках подходящего подарка, ведь осталось всего двое суток, чтобы успеть купить все необходимое для родных и друзей.

В кабинете литературы и русского языка школы №345 собралась толпа учеников этого самого заведения. Около десяти девчонок толпились в одном конце класса, глазея на парней, которые шептались в другом конце помещения. Судя по дате на календаре, можно было прийти к выводу, что сейчас мужская часть 11 «А» будет поздравлять девушек.

- Кхм, - вперед вышел темноволосый парень невысокого роста, видимо, желающий поздравить дам, - дорогие наши девушки, прошу минутку внимания!

Вся женская часть класса обратила свое внимание на молодого человека, переминающегося с ноги на ногу около доски.

- Гуцул, можно побыстрее? – Высокая блондинка, несмотря на короткую юбку, изящно сидящая на школьной парте, с недовольным лицом обратилась к поздравляющему.
- Полиночка, - приторно нежным голосом продолжил парень, - терпение и только терпение – вот секрет успеха, так что сидите тихо и помалкивайте! Говорить будете через два дня. Пожалуй, начнем, Платонов, давай!

По приказу Гуцула в комнате заиграла приятная мелодия, ласкающая слух и успокаивающая душу после трудового учебного дня. Девушки с наслаждением прикрыли глаза, забыв, почему они уже около часа следят за суматохой, которую развели их мальчики.

- Дорогие женщины, дамы, девушки, нет, просто, любимые наши девочки, в этот чудесный весенний вечер, - все взглянули на снежную бурю, разыгравшуюся за окном, и слегка усмехнулись, - мы, вся мужская часть нашего класса, хотели бы поздравить Вас с таким замечательным праздником, как 8 марта. Говорить долго не будем, желаем вам всегда нас слушаться, не выпендриваться и, чтобы ваша штукатурка никогда не заканчивалась в магазинах, иначе всем будет худо, - в парня полетел чей-то пакет, видимо наполненный не перьями, потому что сверток с легкостью долетел до Гуцула, и он сейчас тер ушибленное плечо.
- Будешь знать, как такое говорить!
- А, вспомните, что вы нам нажелали?!
- Ну, подумаешь, пожелали чистых носков, утреннего душа и чистой кожи, а, что вам разве не нужно? – Дерзко ответила еще одна ученица, до этого тихо сидевшая в самом дальнем углу класса.
- Кулемина, давай сегодня не будем портить праздник, хотя бы вам самим! – возмутился и без того огорченный Гуцул.

В эту минуту, как ураган, в класс влетел запыхавшийся мужчина, что-то говорящий на ходу, из его речи можно было понять только то, что он искренне извиняется за опоздание. Он прошел мимо девушек, поздравляя их с наступающим праздником, и скромно устроился около той самой Кулеминой.

- Виктор Михайлович, - шепотом начала девушка, - вы чего опаздываете?
- Ленк, прости, замотался, козлов новых привезли, так я пока их всех расставил, всех помыл…
- Ага, пока всем травки нащипали, спинку помассировали…
- Не язви, Кулемина. – Наигранно возмутился учитель физической культуры школы № 345. - Ну, вот, пока то да се, не заметил, как время пролетело, а тут на часы взглянул, и мигом к вам, а то вы натворите тут делов, а меня Елизавета Матвеевна попросила за вами, оболтусами, присмотреть.

- Виктор Михайлович, - раздался голос недовольного Гуцула, сегодня все явно шло не так, как он планировал изначально, - не отвлекайте там девушек, а то сейчас конкурсы начнутся!
- Какие еще конкурсы?! – по классу среди женской половины пронесся недовольный возглас.
- Как какие?! Обычные, вы, что в детстве не играли?
- Вот именно, в детстве, а не в одиннадцатом классе! Давайте бросим это и пойдем по домам, поздно уже. – Возмутилась Полина Зеленова.
- Ну, уж нет, мы все готовили, а теперь бросать? Все сели по местам, а для первого конкурса нам нужны две команды человек по пять. Кто готов?!

- Давай, Кулемина, - шепнул физрук, подмигнув любимой ученице, - по твоей части.
- Нет, я сегодня в резерве.
- Давай, давай, - мужчина с легкостью поднял девушку и вытолкнул прямо в середину класса.

- Вот и первый участник! Давайте, давайте, Зеленова, Лебедева, Лужина, Новикова, Липатова, встаем, встаем.

Девять девушек с разгневанным и недовольным лицом оторвали свои пятые точки от скамеек и парт, проходя к доске, где их уже ждал Гуцул.

- Платонов! Неси яйца! – По классу пронесся очередной смешок.
- Игорь, я тебе что, наседка?! Сам и неси.
- Господи, никакой организации.

Парень вынужденно прошел к шкафу и достал оттуда два свежих яйца. Девушки только удивленно на немного посмотрели, боясь даже предположить, что им теперь нужно будет делать. Мужская половина 11 «А» объяснила, что необходимо передавать яйцо своему соседу, но, не используя при этом рук. Как они это будут делать: ртом, головой, ногами – было совершенно неважно, главное – передать яйцо последнему участнику команды, и вернуть его обратно к самому первому. Задание было почти невыполнимым, так как, предмет передачи был свежим и довольно хрупким.

Степнов, заинтересовавшись конкурсом, вышел к толпе, которая стояла у доски и обсуждала последние игровые моменты, уточняя детали. Мужчина подошел к самой первой участнице одной из команд – Лене Кулеминой. Следом за девушкой стояла Новикова, Липатова, Лужина и Астафьева, в противоположной команде расположились: Зеленова, несмотря на все ее недовольства, Лебедева, Малинова, маленькая девочка, которая была Ольге по плечо, Планина, схожая по росту со своей соседкой, и Сударина.

Игра началась. Сначала все шло очень медленно, потому что девушки боялись разбить яйцо и испачкать свои наряды. Лена легко передала этот предмет жизнедеятельности братьев наших меньших – кур, и теперь ждала, пока он вернется обратно. Вторая команда заметно шла впереди, в отличие от первой, в которой по причине разного роста участниц, яйцо не раз падало, поэтому Гуцул только и успевал подавать им новое. Вот команда Лены уже на «финишной прямой», Кулемина во всю радуется, подбородком принимает яйцо, как оно выскальзывает и падает на близстоящего Степнова. Прозрачный белок медленно стекает по его майке, плавно переходя на штаны. Два взгляда – испуганный Кулеминой и удивленный Степнова – вмиг встретились. Пауза. Тишина. И… Дикий хохот, от которого просто задрожали стены и, наверняка, проснулся местный охранник, дядя Петя.

- Простите меня, Виктор Михайлович, - усмехаясь, прощебетала Лена.
- Да ничего. Не беда, главное, что ты победила, так ведь, Гуцулов?
- А? Что? – Парень вернулся из своих мыслей, и взглянул на забавную парочку. – Да, Лен, твоя команда победила, вот, - протянул руку к столу и, взяв оттуда пять конфеток, протянул всем победительницам.
- Это было нечестно, - подала голос Полина, - у нас неполноценная команда какая-то!
- Плохому танцору, - прошептала Кулемина и захохотала вместе с услышавшим ее Степновым.

Штаны нужно было отмыть, как-то не подобало физруку школы ходить в грязной одежде! Поэтому Степнов, прихватив с собой виновницу всех своих бед – Кулемину, удалился из класса. Отмыли белесые пятна на штанах они довольно быстро, и буквально минут через пятнадцать на пороге появился чистый Виктор Михайлович и загадочная Лена. Никто особо не заметил их отсутствия, как и их прихода, все были увлечены очередным конкурсом. Сейчас и мальчики, и девочки одиннадцатого класса выстроились кругом посереди кабинета. Сути этой игры ни физрук, ни его ученица не знали, но, зайдя в класс заметили в руках стоящей напротив двери Наташи открытый банан, поэтому Кулемина чуть пригнувшись разом проглотила оставшуюся часть фрукта.

- А банан кончился! – Прокричала Наталья.
- Как? – воскликнул, стоящий в кругу, Гуцулов. – Я же всегда выигрывал в этом конкурсе!
- А в чем смысл был, можно поинтересоваться? – Подал голос Степнов.
- Так я, вернее тот, кто стоит в кругу, должен был найти банан, а остальные должны были незаметно передавать фрукт за спинами. Как я не углядел?! Так быстро съели. Кто у нас такой обжора? – Кулемина лишь смущенно опустила глаза.


На конкурсе с бананом зацикливаться не стали, он изначально не очень всем понравился, но Гуцул стоял на своем, потому что он все придумал, а так получается он, просто напрасно, тратил свое время. Следующий конкурс был еще оригинальнее. И где только они откапали такое? В этот раз девушкам нужно было просто стоят в сторонке и болеть за своих мальчиков. Хоть намечался и женский день, но конкурс был совсем не для слабой половины. Во-первых, у них фигуры, а, во-вторых, после такой игры они бы могли испачкать свои наряды. Выход был один: каждая девушка выбирает кандидата от себя на этот конкурс.
Вперед вышли: Платонов от Наташи, Гуцулов, на удивление, от Зеленовой и Степнов от Кулеминой. Конечно, Лена не умела права выбирать преподавателя, но он сам отчаянно просился поучаствовать, сам не зная, какая участь его ждет.

- Дорогие наши пацаны, - Южин поймал грозный взгляд Степнова, - и мужчина, сейчас вам предстоит самое трудное, но, надеюсь, самое вкусное испытание. Вы должны победить! Все это ради ваших дам! Вот, - Боря протянул всем участникам по большой шоколадной конфете, - это для начала. А теперь, вы должны запихнуть в рот максимальное количество конфет, не проглатывая их и при этом говоря… - Южин задумался. – Точно! При этом говоря: «толстощекий губошлеп»! – Все просто.

Шок мужской половины, сидящей у доски и смех женской половины, которая этих самых мужчин и выбрала. По взгляду Степнова так и читалось, что после испытания Кулеминой не поздоровится и сдать стометровку на этот раз ей будет не так уж и просто.

- Начнем с вас, - Южин подошел к Степнову и дал ему еще одну конфету, - начинайте.
- А что начинать-то?
- Кладите в рот и говорите «толстощекий губошлеп», - физрук, смирившись со своей участью и со своим позором, запихнул в себя сразу две конфеты.
- Толщтофокий гувохлеп, - прочавкал мужчина, волна хохота пронеслась по всему классу.
- Так, Гуцулов…

В конце конкурса победитель был очевиден: Гуцул так и не смог запихнуть в себя даже пять конфет, поэтому остановился еще на середине, поймав на себе грозный взгляд Зеленовой, Платонов осилил семь штук, но, во время произношения коронной фразы, вся шоколадная масса вывалилась на близстоящего Южина, следовательно, счастливый физрук, с полным ртом конфет стал победителем, вернее он принес победу Кулеминой.

Через час, смеясь и вспоминая самые веселые эпизоды сегодняшнего поздравления, мальчики, девочки 11 «А» и учитель физкультуры вывалились на улицу, ловя ладошками пушистые снежинки. Погода к вечеру утихомирилась, дул легкий ветерок, обволакивающий каждого прохожего. Снег падал легкими хлопьями, увеличивая и без того большие сугробы. Все смеялись, хохотали, часть компании уж валялась в снегу, а остальные добивали их белыми снежными комочками. Вроде бы весенний праздник, вроде бы они все такие разные: кто-то слишком, модный, кто-то гордый, кто-то самодовольный, но сегодня они позабыли о всех своих принципах, они наслаждались праздником, они наслаждались зимой, которая настигла москвичей в начале весны.

Народ начал расходится, махая на прощание остальным. И вот на пороге школы остались только Кулемина и Виктор Михайлович, все еще смеющиеся над Зеленовой, которая сегодня приняла не одну снежную ванну.

- Знаете, Виктор Михайлович, - девушка игриво улыбнулась, - что такое счастье?
- И что же? – приобнял свою ученицу.
- А счастье, Вить, это когда ты идешь по улице, видя, как радуются дети на игровой площадке, и самому на душе теплее. Когда ты приходишь в школу, и тебя встречают твои друзья. Когда ты весь вечер изображаешь дружеские отношения со своим любимым человеком. Когда украдкой на переменах бегаешь в спортивный зал, чтобы подарить своему самому дорогому человеку на земле поцелуй. Когда часами разговариваешь со своими родителями по телефону. Когда весной идет долгожданный снег, и когда видишь, как злится Зеленова, вот что это такое…
- Разве это счастье? По-моему это все так забавно. – Виктор нежно чмокнул в нос свою вторую половинку.
- Нет, Вить, для меня это все самое лучшее, интересное и любимое на свете!



Cover my eyes,
Cover my ears,
Tell me these words are a lie.
It can't be true,
That I'm losing you,
The sun cannot fall from the sky.
Can you hear heaven cry
Tears of an angel...
Спасибо: 44 
Профиль
мандаринка





Сообщение: 1862
Настроение: ... il était une fois, une petite mandarine...
Зарегистрирован: 15.11.08
Откуда: France
Репутация: 127

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: сценаристНовогодний ОвцеОскар: За волю к победе
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.04.10 22:43. Заголовок: Автор: мандаринка На..


Автор: мандаринка
Название: Погода в доме
Жанр: Romance, Fluff, Humour, POV
Рейтинг: PG-13
Пейринг: КВМ
Бета: All-a А
Статус: окончен
Примечание: в тексте фика использовано английское народное стихотворение в переводе С. Маршака «Три мудреца»
Заданные слова: любовь, юмор, капель


Последний месяц я купалась в безграничной любви и всепоглощающем счастье. Во всяком случае, так казалось всем вокруг. У меня было несколько другое представление о сложившейся ситуации. Дело в том, что недавно я начала встречаться с моим бывшим учителем физкультуры. После окончания школы я полгода бегала от него, словно намереваясь установить новый мировой рекорд по марафонскому бегу. Но недаром он физрук - сумел меня поймать. И теперь мы вместе.

Вот только наши отношения зашли в тупик. Свидания, подарки, тысячи sms и часы телефонных разговоров о любви, нежные поцелуи и крепкие объятия. Всего этого в моей жизни было в избытке. Но вот дальше Витя заходить не спешил. А мне это уже было необходимо, чтобы понять, что все серьезно и абсолютно реально.


***
Именно такие мысли крутились в голове Лены Кулеминой, когда она с непривычной тщательностью выбирала себе наряд. В этот день они с Виктором собрались в ресторан. У них свой персональный праздник – первая совместная дата. На этот день, точнее ночь, Лена возлагала большие надежды. Она надеялась, что ей, наконец, удастся сломить Витино сопротивление, и их отношения, совершив «кульбит», перейдут на новый уровень. А получилось…

Лена как раз закончила свои приготовления, когда в дверь позвонили. Открыв, Кулемина увидела огромный букет ромашек и довольного Степнова. Разглядывая идеально сидящий на мужчине костюм, Ленка в очередной раз похвалила себя за скрупулёзность в создании собственного образа.

Лена и Виктор долго здоровались в прихожей, не в силах оторваться друг от друга. Но, вспомнив о заказанном столике, пара поспешила в ресторан. Идти было недалеко, но огромные сугробы были основным препятствием для быстрого передвижения по улицам. Хотя первый месяц весны был в самом разгаре, зима очень неохотно сдавала свои позиции. Температура колебалась в районе нуля, и снег только-только начинал подтаивать.

Природные причуды нисколько не смущали влюбленную пару. Добравшись до ресторана и сделав заказ, Лена и Виктор полностью погрузились в беседу, не замечая никого вокруг. Вечер прошел в любовном забытьи. Очнулась девушка только возле своего подъезда, когда Степнов после невинного поцелуя пожелал ей спокойной ночи. Она ответила ему тем же, однако даже и не думала скрывать сарказм в голосе. Виктор же, все еще пребывая в любовном дурмане, не заметил ни этого, ни того, как Лена со всей дури хлопнула напоследок дверью. Он лишь счастливо улыбнулся в ответ на ее не совсем нежное прощание и пошел в направлении своего дома.

Лена, злая на весь мир в лице Виктора Степнова, готова была порвать любого, кто попадется на ее пути. Поднимаясь на последний этаж, она высказала вслух все, что думала по поводу нерешительности любимого. Однако весь ее гнев пропал в ту же секунду, когда она открыла дверь квартиры. По коридору, от ее комнаты до ванной и обратно, метался дед с половой тряпкой и совершенно ошалелым видом.

- Ленка, спасай скорее свои вещи! Твою комнату заливает! - задыхаясь прокричал Петр Никанорович во время очередной пробежки по заданному маршруту. На Ленку эта фраза произвела неожиданный эффект. Несколько секунд она растерянно следила за передвижениями деда, а затем ее прорвало:

- Да что же это за день такой? Сначала Степнов дурака валяет, теперь тут катастрофа местного масштаба! Чертовы снегоуборщики! Откуда у них только руки растут?! Это ж надо было умудриться, убирая снег, пробить крышу! Уроды... все!

Высказавшись, девушка прямо в уличной одежде ринулась спасать свои сокровища: ноутбук, гитару и букет ромашек, подаренный Степновым. Параллельно она набирала номер любимого, чтобы вызвать его на подмогу:

- Вить, беги скорее к нам!
- Что случилось? Деду плохо?
- Нет. У нас тут… эта... как ее... капель!
- Лен, ну что ты еще выдумала? Какая капель? Зима на улице...
- Да не на улице капель, а у меня в комнате!
- Кулемина, это у тебя юмор такой?! Или ты решила меня завлечь в свое логово и соблазнить?
- Степнов, руки в ноги и бегом ко мне домой. Заливает меня! А ты глупости какие-то говоришь, - рявкнула Лена и, не дожидаясь ответа, повесила трубку.

По голосу Виктор понял, что девушка не шутит, поэтому развернулся и побежал обратно.
Ворвавшись в квартиру, он в течение нескольких минут озадаченно наблюдал, как по коридору, сталкиваясь и мешая друг другу, носились Ленка и Петр Никанорович.

Ленка, увидев стоящего столбом Степнова, схватила его за рукав куртки и потащила в комнату.
- Ты представляешь, там вода по стенам течет и с потолка капает, как будто из незакрытого крана. Мы вытираем, а она все равно капает. - Чтобы Степнов прочувствовал весь трагизм ситуации, Ленка, остановившись на секунду, притопнула, а потом снова продолжила движение.

Очутившись в комнате, Степнов признал, что Кулемина ничуть не преувеличила размеры бедствия. Комната была в ужасном состоянии, жить в ней не представлялось возможным. Увидев несчастное выражение на лице любимой, Виктор начал судорожно искать выход из положения.

- Лен, а у вас есть пленка?
- Какая пленка?
- Ну... из нее обычно теплицы на дачах делают.
- Ты собрался из моей комнаты теплицу делать? - недоуменно поинтересовалась Кулемина.
- Нет, дорогая. Я собираюсь спасать твое имущество! - торжественно объявил Степнов.

Кулемина, поняв, что задумал Виктор, тут же выбежала из комнаты, пошуровала в прихожей и вернулась с большущим куском пленки. Пара тут же принялась за работу: они резали пленку и тщательно закрывали ею мебель. От этого увлекательного процесса их оторвал грохот и кряхтение Петра Никаноровича. Моментально все бросив, Лена и Виктор, готовые оказать первую помощь, выскочили в коридор, откуда и доносились подозрительные звуки. Однако от увиденного у них просто пропал дар речи: два эмалированных тазика валялись в разных концах коридора, а посреди помещения восседал Петр Никанорович в третьем и самом большом эмалированном тазу.

Немую сцену прервал сам нарушитель спокойствия, который оставаясь на месте, вдруг
продекламировал:

Три мудреца в одном тазу
Пустились по морю в грозу.
Будь попрочнее
Старый таз,
Длиннее
Был бы мой рассказ.


Кто первым начал смеяться, так и осталось загадкой, но через несколько секунд все трое хохотали и не могли остановиться. После приступа столь бурного веселья, Степнов извлек старшего Кулемина из таза, а Лена перенесла «эмалированных друзей» дедушки к себе в комнату и решила задать вопрос, мучавший ее уже несколько минут:

- Дед, а ты откуда тазики взял? Из детского садика утащил, что ли?
- С чего ты взяла? - недоуменно спросил Петр Никанорович.
- Да тут написано на самом огромном «Группа №2»...
- Лен, а зачем тебе такие подробности из личной жизни тазиков? - подколол Кулемину Виктор, за что и получил той самой многострадальной посудиной по ноге.

В такой веселой и непринужденной обстановке прошла вся дальнейшая уборка пострадавшей территории. Все предметы мебели и пол были закрыты пленкой, тазики расставлены, и к Лене вернулось хорошее настроение. Однако оно моментально испарилось, когда ей в голову пришла мысль, которую она поспешила озвучить:

- А где же мне ночевать в ближайшие пару месяцев?
- Ну... как насчет варианта: у Ранеток или у Лерки?
- Да у всех свои проблемы, куда еще и мне соваться?! А может я у тебя поживу? - Ленка моментально поняла, как ей повезет, если Виктор согласится. Она улыбалась самой невинной улыбкой, и только в глазах светился маленький огонек женского коварства. Степнов прекрасно понимал, к чему приведет это внеплановое сожительство, но он никогда не мог отказать Ленке. Домой к нему они отправились вместе...

***
Утром я проснулась от равномерного стука капель. Вскочила с кровати и рванула в сторону ванной за тазиком. Однако первый метр дистанции встретил меня неожиданным препятствием в виде скинутых вчера в порыве страсти Витиных брюк. Сидя на полу и потирая ушибленную коленку, я услышала за спиной грохот и чертыхания. Мой любимый мужчина, видимо, тоже вчера очень впечатлился уборкой территории и спешил спасти мое имущество. Только увидев друг друга, мы сообразили, что находимся в его квартире.

P.S. А капли… это уже настоящая капель за окнами.





Поздравляю наш общий дом с Днем Рожденья! Желаю ему процветания, благополучия и долголетия! А всем его обитателям счастья и любви!!!

Помните, что все будет !!!

...мы плохо кончим все, какая разница с кем... (с)

Возможность уйти - уже повод остаться. (с)


КВМ всегда и везде!!!!!!!
Спасибо: 56 
Профиль
Опавший листик





Сообщение: 1264
Настроение: Когда в сердце наступает осень...Мы все превращаемся в опавшие листья...
Зарегистрирован: 29.09.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 127

Награды: Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов" :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки" :ms29:  Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.04.10 10:37. Заголовок: Дорогие форумчане и ..


Дорогие форумчане и Администрация!!!
День Рождение форума для всех нас-значимое событие! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!! Это наш с вами дом, в который каждый приносит частичку своей души, тепла и доброты! За окном Весна! Пора любви, нежности и красоты! Будьте счастливы!!!



Авторы: LenkaRanetochka, Olik, Опавший листик
Название: Мы запишем новую историю... Только найди, только прими.
Рейтинг: RG
Жанр: Angst, POV, Humour
Пейринг: КВМ
Статус: Окончен

Наши слова: музыка, влюблённость, позитив.

Глава 1.
"Он".
Город. Такой известный и такой невЕдомый. Что значит это место на Земле, например, вон для той девушки, мирно прогуливающейся с миниатюрной собачкой? Или вон для того старика, щелкающего семечки на лавочке? Компанию ему составляет одинокий взъерошенный голубь, видимо рассчитывающий на угощение. А вот промелькнула женщина с ребенком. Спешит, ворчит, тянет малыша за руку, призывая поторопиться, ведь сериал, ее любимый сериал уже зовет голосами главных героев из окон соседей. Прошмыгнули в парадную, чуть не сбив с ног молодого статного мужчину…
Да, жизнь кипит, замирает и протекает, оставляя след … След, если не в памяти людей, то в памяти города. Уж он-то помнит каждой своей клеточкой, каждым кирпичиком всех своих горожан и трепетно хранит Историю.
Мужчина отряхнул пальто, так случайно испачканное мальчуганом, ворвавшимся в парадную, со своей суматошной мамашей. Усмехнулся. «Вот ведь тоже куда-то спешат». Виктор Степнов, возвращаясь домой, так же, как и многие жители этого города торопился. Спешил к ней. Его цвета неба глаза сверкали, взбудораженные предстоящей встречей. Так соскучился за день! Кажется, что без нее время тянется, и стрелки часов замедляются при переходе чуть дольше положенного, а с ней – бежит, неимоверно ускоряясь, и не дает насладиться такими редкими теперь совместными минутами.
Стоит ранняя весна. Весь день солнце согревало своими яркими лучами горожан, туристов, ленивых прохожих. Воздух звенит своей свежестью и чистотой, первые теплые дни, но еще по-зимнему прохладные ночи. Подходя к парадной, Виктор поскользнулся на луже, образовавшейся за день и к вечеру слегка подернутой тонкой корочкой льда. Но разве это остановит на пути домой? Лишь звонко и открыто рассмеялся.
- Лен, я дома, - Виктор, сияя, ворвался в квартиру.
Квартира встретила его прохладной пустотой. И он почувствовал себя очень одиноким. Поставив купленные по дороге домой цветы в вазу, а вино в холодильник, он принялся за приготовление ужина. Степнов знал, чем можно порадовать Лену. Фоном работал телевизор, где играла его любимая команда.
Стрелки часов приближались к одиннадцати, матч уже давно закончился, ужин покрылся инеем, а Лены до сих пор не было. Он уже начал волноваться и стал набирать её номер, но в ответ лишь слышал: «Абонент временно не доступен».
Около часа ночи в дверном замке повернулся ключ и дверь, тихонько скрипнув, открылась. В комнату заглянула она… его Лена. Высокая, стройная, с дерзкой челкой, прикрывающей такие прекрасные глаза.
- А ты чего не спишь?
- Лен, я тебя ждал. Кто-то говорил, что освободится пораньше. Давай раздевайся, и пойдём ужинать - я сейчас всё подогрею. А заодно и поговорим, а то в последнее время нам это практически не удаётся.
Лена сразу же стала серьёзной.
- Вить, может, завтра поговорим? Я так устала. Очень хочется спать.
Виктор понял, что тоже устал. Глаза закрывались на ходу. Но также понимал, что ему нужен этот разговор, он очень соскучился по их ночным беседам на кухне.
- Лен, давай чуть-чуть посидим, выпьем вина и пойдём спать. Отказ не принимаю, жду тебя на кухне, - и встал с дивана.
Она как могла откладывала этот разговор, но сейчас понимала, что выхода у неё нет и нужно уже все расставить по своим местам, нужно сообщить. «В конце концов, это моя жизнь. Сколько я приложила сил для того, чтобы этого добиться. И он должен понять, как для меня это важно».
Она сняла куртку, стянула кроссовки, уверенно повесила шарф на вешалку и пошла на кухню.
- Малыш, давай выпьем за нас. - Виктор протянул ей бокал с вином.
- Вить, мне нужно тебе кое-что сказать. - Лена сделала глоток.
- Что-то случилось, родная?
Степнов напрягся. А она, собравшись, выпалила на одном дыхании:
- Нашу группу заметил один известный продюсер и предложил очень выгодный контракт: запись альбома и работа в Англии… на пять лет. - Лена крутила бокал в руках. - Мы подписали этот контракт.
- Что? - Мир вокруг Степнова начал рушиться.
- Вить, я же тебе говорила, что для меня значит музыка, - Лена смотрела прямо в глаза Степнову.
- А что для тебя значу я? - уже с надеждой спросил Виктор.
- Вить, ты очень хороший, но сейчас я не готова к серьёзным отношениям и созданию семьи. Если я не воспользуюсь этим шансом, то возможно больше у меня его не будет. Я не хочу превратиться в скучную домохозяйку. - Лена говорила с надрывом.
- Когда? – голос охрип, но пока на другие слова не было сил.
- Уже совсем скоро. Жалею, что не сказала раньше: духа не хватило.
Виктор медленно поднялся, стараясь не разрушить повисшую тишину. Направился в прихожую, сопровождаемый пристальным взглядом Лены. Она молчит. Не останавливает. Уже у порога, накидывая пальто, произнес:
- Пойду прогуляюсь. Не буду мешать собирать вещи.
- Вить, это все?
- Ты сама это сказала…
В подтверждение этого «всё» захлопнулась входная дверь, оставляя за собой прошлое и открывая еще неизвестное будущее.
Выходя из парадной, снова попал на уже знакомую лужу, только теперь ледяная корочка оказалась треснутой. Символично? Возможно. В эту ночь он так и не смог вернуться домой. Бродил по пустынным улицам, а Город записывал его историю.
Они познакомились почти два года назад. Каждое утро он начинал с пробежки по парку, который в то лето просто утопал в зелени и дарил приятную прохладу тенью своих исполинских деревьев. За пределами – шум, гам, суматоха, а здесь как другой мир – располагающая и обволакивающая атмосфера. Сколько помнил себя, столько помнил и парк. В тот день внимание Виктора привлекло одно маленькое происшествие: девушка, бежавшая впереди по тропинке, неловко споткнулась об оставленную кем-то недопитую бутылку Coca Cola. «Вот ведь народ до чего дошел – урна всего в пяти метрах, нет – надо обязательно намусорить». Но гневную мысленную тираду в адрес «злоумышленников» пришлось прекратить, потому что девушка явно сегодня встала не с той ноги: не успела она чертыхнуться и потереть ушибленное место, как снова налетела на… в общем преграда теперь оказалась намного существеннее. Скамья выросла перед ней «внезапно» и девушка со всего размаху врезалась в нее. «Хорошо, что скорость еще не набрала, - про себя улыбнулся Виктор. - И что это за ходячее происшествие?!».
- Девушка, вам помочь? – спросил, протягивая руку. Она ухватилась и встала с земли, свободной рукой отряхивая шорты от утренней росы и зелени.
- Спасибо, - смущенно проговорила она, - по-моему, мне на сегодня пора завязать со спортом. - Отнимая руку, открыто и благодарно улыбнулась.
Так и завязалось их знакомство, через некоторое время перетекшее в крепкую симпатию, и уже совсем скоро они не представляли себя друг без друга. Совместное проживание омрачалось практически полным отсутствием свободного времени, можно сказать, что встречались лишь ночами, выливая все свои чувства в темноту комнат. Долгое время неизменными оставались утренние пробежки в любое время года и при любой погоде, но постепенно и на них у Лены не оставалось ни сил, ни времени. Она участница, набирающей популярность группы. Постоянные репетиции, записи и все чаще появляющиеся выступления, отбирали у девушки все свободное время. Сколько раз не удавалось избежать ссор, сколько слов было сказано в порыве отчаяния и усталости, но столько же раз они обещали друг другу, что приложат все усилия к совместному счастью. Мир длился иногда месяцами, но затем вновь и вновь повторялось одно и то же: он устал от невнимания, она – от непонимания. Вот и сейчас, недавно установленный мир в доме, рухнул как карточный домик. Она так решила, и пути назад нет, как бы больно не было обоим.

Домой он вернулся под утро. Ее не было. Ни в его квартире, ни теперь уже в его жизни. Сил что-либо делать не хватало. Рухнул на кровать и провалился в безмятежный сон.
Пробуждение Степнову далось с трудом. Голова раскалывалась, и не помогало даже кофе. Квартира вмиг опустела, оставляя лишь след воспоминаний о ней. Виктор тяжело вздохнул. «Надо же, даже не попрощалась… Вот так уходит любовь… Молча… Только была ли она эта самая любовь? Так. Не думать. Не вспоминать. Не слушать эту чертову музыку. Каждая нота теперь будет напоминать о ее выборе. Каждый звук. Голова идет кругом. Надо отвлечься. Зд

*****
Людям не дано знать, что их ждёт впереди...

*****
Мелани, ты чудо!))) Спасибо, за авочку!

*****
"Она такая же, как все:рисует сердечки от скуки, живёт в ритме нон-стоп. В её жизни есть несколько родных людей, она же стала родной для миллионов..."(с) Chaki.

*****
Спасибо: 34 
Профиль
Аллочка





Сообщение: 330
Зарегистрирован: 08.05.09
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 76
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 02:41. Заголовок: Ура-ура-ура! С празд..


Ура-ура-ура! С праздником!!!

Автор: Аллочка
Бета: Kristenka
Название: Коллекция невысказанных фраз
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, POV
Статус: Окончен
Слова: коллекция, шепот, радуга



Пролог

Ненавижу весну! Как можно любить это ужасное время года с этой постоянной нехваткой витаминов, вечными болезнями, сыростью, кашлем?! Какое уж там пробуждение природы, какая любовь? На улицу и носу не хочется показывать, да еще и в довершение вот – повезло так повезло.
Сначала традиционная сезонная ангина, а потом нате вам – фарингит, или как там эту заразу зовут. Но группу подвести я не могла, чуток подлечилась и снова стала ходить на репетиции, как-никак концерт на носу. Нет, я никогда не визжала от восторга при наступлении марта, но такой подлянки даже я не ожидала! Сначала начала заметно фальшивить при пении, не попадала в мелодию, девчонки, ну прямо сестры милосердия, великодушно списали все на усталость и беспокоиться не стали. Беспокоиться стала я, когда четвертая подряд репетиция начиналась с моих косяков и заканчивалась ими. К тому же было смутное ощущение, что фарингит я не долечила – в горле продолжало першить, а иногда и болезненно.
Когда терпение кончилось, пошла к врачу. Вот и пойми теперь, стоило мне это делать, или оно бы само как-нибудь прошло. Несмыкание голосовых связок. Приплыли… И угораздило меня взять с собой к врачу обеспокоенную Наташку! Пошла бы сама, все выслушала, ничего не сделала, все как всегда… Так нет же, неугомонная подруга взяла с меня слово, что все инструкции я выполню. В общем-то, она была права: концерт в Лужниках был всего через две недели, и за это время мне надо было полностью поправиться. Вот только инструкции меня ну совсем никак не устраивали. А точнее, одна-единственная инструкция: не разговаривать. Полторы недели. Всякие ингаляции и прочее меня так не напрягали.
Нет, ну вы сами подумайте: НЕ разговаривать целых десять дней! Это же пытка!
Наташа моего ужаса не разделила. Оно, впрочем, и понятно: сама-то пережила гораздо более длительный период молчания. Но это ведь разные вещи: она говорить не могла, а я должна была сама держать свой рот, а вернее, голосовые связки, на замке.
Не повезло, в общем, по-крупному.
Ну, так или иначе, время пошло. Больше ни слова.

Фраза первая. Нецензурная.

В первый же день вынужденного партизанства понеслась на репетицию – на басу мне играть никто не запрещал. Липатова посмотрела как-то укоризненно, но запрещать не стала. Девчонки уже ждали в зале, а я пошла за усилком, который перенесли в связи с ремонтом сначала в подсобку, а когда команда мужчин южных национальностей добралась и до этой святыни, его разместили в библиотеке.
Дня не прошло, а уже хотелось сказать хоть что-нибудь, от злости покусывала губы и шла размашистым шагом. В библиотеку влетела без стука, не особенно глядя по сторонам, пошла в сторону нужной аппаратуры и неожиданно натолкнулась на какое-то препятствие. Подняв глаза, обнаружила спешно прерывающих поцелуй Степнова со Светочкой. Сказать, что я была в шоке, - это не сказать ничего.
Нет, я все понимаю, невеста, скоро свадьба, но чтобы вот так вот, в школе… Да еще и чтобы я по нелепой случайности это увидела!
Резко втянула воздух и открыла рот, спешно ища нужные слова, слов не нашлось, осталась только бессвязность. Тут же стиснула челюсти с характерным звуком стука зубов. Говорить нельзя – черт. Не то чтобы я действительно могла изречь что-то, стоящее внимания, однако молчать было просто обидно.
От припухших губ библиотекарши было как-то очень больно и хотелось скулить, но вот досада-то – даже этого мне никто не разрешал.
Пристально посмотрела на Степнова и не могла понять, откуда столько боли в его глазах, если она справедливо должна быть в моих.
Дурак он все-таки, если это – взрослое решение, то я ну как минимум балерина.
Хотелось то ли ударить, то ли закричать, но второе было нельзя, а осуществлять первое было неудобно при Светочке, хотя руки так и чесались. Наглые, подлые голубые глаза. Как можно было сначала ТАК ими смотреть на меня, а потом целоваться возле книжных стеллажей с этой? Как можно было сначала мне в любви признаваться, а потом замуж другую звать?
Наверное, я этого никогда не пойму.
Еще раз посмотрела ему в глаза, услышала сиплое «Лена», грубовато оттолкнула, взяла усилок – и ни секунды больше там не задерживалась. В глазах стояли слезы, но вот подлость, реветь тоже нельзя.
Играла я как-то неумело и сбивчиво, до конца не дотянула – извинилась и ушла домой. На выходе из школы ждал Виктор Михайлович – кажется, что-то хотел сказать. А у меня сил не было. Вы ведь даже не представляете, какой это потрясающий дар – говорить. Сердце сковало буквально до удушья, видеть его не могла, перед глазами только чужие припухшие губы. Приятно было, да?
Дышала часто и все время смотрела на уродливое серое небо, сдерживая слезы. Ни к чему плакать.
Мимо него просто прошла, будто не заметила. Он вроде бы окликнул, но вся спина словно затекла, не давая обернуться. Да и не хотелось.

Фраза вторая. Я не хочу с тобой разговаривать.

Да, знаю, глупо, но именно это мне хотелось тогда сказать больше всего на свете.
Домой я еле дошла, старалась поскорее уснуть, но это было бесполезно. Это все ерунда про врезавшиеся в память кадры – я едва могла вспомнить лица, не говоря уж о самом поцелуе, но теперь меня мучил именно факт произошедшего. Я начинала то жалеть себя, то оправдывать его, то обвинять их обоих, то его одного, а потом снова с самого начала. Вспоминать вообще-то не хотелось.
А на следующий день он поймал меня в школьном коридоре. И – вот он, звездный час! Самое время сказать о своем нежелании иметь с ним что-то общее! Но – нельзя. И, что странно, впервые за эти два дня я была благодарна болезни. Благодарна, потому что меня что-то сдерживало, даже если бы я и могла говорить, я бы не сумела сказать таких слов, просто не нашла бы в себе сил так окончательно отказаться от него.
А если в порыве злости и отчаяния я бы и высказала что-то подобное, потом еще долго укоряла бы себя за это.
Впрочем, никакого «бы», как известно, не существует, а поэтому встретила я учителя физкультуры полным молчанием.
- Лен, я хотел извиниться за вчерашнее…
Одарила его скептически насмешливым взглядом. За что извиняется – за поцелуй с невестой? Как глупо.
- Это все неожиданно так произошло, она подошла, я… Хотя я же не обязан перед тобой оправдываться, так? – сменил тон на гораздо более холодный. Видимо, мое молчание его доконало.
Я как-то неопределенно пожала плечами, избегая смотреть ему в глаза. Больно. Больно от него, такого чужого, такого НЕ моего.
- Лен, ты так и собираешься молчать? Может, скажешь что-нибудь?
Я только покачала головой. А что я могла сделать? Спешно достать ручку с тетрадью и начеркать пару ласковых строк?! Смешно.
Пускай не женится. Наплевала бы тогда на предписания.
- Понятно, - тяжело вздохнул.
Ничего тебе не понятно! Настолько отдалился от меня с моей жизнью, что даже не знает про болезнь. И я ведь не обижаюсь даже, пусть бы только дал шанс простить его.
Я тоже вздохнула и уже собралась было идти, как снова повернулась к нему, схватила своими пальцами его широкую ладонь и немного сжала. Неосознанно, честное слово, я понятия не имела, что делаю.
Быстро отпустила и медленно побрела в класс на следующий урок. Чтоб его, это несмыкание…

Фраза третья. У меня все в порядке.

Девчонки не умеют держать язык за зубами. Вот совершенно. По-моему, это им стоило бы помолчать хотя бы недельку, а не мне маяться. Всего лишь разок не пришла на репетицию (голова разболелась) – и, конечно же, от озабоченного чувством собственной вины физрука это не укрылось. Всего один вопрос о моем местонахождении – и Виктор Михайлович уже знал и диагноз, и инструкции. Причем что-то мне подсказывает, что выбалтывали «Ранетки» эту ценную информацию с каким-то особым удовольствием, видимо, наивно надеясь, что моя болезнь настолько поразит его, что он тут же разорвет помолвку и бросится ко мне на коленях просить прощения. Хотя, чего уж там, даже в моей разумной голове проскальзывали подобные утопические мысли.
По-моему, от этих странных ингаляций вреда было больше, чем пользы. Потому что непривычное к таким резким запахам обоняние подавало коварные сигналы в мозг, и голова раскалывалась так, что уже и сознание потерять хотелось – хоть бы больно не было. Зашла к увлеченному новым романом деду в гостиную, жестами и парой слов на листочке разъяснила ему ситуацию и получила ценный совет. Вернее, не совет даже, а рецепт. Коньяк, мед и цедра лимона. Всего по ложке три раза в день. Правда, от ингаляций этот рецепт не освобождал – дед был непреклонен в своей заботе.
Только я не без усилий достала коньяк с антресолей, как в дверь позвонили. На деда надежды не было никакой – его даже землетрясение не оторвало бы от печатной машинки, - так что пошла я. А за дверью был тот, кого я, хоть в глубине души и ожидала увидеть, но не хотела в тот момент уж точно. Головная боль мешала трезво рассуждать.
Дверь еще не успела полностью открыться, но взгляд Степнова уже наткнулся на красноречивую бутылку. Не сказав ни слова, не удосужившись даже поздороваться, он вырвал коньяк из моих рук и посмотрел на меня горящим взглядом.
Моему возмущению не было предела – мало того, что его никто не приглашал, так он еще и за алкоголичку меня принимает!
Сжала губы и вытянула руку вперед ладонью вверх, давая ему шанс исправиться и одуматься. Я уже и не помню, когда в последний раз смотрела на кого-то так выразительно, – бесполезно.
- Лен, что это? – И смотрит так обеспокоенно, всю оглядывает: от желтой футболки с чем-то, смутно напоминающим лягушку, до джинсовых бриджей. Не понимаю, он следы от уколов героина ищет, что ли? Что за мужская шовинистическая предвзятость к брошенным девушкам?!
Я склонила голову набок, всем своим видом показывая, что вопрос, мягко говоря, глупый. Попыталась забрать у него лекарственное средство, но обладатель превосходной спортивной реакции легко уклонился.
А потом вдруг такая злость накатила, на него, на себя, на жизнь эту глупую, что на миг вдруг даже показалось, что я вся в этой злости растворюсь, ничего не останется. Сильно ударила его кулаком в грудь, вымещая свои эмоции, а Степнов от неожиданности аж замер. Глупо было бы не воспользоваться его замешательством – изловчившись, вытянула у него из рук пыльную бутылку и ушла на кухню, искренне надеясь, что острых ощущений с Виктора Михайловича на сегодня хватит и он просто уйдет, пусть даже и не попрощавшись.

Фраза четвертая. Да!

Не тут-то было. Ну конечно, это же Степнов, гроза всех суперменов. Обеспокоенный, видимо, моей надвигающейся «пьянкой», он, вместо того чтобы просто испариться, пошел за мной и не сводил с меня своих по-сумасшедшему синих глаз. Я же, старательно изображая полное равнодушие, достала из шкафа мед, из холодильника лимон. Полусъеденный фрукт положила на доску и взяла нож. Все тот же взгляд. Интересно, он дома перед зеркалом тренируется? Уверенным движение отрезала кусочек цедры и немного его надрезала. Виктор Михайлович нахмурился. Я не выдержала.
Развернулась и вопросительно посмотрела ему прямо в глаза, ожидая хоть каких-то слов. Степнов растерялся – это даже было немного забавно, как он искал нужное, но все никак не мог ухватиться за подходящую тему. Наконец изрек банальное:
- Как ты чувствуешь себя? – И сглотнул, радуясь, видимо, удачному выходу.
Я пожала плечами. Довольно сложно объяснить, что у тебя болит голова, не имея возможности сказать и слово.
- Тебе совсем нельзя говорить? Даже шепотом?
- Лучше не надо, - тихо просипела я, боясь чересчур напрячь свои связки. Эх, если бы не Лужники… Слушала бы я тогда предписания врача, как же.
Снова отвернулась, взяла ложку, набрала немного меда, положила цедру и залила каплей коньяка. Поморщившись, выпила, судорожно вспоминая, облегчает ли коньяк головную боль или, наоборот, ухудшает. Кажется, так и не вспомнила.
- Лен, ну ты это… Обращайся, если что. Ну, там если помощь нужна…- Да уж. Вот вам и взрослый мужик. Недавно назначивший нелепую свадьбу, теперь не может мысль без запинок сформулировать.
Только ни смешно, ни забавно почему-то не было. Я все думала, может, и правда я виновата в его растерянности и грусти. В конце концов, он столько раз звал меня в свою жизнь, а я столько раз делала вид, будто не замечаю, что, когда я, проскочив все ступени симпатии и робких признаний, сразу набросилась на него, он-то уже успел смириться тем, что я – не его. И ему моя странная решительность была снегом на голову, если не сказать грубее. Зайдя в тупик и не понимая меня, попытался отгородиться от всего происходящего.
Правда, к таким выводам пришла разумная часть меня, она же – меньшая. А всю меня заполняли боль и злость на него, всегда такого уверенного и сильного, такого лю-би-мо-го, злость на то, что не смог понять, не сумел или не захотел, а теперь говорит какие-то нелепые вещи, и так хочется одновременно, чтобы он остался и чтобы ушел, что слава этой дурацкой болезни, а иначе я много глупостей могла наговорить, за которые потом пришлось бы извиняться, не иначе.
Я кивнула. Он вроде бы собрался уже уйти, сделал пару шагов, как вдруг развернулся и мягко улыбнулся. Как давно я не видела этой улыбки! Улыбки, от которой хотелось на шею ему броситься, и плевать на все остальное.
- Лен, я зайду завтра? – Да!
Сколько же усилий мне стоило не закричать прямо там, в маленькой душной кухне, в которой столько всего произошло, в которой уже звучало его «люблю», это слово, вызвавшее у меня волну удовольствия и массу других эмоций. Я даже отвернула голову и чуть наклонилась, лишь бы он не увидел мои блестящие глаза и улыбку до самых ушей. Спрятав глаза за челкой, я снова кивнула, почти физически ощущая его радость. Казалось, до счастья стоит только рукой подать.
Степнов ушел.

Фраза пятая. Желаю счастья.

В школу шла в каком-то приподнятом настроении. Нет, ни одна из проблем в моей жизни так и не разрешилась, но зато появилась стойкая вера, что все образуется, а иногда, знаете, вера гораздо важнее самих реалий. Но на крыльце, не дав мне даже поздороваться с поджидающими девчонками, меня схватил за руку Гуцул и увел за школу на детскую площадку. Да, а вот об Игоре я во всей этой кутерьме как-то подзабыла.
А ведь стоило, наверное, задуматься: наши отношения были в каком-то подвешенном состоянии – все, в том числе и Степнов, ни капли не сомневались в том, что мы снова встречаемся, а вот мы с ним как-то до сих пор не определились. Ходили вроде вместе, пару раз даже в кафешке сидели, но не более. Обоим что-то мешало возобновить отношения, и наши причины имели вполне конкретные имена. А вот пока я сидела на лавочке рядом с парнем, мне стало как-то даже страшновато. А вдруг он решился? Вдруг сейчас предложит встречаться? И что тогда?
Наверное, думаете сейчас, что я полная идиотка. По сути-то, действия мои должны быть очевидны – благодарно броситься ему на шею и пищать от счастья. А я сидела и раздумывала над вариантами тактичного отказа. Почему? Не знаю. Хотя, чего уж врать, знаю, конечно. Никого мне не хотелось, ни-ко-го. А тот единственный, кому бы простила все на свете, казался недосягаемым.
Гуцул прокашлялся.
- Лен, как ты ко мне относишься? – сказал и сам испугался.
Я тоже нахмурилась, мои опасения грозились вот-вот подтвердиться.
- Нет, я знаю, что тебе говорить нельзя, я просто… Ну, надо же как-то начать…
В моих глазах блеснула паника. По телу прошлась мелкая дрожь, и я уже тщетно пыталась придумать причину, по которой не нужно ничего и начинать и которую понял бы Игорь. В голову, как назло, ничего не приходило.
- Полина беременна, - выдохнул и тут же закусил нижнюю губу.
А я, даже и не ожидавшая такого поворота событий, пыталась понять, какой же должна быть моя реакция.
- Она и не думала говорить, а я… Лен, ну мы же с тобой, как ни крути, больше кореша, чем влюбленные. Так?
Новость я еще переварить не успела, зато мое сознание ухватилось за такую желанную фразу, и я с усердием принялась кивать, одновременно сдерживая широкую улыбку. Кажется, все и правда начало разрешаться.
Гуцул, видя мою радость, сам перестал сдерживать себя и стал взахлеб рассказывать об их примирении, о его мечтах, о желании стать отцом, о планах, о том, как сильно они хотят этого ребенка… И вроде бы я только что была в восторге от такого простого и счастливого разрешения проблемы, но на меня откуда-то навалилась такая тоска. И уже не было никаких сил выслушивать сияющего Игоря.
Очень удачно я заметила поджидающую Гуцула у школы Зеленову и, показав на нее, избавилась от общества до одурения радостного папаши.
Грустно было так, как не было, даже когда я узнала про эту чертову свадьбу. Потому что вдруг поняла, что не нужна ни-ко-му. Не то что Степнову, который, сколько я помню, всегда у женщин и девушек нарасхват был, не нужна даже ненужному мне Гуцулу, иллюзия отношений с которым до этого момента хотя бы существовала. Пусть иллюзия, пусть я никогда этими отношениями не дорожила и никогда их, в общем-то, не хотела, но ведь они были! А теперь вот совсем одна.
У одного скоро свадьба, у другого – вообще отцовство. А я молчу. И даже не потому, что должна, а потому, что сказать и нечего.
Как-то неожиданно начался дождь, а мне было все равно. Буквально через пару минут мокрой была я вся: от растрепавшихся волос, с которых капала вода, до потемневших от влаги кед. И еще было очень обидно, что всем на это наплевать.
Побрела домой, напряженно размышляя о смысле бытия, а заодно и о сломавшемся дома фене.

Фраза шестая. Я тебя простила.

Подходя к Светочкиному подъезду, издалека заметила Степнова с невестой. Уже хотела даже развернуться, как вспомнила, что домой-то мне все равно надо, а никакого другого пути нет. Тогда решила просто пройти мимо, не останавливаясь и не показывая, что узнала их. Абсурдность такого решения мне тогда в голову не пришла: пройти надо было прямо рядом с ними, поэтому сама не знаю, как предполагала делать вид, будто я валенок.
Говорили они на повышенных тонах, а потому слышно было хорошо. Вообще-то слушать у меня не было никакого желания, но тут просто не было выбора.
- Свет, как ты не понимаешь?! Я НЕ хочу с тобой в театр! И в кино тоже не хочу!
- Зачем же ты меня вообще замуж звал? – писк был противным, но ее даже было немного жалко.
- Знаешь, у меня иногда тоже возникает такой вопрос!
- Что?!
- Ладно, извини меня, я пошутил, - Степнов смягчился. На женщин он кричать толком не умел, я это знала.
Именно в этот момент я гордо продефилировала мимо них, тщетно стараясь быть незаметной. Естественно, конца разговора я не слышала. В тот момент у меня в голове была только бабушкина мудрость «милые бранятся – только тешатся».

- Ты же не пошутил, да? – Светочка вдруг посерьезнела. Стало отчетливо видно, что она вовсе не безмозглая дурочка, над которой можно тихонько посмеиваться. Все-таки взрослая женщина. Пережившая многое, наверное.
Виктор перевел свой взгляд с удаляющейся Кулеминой на невесту.
- Наверное, - тихо. – Слишком далеко все заходит.
- Да, - просто ответила.
- И что, вот так вот просто?
- А что, что-то может помочь? – Серые глаза смотрели с грустью, но каким-то принятием.
- Нет.
- Значит, все. – Библиотекарша нерешительно кивнула и быстро зашла в подъезд, оставив Степнова наедине со своими мыслями.


До моего подъезда было рукой подать, но я зачем-то завернула на детскую площадку. Дождь уже закончился, на небе даже где-то вдалеке виднелась радуга, но детей с их вечными бдительными мамашами видно не было – сырость на улице заставляла родителей держать своих чад дома. Смахнув воду и присев на скамейку, я запустила пальцы в спутавшиеся мокрые волосы и прикрыла глаза.
Сложно. Я не думала, что все будет так сложно. Никогда не думала.
Знаете, чем хорошо молчать? Больше думаешь. Причем делаешь это буквально постоянно. Времени хватает на все. А вот приходить в мыслях к какому-то итогу не хотелось, потому что была очень обидна невозможность его озвучить. Как только я чувствовала, что вот-вот приближусь к пониманию чего-то, я тут же отдалялась, оставляя вопрос нерешенным.
Собственно, я и в обычной жизни так делала, только тогда не было оправданий. А сейчас молчи – не хочу.
Боковым зрением успела заметить Виктора, уверенным шагом приближающегося ко мне. Черт… Вот кого-кого, а его я видеть не была готова. Я вскочила и буквально долетела до своей двери, прошмыгнула в подъезд и замерла. Через пару секунд услышала характерный писк. Ну конечно, у него же свои ключи.
В коридоре было тусклое освещение от одной-единственной грязной желтой лампочки.
- Лен, привет, - быстро выпалил и, кажется, побоялся сказать что-то еще.
Я вопросительно подняла брови и чуть-чуть отступила назад, оставляя немного больше свободного пространства. Он вопрос понял.
- Я столько ошибок наделал и знаю, что такое не прощают, я бы сейчас сделал все на свете, лишь бы ты не почувствовала той боли, которую пришлось... и я… Лен, прости меня. Не сейчас, может быть, со временем, может, когда-нибудь! Я всегда буду ждать, ты только попробуй, я все, что захочешь, сделаю. Не будет свадьбы никакой, ты ведь знала, что все это фарс, знала ведь?
Пожала плечами. Страшно было все это слышать. Страшно проснуться, и будто бы ничего не произошло. Я надеялась, но верить уже перестала, я поверила в эту свадьбу, ведь даже почти не ждала, если только капельку, совсем немножко.
- Лен, если ты вдруг когда-нибудь сможешь простить меня, дай, пожалуйста, мне… нам еще один шанс. Я подожду, не говори только сейчас «нет».
Я только усмехнулась – у меня и мыслей не было говорить такое жестокое и безвыходное слово, но в любом случае сказать было бы проблематично.
Степнов едва заметно улыбнулся и ушел.
Не помню даже, как до квартиры дошла, не говоря уж о комнате. Кажется, дед подумал, что у меня просто снова разболелась голова.
А я всего лишь впервые за долго время была счастлива, по-настоящему.

Фраза седьмая. Я люблю тебя.

Едва пришла в себя, вспомнила о существовании такого изобретения, как телефон. Вернее, сам по себе он мне был, конечно, бесполезен, однако какие-то, наверное, очень умные люди придумали смс.
Раздумывать было не над чем, быстро набрала текст и тут же отправила. Почти сразу получила ответ.
«Все еще ждешь?»
«Всегда»

Одурев от собственной смелости, написала «приходи», уже хотела отменить отправку, но поздно – «сообщение доставлено».
Заметалась по комнате, ругая себя и силясь понять, как же это я так решилась. Успокоив себя тем, что все сделала правильно, кое-как расчесалась и переоделась. Волосы все еще были влажными, но это было неважно.
Рассказав деду об очень сложной контрольной по алгебре, с которой без помощи Женьки мне ну никак не справиться, вышла из квартиры и увидела поднимающегося Степнова.
Дойдя до лестничной клетки, он остановился и внимательно посмотрел на меня.
А мне так много хотелось сказать, так много важного, что я даже не знала, с чего начать и чем продолжить. Только открыв рот, сообразила, что придется как-то жестами.
И вот тут меня накрыла паника. Я испугалась всего: последствий, своих действий, его действий, его реакции, нашего призрачного будущего. Но больше всего испугалась того, что история повторится. Что он снова спишет все мои порывы на юношеский максимализм, а я снова не пойму его осторожности. А я ведь не пойму, я точно знаю.
Но потом вдруг поняла, что другого шанса-то может и не случиться. Отчаянно надеясь на хороший исход, я быстро преодолела расстояние между нами, крепко обняла его за шею и уткнулась куда-то в грудь.
Секунда, две. Сердце ухнуло. Что же ты делаешь-то? Неужели не понимаешь, что если сейчас убежишь, дальше бегать буду опять я? Как же надоело…
Почувствовала прикосновение пальцев на спине. Легкое, почти неощутимое, потом чуть сильнее. Пальцы пробежались по всему позвоночнику, нежно. С коротким вздохом терпение у Виктора кончилось, он сжал шею и прижался своими губами к моим. Целуя, изо всех сил сдерживался, но срывался, и от этих срывов подгибались ноги, причем в самом прямом смысле слова.
Я все никак не могла поверить в Него, в него так рядом, так близко, от новых ощущений дух захватывало. Крепко вцепившись в его куртку, боялась и на миг отпустить.
Степнов улыбнулся и прошептал:
- Ленка, ты пахнешь дождем.

Эпилог.

К врачу мы сходили. Уже вместе – слово-то какое приятное.
Мужчина средних лет долго расхваливал меня как самую ответственную пациентку, заверил в том, что все практически прошло, разрешил и говорить, и петь, предупредил только о том, что высокие ноты пока брать не следует. Ну да я и не собиралась.
Приходилось привыкать к мысли, что говорить снова можно. А из всего несказанного нужно было одно-единственное, самое важное.
Выйдя на улицу, крепко обняла любимого мужчину и уверенно сказала, глядя в счастливые голубые глаза:
- Я люблю тебя.
И я точно знала, что он ответит.

Спасибо: 67 
Профиль
ПчёлиГ





Сообщение: 3107
Настроение: с Днем Рождения, любимый форум!)
Зарегистрирован: 10.10.08
Репутация: 127
Фото:

Награды: Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"Участник Новогоднего ОвцеОскара: редактор Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 14:32. Заголовок: Автор: ПчёлиГ Назван..


Автор: ПчёлиГ
Название: Мечта
Рейтинг: PG
Жанр: Fluff
Статус: окончен
Слова: мечта, импульс, боль
От автора: всё очень спокойно, нежно, немного дождливо, но по-весеннему. С праздником!

Лена Кулемина, ученица одиннадцатого класса, сидела на своей кровати, поджав под себя ноги, и готовилась к зачету по физике. Завтра – последний учебный день перед весенними каникулами, а после они со Степновым должны были поехать к его родителям, которые жили за городом. Им нужно было отлучиться на несколько дней, а в доме идет ремонт, поэтому Виктору было наказано присматривать за строительной бригадой, а он, недолго думая, пригласил с собой Ленку.
Кулемина посмотрела в окно и нахмурилась: над городом собирались тучи. Странно, она, смелая и бесстрашная, боялась дождя. Этот страх остался ещё с детства, когда она ездила летом к бабушке в деревню. Среди местной ребятни была самая маленькая, но никогда не сидела дома: бегала с мальчишками на речку ловить рыбу, гоняла мячик во дворе и по деревьям лазила, а им нравилось подкалывать и пугать Ленку, несмотря на то, что бесконечно её любили. Маленькие, глупые, им было смешно. А страх у спортсменки остался.
Кулемина поежилась, когда холодные капли застучали по окну. У неё всегда была мечта полюбить дождь. Рука сама потянулась к телефону:
- Добрый вечер, Виктор Михалыч, вы не заняты сейчас?
- Привет, спортсменка, - на том конце провода послышался бодрый голос преподавателя физкультуры. – Как раз не знаю чем себя занять. Есть предложения?
- Наверное, это очень скучно, но я к зачету по физике готовлюсь, хотела вам рассказать определения.
- Я весь во внимании!
Ленка улыбнулась, теперь её мысли заняты другим.
- В общем, слушайте. Импульс тела – это…
***
Ленка сидела на чемоданах, ждала, когда придет Степнов, и вполуха слушала последние наставления деда, поминутно кивая головой. К слову, зачет по физике сдан был ею на отлично. Впереди – незабываемые каникулы. Через несколько минут в квартире появился преподаватель физкультуры, разговаривая по телефону со своими родителями; наспех поздоровался с дедом, дал Кулеминой знак, что нужно выходить и, схватив её сумки, направился на улицу. Петр Никанорович махнул рукой, глядя вслед всегда немного неспокойному Виктору, и с улыбкой поцеловал внучку в щеку.
- Ты присматривай там за Степновым, натворит ещё чего-нибудь, - с легкой грустью в голосе проговорил он и ещё раз прикоснулся теплыми губами к щеке.
- Обязательно, дедуль. Только ты не скучай, мы же совсем ненадолго уезжаем. Сам ничего не натвори, - спортсменка обняла любимого фантаста и с какой-то мечтательной улыбкой побежала вниз по ступенькам.
До назначенного места добрались довольно быстро, часа за полтора. Встретили их приятная женщина средних лет, мама Виктора, и мужчина, его папа, на которого преподаватель физкультуры был похож, как две капли воды. Степнов с нескрываемой гордостью представил Ленке своих родителей. Кулемина отчего-то смутилась. На приветствие мужчины и женщины только и сумела тихо произнести:
- Здрасьте…, - и вновь продолжила изучать свои кеды.
Через полчаса преподаватель физкультуры и его ученица провожали родителей первого. Ленка убежала разбирать вещи, слыша, как мужчина кричит на уже прекративших работу строителей, осматривала дом, гуляла в окрестностях, расспрашивала Виктора о семье, возмущаясь, готовила ужин, улыбаясь, смотрела, как Степнов моет посуду, смеялась над фильмом, грея руки о кружку с горячим чаем, хмурилась, глядя на вновь приближающиеся тучи, до ночи переписывалась с девчонками, кутаясь в теплое одеяло, пыталась не обращать внимания на разбушевавшуюся за окном грозу. Не выдержала. Вышла из комнаты, ступая босыми ногами по теплому полу. Сглотнув, потянула за ручку.
Когда Ленка зашла в комнату Степнова, за окном сверкнула молния. Виктор удивленно посмотрел на абсолютно белую спортсменку.
- Ты чего, Ленок? – чуть приподнялся на кровати.
- Можно я сегодня с вами… посплю…
- Не понял…, - мужчина поднялся с кровати. – Что-то случилось?
- А вы смеяться на будете? – внимательно посмотрела на преподавателя. Тот покачал головой. – Я дождя боюсь, - в глазах на секунду появилась боль. – Особенно, если с грозой…
- Понятно, - едва заметно вздохнул. Причину спрашивать не стал, может, сама когда-нибудь расскажет. – Иди, ложись, - сам испугался своих слов.
- Можно? – её голос был совсем тихий.
Степнов чуть подтолкнул Ленку вперед, а сам плотно задернул шторы.
- Вот почему ты в восьмом классе так не хотела идти в поход, когда был дождь.
У спортсменки округлились глаза.
- Вы что, помните?
- Забудешь, как же, чуть ли не всей школой тебя успокаивали, - мужчина лег на самый край. «Лишь бы не испугалась…»
Кулемина отвернулась к стене, почти с головой завернувшись в одеяло. «Ещё сейчас не хватало разрыдаться…» За окном громыхнуло. Девушка метнулась на кровати и прижалась к груди Виктора.
- Ладно тебе, глупенькая, не бойся, я рядом, - старался говорить спокойно, несмотря на то, что сердце в груди стучало не хуже дождя за окном. – Я вот, Ленка, люблю дождь, особенно такой, как сейчас, чтобы от грома уши закладывало, чтобы пелена дождя закрывала всю видимость, чтобы в темноте от молнии становилось также светло, как и днем. Он там, за окном, нещадно бьет всё, что попадается на пути: людей, машины, дома, деревья. А ты здесь, в тепле, лежишь, укутавшись в теплое одеяло, обнимаешь самого дорогого и любимого человека и не можешь поверить, что твоя мечта сбылась…, - Степнов понял, что сболтнул лишнего, но, посмотрев на Ленку, тихо выдохнул и улыбнулся. Спортсменка смешно посапывала, уткнувшись в плечо тренеру. Минут через десять, сжимая в руке ладошку Ленки, Виктор сам провалился в сон под мерное постукивание капель по подоконнику.
***
Проснулась Кулемина с улыбкой на лице. Виктора уже не было. На столике у кровати дымился завтрак. От воспоминаний Ленка покраснела, зарылась носом в подушку, но, не выдержав, выскочила из-под одеяла и с удовольствием начала поглощать приготовленный специально для неё омлет. Минут через пятнадцать, когда тарелка спортсменки была почти пуста, в комнату вошел Виктор, нагруженный какими-то странными вещами.
- Привет, спортсменка, проснулась, смотрю, уже.
- Доброе утро, Виктор Михалыч, спасибо большое за завтрак. А это зачем? – Ленка указала на резиновые сапоги, непонятного размера джинсы и куртки.
- А это, Ленок, наши планы на день. На улице лужи по колено, всю ночь шел дождь, а сейчас тепло, солнце светит.
- Мы что, по лужам будем бегать? – глаза Кулеминой заблестели от любопытства.
- Будем, будем, так что иди, собирайся.
- Буду готова через пятнадцать минут! – спортсменка выбежала из комнаты. Но вместо обещанных пятнадцати минут на сборы ушло около двух часов. Ленка слушала музыку, переписывалась с девчонками, успела поговорить с дедом и посмотреть кусочек матча по баскетболу. В итоге, на улицу вышла только во втором часу дня. Степнов не смог сдержать улыбки, увидев девушку: широкие штаны, резиновые сапоги, доходящие почти до колена, куртка на несколько размеров больше с закатанными рукавами.
- Ну, вот чего вы смеетесь? Сами мне такую одежду дали! – топнула ногой, брызги полетели на преподавателя.
- Кулё-ё-ёмина…
Ленка поняла, что нужно бежать. Через некоторое время от бесконечного бега по лужам оба были мокрые и грязные с головы до ног. Кулемина не переставала смеяться, пытаясь окунуть преподавателя в лужу, но казалась в ней сама. Степнов протянул девушке руку.
- Смешная ты, Кулемина…, - провел ладонью по щеке спортсменки, стирая капельки воды. – Вот чего улыбаешься? Думаешь, не смешная? – щелкнул по носу, почувствовал холодную каплю на своей ладони; поднял глаза к небу. – Опять дождь будет…, - с удивлением отметил, что спортсменка спокойно на это отреагировала. – Идем, а то ещё заболеешь, - Кулемина не переставала улыбаться. – Ленка, ну, перестань так смотреть! – она сводит его с ума. – Ленка! – шикнул, показав кулак. – Кулемина…, - притянул к себе, зарывшись носом в волосы. – Что же ты творишь?.. – всегда вспыльчивому и несдержанному, ему с ней нужно быть аккуратным и нежным; едва дрогнувшая ладонь скользнула по волосам. Ленка уткнулась носом в плечо мужчины, мокрый, холодный, такой родной; маленькую ладошку положила на грудь, туда, где с бешеной скоростью билось сердце; поежилась от порыва ветра, что-то хотела сказать, но не смогла.
- Всё будет хорошо, слышишь? У нас с тобой всё будет хорошо. Идём, - Степнов потянул девушку за собой…
***
Пока Кулемина пыталась справиться с мокрой одеждой, Степнов успел сходить в душ. Зашел к Ленке.
- Иди, отмывайся, - с улыбкой проговорил Виктор, глядя на любимую чумазую спортсменку, в очередной раз щелкнул по носу и протянул чистое полотенце.
Кулемина показала язык преподавателю и выскочила из комнаты.
Ленка нежилась под теплыми струями воды уже около часа. Внезапно напор теплой воды сменился ледяной. Спортсменка взвизгнула, резко выключила кран и через несколько минут злая выбежала из ванной.
- Виктор Михалыч! Что за фигня? – ещё час назад теплый пол казался слишком холодным; дрожащие руки злобно сжимались в кулачки.
- Да эти… строители! Воду горячую перекрыли, батареи меняют, а предупредить – языка нет! Ещё все окна открыты были, - преподаватель, наконец, оглядел спортсменку: короткие шорты, тонкая футболка, с мокрых волос капает вода; вся сжалась от холода. Сглотнул. – Так, иди волосы просуши, я пока найду, вот что тебе переодеться.
Не успела Кулемина возвратиться с уже высушенными волосами, как издалека услышала возмущенный голос тренера:
- Спортсменка, у тебя вообще теплые вещи в гардеробе имеются? Вот, держи, переодевайся, жду тебя в гостиной.
Ленка натянула джинсы, шерстяные носки, заботливо предоставленные Виктором, и утонула в его свитере. Бесшумно зашла в зал, где Степнов уже зажег камин, присела на кресло, поджав под себя ноги. Мужчина, завидев спортсменку, привел перед ней, укрыв пледом.
- Ну, вот чего ты, Кулемина, постоянно так улыбаешься? – смахнул челку со лба, скользнул по щеке.
- А знаете, Виктор Михалыч, - перешла на шепот, - я даже рада, что всё так получилось, что воду отключили…, - тонкие ручки сомкнулись на шее мужчины, теплые губы коснулись небритой щеки и тут же скрылись где-то в складках воротника его свитера.
Господи, какая же она ещё маленькая. Но ради неё он на всё готов…
По подоконнику застучали холодные капли, где-то вдалеке громыхнуло.
«Опять дождь» - промелькнуло у Ленки. «А дождь я люблю…»


Leontina, Тиночка, спасибо за подарок!

Время и случай ничего не могут сделать для того, кто ничего не делает для себя самого. Д.Каннинг

He is happy that thinks himself so.
Спасибо: 26 
Профиль
Nessy
ВампиRская сущность




Сообщение: 1677
Настроение: и между строчек... одно и то же слово...
Зарегистрирован: 31.10.08
Откуда: Россия, Томск
Репутация: 82

Награды: Участник Новогоднего ОвцеОскара: редакторНовогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Проект"Новогодний ОвцеОскар: Победитель в номинации "Лучший Сценарий"Участник фестиваля "КВМ Парад Талантов"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 18:19. Заголовок: Автор: Nessy Назван..


Автор: Nessy
Название: День сурков
Жанр: Romance, Fluff, Fantastik
Рейтинг: PG
Пейринг: КВМ
Беты: nebo, КатR
Статус: окончен
Примечание: фик написан по мотивам фильма режиссера Харолда Рэмиса «День сурка».
Слова: Шоколад, притяжение, лето,
Скрытый текст


Глава 1

Солнце только взошло и своими лучами осторожно пробивалось сквозь окно. Молодой мужчина перевернулся на другой бок и, несмотря на свет из окна и переведённый уже во второй раз будильник, попытался еще чуть-чуть поспать. Сегодня ему предстоял трудный день: соревнования по баскетболу. А ещё одна особа всю неделю не давала ему покоя и требовала тренировок для того, чтобы обыграть, наконец, 678 школу. Из раздумий Степнова вывел настойчивый звонок телефона.
«Кому я нужен в такую рань!» – мысленно заворчал он и нехотя нажал на приём вызова, сонно улыбнувшись дисплею:
- Кулемина! Тебе что не спится?
- Виктор Михайлович, доброе утро! Куда спать, уже 7 часов, соревнования скоро! Надо же еще размяться, мячи проверить, на пробежку сходить… - на только что пробудившегося физрука обрушился непрекращаемый поток слов.
- Лена! Ты же от травмы только оклемалась! Поспи еще, - сквозь сон Степнов еле воспринимал пламенную речь своей ученицы.
- Да выспалась я уже! На пробежку пора! - бодро кричала в трубку Кулемина, но немного сбавив обороты, жалобно протянула, - Ну, Виктор Михааалыч…
- Кулемина, спи ещё, встретимся в школе, – быстро сказал он и, нажав отбой, окончательно проснулся.
«Вот же девчонка! Не даст покоя. Разбудила в рань такую, так ещё и вчера полночи из-за нее не… - Нет уж! - заговорил внутренний голос, - сам виноват! Давно бы уже разобрались между собой, чем бегать и мучиться поодиночке». С таким разбродом мыслей Степнов начал этот нелегкий день.
Лето было в самом разгаре, и летний пришкольный лагерь вовсю вёл свою деятельность. Сегодня должен был состояться матч по баскетболу между командами 345 и 678 школ. Матчи проходили обычно на свежем воздухе, на стадионе школы, и собирали много болельщиков.
После пробежки Степнову делать было нечего, и он решил пойти к школе. К его удивлению, от хорошей погоды не осталось и следа - ветер усилился, и тучи нависли над городом. «Только дождя не хватало…» - подумал Степнов и увидел у ворот нервно переминающуюся с ноги на ногу Кулемину.
- Виктор Михалыч, что делать-то?! - набросилась она на учителя и добавила уже спокойней, - здрасьте.
- Здорово Ленок, а что случилось? - не понимая, спросил Степнов.
- Как что? Кажется, сегодня будет дождь. Придётся отменять игру.
- Ну и дела, - растерялся Степнов, опасения стали сбываться, - не волнуйся, Лен. Мы что-нибудь придумаем. Может, дождя и не будет всё-таки, да и до игры ещё час целый.
- Ага, только если будет дождь, то все равно отменять придётся, - быстро шагая из стороны в сторону, ответила Лена, - не судьба значит.
- Погода штука непредсказуемая, - пожимая плечами, ответил он, - с утра грозу передавали.
- Тогда точно всё отменяется, - скрестив на груди руки, возмутилась Лена.
- Лен, а может, пойдём, погуляем тогда? - вдруг спросил Степнов.
- Конечно, пойдемте, - тут же согласилась Лена, пытаясь скрыть широкую улыбку.
Они долго брели по улице, разговаривая обо всем, что произошло за время каникул.
- Дед уже 3 дня как в санатории, скучно ужасно, - пожаловалась она, - и вы совсем не заходите.
- Дела, соревнования, - соврал Степнов. Не говорить же, что не хочет себя мучить, находясь с ней часто наедине, но неожиданно для себя предложил, - Но если ты хочешь, то я могу хоть каждый день приходить.
- Да? – искренне удивилась Кулемина, - Ну тогда жду вас в гости. Вы же правда придете?
- Можешь не сомневаться, - заверил её Степнов и удивленно добавил, – Лен, смотри, мы с тобой, куда бы ни пошли все равно приходим в этот парк.
- Точно. Раньше мы с вами тут на пробежке встречались и тренировались.
- Надо возвращать традиции! Только уже не сегодня, - добавил он, услышав первые раскаты грома.
- А я дождь люблю, - вдохновенно произнесла Лена и посмотрела на сгустившиеся тучи, - это же так классно! А если маленький ураган будет, то вообще!
- Ну да, - взглянул он на такую необычную в этот день Кулемину, - не замечал раньше, что ты катаклизмы любишь.
- А вы обо мне вообще мало что знаете, - всё также задумчиво продолжала Лена.
- Тогда может, позволишь мне узнать тебя лучше, - осторожно спросил Виктор.
Лена даже слегка замедлила шаг от неожиданности. «Степнов сегодня в ударе» - усмехнувшись, подумала она.
- Дождь уже совсем скоро начнется, пойдёмте домой, - предложила она, услышав раскаты грома.
- Да, конечно, - коротко ответил Виктор, сожалея о том, что сказал это.
Быстрым шагом они довольно скоро пришли к её дому, изредка перекидываясь отдельными фразами.
- Спасибо за прогулку, Виктор Михалыч, - сказала Лена, поднимаясь на крыльцо, - может, зайдете?
- Нет, Лен, спасибо. Давай до завтра.
- До завтра, и… - нерешительно начала она, - знаете, попробуйте узнать меня получше, вам может это понравится, - хитро улыбнулась и скрылась за дверью подъезда.
Оставила Степнова с глупым и счастливым лицом стоять у подъезда. Он не знал что будет завтра, но не мог сдержать счастья от этого маленького шага навстречу к его Ленке. Причем этот шаг сделала уже она сама. Он почти бегом пошёл домой, но правда не успел и попал под дождь, сразу подумал, что хорошо, что Ленка сидит в теплой и сухой квартире.
А за окном тем временем бушевала стихия. Ветер беспощадно трепал деревья и срывал листву, гремел гром, и молнии озаряли небо. Аппетитно жуя зелёное яблоко, Степнов наслаждался пейзажем через открытое окно и думал, чем же занимается его ученица. Он так давно хотел быть к ней чуть ближе, но не находил повода, а оказалось и не надо было искать. Он позволял себе только думать о ней, и не более. Даже не надеялся на то, что он сам занимает хоть часть её мыслей. А теперь это стало проблемой. Кажется, Ленка сама не против проводить с ним больше времени, а это уже… Об этом он даже думать пока боялся.

Глава 2

«Гречка – лучший завтрак спортсмена» - повторяла про себя Кулемина, пытаясь запихать в себя еще ложку. – Нет, ну как только Степнов это есть может?» Раздался звонок телефона.
- Алё, - подняла трубку Лена, - привет, Марина. Я завтракаю. Какая игра? Вчера же всё отменили! Что? А вчера? 15 июля?!
Кулемина от неожиданности даже выронила ложку из рук, и та со звоном упала на стол. «Что за чёрт. Как сегодня может быть 15 июля, когда оно было вчера? Надо позвонить Степнову!» - подумала она и тут же набрала его номер.

Раз, два, три – бросок. Ровно в кольцо. Подлетает и оказывается в его объятиях. «Виктор Михалыч, мы победили!» Восхищенно смотрит на него, дышит всё ещё тяжело и улыбается так, как может только ОНА. Не сводит глаз… Но что-то поменялось во взгляде, нет больше озорства, только страсть, нежность и притяжение. Будто набирается смелости, хватает за ворот футболки, притягивает к себе, пока он не успел опомниться.
Звонок телефона вывел из блаженного состояния учителя физкультуры 345 школы.
«За что???» - пронеслось в мыслях Степнова, пока он пытался вернуться в сон хоть на секунду. Не взглянув на дисплей, принял вызов:
- Да, слушаю.
Из трубки раздался взволнованный голос Кулеминой:
- Виктор Михалыч! Здрасьте, я ничего не понимаю. Мне тут девчонки звонят и говорят, что мы играем с 678 школой. Но мы же на сегодня не договаривались…
- Кулёмина, какие соревнования? Вчера же всё из-за дождя отменили, - перебил её Степнов.
- Вот именно! А мне говорят, что вчера была тренировка, и сегодня 15 июля! – Ленка уже почти кричала в трубку.
- Не ори ты так, Кулёмина! – подскочил на кровати Виктор, - сейчас приду к тебе и во всем разберемся!
Нажал отбой и сел в недоумении. Конечно, все это было похоже на шутку, но он ведь знает голос Ленки как свой собственный, и не было в нём ничего подозрительного. Все всерьёз. Первое, что он подумал, то, что над Ленкой пошутили подруги, но вряд ли бы она сразу стала звонить ему, не проверив этот факт. Встал и включил телевизор, чтобы проверить какой сегодня день, пощелкал по всем каналам. «Да что такое! Одни сериалы даже в такую рань» - сказал про себя Степнов и кинул пульт на диван. «Рассказов!» - воскликнул на радостях и принялся звонить своему другу. Взяв в руки телефон, невольно взглянул на дисплей «15 июля».
- Вот чёрт, наверное, сбилось. - Попытался успокоить себя.
Набирая номер, он зашел на кухню и метнул взгляд на стол. «Вчера я точно съел это яблоко» - испуганно отскочил он от фрукта: «Кажется, я схожу с ума, причём, вместе с Кулёминой!»
«Срочно звонить Рассказову!» - судорожно нажимая кнопки, лепетал Степнов.
- Игорь, - срывающимся голосом выкрикнул Виктор, - какой сегодня день?

Учусь быть оптимистом)) Спасибо: 25 
Профиль
Стэлла





Сообщение: 2795
Зарегистрирован: 06.05.08
Откуда: Россия
Репутация: 127

Награды: Участник фестиваля "КВМ-весеннее волшебство"Участник фестиваля "КВМ Парад талантов" :ms29:  Участник фестиваля "Самый лучший КВМ!"
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 19:31. Заголовок: Автор: Стэлла, Манюн..


Автор: Стэлла, Манюня
Название: Конспирация
Жанр: Fluff, Humor
Рейтинг: PG-13
Пейринг: КВМ
Статус: окончен
Слова: конспирация, ландыш, улыбка

- Занятие закончено, можете быть свободны, - равнодушно дунул в свисток Виктор Михайлович Степнов и, спохватившись в последний момент, добавил, - Лена Кулемина. Задержись, пожалуйста.
Одноклассники Лены понимающе улыбнулись. Если год назад кто и шушукался о странной дружбе учителя физической культуры и его лучшей ученицы, то за год всем это просто надоело, и их оставили в покое, в конце концов через пару месяцев окончание школы, а там каждый делает что хочет.
- Да, Виктор Михайлович, в чем дело? – обеспокоенно проговорила Кулемина.
- Ленок, на носу годовой чемпионат…
- Я помню. А что вас так беспокоит?
- А беспокоит меня, Кулемина, как 619 школа готова. Говорят, что они профи. И я вот думаю, как?! Как им удалось из обычных школьников сделать спортсменов высокого уровня? На прошлых соревнованиях они в своих ногах путались...
- Ну может...
- Не может, - перебил девушку учитель, - не может. Там тренер никуда не годится. И вообще, я в волшебство не верю. Тут что-то нечисто.
- Допустим, - Лена взяла в руки мяч, - и какие варианты есть?
- Я тут подумал, - Степнов перешел на шепот, - нужно проникнуть в логово врага и разведать обстановку...
- Виктор Михайлович! – снисходительно протянула Ленка. - Вы военных фильмов пересмотрели? Как вы себе это представляете?
- Конспирация! Не зря у меня в институте была по ней пятерка!
- Да, я заметила, - себе под нос проворчала девушка. Как-то они пошли со Степновым в кино – встретили Южина с Лужиной. Потом пошли на стадион – столкнулись с Комаровым и Гуцуловым. И можно ли теперь доверять учителю в конспирации? Немного подумав, девушка решила, что выбора у нее нет. Ей, как всегда, остается поддерживать физрука в самых его безумных идеях.
- Слушай, что я придумал! – Степнов наклонился и зашептал в самое ухо: - Ты под видом новой ученицы проникнешь в 619 школу. И разведаешь обстановку! Как тебе идея?
- Сумасшедшая. И невыполнимая. Меня в 619 школе знают, как облупленную! Сколько раз их девчонкам я надирала... Надирала.
- Вот! Поэтому мы тебя загримируем. Кулемина, да тебя родная мама не узнает!
- Допустим, - Лене все еще слабо верилось в осуществление странной идеи, - а с какими документами я туда приду? Лены Кулеминой?
- Вот это уже спортивный подход, Ленка, уважаю! Нет, с этим все проще. У нас в десятом «Б» есть новая ученица – Алена Иванова. Она только пришла, подавала документы и в 619, и в нашу. Придешь от ее имени, я думаю, проблем не будет. Даже на имя свое сможешь откликаться – Алена, Лена...
- Я не буду даже спрашивать, что вы пообещали Ивановой за это.
- И не надо... Все равно она бы нормативы не сдала, а Савченко бы потом бегал, просил натянуть ей троечку. Так что я избавил нашего директора от лишних нервов...
- Хорошо, допустим, предположим... А когда надо пойти?
- Завтра, Кулемина, завтра. Дорога каждая минута! Сейчас пойдем к тебе, займемся твоей конспирацией...
Лена растерянно кивнула – пути назад не было.
Дома у Ленки витала творческая атмосфера, дед сочинял новый роман и даже не заметил, как вернулась из школы внучка, да еще и не одна… Кулемина и Виктор Михайлович по-спортивному быстро прошмыгнули в Ленкину комнату.
- Ну, Кулемина, открывай шкаф! – потирая руки, бодро заявил физрук и сам рванул дверцу на себя. Из шкафа на голову мужчины вывалился ворох одежды. Ленка виновато улыбнулась:
- Простите, Виктор Михалыч, давно порядок не наводила.
- Ладно, чего уж там…
- Так, я предлагаю юбку! - Лена выудила из шкафа небольшой клочок джинсовой материи и с удивлением уставилась на побелевшего Степнова. – Что с вами?
- Кулемина… Откуда у тебя это?! Ты Новикову грабанула?
- А чего сразу грабанула? По магазинам вместе прошлись как-то раз… Вам не нравится?
- Нет, ну не то что бы… - на миг мужчина представил Кулемину в этом непотребстве и понял, что не готов к таким Ленкиным перевоплощениям. А еще больше не готов, чтобы кто-то увидел ее в таком виде. - Нет, не нравится. Я надеюсь, ты это никуда не надевала еще?
- Виктор Михалыч! Нам же конспирация важна! А в юбке как раз меня видеть и не привыкли. Еще верх подобрать соответствующий, и тогда не то, что 619 школа – вы меня не узнаете!
- Это ты наденешь только через мой труп, ясно тебе, Кулемина?! – упрямо заявил физрук, сверкая глазами.
Ленку откровенно веселило такое поведение учителя. Ну ладно, юбка безжалостно отвергнута, но поприкалываться никто не запрещал. Следующие два часа лучшая спортсменка школы сражала Степнова новыми и новыми образами – трогательная дурочка в круглых очках и с двумя жиденькими хвостиками, отвязная рокерша с начесом на голове, в темных очках и кожаных штанах, жгучая брюнетка в микро-юбке и с кокетливой родинкой на щеке. Учитель то хохотал до слез, то хмурился и старательно отводил взгляд от Ленкиных ног, то отрицательно мотал головой. В итоге, были выбраны старые клетчатые штаны, кофта, которую Ленка не носила уже очень давно, а так же черный мамин парик.
- Вот, Ленок! То, что надо! Неброско, неприметно… Конспирация – дело тонкое, тут главное - не переборщить.
- Как скажете, вам видней, у вас же пятерка была.
- Порвем 619, как тузик грелку! – сжал кулаки Степнов, а потом подхватил Ленку и закружил по комнате, танцуя с девушкой на руках прямо по разбросанным вещам. – Эх, Кулемина! – зарычал в шею, еще крепче сжал и отпустил. Увидел, как Ленка смотрит на него ошалевшими глазами, и сам смутился собственной неконтролируемой радости. И что это на него нашло?
- Не сомневаюсь! – чтобы снять напряжение последнего момента, заговорщики ударили по рукам и разошлись. Лена в ванную, Степнов к себе домой.
Утром Лена выскочила из дома, пока дед еще спал, разумно решив, что Петр Никанорович очень удивился бы, увидев вместо белокурой внучки жгучую брюнетку с густо накрашенными глазами. Тушь щипала, неразумно выбранная кофта задиралась при каждом шаге, а штаны, напротив, того и гляди норовили упасть.
- Черт бы побрал этого Виктормихалыча, - проворчала про себя Лена.
Выйдя на улицу, она тут же вжала голову в плечи – прямо навстречу ей шла Светочка Уткина. Сейчас спросит, почему она, Лена Кулемина, не в школе. Но Светочка, равнодушно оглядев девушку, прошла мимо.
- Надо же, - Кулемина засмотрелась на свое отражение в витрине магазина, - недаром у Степнова пятерка была...
Ноги сами принесли девушку к зданию 345 школы, и только заспанные лица одноклассников напомнили, что сегодня ей совсем в другую сторону.
- Ты что тут делаешь? – налетел на нее Степнов, - ты где сейчас должна быть?
- Не шумите, я просто... просто зашла, чтобы вы пожелали мне удачи, - нашлась Лена.
На душе у физрука внезапно потеплело, и он расплылся в улыбке.
- Ладно, пойдем я тебя немного провожу до конца улицы, - по привычке взял сумку Лены и первым зашагал в обратном от школы направлении.

- Смотри, Степнов, - привлекла внимание Ани, жующей пирожок, наблюдательная Наташа.
- С кем это он там? – Аня пыталась разглядеть девушку.
- Хорошо, что Ленка заболела. Бедная, - Наташе, как обычно, было всех жалко.
- Да уж, как он ее сумку-то взял? Смотри-смотри, улыбается! – распиналась Аня.
- О чем говорите? Кто кому улыбается? – присоединились к подругам Лера и Женя.
- Да вон, Степнов с какой-то… пошел. Стоило Ленке заболеть, как он тут же другую нашел! - Прокопьеву распирало справедливое возмущение.
- Капец… Ну и чувырла! Нашей Ленке в подметки не годится! – Лера сверлила взглядом удаляющуюся пару. – Девчонки, вы только Ленке не говорите. Аня, тебя в первую очередь касается!
- Я?! Да я могила!

На следующей перемене Лера «поделилась» тайной с Лужиной, Лужина с Лебедевой, Лебедева рассказала Южину...

Не успела Лена войти в родную квартиру, как раздался телефонный звонок. Звонила Инесса Стародубцева.
- Да? Что? Чувствую себя уже лучше... Наверное, завтра приду в школу, да. Что Степнов? – Лена не смогла скрыть удивленного возгласа, но тут же постаралась взять себя в руки. – Ну и что? Подумаешь, провожал после школы... Обнимался?! М... Подарил цветы прямо на глазах у Савченко? Ландыши… Что-то на Виктормихалыча не похоже... А что за девушка-то? Мне просто интересно... Сексуальная брюнетка в модных брюках... Подожди, Инесс, ты же говорила, что она рыжая? Что-то я запуталась, впрочем, мне все равно, личная жизнь Степнова – это личная жизнь Степнова, меня она совершенно не касается.
Спустя двадцать минут еще четыре «добрых» одноклассника поведали, что Степнов нашел себе: рыжую пенсионерку, темненькую пионерку, худую блондинку, полненькую шатенку...
Кулемина выдернула телефонный шнур из розетки и поставила мобильный на беззвучный сигнал.
Как ни убеждала себя девушка, что ей все равно, что ее совершенно не волнует, что Степнов там... с кем-то... Конечно, кто она ему? Просто ученица, верная помощница, надежный друг... Сегодня, когда она все узнала и позвонила ему, чтобы поделиться, он сказал: «Молоток, Ленок! Я знал, что если кто и справится, то это ты...» Вот как! Эту свою... девушку он же не попросил. Или всю грязную работу – ей, Лене?
Телефон, словно издеваясь, завибрировал, высвечивая «Степнов».
«Не возьму, - решила девушка, - пусть понервничает».
«А вдруг что-то важное? - не согласился внутренний голос, - с друзьями так не поступают, а вы же друзья?»
«Да какие мы друзья? Не друзья мы... Но и не...»
- Алло? – недовольно пробурчала девушка в трубку.
- Ленок, я тут подумал. Мало того, что мы узнали, что спортсменок из 619 тренирует явно профессиональный тренер, надо узнать, где он живет, и поговорить с ним о спортивной этике... Аккуратно так, чтобы не спугнуть и себя не выдать.
- А я тут причем?
- У них тренировки до шести? Если мы сейчас выйдем, то успеем к школе – проследим вместе.
- А я вам зачем?
- Ленка, ну так вместе веселее! – радостно вещал Виктор Михайлович.
Лена аж поперхнулась от возмущения. Как он смеет ей сейчас таким счастливым голосом что-то говорить? Он что, совсем ничего не видит? Не понимает? Как она в кино осторожно брала его за руку? Как подолгу смотрит в его глаза? Как соглашается на все его авантюры…

Степнов положил трубку. Странно, какая муха Ленку укусила? С утра все так хорошо было, он ее проводил, пожелал удачи, Кулемина сияла и была готова горы свернуть. А теперь, как подменили! Она же обычно такая… Такая… Позитивная, спортивная, настоящий друг. Улыбка какая! А от взглядов ее все внутри замирает. А как они в кино ходили на ужастик? Ленка его за руку взяла… И не отпускала до конца фильма. А он так и сжимал ее теплую ладошку, пока до самого дома не дошли.
От воспоминаний на душе потеплело… Эх, Ленка, Ленка! Сокровище, а не девчонка! Такая, наверное, и женой хорошей будет. Вместе на пробежку, вместе футбол по телеку смотреть, завтрак готовить, просыпаться рядом…
Мужчина глянул в зеркало на собственное мечтательно улыбающееся лицо. И замер. Вот же черт! Взболомутил Кулемину, а сам… Его ж самого в лицо все знают, а если обнаружат, что они с Ленкой что-то вынюхивают, то точно плакали соревнования – как пить дать снимут. «Ну что, Степнов, пора вспомнить молодость и все, чему учили в институте!» Парики и усы отмел сразу, да и не было у него такого театрального реквизита. А вот старый кожаный плащ и шляпа были. Мужчина быстро влез в плащ, надвинул на глаза шляпу и покрутился перед зеркалом. «Бонд. Джеймс Бонд», - крутанулся вокруг себя, подмигнул собственному отражению и дунул на невидимый дымящийся пистолет.

С Ленкой встретились через полчаса. Еще издалека Степнов заметил, что его лучшая ученица явно не в духе. Она стояла, сунув руки в карманы, шаркала ногой по земле и сверлила хмурым взглядом приближающегося учителя.
- Привет, Кулемина! – бодро произнес Степнов.
- Виделись, - буркнула Ленка, уставившись себе под ноги, - Что за маскарад?
- Конспирация, Ленок! Думаешь, только твое лицо примелькалось среди спортсменов нашего города? Меня ведь тоже каждая собака знает. А нам это как раз и не нужно.
- Пойдемте уже, что ли? Чего зря время терять? Я еще уроки не сделала, и так день из-за вас прогуляла.
- Лен, случилось что? Ты чего такая?
- Какая такая? – обида явно сквозила в каждом жесте и взгляде. – Вам не все равно, какая я? Я же сделала, что вы хотели, весь день клоуном на выезде проработала.
Так вот оно что! Она из-за этого дуется? Глупая!
Неконтролируемый порыв, когда не успеваешь подумать, а уже делаешь… Неожиданно для Ленки, да и для самого себя, Степнов крепко обнял девушку и прижал к себе, распахнув полы плаща, согревая и закрывая от всех любимую спортсменку. Лена на мгновение замерла, казалось, что это не с ней вообще происходит… А она еще дулась на него! Улыбка тронула губы, а руки сами скользнули к мужским плечам… Тепло. Хорошо. Неспокойно.

- Это же Кулемина?! – выдохнул остолбеневший от удивления Милославский. – А с ней кто?
- Конь в кожаном пальто, - хмуро отозвался историк Игорь Ильич, поглядывая на счастливую пару. – Не ожидал такого от Лены, - неодобрительно покачал головой. – А Степнов не надышится на нее, пылинки сдувает, все уши прожужжал со своей Кулеминой. А она вот так с ним…
- Вы только Виктору Михалычу не говорите. Он переживать будет, - робко вставил Милославский.
- Да конечно! Как ему скажешь? Не поверит же… Не понять мне этих женщин никогда. Променять такого мужчину на пугало в шляпе!
- А они целовались еще вроде бы… Или мне показалось? Видно плохо из-за этого плаща…
Через час о новом ухажере Кулеминой и ветвистых рогах Степнова уже знали мама Милославского, Светочка, баба Лида и Елена Петровна…
Утром Степнов спешил в школу как никогда. Внезапный вчерашний порыв с Ленкой... В голове приятно стучало, и улыбка сама расползалась по лицу. Вредная, часто взрывоопасная, резкая, но такая родная Ленка... Осталось подождать чуть больше месяца. Выпускной, после которого уже никто не посмеет упрекнуть их в чем бы то ни было. И они уже в открытую смогут дарить друг другу объятия и поцелуи.
- Доброе утро, Виктор Михайлович! – вывел Степнова из мира грез неизменный охранник дядя Петя.
- Доброе...
- Как настроение? – охранник лукаво прищурился.
- Отличное.
- Ну-ну, - Петр Степанович многозначительно задрыгал бровями.
- А в чем дело? Почему вы так улыбаетесь? – Виктор Михайлович принялся нервно осматривать одежду.
- А как Кулемина?
- Нормально, - сквозь зубы пробормотал Степнов, а сам подумал: «Попались! И всего-то за месяц с небольшим до выпускного. Черт!»
- Ну-ну... А с кем она гуляет по вечерам?
- С кем? – переспросил физрук. Такого поворота событий он не ожидал.
- Иди-ка, - поманил его дядя Петя поближе к столу и зашептал почти в самое ухо: - я, конечно, знаю про вас с Кулеминой. Откровенно говоря, только кошка в столовой про вас не знает... Я-то тебя по-мужски понимаю. Молодая... Ну симпатичная вроде, хотя я никогда худосочных не любил, по мне – женщина должна быть в теле, чтоб было за что подержать, ущипнуть...
Степнов шумно выдохнул, начиная закипать от бессмысленной болтовни.
- Ну так вот... Я-то, как и все, думал, что у вас любовь-морковь... Только все не так просто оказалось... Соперник у тебя, Вить, есть... Видать, Кулемина у нас штучка та еще... Любит мужчин-то постарше...
- Что вы несете? – Виктор Михайлович сжал кулаки.
- Эй, ты полегче, полегче... Силы-то на соперника побереги! Я тебе, так сказать, по-дружески... Вчера вечером, уже темно было, видели, значит, твою Кулемину... Под ручку шла с каким-то кренделем. Да не просто шла, висела на нем... Говорят, целовались они, да так, что искры летели. Срам-то какой, посреди улицы... Да при живом... - дядя Петя растерянно посмотрел на Степнова, - ... физруке.
- И кто он такой?
- Адыгеец.
- Кто?!
- Адыгеец. Елена Петровна, а она знает в настоящих мужчинах толк, - дядя Петя гордо выпятил впалую грудь, - так вот, Елена Петровна говорит, что это они носят такие папахи... Или бескозырки... Забыл я что-то... В общем, в шапке он был да в бурке.
- Вы ничего не перепутали? В папахе? Весной?
- Виктор Михалыч, ну обижаешь! Да я… Да я вот этими глазами видел! Цветы ей подарил… Ландыши!
- Бред… - нахмурился физрук.
- Да как? Виктор Михайлович, ты же знаешь... Да мы за тебя! У, проучу я эту Кулемину сегодня! Без сменки в школу не попадет... Ишь, спуталась с какими-то кавказцами...
- Кавказцы, дядя Петя, это порода собак, - понуро поправил охранника Степнов, - а в папахах... в папахах, это... жители Кавказа.
- Какая разница?! Уводят невесту прямо из-под носа у тебя, Степнов! А Елена Петровна говорит, что у них в обычаях воровать невест! Так что смотри... Свиснут красавицу.
- Чего?
- Воровать принято, - дядя Петя опять задрыгал бровями.
Под пристальными взглядами дяди Пети и Степнова в школу практически ворвалась Лена Кулемина. Настроение у девушки было отнюдь не радужное. Вчера, после того, как они расстались со Степновым, она еще долго вспоминала, как он смотрел на нее, как крепко обнимал, а она даже дышать боялась, до такой степени было волнительно. Приближение выпускного срывало крышу и учителю, и ученице, потому что совсем скоро станет возможным то, о чем они на протяжении двух лет боялись даже мечтать… Держаться и терпеть сил оставалось все меньше. Но потом позвонила Новикова… И началось. Сочувственный голос, горестные вздохи, призывы держаться и надрать сопернице задницу, не верить ни одному лживому мужскому слову. Все прекрасное настроение как ветром сдуло, а бабочки, весь вечер порхающие в животе, понуро сложили крылья и затихли. Пока она тут, как последняя размазня, летает в облаках, он преспокойно встречается с другой. Ну и пусть. Ей до этого никакого дела нет. Ей вообще все равно. Виктор Михалыч ей не муж и не жених. И он ей ничего не обещал, да и она ему тоже. Вот и пусть катится подальше…
- Доброе утро, - буркнула девушка, даже не подняв глаза на Степнова.
- Вот! Видишь, не нужен ты ей даром, - прокомментировал дядя Петя.
- Чертовщина, - Степнов почесал затылок. «Может, у Ленки какие-то проблемы? Опять во что-то впуталась? Почему мне не сказала? Ну да, вчера она так скомкано попрощалась. И вообще была вся в своих мыслях...»
На первой же перемене в спортзал пришел Рассказов и уселся на скамейку рядом со Степновым, тяжело вздохнув.
- Вить, может, вечером в шахматы?
- С чего вдруг? Ты же терпеть шахматы не можешь.
- Ну, я подумал… Вить, да не расстраивайся ты. Меня вообще Ирина бросила ради моего же брата, - состроил обманно-веселую физиономию историк. – И ничего! Мир не перевернулся.
- Меня никто не бросал, - сквозь зубы мрачно выдавил физрук.
Рассказов нервно протер очки и открыл рот еще что-то сказать, но, видимо, передумал.
- Слушай, Игорь… А они правда целовались? – сверлил взглядом пол Степнов.
- Вроде да. Милославский видел, я даже смотреть не стал на все это.
- Понятно, - руки с силой стиснули мяч.
В течение дня Виктор постоянно натыкался на сочувствующие или ехидные взгляды. Светочка вообще прямо во время урока заявилась в спортзал с книгой про обычаи народов Кавказа и предложила прочесть про похищение невест. Но добила школьная повариха. Непонятно с какого перепуга она налила мужчине двойную порцию борща и сочувственным шепотом выдала: «Кушайте на здоровьице, Виктор Михалыч. Ну их, этих девок молодых! С такими всю жизнь будешь рогами косяки обдирать». Степнов сначала побледнел, потом покраснел, глаза налились кровью. «Хоть кто-нибудь еще не в курсе, что вчера вечером вытворяла Кулемина?! Последняя собака знает, а он, как болван, все терпит и выслушивает! Хватит!»

А в это время Ленка была готова сквозь землю провалиться от дружеского сочувствия и едких подколов Зеленовой. Соперницу выставляли и кривоногой, и страшной, как атомная война, и старой сорокалетней теткой. Отовсюду только и слышалось: «Да ты себе еще такого чувака найдешь! Степнов удавится со своей кикиморой!»
- Да никого она себе не найдет, - томно проронила Зеленова. – Если уж физрук сбежал к кривоногой мартышке, то Кулеминой стоит задуматься.
Ленка уже рванула объяснить противной Зеленовой, кто тут больше всех напоминает мартышку, но Ранетки заголосили на все лады:
- Ленка, да не слушай ты ее! Ты у нас лучше всех!
- Отвалите все! Сама разберусь.
Оставила одноклассников перемывать ей кости и поспешила найти уединенное место. Надо немного собраться с мыслями.
И надо же было такому случиться, что ноги помимо воли принесли ее к спортзалу, из которого выходил Степнов.
- Лена? – удивленно спросил он будничным тоном и тут же осекся и продолжил холодно, - Что? Ты ко мне?
- Нет, - Кулемина уткнулась глазами в пол. «Еще чего не хватало, к вам... Идите вы... со своей подружкой!»
- Ну... как дела? Все в порядке? – Виктор Михайлович уже практически мечтал, чтобы у нее были какие-то неприятности, а не просто неизвестный мужчина, к которому она вчера спешила.
- Все просто великолепно, - голосом, полным сарказма, отозвалась девушка.
- Ну что ж... Я рад за тебя...
- Я тоже за вас.
- Спасибо, - процедил Степнов, дернувшись как от пощечины, и не смог не спросить: - Значит, тебе нравятся цветочки...
- Странный вопрос, - Лена изо всех сил кусала губы, чтобы не расплакаться. «Он еще и издевается! Подарил своей бабе веник цветов, а мне... Мне все мячики. А сейчас спрашивает про цветы. Издевается, мол, утрись, Кулемина! Ты просто малолетка, а вот цветочки не для тебя!» – Я обожаю цветы. А вы по ним специалист что ли?
- Куда мне до некоторых, - «Эх, Ленка-Ленка! А я все думал, что тебе больше нравятся подарки со смыслом. Мяч кожаный, например. А цветы, ну какой от них прок? А ты вот так... На красивые слова и дешевые жесты повелась...»
- Да уж, - Кулемина поняла, что перестает улавливать мысль разговора, но злость накатывала при одном только взгляде на его лицо. – Ладно, мне пора... Да и вам, наверное...
- Конечно, Лена, иди, - Степнов честно старался говорить как можно более спокойным тоном, но выходило плохо, - кстати, вчера твоя любимая команда отвратительно сыграла!
- Ваша не лучше! Бегали по полю хуже пятиклассников!
- Что?! Да что ты вообще соображаешь в футболе? – наконец Виктор Михайлович имел возможность для выплеска эмоций. - Ты школу без троек окончи, а потом пальцы загибай!
- Ха! – Лена коварно усмехнулась. Удачная возможность хоть немного разрядиться. - Можно и в пятьдесят быть полным дураком! Возрастом тут козыряете!
- Это я-то дурак? Ну да, наверняка твой этот... поумнее будет!
- Кто? – девушка опешила от слов учителя.
- Не важно! Так вот, Кулемина, ни черта ты не понимаешь ни в футболе, ни в нормальных мужчинах, - заявил Степнов и, развернувшись на триста шестьдесят градусов, вернулся в спортзал, громко хлопнув дверью.
- Наверняка не понимаю, - закусив губу, прошептала девушка, - если влюбилась в такого, как вы… Бабника!

Из-за колонны выглянули вытянувшиеся лица Гуцула и Стаса.
- Объясни, зачем мы подслушиваем? – зашипел Комаров, - Ну ругаются они… И что теперь?
- Блин, Стас, Ленка – мой друг.
- Давно? – хохотнул парень, вспоминая, как Игорь безуспешно пытался ухаживать за Леной.
- Что было, то было. Глупости это были. Понимаешь, Ленка любит Степнова… А тут я так слышал у нее какой-то кент нарисовался. Надо бы выяснить, кто такой и чего от нашей Ленки хочет.
- Как ты собрался это делать? – Стас с сомнением оглядел товарища, - Она тебя сразу узнает и прогонит. Хорошо, если не накостыляет, рука у Кулеминой тяжелая…
- Что там Степнов любит повторять? Конспирация – наше все? – глаза юноши загорелись, - Есть у меня одна идея… Пойдем!

Светочка кусала губы. Они с Еленой Петровной удобно устроились у другой колонны и, разумеется, тоже слышали весь разговор Кулеминой и Степнова.
- Бедненький Виктор Михайлович… С Кулеминой еще как-то все понятно было, а теперь говорят, у него новая пассия… - покачала головой библиотекарша.
- Да уж, вот так, поведешься с этими молодушками, - Елена Петровна осуждающе проводила понурую Кулемину взглядом. – Говорю я постоянно Петру Степановичу, что у них только гулянки на уме! Никакой серьезности!
- Елена Петровна! – прервала длинные рассуждения об охраннике Светочка, - у меня кажется созрел план! У вас есть ключи от театральной студии?
- Есть, да не про вашу честь, - завхоз всегда бережно относилась ко врученному ей имуществу, но любопытство взяло верх, – А зачем тебе?
- Пойдемте, я вам все расскажу, - Уткина подхватила удивленную Елену Петровну под руку, - так мы все узнаем. И про его эту… все узнаем!

Степнов хмуро перелистывал страницы спортивного журнала. Настроения не было абсолютно. Лена, его Ленка! Что произошло? Где он не углядел? Вроде у них все было хорошо. Гуляли, много разговаривали. Может, потому что так долго ждали, вот и перегорела. И нашла себе другого. Ладно, он переживет, переболеет, лишь бы ей хорошо было. Ведь не каждый, как он, будет сдерживать себя и пылинки с нее сдувать. А если вот сейчас, вот в этот самый момент… Надо проследить за Ленкой. Убедиться, что ей ничего не угрожает. И все. Только убедиться. Пообещав сам себе, что дитя гор не пострадает, если с Леной все хорошо, Степнов решительно вышел из дома.

Ленка невидящим взглядом смотрела в учебник алгебры. Никакая учеба на ум не шла, все мысли были только о том, что сейчас, в этот момент Степнов скорей всего с этой… Бабой своей. Конечно, нафиг ему малолетка, которая по вечерам уроки зубрит. Она тут размечталась уже, а ему , оказывается, не это вовсе нужно. Все, пришло время и на землю спуститься. И все равно верить не хотелось. Умом-то все понимает, а сердце никак не согласится. Может, если она своими глазами все увидит, тогда сможет возненавидеть Виктормихалыча, а потом и вообще из головы выкинуть. Можно проследить за ним. Скорей всего, выгуливает свою эту… Сунув ноги в старые кеды, Ленка выскочила на улицу.
И буквально возле своего подъезда столкнулась со Степновым. Уже хотела было съязвить, чего это он один, но учитель крепко сжав ее за плечи, горячо зашипел ей в лицо:
- Кулемина, ты куда собралась? К нему? Хоть знаешь, кто он такой? Что из себя представляет? Как ты можешь быть уверена, что он тебя не обидит?
- Вы чего? – ошалело выдохнула Ленка.
- Я ничего! Я за тебя боюсь, понимаешь? Ладно, ты мне ничего не обещала, я ничего не просил… Но не переживать и не бояться за тебя я не могу.
- И поэтому вы встречаетесь с кем-то? Потому что за меня переживаете? – мигом завелась Ленка. – За себя переживайте. А за меня не надо. Больнее, чем вы, мне уже никто не сделает, - чуть не откусила себе язык от своей же так некстати прорвавшейся откровенности.
- Да я-то что тебе сделал?! – рявкнул физрук. Ну все, Кулемина, довела. – Домой тебя провожал?! Деда твоего на себе пьяного таскал, пока ты охала и причитала? Время для секций баскетбольных под тебя выбирал, пока ты на плаванье ходила? Как последний идиот бегал за тобой? Тронуть лишний раз боялся! А тебе это не нужно, так?!
- Вы… Вы! Зачем вы все это делали, если я вам не нужна?
- Да кто тебе такую глупость в голову вбил? Ухажер твой?
- Нет у меня никого. А жаль… Я не такая шустрая, как вы…
- Лен, что за бред? Мне кажется, мы с тобой на разных языках говорим. Скажи, кто тебе что наплел? – с нежностью посмотрел в родное лицо.
- А вам? – тихо прошептала Ленка.
- Да много кто. Я уж готов был всю душу из тебя вытрясти.
- Ну это еще неизвестно, кто из кого бы вытряс.
- Лен… - мужчина увлек девушку под козырек подъезда.
- Что, Виктор Михалыч? – замерев, прохрипела Ленка.
- Если мы будем продолжать ждать выпускного, точно рехнемся.
Схватил в охапку, крепко. Сердце застучало, разгоняя пульс до ста пятидесяти ударов в минуту. Рядом. Очень близко, стоит, боясь шелохнуться и спугнуть мгновение.
- Ленка, я тебя никому не отдам, - прошептал в самое ухо, чуть дотронувшись губами до мочки.
- Я никуда и не уйду, даже не надейтесь, - пряча улыбку, отозвалась девушка.
Нежное касание теплых губ и весь мир сконцентрировался в одном месте, в одном человеке, в одном ощущении безграничного доверия и теплоты.

Ленка опустила голову на плечо мужчины и неожиданно вскрикнула:
- Вот черт! Там Комаров с какой-то мочалкой!
- Где? – встрепенулся Степнов.
- Да вон же! В кустах! А Новикова чуть ли не замуж за него собиралась…
- А ты вон туда посмотри, - кивнул мужчина в сторону детской площадки. – Елена Петровна с усатым мужиком, - мстительно оскалился Виктор Михалыч, вспоминая бредни дяди Пети про Ленку. А у самого под носом такие дела творятся…
- Слушайте, а мне этот мужик нашу Светочку напоминает. И ус вон отклеился, - прыснула Ленка.
- А у той мадам, что со Стасом, грудь левая к коленке съехала. Ленка! – просиял Степнов. – Так это нам про нас же самих и наплели! Когда мы с тобой в 619 школе шпионили.
Ленка облегченно выдохнула и улыбнулась, но в следующий момент нахмурилась.
- Так это я, значит, чувырла и старая кикимора?!
- Да ладно, Ленка, я вообще каким-то грузином оказался, - мрачно усмехнулся Степнов.
На миг оба замолчали. Да, Ленка хоть и не считала себя красоткой в образе жгучей брюнетки, но уж никак не старой метелкой. А Степнов так вообще Джеймсом Бондом себе казался… А тут вон как получилось.
- Не грусти, Ленка… Зато, в конспирации нам нет равных.
- Уверены? Нас ведь сейчас спалили. Не отвертимся теперь.
- Да и плевать. Мне вообще, Кулемина, на все плевать, если ты рядом…

А в это время Гуцул глубокомысленно искал свалившуюся грудь.
- Да брось ее, тьфу ты, вернее сними! Тут явно без нас уже все решилось... Ну что, по домам? – облегченно выдохнул Стас.
- По домам, - кивнул парень, - хотя... Смотри! Завхоз! С каким-то кренделем!
- Ты только не вздумай дяде Пете ляпнуть!
- Да понял, не дурак. Я ж не баба, сплетни разносить.

- Елена Петровна! – Светочка почесала колючие усы и ткнула пальцем в сторону кустов. – Там не Стас Комаров?
- Он… Ага, - разинула рот завхоз. – И явно не с Новиковой.
- Елена Петровна! Молчим, как рыбы! Не наше это дело.
- Вот мне бы могла и не говорить! – обиженно рявкнула завхоз, судорожно выискивая одной рукой в сумочке телефон.

КОНЕЦ

Если вам плюют в спину - значит вы впереди (с) Спасибо: 88 
Профиль
Last Chance



Сообщение: 155
Настроение: Жизнь не справедлива! Почему все так? Как всегда ничего не успела
Зарегистрирован: 05.01.10
Репутация: 21
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 19:49. Заголовок: Дорогие, овечки. С п..


Дорогие, овечки. С праздничком вас)

Автор: Last Chance.
Название: Портрет на память.
Рейтинг: R.
Жанр: OOC, AU, Romance, Angst.
Пейринг: КВМ.
Слова: Творчество, счастье, размышление.

Примечание автора: Слова на французском будут выделены так.
На русском обычным шрифтом.


Стоял теплый весенний день. Молодой голубоглазый брюнет сидел на улице со своими вещами: маленький стул, планшет, краски, бумага.
Да он был художником, рисовал портреты людей и получал за это маленькую, но хорошую прибыль. Все-таки так сложилась жизнь, приходится зарабатывать себе на жизнь. Но ведь раньше все было по-другому, и он даже представить не мог, что будет сидеть здесь и рисовать портреты.
Виктор Степнов, ему 25 лет, был преуспешным бизнесменом. У него было высокое образование, опыт работы был. Вообще он дизайнер и архитектор. Ведь с такими навыками он должен работать в солидной фирме и получать высокую зарплату. Но, увы, не так все просто.
Все случилось из-за зависти. Нет, он не кому не завидовал, а вот ему да. У него был лучший друг, хотя после такого он давно перестал быть другом.
Произошло все неожиданно. Сначала поступило выгодное предложение о сделке в Париже. Он тут же выехал туда, надеялся, что все пройдет хорошо, и он подпишет контракт.
Просидев в ресторане шесть часов, Виктор решил отправиться в гостинцу, ведь время уже было позднее и заказчики во всяком случаи не приедут.
Но по дороге в гостиницу его ждала неприятная ситуация. Из-за угла на него вышли шесть человек. Они окружили его и на ломаном французском спрашивали о чем-то. Так как они специально искажали свое произношение, Виктор ничего не понял. Получав от Виктора отрицательные ответы, они накинулись на него. Завязалась драка, прохожих рядом не было, так как это был маленький переулок.
Виктор тут же начал отбиваться и даже уложил пару человек, но неожиданно он почувствовал сзади удар чем-то тяжелым. По всей видимости, это была дубинка. Он тут же отключился и упал на землю. Больше он ничего не помнил.
На следующие утро он проснулся в неизвестном месте. Оглядевшись вокруг, он понял, что лежит на диване и находится в какой-то квартире. На вид она была простая: голубые шторы, ковер 19 века, рядом с диваном стояли два кресла. Совсем маленькая, но уютная комната.
Позже он узнал, что на улице его нашла пожилая женщина и её внук, которому было около 18 лет. Они благодаря помощи соседа донесли его к себе домой. Оказалось у него украли деньги, паспорт и мобильный телефон.
Так как он не могу выехать из этой страны, ему пришлось остаться здесь.
Ведь он даже пытался позвонить себе домой и попросить привезти кое-какие документы на восстановление паспорта, но, увы, его друг сказал, что никогда не слышал о нем. Вот тогда он и решил, что попробует заработать денег, и вернутся в Москву, ну или хотя бы попытаться восстановить паспорт.
Вот так и получилось, что он теперь рисует на улице, зарабатывая себе на жизнь.
Ведь там где он жил, тоже были проблемы с деньгами. Парень учился и поэтому не часто бывал дома. А у бабушки денег не очень много, но пока им хватает.
И вот сегодня он сидел и ждал, когда к нему подойдут и закажут портрет.
И тут как раз, прочитав его мысли, к нему подошла молодая парочка.
Парень обратился к нему.
- Привет, ты не мог бы нарисовать портрет мое девушки, - спросил он, обнимая её за талию.
- Конечно, - улыбнувшись, сказал Виктор.
- Димка, зачем тебе этот портрет? – спросила девушка.
Но парень развернул её к себе и немного злобно посмотрел в глаза.
- Я сказал да, значит – да.
Девушка лишь грустно улыбнулась и села напротив Виктора.
Он тут же стал рассматривать девушку. Да он была красивой, улыбка, которая завораживала. Но вот её серо-зеленые глаза были грустные и пустыми.
Конечно, это не заметно, так как улыбка скрывала эту грусть. Но он это увидел.
Наконец он принялся за работу, но при этом всегда смотрел ей в глаза, иногда блуждал взглядом по лицу, чтобы поймать нужные детали.
«Она такая красивая, милая, только вот грустная. Кажется, она совсем забыла, что такое счастье, раз глаза излучают грусть и наверно даже боль. Хотя кто знает. Может, просто именно сегодня у неё плохое настроение. Ведь у неё есть парень и, наверно, она счастлива»
С такими мыслями он не заметил, как закончил портрет.
- Ну вот, все готово, - сказал Виктор.
- Прекрасно. Прям, как сфотографировали. Ленка смотри и твоя улыбка здесь, как всегда прекрасна, - сказал парень.
Лена лишь грустно улыбнулась и посмотрела на портрет. Действительно получилось замечательно.
- Вот, возьмите, за свою работу, - сказал парень, протягивая деньги.
- Нет, не нужно, это вам в подарок, - сказал Виктор.
- Даже так? Отлично, - улыбнулся он.
- А глаза грустные он так и не заметил, - тихо добавил Виктор, когда парочка собиралась уходить. Но услышав знакомый язык Лена, остановилась и повернулась к художнику.
- Что?
- Вы меня поняли? – удивленно спросил Виктор.
- Да, я знаю русский, - улыбнулась Лена. Только в этот раз улыбка была немного теплой. – Кстати спасибо за портрет, очень понравился. Даже немного открыл мое душевное состояние.
- Вам чем-нибудь помочь?
- Да нет, у меня… да ничем не поможете, спасибо ещё раз…
- Виктор.
- Спасибо Виктор, - сказала Лена и ещё раз подарила ему свою улыбку. Казалось ему, только ему.
Неожиданно в их разговор вмешался парень. Ему уже надоело эта ситуация.
- Спасибо, ещё раз, но нам пора. Правда, Леночка, - сказал парень и сделал акцент на её имени.
- Да, конечно, пойдем, - тихо сказала Лена.
- Да, всего доброго. Нам с Леной нужно серьезно поговорить, поэтому времени для разговоров у нас нет, - сказал парень.
Лена сразу поняла, что хорошего ждать не нужно. Снова будет тяжелый вечер, и потом бессонная ночь. Как же ей хотелось просто жить и радоваться жизни. Но нет, ей пока это не светит.
- Пока, - тихо прошептала Лена, когда уже уходила.
Виктор лишь грустно посмотрел ей вслед. Так хотелось защитить её от всего мира. Прижать к себе и прошептать, что она в безопасности и её никто не обидит, что он будет рядом. Теперь он понял, что влюбился в эту незнакомку.

С тех пор он постоянно сидел и ждал, что когда-нибудь она пройдет по этой улице, по этой тропинке. И тогда он обязательно с ней поговорит.
И вот этот день настал. В один дождливый день, когда он собирался уже уходить, как вдруг увидел её.
Собрав все, тут же пошел к ней на встречу.
- Привет, Лена, - обратился он к ней.
- Привет, - улыбнулась приветливо.
- Как настроение?
- Да нормально, - сказала, но глаза её выдали.
- Ладно, сделаем вид, что поверил. Слушай, - неожиданно в его голову пришла идея, - давай сейчас сходим в одно кафе, только вот занесу вещи.
- Я не знаю, наверно…
- Отказов не принимаю, - улыбнувшись, он подмигнул ей.
Через полчаса они уже сидели в кафе. Лена уже стала больше искренне улыбаться. Даже, наверно, глаза светились счастьем.
Виктор уже стал рассказывать свою историю пребывания в Париже. И вот, когда история подошла к моменту, где его побили, Лена стала меняться в лице. Её лицо вмиг побледнело, и с лица ушла улыбка, а глаза снова наполнились грустью.
- Эй, Лен, что случилось с тобой? – спросил Степнов, пытаясь заглянуть в глаза, но она скрыла их под своей густой челкой.
- Ничего, просто… Мне очень жаль, что с тобой такое произошло. Я бы очень хотела помочь тебе, но не могу, - сказала Лена, но потом тихо добавила, - потому, что потом будет ещё хуже.
- Ладно, но, может, ты мне расскажешь, почему все время грустная. Ведь тогда, когда я тебя увидел в первый раз, понял, что у тебя не все так просто, как ты хочешь это показать.
- Все очень сложно, понимаешь… - неожиданно она резко замолчала. – Извини мне нужно идти.
Резко встав из-за стола, она выбежала из кафе. Степнов тут же расплатившись, выскочил за ней, намереваясь догнать её.
Наконец он догнал её, когда та собиралась завернуть за угол.
- Лен, зачем ты убежала, может, я могу тебе помочь.
- Ничем ты не поможешь, понимаешь, ничем. Все очень сложно, я не знаю… я сама виновата… я запуталась.
Лена уже не говорила, она стала всхлипывать и повторять только дни слова: «Я сама виновата». Степнов лишь крепко обнял её и прижал к себе. Он шептал ей успокоительные слова, нежно гладил по спине и изредка целовал макушку.
- Ну, все, тише… успокойся. Все будет хорошо, - шептал Степнов, потом нежно поднял её голову и нежно посмотрел ей в глаза.
Её омут серо-зеленых глаз сводил сума. Опустив взгляд на губы, он понял, что хочет прикоснуться к её манящим губам, почувствовать их на вкус. Они так стояли и смотрели друг другу в глаза. Но вдруг расстояние их губ стало сокращаться и уже совсем немного осталось до губ. И вот, наконец, этот момент настал. Их губы встретили друг друга. Степнов целовал её мягкие и такие соленные губы от слез. Он даже не представлял, что поцелуй может так затягивать. Прекращать это безумие ни кому не хотелось. Казалось, они совсем забыли о времени. Никто и ничто не могло им помешать, но все-таки им не дали насладится поцелуем и близостью друг друга.
Неожиданно на землю стали падать теплые капли дождя. И вот одна капля попала Лене на лицо, что дало опомниться и прекратить этот поцелуй.
Оторвавшись от его губ, она заглянула в его глаза и увидела нежность, страсть и любовь. Да любовь, этого чувства она и боялась. Боялась, тогда, когда потеряла это чувство, разочаровалась в нем и перестала надеяться, что оно существует ведь оно обманчиво.
Резко отстранившись, она убежала от него. А он даже не пытался её остановить, просто не понял ничего. Сначала этот пронзительный взгляд, поцелуй и вот она убегает. Через пару минут он, осознав, уже хотел побежать за ней, но она скрылась. Лишь дождь смывал её следы. Но он до сих пор чувствовал её вкус губ.

С тех пор прошло десять дней. Десять ужасных дней, 240 часов, 14 400 минут. Странно он даже не заметил, как подсчитал это все. Ведь он даже никогда не следил за временем. А сейчас оно для него остановилось. Ещё у него появилось занятие. Он постоянно рисовал её портреты. На каждом из них она была разной: веселой, грустной, с красивой завораживающей улыбкой, с прелестными грустными глазами.
Валентина Петровна – бабушка, которая приютила его, сразу догадалась, что он влюбился. Только глядя, на портреты она говорила, что она очень красивая.
«Что теперь делать?» - думал Степнов, рисую портрет Лены. – «Неужели за один день можно так влюбится? Почему так все сложно? Она такая разная: то веселая, то грустная. Как же хочется ей помочь, защитить от всего мира, прижать к себе и сказать, что не отпустит никогда. О нет, я снова думаю, о ней… Я схожу с ума. Мне нужно её найти, только вот как?»
Он хотел её найти, но не знал как. Но ему представился один случай, чтобы во всем разобраться.


Сегодня Виктор решил прогуляться по парку, просто подумать, ничего не делая. Настроение было скверное, зато погода была солнечная. Свернув за угол, он пошел по какой-то незнакомой улице. Хотя нет, стал её узнавать, это та улице, где произошел тот случай. Только хотел вернуться обратно, как услышал чьи-то крики.
- Я больше не буду, понял? Надоело все. Я тебе, как дураку поверила, а ты… - кричала девушка.
- Ну, что я?
- ТЫ мне всю жизнь поломал. Все я уезжаю в Москву.
- Нет, никуда ты не уедешь.
- Уеду, ты не имеешь права меня держать. И ещё ты должен кое-что вернуть, хотя это уже не важно. Я это сама уже забрала.
Наконец хорошо разглядев пару, я узнал там Лену и её парня. Он ничего не понимал в их разговоре. Но тут взгляд его привлек один жест, Степнов тут же подбежал к парню и ударил его.
- Не смей бить девушку. Ты не достоин её.
- Лен, с тобой все в порядке? – спросил Степнов и тут же вывел девушку из этого ужасного закоулка. – Лен.
- Прости. Я давно должна была тебе сказать. Но я, правда, не знала, что-то был ты, честно. А теперь я все исправлю, и ты будешь счастлив.
- Лен, тише. Успокойся. Все будет хорошо. Пошли ко мне, там все объяснишь.
Через полчаса они дошли домой. За этот время Лена успокоилась и уже не плакала. Лишь спокойно молчала. Оказавшись дома, Лена тут же стала рассказывать свои историю.
Она рассказал, что как-то давно приехала в Париж к своему дедушке, у него были проблемы со здоровьем. Позже она познакомилась с парнем, в которого влюбилась по уши. Все было замечательно, как в сказке. Он ухаживал за ней, дарил цветы, подарки. Но в один момент все разрушилось. Все произошло из-за того, что умер её дедушка. После этого парень очень изменился. Сначала конечно предложил пожить вместе, и как раз в этот момент подсунул ей какие-то бумаги на подпись. Прочитать Лена не захотела, доверила парню, но лучше бы проверила. Ведь позже она узнала, что там было. На документе гласила надпись: «Елена Кулемина передает квартиру во владения Дмитрию Страховому»
Вот так и получилось, что Лена отдала ему квартиру. Когда она узнала, Лена хотела вернуться в Москву, но он не позволил.
- Вот так я теперь и нахожу в этом городе. Боялась вернуться домой, ведь не знала, что ожидать от него. Но теперь не боюсь.
- Лен, а почему ты сразу не ушла, боялась? Тогда почему сейчас решила уехать?
- Не знаю, сейчас мне что-то вселяет уверенность, даже можно сказать, что кто-то…
- И что же за причина? Ты извини, что спрашиваю, но ты мне не безразлична… и я хочу тебе помочь…
- Причина это ты. И ещё, - сказала она, приложив палец к его губам, когда Виктор хотел что-то сказать, - помнишь, ты говорил, что тебя возле кафе избили и забрали документы. Так вот там был мой парень, и я знала об этом, только не знала одного, кто там был… Прости меня…
- За что?
- Как за что? Ведь…
- Лен, ты не виновата в этой ситуации. Там был твой парень, но ты не причастна к нему, - сказал Виктор и нежно провел рукой по её щеке. – Лен, ты мне очень нравишься, нет, я даже влюбился в тебя. Ещё тогда, когда впервые увидел твои грустные глаза, твою улыбку. Я ещё тогда хотел тебе помочь, хотелось защитить тебя от всего мира. Ты была, как ангел. Знаешь, я никогда не говорил красивых слов. Но знаю одно, то, что я испытываю к тебе это что-то новое для меня.
- Вить, ты знаешь, ты мне тоже тогда понравился. Я ещё тогда обратила на тебя внимание. Ты был такой задумчивый и немного печальным. А твои голубые, как небо, глаза излучали тепло. Тогда ещё, когда мы встретились второй раз. Мне было так хорошо, тепло и уютно рядом с тобой, что я даже забыла о своей прошлой жизни. Ты принес в мою жизнь тепло и лучик света, которое заставил меня снова поверить, что любовь ещё существует. И ещё, - сказала Лена, и потянулся к своей сумке. Порывшись там, она достала какую-то красную книжку. – Вить это твой паспорт, который я забрала у Димы. Я решила тебе его вернуть. Так, что теперь ты можешь вернуться в Москву и снова быть счастливым. Я тоже вернусь на свою родину, не хочу больше тут находиться. Может, даже мы с тобой тоже случайно встретимся.
- Лен, я не хочу случайных встреч…
- Ну, значит, не встретимся никогда…
- Нет, ты не поняла. Я хочу видеть тебя каждый день, находится рядом с тобой и просто любить тебя, - сказал Виктор и нежно прикоснулся к её губам.
Поцелуй Виктора вселял в Лену любовь и надежду, то, что она теперь с ним, и он всегда будет рядом. Спустя пару минут поцелуй стал переходить в страстный. Так как они находились на диване, Виктор аккуратно опрокинул её на диван. Его поцелуи стали спускаться на её шею. Лена протяжно стонала от удовольствия и нежно гладила спину и плечи Виктора.
За поцелуем, они даже не заметили, как в комнату вошла женщина.
- Здравствуйте молодые люди, - сказала она.
Степнов и Лена тут же повернулись на голос и резко сели. Лена стала приглаживать свои волосы и на её лице появился румянец, а Виктор пытался восстановить дыхание.
- Валентина Петровна, тут… ну… как вам сказать… - пытался оправдаться Виктор.
- Да ладно вам, как будто я не понимаю. Тем более, вас девушка, я знаю. Вы Лена. Виктор постоянно рисовал ваши портреты. В жизни вы выглядите лучше, чем на портрете.
- Спасибо, - смущенно произнесла Лена.
- Так молодежь, давайте за стол, чай пить будем, - улыбнулась она. – Я вас жду.
И она вышла из комнаты, оставляя смущенных влюбленных.
- А у тебя правда есть мои портреты?
- Да, я много их рисовал, просто, когда рисовал, сразу вспоминал тебя. Мне даже, казалось, что я сходил с ума. Ладно, пошли пить чай, а потом будем разговаривать о нашей дальнейшей жизни.
- Ты уверен?
- Конечно, - сказал Степнов и нежно обнял за талию.
- Ладно, пошли, - нежно улыбнулась Лена.
На кухне они просидели больше часа. Разговаривали обо всем, было так тепло и уютно. Степнов решил сообщить, что он скоро вернется в Москву. Валентина Петровна очень расстроилась, ведь она так привыкла к нему, он был ей как сын. Но Виктор сказал, что все-таки тянет на родину. Конечно, же, он поблагодарил её, за то, что не бросила тогда на улице, что пригрела у себя и дала место для жилья. Ведь, если бы не она, непонятно, где он бы ещё находился, и чтобы было. Лена в это время смотрела на эту идиллию и понимала, что тоже ей не хватает такого тепла и любви. Но посмотрев на Степнова, поняла, что нет, наверное, у неё тоже это есть. Потому что есть Он. Виктор.
После этого парочка отправилась в комнату.
- Лен, кстати, когда ты будешь собирать вещи?
- Зачем?
- Как зачем? Ты, что без вещей собиралась лететь?
- То есть ты хочешь сказать…
- Да, ты летишь со мной. И вообще хватит болтать, лучше давай пойдем, погуляем и, как раз закажем билеты на завтра.
- Нет, погулять не получится. Я лучше пойду, схожу за вещами и, наверно, там переночую, и уже завтра встретимся.
- А давай ты соберешь вещи и сюда придешь. Здесь переночуешь и уже потом в аэропорт.
- Думаешь, будет удобно?
- Конечно. Валентина Петровна будет не против…
- Ладно, главное, чтобы не было его дома.
- Давай, тогда я с тобой пойду…
- Нет, если он тебя увидит, будет только хуже. Я сама.
- Ладно, тогда давай я тебя встречу.
- Хорошо, давай на том месте, где ты всегда рисовал.
- Все, я буду ждать, - сказал Степнов и нежно прикоснулся к её губам. Мимолетный поцелуй, хоть он был и маленький, но оставил память о себе.


Когда Лена пришла на бывшую квартиру, она услышала тишину. Уже надеялась, что Димы нет дома, но неожиданно он вышел в прихожую. Она тут же заметила его злой взгляд, раньше она боялась этого взгляда и сразу закрывалась в своей комнате, но не в этот раз.
- Где, ты ходила? – спросил он.
- Где была, там уже нет.
- Да как, ты разговариваешь со мной?
- Нормально.
- Слушай, ты случайно не перегрелась ни где? Я спрашиваю, где ты была? А ты должна извинится.
- Что? – Лена вспыхнула, как спичка. – Ничего и никому я не должна!
- Ого, как мы заговорили… Ты, что меня уже не боишься? – усмехаясь, спросил парень.
- Хм, - хмыкнула Лена. – Было бы, чего боятся.
- Ну, ничего скоро снова будешь меня бояться, - сказал парень, надвигаясь на Лену, и ударил её.
Лена знала, что так будет. И решила тоже нанести ему удар. Не рассчитав силы, она замахнулась и ударила его в нос. Дима застонал и упал на пол. Воспользавшись этим, Лена побежала в свою комнату. Быстро собрала вещи и вышла из комнаты. Но неожиданно наткнулась на Диму.
- Что сбежать решила?
- Да
- Я не допущу этого.
- А я и не спрашиваю тебя, - сказала Лена и, замахнувшись, ударила в пах парня. Тот снова упал на пол.
Уже на выходе Лене на глаза попался её портрет, не задумываясь, она забрала его и вышла из квартиры, из прошлой жизни навсегда.
Степнов уже ждал Лену в парке. Волновался, что она задерживается. Хотел пойти встретить её, но не знал, где она живет. Но неожиданно он увидел её силуэт и тут же помчался к ней.
- Лен, наконец-то ты пришла. Я уже волновался… Стоп, - сказал Виктор, увидев красный синяк под глазом. – Что произошло?
- Ничего. Теперь все в порядке.
- Это он тебя ударил? – спросил Виктор, постепенно он начинал злиться, увидев это, Лена попыталась успокоить его.
- Вить, все в порядке. Это уже неважно… Важно, что мы будем вместе. Ведь так?
- Конечно. Всегда, - сказал Виктор. – Я взял билеты на завтра. Самолет утром, так что пошли. Завтра будет тяжелый день.
- Пойдем. Надеюсь, что плохим он не будет…
Обнявшись, пара пошла домой. Весь вечер они разговаривали, делились с друг другом о своей прошлой жизни, иногда прерывались на поцелуи. Незаметно для себя они заснули в объятиях друг друга. И впервые в жизни Лене снились цветные сны…



Рана утром они собирались. Валентина Петровна насобирала им кучу всего вкусного, долго говорила об осторожности и, конечно же, взяла слово, что они ещё сюда вернутся.
Попрощавшись, они отправились в аэропорт. И вот уже через полчаса самолет уносил их в счастливую жизнь, где они точно будут счастливы.


Эпилог.
- Лен, ну может все-таки нам стоило пойти туда? – спросил Степнов.
- Нет, зачем? Разве хочешь восстановить с ним дружеские отношения? – спросила Лена, смотря в мужу глаза.
Да муж. После того, как они приехали в Москву, прошел год. Виктор и Лена поженились и были счастливы в браке. Почти никогда не ссорились, а если и случались ссоры, то потом они, как всегда бурно мирились.
Виктор нашел новую работу, даже лучше, чем старую. Его друг, когда узнал об этом, не мог понять, как Степнов выбрался от туда. Ведь, он не надеялся на это. Потом узнал, что у Виктора все наладилось и решил восстановить отношение. Сначала Степнов не хотел, но постепенно начал думать, что может и стоит ему помириться с ним. Но Лена не хотела этого. Она была уверенна, что человек, совершивший такую подлость, не может измениться. Ведь, она видела этого человека и сразу поняла по его поведению, что он никогда не изменится.
- Вить, не надо. Просто забудь его. Мне даже становится обидно, что ты чаще думаешь о нем, чем о своей жене, - сказала Лена и сделала вид, что обиделась.
- Любимая, прости меня. Ты права. Он не мог измениться. Прости. Я готов искупить свою вину, - прошептал Степнов на ухо Лене. Потом нежно прикусил её мочку уха. Он знал, что Лене это больше всего нравилось. Виктор всегда использовал этот жест, когда Лена злилась.
- Ну, Вить. Так не честно…
- Честно…
- Вить, ну перестань…
- Ладно… - сказал Степнов.
- Ну, не обижайся и вообще я очень рада, что судьба свела нас вместе. Кстати, Вить, у меня для тебя новость… Я беременна…
- Правда? Ленка… Я так счастлив, - радостно произнес Степнов, кружа Лену по комнате.
- Теперь это наше общее счастье
- Да вы теперь моё счастье…
- Я тебя люблю…
- И я тебя люблю…
Степнов тут же отнес Лену в их спальню.
Они всю ночь предавались любви и ласкам, шептали слова любви и потом счастливые уснули в объятиях друг друга.
Только ночью единственным свидетелем их любви был Ленин портрет, который висел над кроватью. Это был тот портрет, который был нарисован впервый раз, он само больше запомнился им. Ведь, это был портрет на память и он соединил два любящих сердца…

КОНЕЦ

Спасибо: 13 
Профиль
lady_in_red





Сообщение: 67
Зарегистрирован: 15.03.09
Репутация: 34
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.04.10 21:05. Заголовок: Автор: lady_in_red Н..


Автор: lady_in_red
Название: Как убить старушку.
Жанр: ООС
Рейтинг:PG-13
Бета: Чуда
Статус: окончен

Общая концепция фанфика: увлечение
Звучит из уст одного из главных героев: океан
Должно быть упомянуто в рассказе: любовь

1. «Убить старушку».


Несмотря на двенадцать часов дня, в классе горел свет. Рваные серые облака неслись по небу, накрывая друг друга и собираясь в темные тучи, не предвещая ничего, кроме очередного дождливого дня. Еще недавно яркие осенние листья сегодня выглядели жалко — мертвые и блеклые, они разлетались по дорожкам и, печально шурша, стремились вперед, словно впереди их ждет что-то лучшее, пока башмачки школьников не втаптывали их в грязь.
«На ногах не стоит человек... Ветер, ветер, на всем Божьем свете...», - вспомнились Ленке строчки Блока. Вздохнув, отвернулась от окна.

- Есть и другие вариации «Преступления и наказания». Кто-нибудь знает Хичкока? - Класс молчал, и учитель усмехнулся. - Классиков надо знать хотя бы по фамилиям. В его фильме «Верёвка» двое молодых людей убивают приятеля без какой-либо причины, как и Раскольников, чтобы проверить, смогут ли они это сделать. Они кладут тело в сундук, и что вы думаете, делают дальше?
- Ждут темноты и кидают сундук в реку? - крикнул с задней парты Семенов.
- Нет, это было бы слишком просто. Им ведь надо проверить, что они не твари дрожащие. Они устраивают банкет, на который приглашают родителей, друзей и девушку убитого, а в качестве стола используют этот самый сундук.
- Нифига себе!
- Да придурки, - Зеленова поправила прическу.
- Виктор Михайлович, а чем всё кончилось? Их разоблачили?
- Да, и как вы думаете, почему?
- Они нервничали, и это их выдало?
- Правильно, Лена, - девушка на последней парте улыбнулась.
- По-моему, так бред какой-то. В реальной жизни никто не убивает просто так, ну кроме маньяков и шизофреников.
- Семёнов, я видимо забыл сказать, что за основу фильма взяты реальные события, - усмехнулся учитель. - Два подростка задушили своего знакомого, чтобы проверить, удастся ли им это.
- Наверняка Достоевского так же на литературе начитались. Если вдруг я в понедельник не приду, вы знайте, кто во всем виноват, - класс засмеялся.
- Хорошо, Семёнов. А пока вы все не передушили друг друга, напишете мини-сочинение на тему... - учитель повернулся к доске и взял мел.

«Один закон для льва и вола является угнетением».

Со всех сторон раздался стон.
- Можете писать, опираясь на «Преступление и наказание», можете написать свои мысли по высказыванию. До конца урока пятнадцать минут.

Ленка задумчиво смотрела на сидящего перед ней Белуту, который нервно листал странички сборника «Две тысячи лучших сочинений», явно не находя нужной темы. Кулемина не сдержала улыбку, вспомнив, как на прошлой неделе они писали работу по высказыванию «Лучше убить младенца в колыбели, чем таить несвершенное желание», и Белута все равно пролистал сборник школьных сочинений от и до, словно надеялся найти нужную тему. Ленка опять отвернулась к окну, покручивая ручку.

Прозвенел звонок, и класс наполнился радостным гулом, таким, какой бывает только после последнего школьного урока в пятницу.
Ленка, не обращая внимания на стремительно покидающих кабинет одноклассников, медленно, одну за одной, складывала в сумку тетради. Закрыла ручку и аккуратно убрала в кармашек. Надела на шею серый клетчатый шарф и как можно более небрежно перекинула через плечо.

- Виктор Михайлович... - Ленка прошла по проходу и присела на парту напротив учительского стола. - А как определить, кто ты — лев или вол?
- Как это проверил Раскольников? - Степнов, не глядя на Ленку, надел пальто и достал из ящика стола сигареты.
- Убил... старушку?
- Да.
- А можно... проверить это как-то по-другому? Менее болезненно?
- Этот способ самый верный, - Степнов отошел к двери и щелкнул выключателем. - Ты выходишь?
- Да, конечно, - Ленка, очнувшись, взяла свои плащ и сумку и вышла из кабинета в услужливо открытую Степновым дверь.
Пустой класс погрузился в осенний полумрак, и голые ветки клена жалобно стучали в стекла окон.

2. Острова в океане.

Он никогда не пользовался зажигалками. Когда-то давно, еще в седьмом классе, они подарили ему на двадцать третье февраля классную, как им тогда казалось, зажигалку, но никто ни разу не видел, чтобы он ей пользовался. И сейчас, стоя на крыльце и подрагивая под порывами ветра, Лена опять смотрела, как он достает из кармана спички, не коробок, скорее просто маленький кусочек картона, свернутый пополам, с несколькими спичками внутри.
Ему было уже за тридцать, и Ленке часто сравнивала его с Реттом Батлером. По школе ходили слухи, что он часто проводит вечера в портовом кабаке в обществе прелестных девушек, что где-то в Польше у него есть ребенок, а кто-то утверждал, что два, и оба от разных женщин.
Как-то у них не было литературы пару недель, и Савченко сказал, что Степнов на больничном. Они тогда, выпросив у дяди Пети адрес учителя, накупили фруктов и клюквы и пошли к нему домой. Как неловко все себя почувствовали, когда им открыл нетрезвый учитель в одних лишь натянутых кое-как джинсах, и, чертыхнувшись, сразу захлопнул дверь. Семенов утверждал, что видел на кровати абсолютно голую красотку, но, с другой стороны, Семёнов может выдумать что угодно...

- Виктор Михайлович, - Ленка сглотнула. На языке вертелось «Вы не хотите где-нибудь посидеть?», но смелости как ни бывало. - Помните, вы рассказывали про «Острова в океане», Хемингуэя. Можно мне взять у вас почитать?
Учитель, затянувшись, наконец посмотрел на нее, посмотрел внимательно и словно оценивающе.
- Если не забуду, принесу на следующий урок, - наконец сказал он.
- Мне... - «Убивать старушку так убивать», - мелькнуло у Ленки в голове. - Можно зайти к вам взять сегодня?
Степнов опять посмотрел на девушку и усмехнулся, словно всё понял.
- Пойдем, пока не начался дождь.

****

Они поднялись на пятый этаж кирпичного дома. Пока шли, Ленкины щеки раскраснелись от ветра и быстрой ходьбы, и теперь она смущенно прикладывала к ним ладони, чувствуя жар.
- Проходи, - Степнов пропустил ее вперед и вошел следом, захлопнув дверь. Ленка вздрогнула. - Посиди в комнате, я посмотрю книжку.

Ленка неловко прошла вглубь квартиры, оглядываясь по сторонам. В комнате ощущался запах табака и чего-то терпкого. Первое, что бросилось ей в глаза - большое пианино в углу комнаты, и вазочка для фруктов, что стояла сверху, была полна окурков. Кулемина осторожно нажала на крайнюю клавишу, и в тишине квартиры отчетливо раздался чистый тонкий звук.
За спиной скрипнул пол, и она отпрянула от пианино.

- Бери, - Степнов с беспристрастным лицом протянул ей книжку.
- Спасибо... Вы играете на пианино?
Мужчина, не ответив, прошел к столу и налил в стакан виски.
- Это так здорово... Иметь пианино... В смысле играть на пианино...
- Лен, меня не интересуют маленькие девочки, - резко перебил ее Степнов. - Тебе лучше пойти домой.
- Я... - Ленка сглотнула, не ожидая этого. - Я не маленькая. Я знаю, что у вас...
- Ты хоть понимаешь, что несешь?
- Чем я хуже этих, которых вы цепляете в кабаке? - Ленкин голос дрожал. - Какая вам разница?
- Ты сейчас предлагаешь мне себя? - ровно спросил он, сделав еще один глоток.
- Вы... - Ленка смешалась.
- Иди домой и не будь дурой... - его голос звучал хрипло. - Проваливай отсюда.
Ленка молчала, глядя куда-то в сторону. Наконец, решившись, развязала шарф и скинула его на пол.
- Лучше убить младенца в колыбели, чем таить несвершенное желание... А желания у нас совпадают.

3. Эпилог.

Старожилы рассказывали, что раньше по утрам на пляже можно было встретить седого мужчину и высокую молодую женщину, которые прогуливались, державшись за руки; их можно было встретить и в городском парке, и в маленькой кофейне у порта, а чаще всего — у пирса, где они кормили чаек. Рассказывали, будто бы он был когда-то ее учителем литературы, но это, по-моему, уже сказки. Но если вдруг вам когда-то случится проезжать этот городок, обязательно загляните на площадь у порта, где в хорошую погоду старики играют в нарды. Они развлкут вас, с удовольствием поведав эту историю любви.

Спасибо: 53 
Профиль
Failen





Сообщение: 5
Настроение: Оптимистическое, надеюсь, что весна придет...
Зарегистрирован: 05.04.10
Откуда: Россия, Красноярск
Репутация: 6
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.04.10 13:32. Заголовок: Автор: Failen Назван..


Автор: Failen
Название: Кадриль
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: немного Angst, Romance, Humour
Статус: окончен
Примечание: Я в параде талантов не участвую. Просто мне разрешили таким образом поздравить всех с праздником. Спасибо за такую возможность!

Кадриль – народный танец, в котором все фигуры разделены по темам. И каждую фигуру принято объявлять отдельно. Начинаться танец может печально и скучно, но заканчивается всегда весело. Жизнь тоже бывает похожа на кадриль с разными фигурами…

Фигура первая. Тоскливая.

Если смотреть в это окно лежа, то видно небо и макушку от тополя. Тополь почти облетел, и теперь голые ветки мотаются, как будто скребут небо. Если сесть на кровати, то можно рассмотреть купола далекой церкви. Утром они блестели на солнце, а теперь мелькают между полос дождя. Очень хочется залезть на подоконник, но не получится. Он узкий, и больно в животе, когда сидишь. Очертания всех трещин на потолке изучены ещё вчера, стены покрашены в такой рвотно-зеленый цвет, что на них и глянуть противно. Просто противно и жить, и думать, и вспоминать. Слышно как в коридоре моют пол, брякает швабра и ведро с надписью «Гин-я, кор.». Муниципальная больница, двенадцать часов от Москвы, отделение… Гадкое отделение.

- Маш! А, Маш! Как у вас молоденькая? Ну, эта, столичная певица?
- Как все. Или думаешь, что она по-другому устроена? Молчит только.
- А может, уже ничего? Ты узнай, вдруг она согласится спеть? Мы бы гитару принесли!
- Ты совсем дура! Человеку плохо, а ты со своими песнями!
- А чего особенного? Заживет как на собаке. Это ж хорошо, что так вышло, а то бы в семнадцать лет с пеленками таскалась! Давай, я сама у неё спрошу?
- Ирка! Уйди, пока старшей не пожаловалась! Я только что капельницу девушке сняла, не смей заходить! И так моду взяли на неё, как в зоопарке, смотреть!
- А ты деньги бери с посетителей! Люди добрые, девочка-Ранеточка от московского воздуха залетела! Каждый просмотр стоит соточку!
Пожилая нянечка устала слушать этот бред и провела мокрой тряпкой у самых ног нахальной сестрички. Та заругалась и убежала. Всем хороша девка, руки - золотые, так внутривенные делает, что зависть берет! Только хамством своим хоть кого достанет.

А «столичная певица» лежала неподвижно. Рука с телефоном под подушкой, звук убран, но вибрация иногда напоминала, что её номер не пропал из сети. В столовую она не ходила, только чай пила. Она здесь никого не знает, и к ней никто не придет. Деду не сообщали, родители далеко, группа уехала. «Отряд не заметил потери бойца». Эту фразу дед повторял, когда разбивал очередную кружку. Он нашел магазин, где продают всякую домашнюю всячину, и регулярно покупал кружки в горошек. Запас посуды в магазине был вечным, дед заменял разбитую кружку новой. Радовался, как ребенок, что Ленка не заметила. Ребенок…
Оказывается, у неё мог быть ребенок. Он уже был, только она не знала об этом. Перед глазами опять поплыли моменты с концерта, когда она едва вышла на сцену. Голова была тяжелой, руки не слушались, даже голос свой не могла узнать. Не попадала в такт, поэтому девчонки постоянно на неё оглядывались. Лена до сих пор не могла понять, кто взял у неё из рук гитару и вывел за кулисы. Наверно многие видели кровь на светлых джинсах. Как стыдно! А потом ещё хуже будет…
Девушка понимала, что должна позвонить Виктору, но совершенно не представляла, что можно сказать по телефону. Он с такой тоской провожал её на гастроли, словно чувствовал неладное. Не простит, будет сердиться. Не стоит звонить, не сейчас.

Фигура вторая. Печальная.

Ира давно наблюдала за мужчиной перед окном справок в вестибюле. Он что-то доказывал дежурной, горячился, потом отошел в сторону и стал звонить по телефону. Злился, потому что не получил ответа. Девушка наметанным глазом определила приезжего и двинулась навстречу.
- Вы кого-то ищете? Вам помочь?
- Здесь девушка лежит у вас, фамилия Кулемина.
- Ну, девушки у нас не лежат, все больше женщины! А что с ней?
- Да плохо стало, вот сюда привезли, с концерта прямо, мне бы пройти к ней!
- А, это певица, молоденькая такая? Так к абортницам не пускают. Они сами быстро в норму входят. И на волю - снова зажигать!
- Как аборт, не может быть!
- А она вам кто? Дочка, сестра или сотрудница? Я могу и позвать ненадолго…
Мужчина находился в таком потрясении, что не слышал последних слов.
- Так звать или не надо?
- Да, конечно!
- Что конечно? Звать?
- Да.
Он не знал как себя с ней вести. Зачем так поступила? Почему не сказала? Не хотела ребенка? Или не его ребенок?
Не узнал её бледную, в страшном больничном халате непонятного цвета. Другие женщины выходили на встречу с посетителями, одетые в домашние халаты и тапочки, и только Ленка как бездомная, была в казенном одеянии. Она подошла близко и хотела прижаться к нему, но увидела злые глаза и отшатнулась.
- Ты почему мне ничего не сказала? Сама все решила! Я же не чужой человек, или меня это не касается? Людей подвела! Ты хотела это скрыть от меня? Не молчи, отвечай!
Девушка с трудом встала с диванчика и побрела к лестнице в отделение. Теперь мобильник можно совсем выключить, больше никто звонить не будет.
А смазливая сестричка вертелась вокруг приезжего, откровенно клеилась и была расстроена, когда мужчина вышел на улицу. Брел по незнакомой улице и очнулся от звонка телефона. Ответил автоматически.
- Да.
- Извините, вы Лену Кулемину знаете? На её телефоне много ваших звонков, это из больницы говорят. Узнайте, кто из родных за ней приедет, она одна до Москвы не доберется, нужен сопровождающий. Ей в Москве по месту жительства снова в больницу нужно! Передайте, пожалуйста, родственникам!
Чувство порядочности и ответственности победило обиду и отвращение. Он просто довезет её до города. Завтра.

Ночевал Степнов в местной гостинице, конечно, не в люксе. Соседом оказался веселый парень, отрывающийся в командировке. Он пришел под утро, завалился на кровать прямо в куртке и ботинках и храпел, обдавая комнатенку перегаром. Пришлось открыть окно. В больницу Виктор пришел рано, и дежурная отправила его к заведующему отделением. Степнов был удивлен, он ожидал увидеть даму старше пятидесяти, а в кабинете столкнулся с мужчиной лет тридцати пяти.
- Если не секрет, кем вы девушке приходитесь?
- Да… друг семьи. Родители у Лены за границей работают, а дед пожилой и сердце у него больное.
- Я вам все объясню, а там уж сами решите, кому и что можно рассказывать. Мы редко интересуемся судьбой наших пациенток, просто девушка из модной группы и руководитель попросил помочь ей.
- Заплатил?
- А почему вас так это интересует? Лечение бесплатное, остальное уже не для всех.
- За аборт он заплатил?
- Вы не совсем понимаете ситуацию. Девушку привезли с концерта с кровотечением, срок беременности был очень маленький, она похоже, даже не поняла, в каком положении находилась. Хорошо, что случилось это не в дороге, даже мы кровотечение не сразу остановили, могло быть и хуже. Кто автор такого положения мне неизвестно, но вчера к ней приходил посетитель, довел до слез, пришлось отваживаться. Ей обязательно нужно полежать с недельку дома, гемоглобин упал, а она есть отказывается. Ждите внизу, скоро выйдет.

Кулемина в это время никак не могла сообразить, кто за ней приехал. Девушка боялась выйти и встретиться с кем-то из знакомых, она не представляла, как можно объяснить сам факт её нахождения в таком отделении. До этого жить со Степновым было не стыдно, а вот сейчас напала какая-то робость. Не любила вопросов на личную тему, не хотела говорить.
Врач в окно смотрел, как они уходят. «Друг семьи» пытался поддержать девушку, а та сбрасывала его руку со своего локтя.
«Козел. Довел девчонку, видал я таких друзей. Родители далеко, дед старый, любой урод может обидеть, даже поберечь не захотел, - доктор каждый день сталкивался с чьей-то болью, но до сих пор не привык к этому».

Фигура третья. Задумчивая.

Ленка лежала, отвернувшись к стене. Деда пугать не хотела, и Лерке не сказала, что приехала. Было неудобно. К Новиковой Гуцул заходил иногда и Наденька обязательно заморила бы своими вопросами. Только потому, что идти было некуда, она осталась у Степнова. В первый день Виктор пытался уговорить её поесть, но натолкнулся на молчание, даже глаза на него не поднимала. Извинения и объяснения не слушала, просто закрыла голову подушкой.
Мужчине стало так же страшно, как тогда в спортклубе, когда он выносил её с ринга. Он собрался и пошел искать помощи у Лерки.
- Ой, Виктор Михайлович! Как хорошо, что вы зашли! Расскажите про Ленкины гастроли!
- Ты одна дома? Давай на улице поговорим.
Новикова вылетела из подъезда с курткой в руках, на ходу пыталась застегнуть сапог. Сразу поняла, что дело серьезное. Степнов рассказывал, сбиваясь и путая слова, ругал себя, винил в случившемся утомительные гастроли. Только Лерка могла разобрать такой поток бессвязной информации и моментально найти нужное решение.
- Ей к врачу нужно и к психологу!
- Да она отказывается в поликлинику идти, а про психолога вообще говорить не стоит.
И тут обоим в голову пришла одна и та же мысль: «Яна!». Уже на остановке девушка решила, что к Яне Ивановне Степнов пойдет один, а она навестит Ленку.
Осторожно открыв дверь ключами, Лерка долго возилась с одеждой. Когда выскакивала из дома, то шарфик прищемила «молнией» и теперь пришлось снимать куртку через голову. Вошла. Села на диван. А Лена, уверенная, что пришел Степнов и снова попробует к ней прикоснуться, вжалась в подушку лицом.
- Привет, подруга! Ты чего ежишься? Морозит, что ли? Так давай чайку горячего тебе сделаю, заодно и сама попью, а то во рту пересохло!
- Лерка! Лерка, как мне тошно, сдохнуть хочется…
- Я тебе дам, сдохнуть! Это каждый дурак сможет! Не дождутся! Пошли чай пить, заодно холодильник проверим, у тебя сладенькое к чаю есть?
- Не знаю я…
- Вот и узнаем!
Пока Новикова шуршала в холодильнике и ставила чайник, у неё получалось скрывать свой испуг. Облик подруги подтверждал слова Виктора о тяжелом состоянии. Бледная, губы в коростах, на руках синяки от капельниц, такие же круги под глазами и глаза как у старухи, тусклые и неживые. Неожиданно Лена стала рассказывать о том, что с ней случилось… Лерка давно уже стояла рядом, прижимала её голову к себе, гладила по растрепанным волосам и плакала. А у рассказчицы слез не было, не получалось заплакать. К моменту возвращения бывшего учителя, Новикова сумела скормить подружке часть шоколадки и несколько ложек меда. Услышав осторожный стук, вышла в коридор и открыла дверь.
- Тихо. Спит уже.
- Пойдем, я тебя провожу. Можешь пожить с ней несколько дней?
- А вы куда?
- Да мне нужно по делам, одной ей сейчас нельзя.
- А что Яна Ивановна сказала?
- В больницу она Лену сводит, а потом видно будет. Попробует поговорить, если получится….

Это утро было самым приличным за последние несколько дней. Степнов не приставал с завтраком, голова не болела, и главное, Лерка обещала прийти, нужно только подождать её с работы. Когда позвонили в дверь, Лена легко открыла, в полной уверенности, что это подруга. Но на пороге стояла Малахова. Обоюдное сканирование взглядами заняло несколько секунд. Первой высказалась Кулемина.
- Проходите, но ни на какой тренинг я не пойду!
- Да мне и самой некогда! Просто Виктор просил записать тебя к врачу, а я решила узнать на какое время.
- Не нужен мне врач. Так переживу.
- Зря. У любой нормальной женщины должен быть свой гинеколог. Можем сходить к моему, это - частная клиника, платная, но я довольна. Врач – очень приятная женщина, и к тому же специалист со стажем.
- Ваша подруга?
- Да не может она всем быть подругой! Просто врач! Лена, соглашайся, а то твой Степнов притащит какую-нибудь бабулю из женской консультации, она ещё и речь произнесет по поводу половых отношений.
Последний довод был самым веским. Кулемина до сих пор вспоминала, как к ним на урок биологии приходила тетя в белом халате и проводила массово-разъяснительную работу на «интимные темы», как старшеклассники ржали над её лекцией и ввергли врачиху в шок, расхватав предложенные бесплатные презервативы.
После визита в клинику Яна Ивановна быстро испарилась, чем удивила Лену. Девушка доехала до дома на такси и с трудом дошла до квартиры. Даже обидно было, что психологиня не стала с ней беседовать. Наверное, и правда, дел много, ребенок маленький… Слово это вызывало страх и боль. Однажды мысль пришла: а если у неё никогда не будет детей? Но сегодня в клинике сказали, что все в пределах нормы, только с анемией надо бороться. Опять бороться, всю жизнь она борется! То с дедом, то с собой, теперь вот со Степновым. На кухню зашла только попить воды и увидела на столе записку: «Лена! Я у Рассказова в квартире, попросили помочь с его книгами и вещами разобраться. Звони». От сознания того, что никто не будет домогаться целый день, стало легко, даже есть захотелось!

Лена не знала, каких усилий стоило Малаховой уговорить Виктора выполнять её требования.
- Витя! Ей плохо! Просто плохо, и ты добавил ещё своей ревностью и подозрениями о тайном аборте! Оставь её в покое на время, девочка устала от ежеминутной опеки! Сочувствием и заботой тоже можно утомить.
- Я же переживаю!
- Переживай себе отдельно, на расстоянии! Если бы ты был ей сейчас необходим, она не отпускала бы тебя. Люди по-разному реагируют на боль. Она по жизни привыкла одна свои проблемы осмысливать. И вообще, почему ты не на работе? Займись делом, пусть она скучает по тебе, это полезно.

Фигура четвертая. Мальчики и девочки танцуют отдельно.

Работу Степнов присмотрел давно, но за личными проблемами не решался устроиться, а место тренера в детском спортивном центре могло и уплыть!
Он сделал все, как сказала Яна. Вышел на работу, стал жить в Рассказовской квартире, появлялся у себя дома рано утром, когда Лена спала. Приносил продукты, смотрел на неё спящую и исчезал, отправлял короткие сообщения на сотовый телефон, иногда даже получал «спасибо» в ответ. Лену устроило, что у Степнова дела, и он живет отдельно. К деду они ходили по очереди, группа вернулась, и в Снегинке все узнали, что Кулемина прямо на гастролях заболела ветрянкой. Женька так расписывала высокую температуру и жуткое количество зеленки! Для полноты картины она поставила ошалевшей басистке несколько зеленых точек в разных местах.
Жизнь протекала спокойно. Занятия в училище, репетиции, встречи с Леркой. Вася провожал иногда, просто так, о доме не спрашивал. Виктора она не видела, иногда казалось, что он просто приснился ей. В магазин теперь ходила сама, но постоянно чувствовала его присутствие. Вещи в квартире, фотографии, привычное пиканье телефона о доставке очередного вопроса «Как дела?», и ещё… Каждый день она находила на столе шоколадку и гранатовый сок. Однажды появился букет из роз.
Сначала, она каждый день боялась, что он придет, потом успокоилась. Степнов занят библиотекой Игоря Ильича. Как они будут жить после, после его возвращения? Об этом девушка пока не думала. Лерка однажды увидела подарки на столе:
- Это кто тебя подкармливает? Барабашка?
- Это Витя с анемией борется.
- Так он вернулся?
- Нет, там работы много.
Лерка выразительно посмотрела в спину подруги, хотела высказаться. Но вовремя успела заткнуть себе рот куском степновского шоколада.
Пустой стол испугал на третий день. Телефон тоже молчал, на звонок гнусавый голос оператора сообщал информацию о недоступности абонента. В квартире Рассказова было тихо, а соседка сказала, что Витя уехал давно с большой сумкой. Около дома Малаховой девушка долго не могла отдышаться, потом боялась позвонить.
- Ой, Леночка! Проходи скорее! Мои как раз гуляют, чайку попьем.
- Да я хотела спросить, может Виктор Михайлович вам звонил, телефон недоступен.
- Так там связи нет! Он разве не говорил?
- Да я не очень поняла. А когда связь появится?
- Они приедут с соревнований на днях.
- А с книгами как? Уже отправили?
- Давно отправили, а ты не знала?
- Я просто не запомнила, и когда приедут не запомнила, и спросить не у кого…
- У меня есть визитка этой спортшколы, мы недавно там тестирование проводили, вот. Ты раздевайся!
- Вы извините, мне идти нужно, репетиция скоро.
Так нагло Кулемина никогда не врала! Она скатилась с лестницы и уже на улице стала читать, что написано на картонке. Значит, он работает в спортшколе и уехал на соревнования, а сказать слабо? Просто из вежливости! Или он считает её пустым местом? Тогда почему не выгонит из квартиры? Из жалости?
Она шла по улице, сердито насупившись, пнула банку из-под пива и чуть не попала по ногам какой-то тетке в шляпе, побежала через дорогу к остановке.
А Яна с улыбкой наблюдала за ней и радовалась, что её план действует!

Два дня до приезда Виктора показались Ленке вечностью. Сначала она хотела собрать вещи и уйти, но Новикова велела не пороть горячку и дождаться блудного. Кого блудного? Мужа, друга или любовника? Когда они стали жить вместе, то подразумевалось, что это - навсегда! Девушка ничего не просила и не намекала, но надеялась, что он сделает предложение, подарит кольцо или просто объявит о предстоящей свадьбе. Ведь тогда, про Уткину сразу было известно всем! А сейчас? Простой, как пять рублей, Степнов ничего такого не сделал - он дисциплинированно ждал до её совершеннолетия, но даже об этом официально не было сообщено! Они ведь живут вместе, ждут! Чего ждут?
Он распоряжался её временем, друзьями, учебой как строгий муж. Ревновал, наехал на Васю, подозревал во всех смертных грехах. Потом просто не появлялся, и наконец, совсем исчез.
По телефону в спортшколе Лена узнала, что поезд приходит в девять двадцать утра. Поехала на вокзал. Как предлог для встречи в карман положила письмо от Витиной матери, пришедшее несколько дней назад. Всю шумную компанию увидела сразу: мальчишки двенадцати-пятнадцати лет, Виктор, пожилой мужчина и две молодых девицы. Одна была странно похожа на библиотекаршу - с такими же коровьими глазами и кренделеобразной прической. Другая попутчица очень походила на белутовскую мамашу в молодости - крепкая, спортивная и со свистком на немалой груди. Обе смотрели на Степнова, как на витрину в кондитерском магазине, так же сглатывали слюну и улыбались. Побелевшая от ярости Кулемина, скрылась в толпе раньше, чем её заметили, со злости проехала свою станцию и вынуждена была идти пешком, чтобы не толкаться в автобусе. Теперь она точно сходит в это замечательное учебное заведение для особо одаренных детей и передаст письмецо господину тренеру…

На вахте Лена была остановлена бравой охранницей и подробно допрошена. Причем в конце допроса появилась та самая красотка с невероятной прической. Никогда не имевшая кос, Ранетка удивлялась, как можно изуродовать богатые от природы волосы таким жутким способом. Услышав, что посетительнице нужен Степнов, светланомихалнообразная девушка моментально посуровела.
- Мы без разрешения директора к персоналу никого не обязаны пускать. У нас особое режимное предприятие.
- Ну, позовите его на вахту! Я же не террористка, или обыскивать будете?
Обе ответственные дамы хмыкнули от такой наглости. Какая-то выдерга учить будет! Прибежавший на звонок Виктор растерялся, увидев Кулемину. Появление любимой было слишком внезапным.
- Лена! Случилось чего? Ты почему здесь?
- Я, наверное, нарушила ваш суровый режим, оторвала от массажа или гимнастики? Хорошо вы тут устроились, Виктор Михайлович! Охрана, обслуга, доступ к телу только для проверенных и по пропускам! За вредность сгущенку дают или вы натуральные продукты предпочитаете?
- Ты чего несешь?
- Письмо принесла! Не смею задерживать, а то из графика выбьетесь!
Все трое на вахте вздрогнули, когда за выметнувшейся из школы девушкой грохнула массивная железная дверь.
- Это кто???
- Это девушка. Очень молодая, очень красивая и очень сердитая! Только не понятно, почему сердитая?

Фигура пятая. Решительная.

Сердитая не пошла на занятия совсем и пару часов бесцельно бродила по улицам. Ещё при подходе к дому она заметила дым над крышей. Около подъезда стояла группа людей и разглядывала дом - горела степновская квартира! Точнее балкон, пламени пока не было видно, но густой дым валил огромными лохматыми клубами. Перескакивая через две ступеньки, Ленка домчалась до квартиры и стала ковыряться в замке. Соседка выглянула и сообщила, что пожарные уже едут. В комнате девушка отдернула в сторону занавески и побежала за водой на кухню. Ей повезло, что не открыла дверь на балкон. В это время рванула банка с краской, стекла треснули, и в помещение стал попадать едкий дым. Бросив ведро, Кулемина очутилась на площадке и стала звонить Степнову, но он не брал трубку. На вахте ответили, что у него занятия.
- Срочно передайте, что у него дома пожар!
- А кто говорит!
- Жена!
Через минуту она не могла понять, зачем назвалась женой. Просто это самое короткое и значимое слово из тех, которые она могла назвать, а что-то объяснять не было времени. В этот момент Лена представить не могла, что лишила надежды на счастливую семейную жизнь сразу трех сослуживиц Виктора Михайловича: «выдающуюся» в груди Марину Громову - тренера по волейболу, худенькую бухгалтершу Анечку и любительницу экстремальных причесок и нарядов Василису Гуськову, которая трудилась в должности медсестры. Какое-то время все три претендентки на тело и душу Витеньки находились в ступоре, потом вахтерша сообразила сообщить новость Степнову. Никто так и не понял, что сильнее поразило Степнова, известие о пожаре или появление жены… Но он убежал в чем был – в футболке, спортивных штанах и летних кроссовках на босу ногу. От школы до дома было всего две остановки.
Прохожие были несколько удивлены появлением на улице очень бодрого спортсмена. Молодой темноволосый мужчина бежал явно нестандартную дистанцию. Он срезал путь через дворы, перепрыгивал оградки и бордюры, но самое главное - бегун был слишком легко одет для конца ноября. На всякий случай прохожие шарахались в стороны. А вдруг затопчет? Мужик вовсе не хилый! В родном дворе Степнова все прохожие кучковались у одного подъезда, разглядывали пожарную машину и почерневший балкон, залитый пеной. Весьма невежливо растолкав огнеборцев, складывающих свой инвентарь, Виктор ворвался в двери.
- Это кто такой наглый?
- Хозяин квартиры, погорелец! Он тут с девушкой живет, а работает физруком в школе.
- Да не в школе, а в кафешке!
- Я! Я знаю! Он в школе… только в другой… в физкультурной! Сам говорил!
- Нет таких школ! В спортивной школе, недалеко тут новую выстроили.
- Так! Замолчали! Сами разберемся. Шилов! Иди с инспектором к хозяину!

Пока пожарные вертели головами в толпе всезнающих соседей, обессиленный и перепуганный Степнов добрался до квартиры. Увидев балкон, он почему-то решил, что внутри дома должно быть ещё страшнее и мечтал, чтобы Лена задержалась на занятиях. В прихожей и кухне пахло горелой резиной, пол был засыпан пеплом, и сквозняк поднимал в воздух черные хлопья. Но стены и мебель выглядели как обычно. Шаркающий звук из комнаты привлек внимание мужчины. Чумазая и растрепанная Кулемина подметала пол. Виктор только сейчас понял, что не может отдышаться, давно так не бегал. А девушка не могла сообразить, почему он странно дышит и говорит, футболка насквозь мокрая. Обхватил Ленку руками, стал ощупывать и оглядывать.
- Ты в порядке? Не задохнулась? Не обожглась? Испугалась?
В открытую дверь с балкона тянуло холодом, но оба не замечали этого. Он целовал её в пахнущие гарью волосы, прижимался к измазанному лицу. Инспектор пожнадзора появился совсем некстати.
- Так, молодой человек! Искусственное дыхание вы делать не умеете! Девушку нужно уложить, дышать глубоко и ровно и про массаж груди, в смысле сердца, тоже забыли! Придется штраф выписать!
Он шутил, так как знал, что виной всему шустрая ребятня с петардами. В магазинах уже начали продавать новогодние товары, и пиротехника снова стала одной из самых больных проблем. Но пожурить хозяина за банки с краской, колеса от велосипеда и старый спальник стоило. Слава богу, обошлось без жертв, а то ведь не до шуток бы было. Растерянный хозяин ещё не отошёл от трассы с препятствиями и впервые за целый месяц обнял свою любимую, а тут какие-то мужики со своим юмором. Лена отстранилась от него и стала освобождать место на столе для инспекторской папки с бумагами.

Фигура шестая. Парный перепляс.

После ухода ответственных лиц они вдвоем постарались навести порядок в квартире. Треснувшее окно заклеили скотчем, Степнов даже успел вызвать на следующий день мастера для замены стекол. Ночевать в холодной и задымленной квартире было невозможно, оба переоделись и, собрав вещи, двинулись в сторону рассказовской квартиры. По пути зашли в супермаркет, молча складывали в тележку необходимые продукты, причем Лена напоследок выбирала шампунь отдельно. За это время мужчина успел добежать до кассы, рассчитаться за товар, и, оглядываясь, засунуть в карман особую покупку. Он так надеялся, что эта коробочка окажется сегодня необходимой!

Виктор обжил пустую чужую квартиру, убрал пустые полки из-под книг и фотографии в спальню. Обитал в зале, так спокойнее, хотя иногда казалось, что Игорь войдет в дверь и улыбнется, поправляя очки. Кулемина вначале погрустнела, но после душа пришла в себя и накрывала в кухне на стол. Степнов не мог спокойно на неё смотреть. Он чуть не умер, представляя, как она стоит под струями воды. Самому пришлось остывать под ледяным дождиком, а то неудобно было выходить, боялся спугнуть Лену, и все равно чуть не испортил вечер…
Увидел в зале на стуле пакет из магазина и потащил его на кухню. Девушка с ужасом в глазах смотрела, как выпадают на стол тюбики с кремом, коробочка с ежедневными прокладками и пачка презервативов. Степнов повертел в руках эту упаковку и поднял глаза.
- Лен! Ты это мне купила?
- А что, здесь кроме тебя ещё кто-то есть?
Мужчина замолчал. Ленка, расстроенная его вопросом и длинной паузой, подхватилась бежать к дверям, но на полпути была поймана и прижата сильными руками.
- Ну, куда ты бежишь? Я не про это подумал. Просто без тебя давно, соскучился очень! Я тоже купил, такие же! Вот, смотри, жена… Какую пачку распечатать?
- Обе!!!

Любой населенный пункт - это деревня! Неважно сколько в нем жителей, девять человек или девять миллионов! Новость о пожаре у Степнова моментально долетела до родной школы, Савченко звонил ему, но без результатов. К телефону присела завхоз и методично крутила доисторический кружок аппарата. Лере она сообщила новость уже часов в девять. Новикова набрала Ленкин номер бессчетное количество раз, сбегала поглядеть на темные окна и постучаться в двери. Потом выдавила из соседей сведения о том, что девушка жива и ушла. Наконец, на очередной звонок в трубке раздался глухой и прерывающийся голос подруги.
- Да…
- Ты почему трубку не берешь? Я уже поседела и облезла, и с ума почти спрыгнула! С тобой все в порядке? А Степнов знает про пожар? Ты где?
- Я - хорошо, и Витя тоже. Я… потом… позвоню…завтра…

Фмгура седьмая. Хороводная.

Весь декабрь сотрудницы с новой работы Степнова пытались выяснить, женат он или холост. Анечка несколько раз напоминала, что необходимо принести копию со свидетельства о браке для личного дела, но порывистый красавец только загадочно улыбался и обещал предъявить документ позже. Женская часть коллектива страстно желала погулять на свадьбе и устроить в семью хотя бы одну из местных девиц на выданье. Для завлечения Виктора Михайловича были перепробованы самые передовые методы обольщения. Смена имиджа, приготовление пирогов, организация именин, гадание и даже посещение психолога. Использование каждого их этих методов приводило к очередному смешному происшествию. Животы болели не только у преподователей, но и у учащихся, особенно «тащились» старшие классы.
Анечка начиталась народных советов о приворотных зельях и продуктах. Пирог с калиной долго помнила вся школа. Дело в том, что ягоду эту необходимо сначала томить в печи и проветривать помещение, пахнет она неприятно, когда готовится. Блюдо на любителя. Дома барышня стряпать не стала, уговорила помочь школьных поваров. Плотно начинили пирожок покупной ягодкой и отправили в печь. Вскоре стало попахивать. Когда продукт достали и разрезали, стало ясно, что заставить отведать угощение доброго молодца можно будет только под пытками. «Амбре» в столовой держалось долго.
Спортивная Громова в жизни не носила юбок и обуви на каблуках, но ради особого случая согласилась на рискованный эксперимент. Появление Марины в коротком джинсовом сарафанчике, плотно облегающем бюст, и в туфлях с высоченной шпилькой закончилось полным позором. Девушка упала с лестницы и вывихнула ногу, парни из старших классов тащили её вчетвером в медпункт на растерзание ядовито ухмыляющейся Гуськовой.
По поводу медички у Степнова было особое мнение. Когда он услышал имя и фамилию, то не знал, что делать: смеяться или печалиться. Страстные дамы с птичьими фамилиями просто замучили его.
«Если ещё раз уволиться и устроиться в другую школу или техникум, то там наверняка найдется незамужняя матрешка по фамилии Курицына или Индюкова», - думал бедный Степнов. Василиса поступила кардинально – она покрасила волосы. Но после розовых прядей Уткиной мужчину сложно было напугать. Трехцветные петли на голове медсестры возмутили директора. Как у нас часто бывает, директором спортивной школы был человек с филологическим образованием. Тонкая художественная натура с именем Альберт и фамилией Самурайский не смогла перенести очередного изменения во внешнем виде сотрудницы. Всем был объявлен строжайший вердикт руководителя: строгие прически, деловые костюмы, тренерский состав в стандартных спортивных одежках.
Отчаявшиеся барышни напросились на прием к психологу. Когда Малахова их увидела, то сразу вспомнила сказку про Царя-Салтана. Троица поразительно напоминала ткачиху, повариху и бабу-бабариху.

Фигура восьмая. С кандибобером (с коленцами).

В предпоследний день новогодних каникул в спортивной школе состоялось мероприятие, ответственность за подготовку которого взял на себя Виктор Михайлович. Для него это был открытый урок и экзамен на профпригодность одновременно. Учителя и учащиеся уже отошли от праздничного обжорства и жаждали зрелищ. Большинство готовы были побегать просто так, а уж в эстафетах - тем более. Над соревнованиями школьников и учителей порвали животы. Но воздыхательниц Степнова больше всего заботило, что в числе гостей присутствовала группа посторонних молодых людей, среди которых выделялась девушка, приходившая однажды к Виктору в школу и надерзившая всем.

Последним аккордом в мероприятии были показательные выступления бывших выпускников нового тренера. Несколько парней и девушка легко показывали основные приемы игры в баскетбол и стритбол, причем блондинка так смело и решительно обходила парней, что зрители принимались хлопать. Потом в игру включился и тренер. Комбинации на двоих, троих и в группе больше походили на спортивный танец. Никто не знал, что команда тренировалась усиленными темпами пару недель, но результат был потрясающим. В завершение сформировали две смешанных команды из выпускников и лучших игроков школы, и полчаса зал орал от переживаний за них.

Дети разошлись, выпускники тоже, а преподаватели ждали Степнова на «чаепитие» по случаю удачного события в жизни школы. Дамы накрывали на стол и поправляли макияж. А директор направился к Виктору, чтобы поторопить его с переодеванием. Проходя мимо служебного душа, Альберт Аристархович услышал странные звуки. Оглянувшись вокруг и убедившись в полном отсутствии соглядатаев, он приоткрыл входную дверь шире, и через несколько секунд тонкий, эстетически воспитанный слух его определил, что стонет женщина. Так сказать, «в момент наивысшего физического наслаждения»!
Самурайский с ужасом представил, что могут вытворять старшеклассники. А вдруг это один из выпускников? Во время спортивного мероприятия зрелые молодые люди внимательно разглядывали не по годам развитых школьниц. Решение прервать оргию появилось моментально! Директор достал из кармана изящную пилочку для ногтей, вынул её из чехла, и, вспомнив студенческое прошлое, ловко поднял допотопный крючок через невидимую щель между дверью душа и косяком.
Увиденное ещё долго снилось ему позже. Под душем сплелись два тела - смуглое мужское и бело-розовое женское. Сильные и красивые молодые люди в этот момент не видели никого, кроме друг друга. Зато Самурайский понял, что женатый (с его слов) Степнов обнимал свою выпускницу, которой, скорее всего, нет восемнадцати лет. Видимо стоны отчаянья Альберта отвлекли парочку, и через минуту тренер вышел в раздевалку.
Директор сидел на скамеечке и держался за сердце. Виктор пытался выяснить, что с ним, из душа выглядывала Ленка.
- Я вас уволю за разврат! Так меня ещё никто не разочаровывал….
- Какой разврат? О чем вы говорите?
- Об этой вашей выпускнице. А если её родители узнают, что происходит в стенах моей школы! Меня уволят за аморальность! Я не переживу! Моя Масечка решит, что я в этом деле замешан! Она такая ревнивая, сразу меня покинет!
- Это вы про кого говорите?
- Про супругу свою, Марию Львовну!
- Сейчас мы оденемся и во всем разберемся.
Пять минут директор сидел с мокрым полотенцем на голове и валидолом во рту. Потом подошел Степнов и популярно объяснил, что Лена - его бывшая ученица, но настоящая жена. Ей исполнилось восемнадцать лет, и они уже зарегистрировались и пообщались с родителями, так что никакого разврата нет.
- Ладно, Виктор! Я хочу взглянуть на ваши документы и давайте быстрее, а то нас коллектив ожидает! И больше никаких развлечений на работе…

Коллектив впал в состояние коллапса от появления Степнова и резвой блондинки. Незамужние дамы задохнулись от возмущения, а мужики - от повышенного слюноотделения. Девушка выглядела возбуждающе в облегающих джинсах и футболке. Не ожидая выступлений со стороны сослуживцев, Виктор представил спутницу:
- Знакомьтесь - моя жена, Лена!
Расстроенные невесты дружно ахнули и моментально ощутили на себе предупреждающий и суровый взгляд этой Лены. И поняли, что с ней не стоит связываться. Фигура у девушки крепкая, рука - тяжелая. И неизвестно, какое коленце выкинет эта Лена от ревности. Придется ждать нового холостого преподавателя и танцевать вокруг него.
Но это уже будет новая кадриль…

КОНЕЦ.



Спасибо: 40 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 44
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 85 месте в рейтинге
Текстовая версия