АвторСообщение
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 176
Настроение: Спокойное
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 3

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.04.08 22:23. Заголовок: Автор: Грасиела (Bewitched). Зарисовки

Я хочу быть любимой тобой
Не для знойного сладкого сна,
Но - чтоб связаны вечной судьбой
Были наши навек имена...
*Мирра Лохвицкая*

Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!
Спасибо: 6 
Профиль
Ответов - 10 [только новые]


Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 177
Настроение: Спокойное
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 3

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.04.08 22:24. Заголовок: Надеясь, веря, любя...


Девочки, многого не ждите. Зарисовочка маленькая... Написана минут за сорок... Не знаю, почему я её вообще написала. Буду рада любым ЧЕСТНЫМ отзывам.

"Надеясь, веря, любя..."

Зарисовка по мотивам 17 серии.


***************
Лена застыла рядом со столиком, за которым сидела эта женщина, непонятно зачем вызвавшая её на встречу. Слушала её смех, жестокие слова, и сердце обрывалось. Что же она за человек?
Не в силах больше выдерживать этот ужас, Кулёмина схватила вещи и пулей вылетела из кафе, не разбирая дороги…

Лена шла медленно, не понимая, куда, собственно, идёт. Мыслей в голове не было, наступила какая-то апатия… Пасмурная погода целиком и полностью отражала внутреннее состояние девушки.
Неизвестно откуда навстречу выбежал Виктор Михайлович Степнов. С мячом в руках.
- Кулёмина! Ну ты где гуляешь-то? – Лена нехотя повернулась к учителю и безразлично посмотрела на него. – С уроков сбежала… А я вот, в подарок тебе новый мяч принёс. Смотри какой!
Он, улыбаясь, легко перекинул мяч девушке. Да, именно это ей и было сейчас нужно!.. Лена, вроде, и понимала, что Виктор старается по-своему поддержать её, но почему-то вместо благодарности и умиления нахлынула злость. Немного повертев мяч в руках, Кулёмина с силой швырнула его обратно дарителю и обожгла Виктора злым взглядом, а затем пошла дальше по дорожке, не видя и не чувствуя непонимающего взгляда Степнова…

Она только на подходе к своему подъезду ощутила, что кто-то следует за ней по пятам. Заглянув в боковое зеркальце припаркованного автомобиля, увидела Виктора. Ну, конечно, спаситель! Не может оставить её в покое!
Кулёмина ускорилась и буквально влетела в свой подъезд, захлопнув за собой железную дверь. Ждать лифта не было сил, девушка метнулась к лестнице. Быстрее… Кто-то вошёл в парадную… Перескакивая через ступеньки, Лена поднялась на нужный этаж и забежала за угол, понимая, что спрятаться в квартире уже не успеет.
Ну зачем? Зачем он идёт за ней? Чего ещё хочет? Лыжи подарить?
Послышался звонок. Ещё один. Неужели не уйдёт? Кулёмина не решалась выглянуть из-за своего угла, чтобы не быть обнаруженной, и даже дышать старалась потише… Снова звонок. Господи, это невыносимо! Наконец, шаги. Уходит… Странно, но вместо облегчения Лена почувствовала, как тоска ещё сильнее сдавила сердце. Одна, совсем одна… Зазвенев ключами, девушка покинула укромное местечко и направилась к квартире.
- Лен!
Резко обернулась. Не ушёл. И волнами накатила слабость, даже ноги, кажется, подкосились.
Виктор оказался возле неё в считанные секунды. Ни о чём не думая, он притянул Лену к себе.
- Нет.
Она смогла произнести только это слово. На большее не хватило сил. И заплакала, как маленькая, потерявшаяся среди огромной толпы, девочка. А она и была такой… маленькой… потерявшейся… Только неожиданно среди всей безликой людской толпы появился светлый человек, готовый в любой момент прийти на помощь, и, пусть и неуклюже, утешить… Её человек. Учащённое сердцебиение которого она сейчас чувствовала. Чьи руки бережно поддерживали её. Чьи губы шептали какие-то ласковые слова. В чьих глазах было столько нежности, что казалось: утонешь и не выплывешь никогда. И рядом с ним можно было позволить себе быть слабой и выплакать свою боль, свои страхи, чтобы потом вновь обрести силы жить дальше. Надеясь, веря, любя…

Я хочу быть любимой тобой
Не для знойного сладкого сна,
Но - чтоб связаны вечной судьбой
Были наши навек имена...
*Мирра Лохвицкая*

Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!
Спасибо: 27 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 1339
Настроение: Нерабочее... Ну, совсем!
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 21
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.07.08 21:30. Заголовок: Устала...


Название: "Устала".
Автор: Грасиела.

Герои: Она и Он.
Формат: зарисовка.
Рейтинг: PG.


Данная история не имеет отношения к реальности и от начала до конца является вымыслом автора. Все совпадения случайны.


***************
Устала… Именно это слово лучше всего характеризовало ЕЁ состояние в течение последних недель… Работы было не просто много, а очень много, но ЕЙ это нравилось. Казалось, ещё совсем недавно ОНА пришла в группу, умея лишь правильно держать гитару, а сейчас уже вполне профессионально играет на басу, поёт и с некоторых пор даже снимается в сериале!
ОНА вышла на крылечко школы, в которой проходили съёмки, и глубоко вдохнула прохладный, пахнущий дождём, воздух. Ловкие пальцы извлекли из пачки сигарету, щёлкнула зажигалка – и неровное пламя осветило бледное лицо, на секунду отразилось в зеркальной поверхности солнечных очков, скрывающих тёмные круги под покрасневшими глазами… Вчерашний концерт в Самаре, почти бессонная ночь и не самый лёгкий съёмочный день вымотали ЕЁ донельзя. Хотелось побыстрее оказаться дома, съесть что-нибудь вкусное, приготовленное мамой, отмокнуть в горячей ванне с воздушной ароматной пеной, и лечь спать… В те дни, когда из-за напряжённого рабочего графика ЕЙ не удавалось попасть домой, ОНА больше всего скучала по родителям и своей уютной кровати…
Девушка мрачно посмотрела на тёмно-серое небо – оно будто отражало ЕЁ настроение – и сделала очередную затяжку, наблюдая за тонкой струйкой дыма, поднимающейся вверх.
Мама не одобряла ЕЁ вредную привычку, но не говорила ни слова, даже если слышала запах табака, исходящий от одежды и волос. Только ОНА всегда замечала грусть, появляющуюся в материнских глазах, и от этого на душе становилось муторно… Правда отказываться от вредной привычки ОНА всё равно не спешила – сигареты успокаивали лучше валерьянки, пустырника и «Новопассита» вместе взятых… Сейчас ОНА нуждалась именно в этом – покое…
Девчонки – счастливицы! Отснялись утром и отправились в «Лужники». Сейчас они уже закончили выступление и, наверное, добрались до дома, а ЕЙ только предстоит топать на остановку, потом спускаться в метро, ехать в Марьино и дальше шлёпать по лужам на Новочеркасский бульвар… Может, машину поймать? Нет, лучше не надо. Не дай Бог водитель узнает… Тогда снова придётся улыбаться, делать вид, что всё хорошо, что жизнь прекрасна… Надоело!
Девушка глубоко затянулась: дым слегка обжёг гортань и наполнил лёгкие. Дождь между тем перерос в ливень и, судя по всему, прекращаться в ближайшее время не собирался… А ОНА без зонта – не любила их за то, что сковывали движения и вечно мешали…
Сигарета медленно тлела… Музыка, несущаяся из наушников, вдруг показалась слишком громкой и неуместной… Отключив плеер, девушка вслушалась в шум дождя и ветра… И вдруг захотелось заплакать… От одиночества и пустоты, обосновавшихся в душе…
К крыльцу подъехал знакомый автомобиль… Mitsubishi Carisma… Чёрт!
ОНА уже было развернулась, чтобы забежать в школу и не высовываться, пока ОН не уедет, но что-то удержало на месте. Застыла на верхней ступеньке… И за что ЕЙ так «повезло»? Всем девчонкам подобрали классных партнёров – молодых, весёлых, живущих здесь и сейчас, а ЕЙ достался ОН – в два раза старше, значительно опытнее и с такой мощной харизмой, что даже разумные девушки сходили с ума от одного ЕГО взгляда и улыбки… А ОНА… А что ОНА? Переживала, ругалась, на чём свет стоит, и молилась, чтобы съёмки побыстрее закончились… Но снимали уже второй сезон… И всё бы, наверное, ничего, если бы не сценаристы с их буйной фантазией! Зрители-то, конечно, будут в восторге, особенно те, кто называют себя КВМовцами, но о НЕЙ-то кто подумает? ЕЙ ведь это играть! А ОНА непрофессиональная актриса, хоть и научилась весьма неплохо притворяться…
Почему ОН до сих пор не уехал, ведь уже почти вся съёмочная группа разошлась? ОНА специально выжидала: долго переодевалась, снимала грим, пила чай… И всё напрасно! Ну за что ЕЙ это? Мало, разве, того, что ОНА измучилась, пока снимали сегодняшние эпизоды? Господи, кто только придумал такие сцены?! Нет, ОНА даже вспоминать о них не хотела – щёки загорались ярким румянцем, а сердце заходилось в бешеной пляске…
Снова затяжка – спасительный сигаретный дым чуть успокоил…
Медленно опустилось боковое стекло на правой дверце автомобиля и ОНА увидела ЕГО – спокойного и мужественного, красивого… ОН барабанил пальцами по рулю, глядя прямо перед собой, на заливаемое дождём ветровое стекло…
Чего ОН ждёт? Что ещё хочет? Ему что, мало всего, произошедшего за день??? Ну сколько можно издеваться, в конце-то концов?!
ОНА ещё слишком хорошо помнила, как сорвалась после концерта в Петербурге, хотя ту ночь предпочла бы забыть…
После отличного выступления вся их компания, вырвавшаяся из Москвы на несколько дней, собралась в одном гостиничном номере, чтобы вместе посмотреть финал «Евровидения – 2008» и поболеть за Россию… Был там и ОН. Сидел, развалившись в кресле, поглядывал снисходительно на девчонок, и изредка прикладывался к бокалу с виски…
Вырванная едва ли не зубами победа Билана вызвала шквал ликования, и ОНА, наверное, была счастливее всех… Рекой лилось шампанское, из колонок рвалась громкая музыка, а вся их группа практически стояла на ушах! Лишь ОН оставался спокоен…
Потом той же компанией отправились гулять по городу… Как-то незаметно все разбрелись кто куда, а ОНА осталась рядом с НИМ… Они смотрели, как просыпается Петербург, ёжились от пронизывающего ветра, но не спешили возвращаться в гостиницу… А с первыми лучами солнца на НЕЁ вдруг снизошла какая-то странная, совсем отчаянная смелость. И ОНА сделала то, что давно хотела: подошла к НЕМУ близко-близко и, не обращая внимания на ЕГО удивление, поцеловала…
Прошло уже столько времени с того момента, но ОНА до сих пор видела это во сне… ОН тогда отстранился не сразу. И даже ответил на поцелуй. А потом всё же отошёл в сторону.
- Ты же понимаешь, что это неправильно… Ничего не получится… Извини.
Больно… Но ОНА не заплакала, нет. ОНА улыбнулась. Грустно, смятённо, одними уголками губ. И просто ушла, оставив ЕГО в одиночестве на набережной…
…Сделав последнюю затяжку, ОНА лёгким щелчком отправила окурок в полёт. Мелькнул оранжевый огонёк, словно прощаясь с последними секундами своего существования, и почти сразу погас – сигарета приземлилась точнёхонько в лужу.
Девушка спустилась на несколько ступенек и, помедлив, вышла из-под крыши. Крупные капли дождя упали на макушку, заставив вздрогнуть. Не заглядывая в салон, громко спросила:
- Кого-то ждёшь?
- Уже дождался. Садись.
- Спасибо, но я доберусь сама. – По-прежнему в пустоту произнесла ОНА, однако ОН услышал.
Вышел из машины, будто не замечая разверзшихся хлябей небесных, и посмотрел на неё:
- Как?
- Как все нормальные люди. На метро.
Волосы моментально вымокли напрочь – и у НЕГО, и у НЕЁ.
- Нормальные люди не отказываются от предложения добраться до дома с комфортом.
- А я отказываюсь от дискомфорта. – Парировала ОНА, откидывая со лба прилипший локон.
Замолчали. Дождь гулко лупил по крыше автомобиля, заглушая прерывистое дыхание…
- Сядь, пожалуйста. – Мягко попросил ОН.
Почему-то волшебное слово подействовало… Или что-то другое, что услышала ОНА в ЕГО голосе…
Забралась в салон, чуть дрожа от холода.
ОН сел рядом – мокрый, забавный и… удивительно родной…
Куда ехать не спрашивал – и так знал.
Она не произносила ни слова – в этом не было необходимости.
Не работало радио – их путь сопровождал лишь шум дождя и звук негромко урчащего двигателя…
Остановившись у нужного дома, ОН заглушил мотор и рискнул взглянуть на НЕЁ… Сердце сжалось.
«Спит… Девочка моя хорошая… Устала… Как бы я хотел отвезти тебя к себе… Я бы заботился о тебе и охранял твой сон всю ночь… А утром, проснувшись раньше, я впустил бы в комнату солнечный свет и разбудил тебя поцелуем… И, знаешь, я уверен, что ты не стала бы на меня сердиться – просто потому, что соскучилась за ночь также сильно, как и я…
А ещё я отвёз бы тебя туда, где родился и вырос, показал бы места своего детства и юности, и познакомил бы тебя с родителями…
И сидя вдвоём на берегу Байкала, мы с тобой любовались бы закатом, и уснули бы под открытым небом, усеянном яркими северными звёздами… А потом встретили бы рассвет… Знаешь, там он необыкновенно красив… Ты наверняка полюбишь эти места… И там я наконец скажу тебе то, что очень давно не решаюсь сказать никому…
Мечты… Я был уверен, что давно разучился мечтать…
Я так боюсь, что ты сейчас проснёшься и уйдёшь, оставив меня одного… Ты такая красивая, такая… родная… Ты ведь простишь меня, правда? Простишь и поймёшь… Осталось подождать совсем немного, всё будет по-другому, я обещаю тебе… А пока спи. Спи, любимая…»


Конец.


30.06. – 03.07. 2008 г.




Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!

Спасибо: 46 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 1584
Настроение: Нерабочее... Ну, совсем!
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 28
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.07.08 22:25. Заголовок: Дождь...


Девочки, я знаю, что уже не раз писались похожие фанфики, не раз Лена попадала под дождь и потом оказывалась в квартире Виктора, но всё-таки выкладываю эту зарисовку... Просто сегодняшний ливень, под которым я вымокла до нитки, натолкнул на мысль. И я не стала её отгонять, не стала откладывать в долгий ящик, опасаясь забыть свои ощущения... В итоге, меня, как всегда, унесло в сторону, но зарисовку я таки дописала. Всего за полтора часа. Выкладываю на ваш суд. Ах, да! Муз по-прежнему в отпуске, так что надеюсь, что вы будете снисходительны...



"Дождь"



Дождь…
- Чёртов дождь! – Негромко выругалась Лена, глядя на бушующую за окном стихию.
Она стояла в магазине, среди мрачноватых людей, сначала замученных жарой, а потом застигнутых врасплох невероятно сильным ливнем. Лена Кулёмина и сама его не ожидала. Когда покидала ресторан, где проходила встреча «Ранеток» с продюсером, заинтересовавшихся их творчеством, небо было пасмурным, дул ветерок, но предположения, что с неба хлынет ТАКОЙ дождь, у неё не возникло. Выходя из метро, она удивилась странной темноте. Время было только восемь вечера, а в июле не темнеет так рано… Всё стало ясно довольно скоро, стоило оказаться на улице. Лена раскрыла над головой зонт и быстрым шагом направилась домой, надеясь успеть до того, как стихия наберёт силу. Но… Она не прошла и двухсот метров, как шквалистый ветер практически вырвал из рук единственную защиту от дождя. Зонт весь перекрутился, спицы поломались, да так легко, как будто сделаны были не из металла, и она осталась одна – посреди улицы в эпицентре грозы. Промокла в один момент. Джинсы пристали к ногам, футболка облепила спину и грудь, волосы сосульками свисали на лицо… Дождевая вода заливала глаза, попадала в рот… Идти против ветра было невероятно трудно… Но Лена шла, прикрыв ладошкой лицо, чтобы хоть что-то видеть… Впереди замаячил магазин – один из тех универсамов экономического класса, что заполонили Москву. Ускорив шаг, девушка влетела под крышу и улыбнулась, увидев толпу выжидающих людей. Похоже, ненормальной оказалась только она… И чего, спрашивается, не переждала дождь в вестибюле метро? Остальные люди, прячущиеся в этом магазине от дождя, были хотя бы сухие…
С трудом протиснувшись к окошку, Лена села на подоконник. Похоже, надеяться на скорое прекращение ливня не стоило… По стеклу бежала вода – ровным красивым потоком. Лужи на асфальте становились всё больше и, казалось, что улица вот-вот окажется полностью затопленной… Посмотрев на это буйство ещё минут десять, Лена решительно слезла с подоконника и направилась к двери. А чего ей ждать дальше? Она уже мокрая, сильнее намокнуть просто нереально, так что…
Дождь, кажется, поутих. Бодро шлёпая по лужам, Лена даже улыбалась. Ещё никогда она не попадала под такой дождь!
Тем не менее, радость вскоре поубавилась, стало холодно… А до дома оставалось идти ещё минут десять… Ну, ничего! Зато там она нагреет воды (очень вовремя коммунальщики отключили горячее водоснабжение!), помоется и рухнет в кровать, ни о чём не думая… А через три дня она уже снова будет на даче, с родителями, маленьким братиком и дедушкой…
Там, в деревне, было хорошо… Лена смогла наконец-то отоспаться за весь долгий, полный переживаний, учебный год, надышаться свежим воздухом, что было мечтой из-за жизни в пыльной, загазованной Москве, наесться настоящих, а не модифицированных, фруктов и овощей… Но главным было другое – близость семьи, которая вновь появилась в её жизни…
Переходя дорогу, Лена увидела странно знакомую фигуру…
- Виктор Михайлович! – Крикнула девушка, оказавшись ближе.
- Ленка? Ты чего здесь?.. Иди скорее под зонт!
Степнов буквально подтянул Лену к себе, и на какое-то время холодная вода перестала попадать на загорелую девичью кожу.
- Ты что, гуляешь?
- Виктор Михайлович… - Усмехнулась Лена, качая головой. – Я, по-вашему, совсем ненормальная, да?..
Степнов промолчал, глядя на свою ученицу. Давно он её не видел… С конца учебного года… И сейчас просто смотрел, старательно запоминая каждую мелкую деталь…
- Вы-то куда идёте в такую погоду? Дома не сидится? – Спросила Кулёмина, улыбаясь.
- Дела… - Пробормотал Виктор.
- Такие срочные, что Вы рискнули выйти на улицу? Смело.
- Лен, ты же мокрая совсем! – Только заметил Степнов. – Пойдём скорее!
- Куда? – Не поняла девушка.
- Ну, разумеется, ко мне! До твоего дома слишком далеко.
- Не-е-ет, Виктор Михайлович. – Протянула Лена. – Спасибо, конечно, но я лучше к себе.
- И что ты там будешь делать?
- Спать.
- Болеть ты там будешь! – Сказал, как отрезал Степнов. – Тебе что, воспаления лёгких не хватает? Пойдём-пойдём…
Он уже тянул её за руку по направлению к своему подъезду, а Лена непонимающе глядела на сильные пальцы, обхватившие её запястье, и удивлялась резко участившемуся пульсу…
- Лена, ау! – Позвал Виктор, поняв, что девушка не собирается сама двигаться с места.
- Нет, Виктор Михайлович… - Кулёмина осторожно освободилась от мужской хватки. – Я всё-таки к себе домой…
- Если я не ошибаюсь, у тебя нет горячей воды, это раз. Твои родные не в Москве, это два. И у тебя уже зуб на зуб не попадает, это три! Лена! Хватит отказываться! Мы идём ко мне, и точка. Примешь нормально душ, согреешься…
- Но…
- Без «но»!.. Лен, ты хочешь, чтобы я заболел? Будем грипповать на пару?
Кулёмина быстро пробежала взглядом по мужчине. Тёмные волосы слегка намокли, а джинсы потемнели от воды почти до колена… Он так умильно выглядел, что она невольно улыбнулась.
- И душ придётся принимать на пару… - Пробормотала Лена себе под нос…
- Что? – Переспросил Виктор.
Девушка взглянула на него, увидела улыбку и смутилась, поняв, что он всё слышал…
«Я не против, солнышко моё. Но, боюсь, ты не оценишь…»
- Идём? – Ещё раз спросил Степнов.
- Идёмте!

***************
В свитере Виктора Лена почти утонула. Низ кофты достигал ей до середины бедра, плечи оказались где-то на уровне локтей, а ворот приоткрывал чистую загорелую кожу на груди…
Она уже приняла горячий душ, и теперь, распаренная, с мокрыми волосами и розовыми щёчками, стояла перед зеркалом в спальне своего учителя. Сам Степнов гремел посудой на кухне, и изредка до неё доносилось его негромкое чертыханье…
Лене было неловко. Что она здесь делает? Нужно уходить, притом срочно! Иначе…
Она глубоко вздохнула и потёрлась щекой о мягкую шерсть пуловера. Пахло Виктором: его туалетной водой и немножко – лосьоном после бритья. А от её собственных волос исходил аромат мужского шампуня – аромат ментола и хмеля… От запахов кружилась голова…
«Бежать!» - Вопил разум. – «Бежать отсюда, пока не поздно!»
Но так хотелось остаться… В этой уютной, хотя и совершенно холостяцкой, квартире, рядом с её хозяином – высоким сильным мужчиной, который сейчас совсем рядом – в нескольких метрах…
Она скучала по нему. Рядом с родителями, конечно, было хорошо, спокойно, но то и дело в сердце заползала какая-то щемящая грусть, становилось тоскливо… Не хватало девчонок, с которыми успела сдружиться за недолгое время существования группы… Не хватало спорта и серьёзных физических нагрузок… И не хватало ЕГО, ставшего таким близким и необходимым… Но Лена гнала от себя любую мысль о Викторе. Он – её учитель, руководитель группы, возможно, даже друг. Но не более. И этим всё сказано. Единственное, по чему Лена не скучала на даче, так это музыка. Потому что была гитара, и вечерами, когда остывал воздух, а на небе загорались яркие звёздочки, она, сидя на крыльце, осторожно перебирала струны тонкими пальцами, и напевала что-то себе под нос. А затем мчалась в комнату, хватала тетрадку и лихорадочно записывала пришедшие на ум строчки… Стихи – не стихи, но слова шли от души и она ими дорожила.
Кулёмина медленно, стараясь не шуметь, вышла из комнаты. И тут же услышала:
- Лена…
Обернулась. Виктор – в чистых сухих джинсах и голубой рубашке – сидел на диване. Рядом – на журнальном столике – исходили паром две кружки. Одна – чёрная – ярко посверкивала, отражая свет торшера, другая – белая – матово блестела рядом.
- Садись, Лен.
Степнов чуть сдвинулся в сторону, освобождая место рядом с собой. Девушка медлила.
- Виктор Михайлович… Я лучше пойду…
- Пойдёшь. – Кивнул он. – Вот выпьешь чаю, и пойдёшь.
- Мне домой нужно…
- Зачем? Тебя там никто не ждёт. Или я ошибаюсь?
- Не ошибаетесь. – Она всё-таки села рядом с ним, на самый краешек дивана, и заглянула в кружку.
- Это не яд, уверяю тебя. – Хмыкнул над ухом Степнов.
Лена улыбнулась и немного расслабилась.
Чай был вкусным: крепким, сладким от добавленного мёда, и с лёгкой лимонной кислинкой.
- Подожди минуточку. – Вдруг подорвался с места Виктор.
Он вернулся через минуту, держа в руках бутылку красного вина и два бокала.
- Для профилактики. – Пояснил мужчина, умело расправляясь с пробкой. – Чтобы не заболеть.
Налил себе полный бокал, а Лена – четвертинку.
Она, сощурившись, посмотрела на вино, а потом – на Виктора.
- Лен, я не собираюсь тебя спаивать.
Молчание.
- Лена…
- Что так мало? – Спросила она. И рассмеялась, глядя на его вытянувшееся лицо.

***************
А дождь всё не прекращался…
Виктор, не взирая на отказ Лены, отвёл её на кухню, и практически заставил поесть. Первую минуту она нехотя ковыряла вилкой, а потом – стоило ему отвернуться – слопала всё, что было в тарелке.
Сидели на диване. Смотрели телевизор. За окном было уже совсем темно. Лена отчаянно зевнула. После дождя, горячего душа, вина и сытного ужина очень хотелось спать. Но не здесь же, не в его квартире…
- Виктор Михайлович, я пойду.
- Куда? – Не понял он.
- Домой. Поздно уже.
- В том-то и дело. Поздно. И дождь по-прежнему идёт.
Сказал – и вновь повернулся к экрану.
- Я пойду. – Повторила Лена, поднимаясь с дивана.
Он схватил её за руку.
- Останься.
Молчали. Она не могла скрыться от внимательного взгляда удивительных ярко-голубых глаз, а он ждал… Просто ждал её решения.
- Я постелю тебе на диване.
- А вы?
- А я найду, где лечь. Лен, ты же понимаешь, что отпустить тебя сейчас одну я не могу. На улице небезопасно. Значит, нужно идти тебя провожать. А мне, признаться, чертовски лень. И совсем не хочется снова намокать.
Простое объяснение… И, главное, вполне логичное…
- Нет. – Отрицательно покачала головой Кулёмина, старательно отворачиваясь – не хотела, чтобы Виктор видел её слёзы. – Я не хочу Вас обременять.
И тоже простое объяснение. И вполне логичное.
- Лена!
Он неожиданно дёрнул её за руку, да так, что она упала прямо на него. Оказалась на его коленях – нервно дёрнулась. Но сильные мужские руки крепко придерживали её за талию, прижимали к горячему телу… Лена толкнула Виктора ладошками в грудь – не отпустил. Она ударила сильнее – бесполезно. Начала извиваться, стремясь обрести на свободу. И тогда он поцеловал её – нежно, но пылко, осторожно, но умело, так, что у неё моментально закружилась голова… Обмякла в его руках, несмело обняла за шею и уже не пыталась вырваться…

***************
Дождь наконец прекратился. Зарождающийся Месяц, высунувшийся из-за покрова облаков, опасливо заглянул в окно панельной многоэтажки, на секунду слабо осветив совершенно обыкновенную комнату с совершенно обыкновенным диваном… Но что-то привлекло Месяц именно в этой квартире…
На диване спал темноволосый мужчина. Спал, бережно обнимая за талию красивую светловолосую девушку… Ей, похоже, было не до сна, и она улыбалась, глядя в окно. Время от времени поглаживала загорелую мужскую руку, тепло и силу которой ощущала даже сквозь одеяло и футболку, и блаженно жмурилась…
Зевнула… Который уже раз? И всё-таки смежила веки, тихо прошептав перед тем, как отправиться в царство Морфея:
- Господи, спасибо тебе за этот дождь!



Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!

Спасибо: 56 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 2241
Настроение: Нерабочее... Ну, совсем!
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 49
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.08 03:00. Заголовок: "Вкус вишни"


Название: "Вкус вишни".
Автор: Грасиела.
Герои: RPF (Real Person Fiction).



Посвящается Рози.


***************
Москва никогда не засыпает полностью. Здесь всегда найдётся островок света и шума, где жизнь кипит вне зависимости от времени суток…
В тот день, после изматывающих ночных съёмок, он привёз её в небольшое круглосуточное кафе, в котором даже в пять утра можно было выпить горячего кофе да чем-нибудь перекусить. Принёс ей, засыпающей, стаканчик бодрящего напитка и пышущий жаром блинчик с её любимым вареньем из лесных ягод. И они завтракали прямо в машине, в тишине, нарушаемой лишь пением проснувшихся птиц, посреди улицы, окрашенной в розовато-оранжевые цвета рассвета… Она ела с таким удовольствием, будто до этого год голодала. А его глаза смеялись, наблюдая за ней. Но её это не смущало – ни капельки. Он сам с наслаждением жевал свой блин, на его губах то и дело поблескивали капельки джема, и она всё гадала – какого же именно…
Большой шумный город оживал после короткого перерыва на сон: на улицах появлялись люди, трассы заполнялись автомобилями, полусонные дворники подбирали мусор, поливальные машины обдавали пыльный асфальт водяными брызгами…
Когда он довёз её до дома, от её сонливости не осталось и следа. В открытое окошко автомобиля врывался свежий воздух, пахнущий июлем, липовым цветом и выпечкой из ближайшей кондитерской. Оглушительно вопили воробьи, где-то в подворотне лаяли собаки… Ей совершенно не хотелось идти в одинокую квартиру. Да, в кои-то веки дом был совершенно пуст: лето – все разъехались, кто куда, и лишь она работала без передышки, как каторжная – съёмки, концерты… А так хотелось к морю, хотя бы на недельку!
Она всё-таки вышла из машины. Посмотрела на ярко-голубое небо, такое же, как его глаза. Где-то там, в вышине, улыбалось солнце, и она улыбнулась ему в ответ.
Он стоял рядом с ней, и она чувствовала исходящее от него тепло и кружащий голову аромат. И мечтала о его поцелуе…
Из подъездов то и дело выныривали люди: засыпающие на ходу собачники, которых их питомцы активно тянули вперёд, и хозяева, спотыкаясь, брели вслед за ними, трудоголики, спешащие прийти на работу пораньше, – утро из спокойного становилось бурным и деловым. И его очарование постепенно растворялось в этой беспокойной атмосфере…
Рядом с ними прошёл дворник, взглянул искоса, понимающе улыбнулся, и скрылся в дворницкой. Ей по-прежнему не хотелось уходить… И она видела, что он не хочет её отпускать. Видела и мысленно просила, чтобы он сделал первый шаг. И он его сделал. Его губы хранили вкус вишни…

Она проснулась среди ночи и улыбнулась, вспомнив свой сон. Такое недавнее прошлое, но столько воды уже утекло!
Она до сих пор помнила тот вишнёвый поцелуй. И всё, что было потом: жар его тела, нежные прикосновения, ровное дыхание, когда он впервые уснул рядом с ней… И синее-синее море, горячий песок белоснежных пляжей, яркое южное солнце – их короткий, но такой сладкий отпуск, в который он её утащил просто каким-то чудом… А потом начались будни: нелёгкие, заполненные работой, с короткими редкими встречами, непониманием, ссорами, бурными примирениями и любовью, которая, как она думала, бывает только в сказках…

Она прислушалась к себе: неужели пора? Последнюю неделю её то и дело охватывал страх неизвестности, но она не разрешала себе бояться. А сейчас страх заявил о себе с новой силой. Переждав приступ паники, она глубоко вздохнула и запретила себе думать о плохом.

В памяти возник новый образ: она – в голубых джинсах на бёдрах, белой маечке, обнажающей животик, любимых кедах и со смешной кепкой на голове; он – в роскошном костюме, белой рубашке и при галстуке. Да, забавно они выглядели тогда… На них глазели сотни любопытных глаз, вернее, даже не на них, а на неё. Он-то выглядел как подобает жениху, а вот она очень выделялась на фоне толпы невест в белоснежных платьях… Но её это не волновало. Её вообще ничто не волновало, кроме его глаз, светящихся любовью…

И всё-таки пора… В последний раз погладив золотой ободок, матово сверкающий на безымянном пальце, она осторожно коснулась губами щеки спящего мужа:
- Виталь, просыпайся. Нам пора.
Он проснулся сразу, моргнул и тут же с тревогой обернулся к ней.
- Что? Началось?
- Кажется… - Смущённо прошептала она.
- Ленка…
…А несколько часов спустя он нежно целовал жену, благодаря её за дочку. И она вновь чувствовала вкус вишни на его губах…



Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!

Спасибо: 55 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 2308
Настроение: Просто мы со вкусом детки...
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 53
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.08.08 03:00. Заголовок: "Чужой"


Название: "Чужой".
Автор: Грасиела.
Герои: сама не знаю.



***************
Знаешь, это больно: просыпаться в одинокой постели и грустно улыбаться своему собственному отражению. И знать, что, возможно, в это же самое время где-то в другой части Москвы просыпаешься ты. Просыпаешься не один, а с той девушкой, которой в эту ночь посчастливилось скрасить твоё одиночество. Я знаю, их много. Но каждая мечтает стать единственной, сделать тебя счастливым… И я… Тоже мечтаю… Ты как-то неожиданно ворвался в мою жизнь, стал другом, сумел завоевать доверие. А ведь я уже давно привыкла никому не доверять, кроме самых близких. В этом мире сложно оставаться собой, приходится носить маску, что я и делаю уже на протяжении нескольких лет. В последнее время даже маме стараюсь не показывать, насколько мне тяжело. Но с тобой неизменно снимаю эту маску, только ты и видишь меня настоящую. Да, ты знаешь обо мне слишком много. Я не смогла или просто не захотела скрывать от тебя свои чувства. Заметил ли ты, как моё дружеское отношение к тебе переросло во что-то большее? Уверена, заметил. Потому что стал… чужим… В один миг…
Ты хороший. И я вижу, что небезразлична тебе. Но ты слишком часто обжигался в этой жизни, на твою долю выпало достаточно испытаний, чтобы ты научился понимать, что к чему… Ты отдалился от меня. Оберегаешь? Защищаешь от самого себя? Но ты забыл спросить меня, хочу ли я этого. Почему ты принимаешь решение за нас обоих?
Я помню, как ты тогда сказал: «Прости». Одно-единственное слово… И мой, едва начавший обретать чёткие очертания, новый мир разрушился. До основания. Остался лишь фундамент, на котором, при желании, ещё можно что-то возвести… Только ты не хочешь. А я не знаю, как это изменить. Как объяснить тебе, что ты мне нужен?
Когда-то давно, ещё до сумасшедшей популярности, свалившейся на нашу группу, я написала простые строчки, в итоге ставшие песней: «Это счастье и безумие – окунаться в тебя и любить тебя одного!» Они родились спонтанно и лишь сейчас мне стало ясно, что именно я тогда написала… Это, действительно, безумие – любить тебя. Но я люблю, теряя себя. И в этом нахожу своё счастье. Скрываю ото всех, прячу своё чувство за семью замками, но спрятать его от тебя – не могу. Да и не хочу. Даже понимая, что ты не готов его принять…
Знаешь, это мучительно: видеть в твоих глазах участие, слышать «всё будет хорошо», и понимать, что ничего хорошего всё-таки не будет. Потому что ты не осмелишься перешагнуть ту грань, что есть между нами…
Мне остаётся немного. Мечты, сны, в которых ты со мной… И я ни за что не откажусь от них! И от своей любви тоже не откажусь! Даже если она тебе не нужна, даже если я просто выдумала всё: и особый блеск твоих глаз, и особое тепло твоей улыбки… Я люблю тебя. Это моё счастье. Моё безумие. И если ты захочешь, я разделю их с тобой. А пока… Пока я просто буду рядом, как бы тяжело от этого не становилось на сердце. Без тебя всё равно тяжелее…

Любимый мой, чужой,
Я буду твоей рабой.
Пусть тенью мелькну ночной,
Твоей быть хочу мечтой.

Твой взгляд и голос твой
Зачем-то не со мной
Бог слышит стон мой,
А в ответ эхо: "Чужой"...
*


*Скрытый текст




Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!

Спасибо: 36 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 2637
Настроение: Ёжики плакали, кололись, но продолжали жрать кактус!
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 74
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.10.08 02:22. Заголовок: Автор: Грасиела. Наз..


Автор: Грасиела.
Название: "Просто люблю".
Герои: КВМ.
Примечание. Альтернативное развитие событий после того, как Виктор вытащил Лену с ринга.


Скрытый текст




***************
Поддерживая Лену под руку, Виктор помог ей устроиться на заднем сидении такси и, обежав машину, сел рядом.
- Куда едем? – Водитель ошарашенно смотрел в зеркало, разглядывая окровавленное лицо девушки.
- В больницу. – Скомандовал Степнов, но тут завозилась Лена.
- Нет, нельзя в больницу. – Сипло пробормотала она, с трудом шевеля разбитыми губами.
- Надо. У тебя могут быть внутренние повреждения. Врач просто необходим.
Сделав над собой усилие, Кулёмина открыла глаза и тихо попросила:
- Не надо в больницу, Виктор Михайлович.
Он похолодел от боли, застывшей в серых глазах.
«Господи, что же это такое?»
- Ну так куда едем? – Не выдержал таксист.
Степнов поднял на водителя глаза, отчего тот мгновенно напрягся, и отрывисто назвал адрес.


***************
Лена то ли задремала, то ли просто отключилась, положив голову на плечо Виктору. Он прислушивался к её частому хриплому дыханию.
«Рёбра, наверняка, повреждены… Ох, Ленка, как же ты так? Зачем?»
Перед глазами замелькали сцены боя…
Зайдя в клуб и начав оглядываться в поисках Кулёминой, скрывшейся в помещении совсем недавно, он не знал, чем закончится день. Взглянув на ринг, не поверил тому, что увидел. Лена… Первые минуты шока сменились ужасом, когда девушка полетела на пол. Действовал словно на автомате: перелез через канаты, кинулся к Ленке, не обращая внимания ни на кого, осторожно приподнял… И тут какие-то кретины начали оттаскивать его, требуя «положить девочку на место». Оторвавшись на секунду от Кулёминой, смерил взглядом мужчин, и сознание затуманила ярость. Хватило трёх ударов, чтобы эти двое разлетелись по разным углам ринга…
- Приехали. – Объявил водитель, с неодобрением глядя на пассажиров.
Степнов, очнувшись от воспоминаний, полез в карман за деньгами.
Лена беспокойно открыла глаза:
- Где мы? У меня дома?
- Тихо, Леночка, тихо.
- Там же дед, что я ему скажу? – На глаза навернулись слёзы.
- Всё будет хорошо, я тебе обещаю.
Виктор помог Лене выбраться из салона и тут же взял её на руки. Прохожие шарахнулись в стороны, едва разглядели его ношу…
Подъезд, лифт, квартира… Наконец-то!
Бережно опустив Лену на диван, Виктор скинул с плеч куртку и направился в ванную – за аптечкой.
Девушка очнулась, почувствовав, как щиплет открытая рана на лице.
- Виктор Михайлович? – Открыв глаза, она увидела склонённого над ней учителя, осторожно касающегося остро пахнущей ватой её кожи. – Что?..
Попыталась подняться, но тут же со стоном опустилась обратно на диван.
- Потерпи немного, я почти закончил.
С трудом сглотнув, Лена нашла в себе силы спросить:
- Где я?
- У меня дома. И, Лен, старайся поменьше разговаривать, хорошо?
- Но…
- Всё потом. Сейчас имеет значение только твоё здоровье.
Виктор поднялся на ноги, поправил плед, которым была укрыта девушка, и вышел из комнаты, сказав лишь:
- Постарайся поспать.
И Лена, смирившись, прикрыла глаза, чувствуя, как всё тело ноет от боли.
«Вот тебе и последний бой, дура!» - Подумала она, прежде чем снова провалиться в туманное забытье.
Очнулась, услышав звонок в дверь. Тут же заглянул Виктор:
- Не волнуйся. Это врач. – Предупредил он и скрылся.
«Что, врач? Но…» - Мысль так и осталась незаконченной.
Через минуту в комнату вошёл мужчина, приблизительно одного возраста со Степновым. Он сам придвинул стул ближе к дивану и с доброй улыбкой посмотрел на девушку.
- Здравствуйте. Меня зовут Андрей Владимирович. А Вас?
- Лена. – Пробормотала Кулёмина, сильнее натягивая плед на плечи.
- Замечательно, Леночка. Не бойтесь меня, больно не будет. Я просто Вас осмотрю.
Очень хотелось сказать, что она в этом не нуждается, придумать какую-нибудь отговорку, но сил не было совсем.
Виктор вышел из комнаты, оставив девушку наедине с врачом, и вернулся, лишь когда его позвали.
- Как она? – Отведя Андрея в сторону, обеспокоенно спросил мужчина, поглядывая на Лену.
- Жить будет. Повезло девчонке! Трещина в ребре, стоило бы сделать рентген и УЗИ, конечно, но вы же не согласитесь… Синяки – и свежие, и старые. Небольшое сотрясение… Слушай, Степнов, ты мне скажи, где она так умудрилась? Кто её избил?
Кулёмина, расслышав последний вопрос, тут же открыла глаза и предостерегающе произнесла:
- Виктор Михайлович…
Он дёрнулся. Минуту смотрел Лене в глаза и, не моргнув глазом, соврал:
- Тренировка неудачно прошла.
- Хороша тренировочка. – Поморщился врач. – По-хорошему, я должен сообщить об этом случае в милицию…
- Андрюх, ты мне друг? Тогда не надо никакой милиции. Сами во всём разберёмся.
- Ох, Степнов… Тебе бы только разбираться. – Покачал головой мужчина. – Ладно. Вот список лекарств, купи сразу же. Как применять я написал. Лена, первое время будут головокружения, тошнота – последствия сотрясения. Если станет хуже, сразу звоните мне. Но, вообще, лучше бы в больницу… Давайте я вызову машину?
- Нет. – В один голос произнесли Лена и Виктор.
Андрей Владимирович покачал головой:
- Как знаете. Никаких нагрузок, больше спать, лучше питаться, я завтра снова приеду. Всё ясно?
- Вполне. – Кивнул Степнов.
- Следи за девушкой, физрук.
- Даже не сомневайся.
- До свидания, Леночка.
- До свидания. Спасибо. – Устало поблагодарила Лена.
Виктор проводил врача и вернулся к девушке. Сел на стул, так и оставшийся рядом с диваном, и негромко произнёс:
- Тебе нужно позвонить деду, предупредить, что не придёшь. Ночевать сегодня будешь здесь.
- Что я ему скажу?
- Что останешься у Леры или Ани, или ещё у кого. Соври что-нибудь, тебе не привыкать.
Это было жестоко. Но справедливо.
Лена отвернулась, пряча вновь выступившие слёзы.
- Телефон на тумбочке, вода и болеутоляющее там же. Я в аптеку, вернусь быстро.
Через пару минут громко хлопнула входная дверь и Лена осталась в незнакомой квартире одна: с мучительной физической болью, то и дело атакующей нервные окончания, и с болью душевной, терзающей сердце.


***************
Виктор бесшумно закрыл дверь и, разувшись, прошёл в комнату.
Лена спала. Светлые волосы разметались по подушке, тонкие брови сошлись на переносице, губы скривились… Осторожно поправив плед, Степнов услышал тихий шёпот:
- Нет, нет…
Громкий вскрик – и Лена моментально открыла глаза.
- Кошмар приснился? – Присев на край дивана, спросил Виктор.
Девушка неуверенно кивнула:
- Кажется.
- Ленка…
- Я деду позвонила. Сказала, что останусь у Леры.
- Хорошо. Я купил всё, что написал Андрей, сейчас помою руки и посмотрим, как всё это применяется.
- Виктор Михайлович, я сама могу.
- Поговори мне ещё. – Рыкнул мужчина, сурово глядя на школьницу. – Ты всё сама можешь, в этом я уже убедился.


***************
Прохладная мазь резко контрастировала с жаром пальцев Виктора. Лена в очередной раз вздрогнула.
- Больно? – Тут же напрягся Степнов.
- Нет.
Больно не было – по спине бегали мурашки.
Вначале Лена испытывала только неловкость: сидеть в чужой квартире, в синяках и кровоподтёках, с обнажённой спиной… Рядом с человеком, с которым не была честна… Очень не хотелось, чтобы Виктор видел её такой, но она понимала, что спрятаться уже не сможет. А потом пришло какое-то неясное волнение…
- Всё, сейчас впитается, и наложим фиксирующую повязку на твои рёбра.
- Виктор Михайлович…
- Лен, даже не вздумай ничего говорить. У тебя в ребре трещина. – Чуть повысив голос, произнёс Степнов. – И вообще, думать надо было раньше, когда на ринг лезла! Ох, Ленка… Ты хоть понимаешь, что тебе невероятно повезло? Тебя ведь там убить могли! – Не сдержался мужчина.
- Понимаю. Теперь понимаю. – Тихо пробормотала девушка. – Но что бы делали Вы, оказавшись в такой ситуации?
- Ты могла обратиться ко мне! Неужели думаешь, что я не помог бы?
- Я не привыкла перекладывать свои проблемы на чужие плечи. Да и Вы, знаете, тоже хороши! Поверили, что я в банде!
- А ты не в банде? – Негромко спросил Степнов. – Этот клуб подпольный… Кто тебя туда затащил? Думаешь, там всё просто и законно? Ленка, да сразу же понятно становится, что это хорошо организованный бизнес, преступный бизнес.
Разгорячившись, Виктор схватил Лену за плечи и она ойкнула.
- Прости. – Тут же убрал руки он. – Что я мог подумать, когда твой дед пришёл делиться своими подозрениями, а ты начала появляться с синяками?
- Вы могли мне верить. Вы же знаете меня! Неужели думали, что я способна кого-то грабить?.. Я думала, Вы мне друг, а Вы… - С болью в голосе закончила Кулёмина.
- Да я тоже думал, что ты мне друг, но с друзьями делятся проблемами, а ты ко мне не пришла.
Тяжело вздохнув, Степнов поднялся с дивана.
- Вставай.
Обернувшись, Лена увидела протянутую руку учителя. И не убежать, и не скрыться…
Закрывая грудь майкой, она осторожно слезла с дивана.
- Лен, ты предлагаешь наложить тебе повязку прямо на майку? – Невозмутимо спросил Степнов, наблюдая, как девушка краснеет под его взглядом.
Он и сам вдруг занервничал, но старался этого не показывать.
Помявшись ещё секунду, Лена осторожно отвела руку в сторону и майка упала на пол.
У Виктора перехватило дыхание. Но он тут же мысленно отругал себя: «Степнов, ты идиот! Ленке плохо, болит всё, а ты любуешься красотой её тела! Идиот!»
Дрожащими руками он взял приготовленные средства и принялся за работу, тщательно скрывая собственное волнение.


***************
Лена снова задремала. Укутанная тёплым одеялом, в шерстяных носках, найденных Виктором в закромах квартиры, сытая и успокоившаяся… Боль притупилась, от лекарств клонило в сон, и она позволила Морфею утащить её в своё царство.
Степнов неслышно пересёк комнату и, присев на корточки, вгляделся в Ленкино лицо. Отвёл в сторону длинную чёлку – девушка даже не пошевелилась. Улыбнулся.
Даже сейчас – с многочисленными синяками и ссадинами, замученная, уставшая – для него она была самой лучшей и самой красивой.
«Ленка… Бедная моя девочка… Что же ты с собой сделала?»
Аккуратно коснувшись нежной кожи её щеки, Виктор не сдержался и легко поцеловал Лену в уголок губ.
«Спи, моя хорошая. Я буду рядом. Всегда. Потому что… Что уж скрывать? Потому что я люблю тебя…»
Девушка завозилась на диване, и Виктор поспешно отошёл в сторону. Уже от дверей, ведущих на кухню, он вновь обернулся и едва слышно прошептал:
- Просто люблю.



Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!

Спасибо: 58 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 2800
Настроение: Люблю Ленку... *смутилась*
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 86
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.11.08 04:00. Заголовок: "Самый лучший роман"


Скрытый текст




Автор: Грасиела.
Название: "Самый лучший роман".
Герои: КВМ.
Примечание. Альтернативное развитие событий концовки 50 серии. Мне очень хотелось, чтобы Лена, придя домой после концерта, всё-таки увидела Виктора…




***************
Счастливая Ленка, вбежав в квартиру, сразу же бросилась звонить маме. Они нашли деньги для того, чтобы отправить Юру в Швейцарию на лечение!
Закончив разговор, девушка радостно обняла деда, вручила ему трубку и направилась на кухню. Есть хотелось жутко! Но до кухни она не дошла. В узком коридорчике столкнулась с учителем физкультуры.
- Опаньки… Здрасти, Виктор Михайлович! А Вы чего здесь? Всё ещё над романом работаете?
- Точно, Ленок. Над ним самым. – Лучезарно улыбнулся Степнов, глядя на Лену. – Как концерт прошёл?
- Прекрасно! И мы собрали достаточно денег, чтобы Юра полетел в Швейцарию! А, впрочем, что я Вам рассказываю… Вам это, должно быть, неинтересно…
- Ну, почему же, Лен?
- Вы же больше не занимаетесь нашей группой. На репетициях не бываете, на концертах тоже. И вообще, Вы меня игнорируете!
- Откуда такие выводы? – Сделал непонимающее лицо Виктор.
- Ой, вот только не надо придуриваться. Если я Вам надоела, так и скажите. – Скривилась Ленка.
- Кулёмина, ты как с учителем разговариваешь?
- А как я разговариваю? Слишком грубо? Ну, какая есть! Меняться не собираюсь!
Девушка попробовала пройти на кухню, но Степнов не пропустил.
- И не надо меняться. Тебе идёт.
- Что? – Опешила Ленка.
- Грубоватость. Она подчёркивает характер.
Кулёмина закашлялась, а потом задумчиво протянула:
- Ну, тогда давайте начистоту, Виктор Михайлович. – Собралась с мыслями, глубоко вздохнула… и – как в омут с головой! – Вам бегать не надоело?
- Да нет. – Недоуменно пожал плечами Степнов. – Это полезно для здоровья.
- Я о другом… Вам от меня бегать не надоело?
- В смысле?
- Вы бегаете от меня, от себя, от того, что чувствуете… Разве не так? – Она сделала шаг и оказалась очень близко к Виктору.
- Лена… - Мужчина явно занервничал, но Кулёмину это только подстегнуло.
Драйв от концерта ещё не прошёл, радость за Юру тоже подогревала чувства, да и выпитый коктейль придавал храбрости… А близость Виктора и вовсе опьяняла…
- Я уже почти 17 лет «Лена»… Боитесь? Так и скажите. – Она встретила напряжённый взгляд Степнова и, насмешливо хмыкнув, шагнула в сторону. – Бойтесь дальше. Глядишь, Вам когда-нибудь надоест… Правда, я к тому моменту могу устать от ожидания. Закончу школу, выйду замуж, детишек нарожаю… А Вы продолжайте бояться. Адьос, Виктор Михайлович! Более Вас не задерживаю!
Лена почти переступила порог кухни, когда ощутила, как большая сильная рука обхватила её за талию и потянула назад.
- Это что ещё за вольности? – Возмутилась девушка, но вырываться не спешила.
Виктор развернул её к себе, заглянул в мерцающие серые глаза и неожиданно прижался губами к губам.
Опешив, Ленка секунду постояла с открытыми глазами, а потом смежила веки и с наслаждением ответила на поцелуй…
Донёсшееся из комнаты деда негромкое покашливание заставило парочку отпрянуть друг от друга.
Лена ошеломлённо провела пальчиками по припухшим губам и неожиданно улыбнулась. Она, конечно, догадывалась, что будет хорошо, но таких эмоций не ожидала…
- Прости, Лен… - Негромко произнёс Степнов, не глядя на девушку.
Она тут же нахмурилась.
- За что простить?
- Я не должен был…
Не в силах поверить услышанному, Кулёмина обескураженно покачала головой и с негодованием взглянула на Виктора.
- Ах, «не должен был»? – Передразнила она, стараясь говорить, как можно тише. – Прекрасно! Ну просто великолепно! Что же… прощаю…
И вдруг сама резко подалась к мужчине, обхватила руками его шею и поцеловала, вложив в этот поцелуй всю свою любовь, страсть, ярость…
Оторвавшись от желанных губ, негромко произнесла:
- И Вы меня простите. Обещаю, больше этого не повториться.
- Лена…
Она лишь отрицательно покачала головой.
- До свидания, Виктор Михайлович. Увидимся завтра на уроке.
И скрылась в кухне, плотно прикрыв за собой дверь.
Внутри всё клокотало от бессилия. Ну, что делать с этим упёртым мужчиной? Вбил себе что-то в голову, сам мучается, её мучает! Кошмар!
От напряжения у Лены всё валилось из рук: разбила чашку, выронила вилку, разлила воду…
Наконец, она присела на диванчик и устало опустила голову.
Нет, невозможно бороться в одиночку. Если он сам не переступит через свои страхи и неуверенность, она одна ничего не сможет сделать. Остаётся смириться…
Горячая слеза капнула на стол, оставляя на полированной поверхности небольшое пятнышко…
Внезапно Лена ощутила, как крепкая рука осторожно обняла её за плечи, прижимая к сильному телу.
- Я никому тебя не отдам, слышишь?
Жаркий шёпот в самое ухо… По спине прокатилась дрожь. Девушка подняла голову, быстро вытерла влажную дорожку на щеке и с удивлением посмотрела на сидящего рядом Виктора.
- Ты, конечно, закончишь школу. И замуж тоже выйдешь. Даже детишек нарожаешь. – Продолжал шептать он. – Но от меня уже никуда не денешься… Не боишься?
- Не боюсь. – Также шёпотом ответила Лена. – Я вообще смелая.
Всё ещё не веря, она едва заметно улыбнулась.
- Знаю. Смелая, отчаянная, красивая… И я люблю тебя. Люблю твои глаза, улыбку, голос… Люблю в тебе всё. Видит Бог, я пытался от этого избавиться, но… не могу… Это чувство сильнее, чем я… Ты простишь меня?
- За что? – Вновь напряглась Лена.
- За мою слабость.
И улыбка девушки вмиг стала солнечной!
- За такую слабость прощу всегда…
Томительно нежный поцелуй в третий раз за вечер вырвал её из реального мира, унося куда-то далеко-далеко, должно быть, на седьмое небо… Рядом был Виктор, и теперь она верила, что так будет всегда…
А буквально через стенку бодро клацал по клавишам ноутбука довольный Пётр Никанорович Кулёмин, время от времени приговаривая: «Это будет мой самый лучший роман!»



Скрытый текст




Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!

Спасибо: 65 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 2831
Настроение: Люблю Ленку... *смутилась*
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 89
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.12.08 06:00. Заголовок: "А может так?"


Автор: Грасиела.
Название: "А может так?".
Герои: КВМ.




От автора. Начиталась сейчас не самых радостных обсуждений прошедшей серии, сама себя чувствую также, как и большинство... Зла на сценаристов! И, видимо, эта злость пробивает меня на творчество. Ещё одна маленькая зарисовка. На самом деле мне, как и некоторым, хочется, чтобы Лена узнала о статье и НЕ поверила Виктору... Тогда потом она придёт просить прощения... И это будет что-то!!! Но у меня в зарисовке другой вариант событий... Надеюсь, что кто-нибудь порадуется. Ради этого даже решила отступить от традиции.
Скрытый текст




***************
Поникшая Ленка зашла в спортзал. Там уже стояли инструменты… Ну да, конечно, Стас и компания, как она могла забыть… Кулёмина уже направилась к выходу, когда услышала какой-то непонятный грохот в подсобке.
- Это что ещё такое?
Недолго думая, девушка пересекла зал и распахнула дверь снарядной. Перед глазами возник жуткий кавардак. Даже непонятно, как в этой маленькой комнатке можно было такое сотворить…
- Виктор Михайлович, Вы чего? – Поражённо протянула Ленка, глядя на взлохмаченного Степнова.
- Кулёмина? – Учитель, наконец, заметил девушку и горько усмехнулся. – Тебя только не хватало…
- Я помешала? Что с Вами?
- Уйди, а? И так тошно.
Стало обидно. Что она такого сделала?
Круто развернувшись, Лена вылетела из подсобки. Дойдя до дверей, услышала:
- Постой.
Невольно замерла, схватившись за дверную ручку, но не обернулась.
Почувствовала, как Виктор Михайлович медленно подошёл и остановился точно позади неё, явно не зная, что делать дальше.
Начала поворачивать ручку, но тут мужская ладонь накрыла её ладошку.
- Прости. Я напрасно обидел тебя.
Она молчала. Всё ещё было больно от его несправедливости.
Степнов наклонился чуть ниже, и его горячее дыхание коснулось частично обнажённой кожи её плеча. Встрепенулась, тут же распрямила спину и напряглась. Чёрт! Нельзя выдавать своё состояние!
- Извини, Лен. Я, правда, не хотел. Просто навалилось столько всего… Сорвался…
Девушка обернулась. Заметила складки на лбу, грусть в глазах, опущенные уголки губ…
- Расскажете? – Взяла его за руку и повела к скамейкам.
- Что здесь рассказывать? До тебя слухи ещё не дошли? Странно… - Степнов глубоко вздохнул. – Твой дедушка в школу приходил. Обвинял меня…
- В чём? – Изумлённо уставилась на учителя Лена.
- В том, что я присвоил себе авторства романа.
- Не поняла. – Девушка от неожиданности даже выпустила руку Виктора, но он это воспринял по-своему – ей неприятно, тоже не верит…
Глядя прямо перед собой, объяснил, сухо излагая факты:
- В газете написали, что я один сочинил роман, что Пётр Никанорович здесь вообще не причём… Там ещё были слова про то, что твой дед исписался, что его время прошло и он почти не участвовал в написании книги… Вот такой вот я злодей! – Мрачно усмехнулся Степнов. – Ну? Что же ты не бежишь?
Он обернулся к Лене и пытливо заглянул в глаза.
- А я должна?.. Виктор Михайлович, ну, это же полный бред! Да… У меня даже слов нет! Ересь какая-то! Вы же этого не говорили? Вы не могли!
- Твой дед считает, что мог. И учителя… Кац – от шока, видимо, - даже назвала меня Виктором Степановичем!
Ленка улыбнулась и снова взяла учителя за руку. Он сделал вид, что не заметил… А сердце радостно забилось в груди…
- Ты бы слышала, что твой дедушка говорил… Даже вспоминать не хочу. И я теперь нежеланный гость в вашем доме… Вот так…
Кулёмина молчала. В голове не укладывалось то, что рассказал ей Виктор Михайлович.
- А у Вас есть эта статья?
- Где-то в подсобке. – Махнул свободной рукой Степнов.
- Вы посидите здесь, я сейчас.
Резво вскочив со скамейки, Лена бегом бросилась к снарядной, снова оглядела невероятный бардак и принялась за поиски. Не без труда, но она отыскала изрядно помятый экземпляр газеты. Расправила, вчиталась…
«Не может этого быть… Он не мог!.. А почему, собственно, не мог? Захотелось человеку славы, а тут такая возможность… Но это же Виктор Михайлович, он честный, благородный, не в его правилах такие поступки… Хотя люди могут меняться… Вот Наташка, например: выступила с отцом один раз и «звёздочку» схватила, теперь её интересуют поклонники, цветы… А «Ранетки» - не тот масштаб… Так что… Нет, всё равно не верю! Кто угодно, только не он!»
Виктор напряжённо вслушивался в звуки, доносящиеся из подсобки. Шорохи, какое-то невнятное бормотание… Ему ещё никогда не было так страшно. Казалось, что там, за дверью, решается его судьба…
Ленка вышла из комнатки, не поднимая глаз от газеты, и вновь села рядом с учителем. Молчала.
- Интересно? – Не выдержал Степнов.
- Очень.
Абсолютно лишённый эмоций ответ девушки объяснил ему всё. Не поверила. Как и все остальные.
- Понятно.
Виктор тяжело поднялся со скамейки и вдруг почувствовал, как тонкие пальчики Лены в очередной раз за последние несколько минут коснулись его руки.
- Честно говоря, большей ерунды я ещё никогда не читала! И потом, Вы говорите совсем не так, у Вас стиль речи другой! Да и вообще… Не верю!
Степнов резко обернулся. Пристально вгляделся в лицо Кулёминой.
- Почему, Лен? Почему ты не веришь? Все остальные поверили…
Она тоже поднялась.
- Может, они просто знают Вас хуже, чем я?
- А что такое ты обо мне знаешь?
- Виктор Михайлович, Вы не способны на предательство. Вы – честный, самоотверженный, искренний человек. Я Вам верю.
- Лен… - У него перехватило дыхание.
- Вы столько сделали для меня и моей семьи… Если бы не Вы… Не знаю, что бы с нами было… И я не понимаю, как после всего дед мог поверить какой-то газетёнке? Мало он с нечестными журналистами сталкивался? Ну, я ему устрою!
Серо-зелёные глаза метали молнии, губы упрямо сжались в тонкую полоску…
- Не надо, Лен. – Степнов осторожно положил руку ей на плечо. – Не затевай скандалов.
- Мы должны разобраться! – Настаивала девушка.
- Я сам.
- Ну уж нет! Только со мной! – Она начала листать газету. – Так, здесь где-то должен быть адрес редакции… Ага, вот он! Ну всё, теперь держись, репортёришка!
- Лена Кулёмина вышла на тропу войны? – Усмехнулся Виктор. Впервые за день у него было хорошее настроение.
- Именно. И кому-то сегодня будет очень плохо…
- Ленка… - Степнов неосознанно провёл рукой по её волосам, заправил прядку за ушко, и только тогда понял, что творит…
Девушка боялась шелохнуться. В висках оглушительно стучало и волнение разливалось по телу…
- Виктор Михайлович… - Враз севшим голосом прошептала Кулёмина. – Нам надо идти.
- Подожди. – Попросил он. Положил обе руки ей на плечи, слегка стиснул и заставил посмотреть в глаза. – Спасибо тебе. За то, что поверила.
Лена только улыбнулась.
- Какой Вы глупый, Виктор Михайлович… Я всегда Вам верила, верю и буду верить.
И, протянув руку, она во второй раз в жизни коснулась его щеки.
- Лен, не надо… Я ведь могу не сдержаться…
- Давно пора…
Она сделала маленький шажок к нему, но этого оказалось достаточно. И Виктор сжал Лену в объятьях, как-то судорожно и вместе с тем – бережно, с радостью ощущая её ответное объятье… А потом и осторожный ответ на его поцелуй…



Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!

Спасибо: 69 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 2845
Настроение: Люблю Ленку... *смутилась*
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 91
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.12.08 06:00. Заголовок: "Маленькая сказка"


Автор: Грасиела.
Название: "Маленькая сказка".
Герои: КВМ.




От автора. Я сошла с ума. Иного объяснения столь частым творческим порывам не нахожу.

Сегодня обсуждения не читала почти, но заметила, что многие ополчились против Лены из-за того, что она не поверила Виктору... Но зато представьте, как будет классно, когда она придёт извиняться! Моя версия событий.




***************
«Чёрт! Ну зачем сюда притащилась эта мымра?»
Лена влетела в свою комнату, словно ураган, и с разбегу плюхнулась на диван. Схватив баскетбольный мяч, глянула на него и тут же отбросила в сторону, словно ядовитую змею. Его подарок…
- Чёрт! – Сквозь зубы проговорила девушка.
«Нет, ну, как он мог? Мы ему так доверяли, членом семьи уже считали, а он… Подлец! Ещё эта Светочка! Что она здесь забыла?.. Конечно, пришла оправдывать своего рыцаря на спортивном козле! Дьявол всё побери! Ненавижу! И его, и её! Ненавижу!»
Ленка с тихим стоном упала на подушки. Из глаз, против воли, покатились слёзы.
- Не плачь! – Приказала себе Кулёмина. – Не плачь! Они не стоят этого! Пусть будут вместе, пусть будут счастливы, а тебя это не касается! Не ка-са-ет-ся…
Последние слова Лена по слогам повторила трижды и, наконец, сумела немного успокоиться.
- Вот, так-то лучше… Не плакать!
После короткого стука приоткрылась дверь её комнаты.
- Лен, я уйду ненадолго, скоро вернусь, ты не волнуйся. – Пётр Никанорович, не отвлекаясь от разговора, застёгивал куртку.
- А ты куда? – Недоуменно посмотрела на деда внучка.
- В школу схожу.
- Зачем?
- Лен… А, может, я был не прав? Может, погорячился? Сам же знаю, что журналисты всё, что угодно, могут вывернуть Бог знает как… А я сразу на Виктора с обвинениями накинулся… - Кулёмин виновато потёр шею. – Даже не выслушал его…
- Дед…
- Я схожу, поговорю с ним.
Лена долгую минуту простояла посреди опустевшей комнаты. В голове не было ни единой мысли… Только боль. Неожиданно девушка со всей силы заехала кулаком по изрядно потрёпанному справочнику, который остался висеть на стене после той жуткой истории с боями. Противно заныла рука, но Лену это только порадовало. Физическая боль притупила боль душевную…
- Кулёмина… Ты дура! Нет, ты ДУРИЩА!!! Как же ты могла? Он столько для тебя сделал, а ты…
Она кинулась к шкафу. Быстро извлекла оттуда любимые джинсы, свитер и вдруг поймала в зеркале свой взгляд: горящий, злой и виноватый.
- Я извинюсь. И, даст Бог, Виктор Михайлович простит…
…До школы бежала бегом. Но, несмотря на это, застала только конец разговора деда со Степновым. Стараясь остаться незамеченной, Лена заглянула в зал.
- Не надо мне Ваших извинений… Я дождусь опровержения…
- Зачем? – Удивлённое восклицание Светочки.
- Никакой я не писатель. Я только мячики по кольцу умею бросать.
Негромкий голос Виктора заставил Лену зажмуриться, чувство вины становилось всё тяжелее, снова хотелось плакать…
Она услышала, как гулко ударился о щит баскетбольный мяч, распахнула глаза и увидела, что он отлетел в сторону.
- Даже этого не умею…
Тихо, горько…
Хлопнула дверь подсобки, и Лена устало прислонилась к стене.
Было так больно… Больно за него.
Вновь послышались голоса деда и Светочки. Догадавшись, что они уходят, Кулёмина завернула за угол, по-прежнему не желая светиться. У неё ещё было важное дело…
Стараясь не шуметь, девушка пересекла зал и отворила дверь снарядной. Сердце тут же сжалось.
Виктор сидел за небольшим столом, опустив голову на руки, но услышав шаги, мгновенно сделал вид, что всё в порядке. Правда, на вошедшего не взглянул.
- Светочка, Вы что-то ещё хотели?
Молчание. Как же сложно начать…
- Я хотела, Виктор Михайлович…
Степнов круто развернулся.
- Кулёмина? – На одно короткое мгновение в его глазах промелькнула боль, но он тут же скрыл её за маской равнодушия. – Что тебе? Только не говори, что тоже извиняться пришла, мне это совсем не нужно.
Лена сделала маленький шажок вперёд, к нему.
- Не нужно? Правда?
- Правда! Я вообще врать не приучен!
Контролировать свои эмоции в её присутствии всегда было непросто. Вот и сейчас Степнов не справлялся.
- Уйди, Лен. Всё, что ты хотела мне сказать, сказала утром. С меня хватит.
- Я была не права…
- Ну, почему же? Я – вор, втёрся в доверие к твоему деду и присвоил себе авторство его романа. Так, да?
- Виктор Михайлович…
- Что? Ты мне не поверила, Лен… Знаешь, от тебя я такого не ожидал.
- Когда Вы обвинили меня в том, что я состою в банде и граблю прохожих, я тоже как-то не ожидала… - Потупила взор девушка.
- Мне казалось, ты давно простила меня за это…
- Я простила. И Вы простите. Если сможете, конечно… Я была несправедлива по отношению к Вам. Я не должна была верить в это… Просто дед, он… Он пожилой мнительный человек. Его творчество – это его жизнь. А ещё он очень доверчивый, верит всему, что пишут… Ну а я… Просто дура… Я пойму, если после всего этого вы не захотите меня видеть… Но не попросить прощения не могла.
- Почему? – Не понял Степнов.
- Тяжело очень. – Призналась Лена и отвернулась от учителя.
Всё, больше сказать было нечего. Теперь всё зависит от него. Страх сковывал изнутри, мешая дышать, сердце билось с перебоями… А Виктор молчал. Не простил?
И вдруг, в ту саму секунду, когда Лена уже решила, что всё кончено, она ощутила, как тяжёлая мужская рука легла на её плечо. Степнов развернул девушку к себе. Заглянул в покрасневшие от недавних слёз глаза и слегка улыбнулся:
- Давай до дома провожу?
Она сначала не поняла. А когда осознала, облегчение нахлынуло так мощно, что Лена пошатнулась. Но Виктор удержал её.
- Что с тобой? Плохо себя чувствуешь? Может, к врачу?
Как прежде… Беспокойство в его голосе, тревога во взгляде, забота в прикосновении…
- Нет, всё нормально. Просто переволновалась.
Кулёмина едва заметно улыбнулась. А Виктор всё продолжал поддерживать её за талию, то ли забыв отпустить, то ли просто не желая этого делать…
- Ленка, Ленка… - Пробормотал он. – Не сомневайся во мне больше, пожалуйста. Я никогда, слышишь, никогда не поступлю по отношению к тебе и твоей семье нечестно.
- Я знаю. – Девушка потупила взор. – Простите, что сразу не поверила…
- Ладно, Кулёмина, хватит уже извиняться. И сырость мне тут не разводи! А то маты плесенью покроются!
Виктор легонько щёлкнул Лену по носу и она, наконец, улыбнулась той самой улыбкой, от которой его сердце начинало биться в ускоренном темпе.
- Пойдём. Дед, должно быть, тебя потерял. А ему волноваться нельзя, сердце слабое.
- Спасибо Вам, Виктор Михайлович.
- Да за что, Лен?
- За то, что всегда рядом, во всём нам помогаете…
- Не благодари. Чего не сделаешь ради…
Он не договорил. Испугался, что берёт на себя слишком много… Как она к этому отнесётся?
- Ради кого?
- Ради семьи, Лен. – Всё-таки решился Степнов. – Вы для меня как родные.
Она только улыбнулась.
- Да? Ну, дед мой Вам, наверное, как отец.
- Как-то так…
- А тогда я… Племянница, что ли? – Кулёмина, чуть прищурившись, разглядывала надевающего куртку учителя. – Или как сестра?.. Так кто я Вам, Виктор Михайлович?
Он подошёл к ней вплотную. Приподнял подбородок. Заглянул в глаза.
- Любимая.
Она боялась пошевелиться… Не ожидала этого сейчас. А он сказал… Не испугался…
- Теперь, когда ты узнала всё, что хотела, может пойдём?..
Лена удивлённо поплелась следом за Степновым.
…На улице уже совсем стемнело. Фонари чуть подсвечивали улицу, от их света чистый белый снег, выпавший совсем недавно, искрился подобно драгоценностям… Ветра почти не было, и дорога до дома доставляла удовольствие. Только вот напряжение, будто повисшее в воздухе, мешало расслабиться…
Они уже преодолели половину пути. Лена понимала: ещё немного, она уйдёт, Виктор отправится к себе домой, а их отношения останутся на том же уровне, что и до его признания… И он, и она просто сделают вид, что ничего не было… Только ведь было…
- Виктор Михайлович!
Девушка вдруг остановилась. Степнов обернулся.
- А Вы не хотите узнать, кто Вы для меня?
Он нахмурился.
- Я и так знаю. Друг, учитель и так далее, и тому подобное…
Лена помолчала.
- Скудное у Вас воображение… И как мой дед Вас в соавторы позвал?
Она взяла Виктора за руку и слегка потянула к себе.
- Вы знаете, я ведь песни сочинять начала… Жалко, Вы не слышали… Впрочем, я могу напеть. Если хотите, конечно…
Испытующе посмотрела в глаза мужчине, увидела его согласный кивок и негромко запела, как в тот самый день, когда написала эту песню…
- Лети за мной, лети, и ты узнаешь, как люблю тебя… Лети за мной, лети, и ты узнаешь, я люблю тебя… - Она всё также смотрела ему в глаза, наблюдая, как разгорается в них огонёк понимания, а затем тихо прошептала: - Я люблю тебя.
И почти тут же ощутила его горячее дыхание на своей коже, его нежные губы на своих губах, его любовь, дарующую ей сказку…



Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо!

Спасибо: 68 
Профиль
Грасиела (Bewitched)





Сообщение: 2933
Настроение: Люблю Ленку... *смутилась*
Зарегистрирован: 09.04.08
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 104
Фото:

Награды:  :ms14: За участие в конкурсе "Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки"
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.12.08 04:00. Заголовок: "Зимняя сказка"


Автор: Грасиела.
Название: "Зимняя сказка".
Герои: КВМ.
Рейтинг: детский.
Жанр: романтическая сказка.
Статус: окончен.


Скрытый текст




***************
- Вы должны чувствовать друг друга, понимаете? – Распалялся Степнов, глядя то на Ленку, то на Игоря. – Вы – команда!
- Виктор Михайлович, - Кулёмина с улыбкой посмотрела на тренера, - вот Вы сейчас договоритесь…
- В смысле?
- А что Вы будете делать, если мы с Гуцулом на самом деле начнём друг друга чувствовать?
В серых глазах полыхнули насмешливые зелёные искорки, Виктор опешил.
«На что она намекает?»
Переведя взгляд на Игоря, Степнов заметил его улыбку, адресованную Лене, и внутренне похолодел.
«Чёрт побери!»
- Что я буду делать? – Непривычно тихий голос мужчины заставил Кулёмину лучше приглядеться к нему. – Радоваться. Сможете почувствовать друг друга – сможете выиграть.
Виктор сделал паузу, чтобы перевести дыхание, а затем дунул в свисток:
- Ну что, играть-то будете? Или так просто, постоять пришли?
«Не поняла…» - Лена ждала более бурной реакции, а здесь – спокойствие, даже равнодушие какое-то… - «А поревновать?»
- Играем! – Гуцул перехватил мяч и кинул его девушке.
Не поймала.
- Лен, ты чего?
- Извини. Задумалась.
Тренировка возобновилась.

- Всё, свободны. Завтра продолжим. – Объявил Степнов и тут же скрылся в подсобке.
Гуцул, забросив последний раз мяч в кольцо, повернулся к Лене.
- Ты в кафе сейчас?
- Да, девчонки уже ждут, наверное.
- Тогда вместе пойдём, мне тоже туда.
- Хорошо. – Легко согласилась девушка.
Игорь вышел из спортзала, а она ненадолго задержалась. Глянула на дверь подсобки. Там, за этой дверью, был Виктор. И её тянуло туда, ближе к нему… Но она не собиралась идти на поводу у своих желаний. Всё и так слишком сложно. К тому же, они ведь договорились, что их отношения станут прежними, так что…
- Виктор Михайлович, - Лена повернула ручку и заглянула в полутёмную комнатку, - я не помешала?
Она осталась стоять в дверном проёме, смущённо посматривая на учителя.
- Не помешала. Ты что-то хотела?
Степнов поднялся со стула, но шага к Лене не сделал.
- Не знаю. – Пожала плечами девушка. – Вы себя хорошо чувствуете?
- А что?
- Да просто вид у вас какой-то…
- Помятый? – Усмехнулся мужчина.
- Замученный. – Поправила Кулёмина, и только потом вспомнила ТО утро… Робко улыбнулась. – Вы бы отдохнули, Виктор Михайлович. Здоровье беречь нужно.
- Зачем?
- Ну, как это? Пригодится ещё.
- Зачем?
Эти его «зачем» болью отдавались в сердце. Ещё одно воспоминание… Тогда, у подъезда, этот вопрос задавала она…
- Я пойду, Виктор Михайлович…
- А приходила-то чего?
- Сказала же: не знаю.
- Лен…
- До свидания, Виктор Михайлович…
Вышла, тихо прикрыв за собой дверь.
«Ну и что теперь? Господи, почему всё так сложно?»
Схватив валяющийся на полу мяч, Лена резко кинула его в сторону баскетбольного кольца. Не попала. Лишь грохот от удара мяча о щит отозвался в ушах, заставив поморщиться.
Девушка скорее почувствовала, нежели услышала, как открылась дверь снарядной и оттуда вышел Виктор. Остановился позади неё.
Его тепло… Его дыхание… Его близость…
Не выдержав, развернулась, подняла голову… и захлебнулась в собственных эмоциях…
«Не могу больше!»
Виктор так и не понял, как произошло то, что случилось в следующий момент… В памяти сохранился лишь тихий Ленкин всхлип, а затем прикосновение её горячих губ к его губам… Он даже не успел ничего предпринять, а она уже отстранилась и выбежала из спортзала…


*прошла неделя*

Друзья… Друзья? Смешно.
Учитель и ученица? Ближе к истине.
Тренер и подопечная? Тоже правда.
А если проще? Мужчина и женщина…
Проще? Она – школьница. Он – её учитель, и к тому же значительно старше. И они любят…
Как же всё… сложно! Почему не бывает жизни без проблем? И почему столько всего выпало на её долю? Устала…
Лена сидела за барной стойкой в кафе Жениной мамы и пила кофе. Выступление «Ранеток» подошло к концу полчаса назад, девчонки разошлись – у всех какие-то свои дела… А Ленке спешить было некуда, да и просто не хотелось идти домой… Дед, как всегда, с головой ушёл в творчество, родители обещали прилететь только 30 декабря – уже хорошо, потому что она и на это не рассчитывала… Но сейчас было просто грустно, одиноко. Видеть никого из знакомых не хотелось… Да что там? Вообще ничего не хотелось, даже думать!
Ей нравилось в этом кафе. В преддверии Нового года здесь уже установили небольшую живую ёлочку, и запах хвои смешивался с ароматом крепкого кофе и свежей выпечки… За окном мела метель, снежинки кружились в каком-то своём танце – самая настоящая зима… А в зале, украшенном гирляндами, было тепло. Мягкое освещение не резало глаза, потрескивание дров в камине успокаивало и настраивало на определённый лад… А всё вместе создавало удивительную атмосферу праздника, сказки…
«Сказки?» - Лена невесело усмехнулась.
В сказки она не верила.
Всю прошедшую неделю они с Виктором разговаривали лишь на тренировках и уроках. Держались друг с другом подчёркнуто вежливо, отстранённо…
«Всё правильно!» - Убеждала себя Лена. – «Так и должно быть. Он тренер, ты спортсменка. Всё прекрасно!.. Чёрт бы побрал всё на свете!»
Девушка зло сжала зубы. Как же ей надоела эта неразбериха…
Тогда, неделю назад, она сбежала из спортзала, испугавшись того, что сделала. Она не собиралась его целовать! Не собиралась! Но поцеловала. Просто резко закончились силы, когда она увидела боль в его глазах. И самой стало больно. И захотелось избавить его и себя от страданий. И сказать, что любит… Вот и избавила.
Горькая усмешка скользнула по губам Лены.
Сделав очередной глоток крепкого кофе, девушка обернулась и оглядела зал. Она знала, что он здесь. Чувствовала.
Всю эту неделю, что они с «Ранетками» выступали в кафе, Лена ощущала на себе тяжёлый взгляд. Она ни разу не видела Виктора в зале, но его присутствие для неё было совершенно очевидным.
- Ещё кофе? – Услышала Кулёмина негромкий голос и оторвалась от выглядывания среди посетителей одного-единственного мужчины.
- Нет, спасибо, Дим. – Улыбнулась она бармену.
К счастью, сегодня не смена Гуцула. С ним тоже всё сложно, запуталось как-то быстро…
Их команда выиграла соревнования по стритболу. Даже странно, что всё получилось, учитывая их несыгранность и небольшое время, отведённое для подготовки. Но тренировки до седьмого пота и удача сделали своё дело.
После той победы Игорь радостно подскочил к ней, обнял, закружил… А она вспомнила другую победу, другие объятия… И, открыв глаза, наткнулась на внимательный взгляд Виктора, который с каким-то мазохистским удовольствием наблюдал за радостными победителями…
Она хотела поговорить с ним после игры, но не удалось – Степнов просто исчез. Прошло уже три дня с той победы, а он прятался от Ленки не хуже партизана. И только вечерами, в этом кафе, она по-прежнему ощущала его рядом, выискивала взглядом, не находила, но каждую песню пела только для него одного…
А что касается Гуцула… После победы он пошёл провожать её домой. Поддерживал, дабы не поскользнулась на обледенелых дорожках и не усугубила полученную на игре травму, сыпал какими-то байками… Лена улыбалась. Общество Игоря было приятно, нисколько не напрягало, она смеялась над его шутками, сама что-то рассказывала, радовалась в душе, что нравится ему… Только всё равно хотелось, чтобы рядом был другой…
Дойдя до подъезда, Лена поблагодарила Гуцула, но он уходить не спешил. Помог открыть тяжёлую дверь, придержал её, пока девушка перешагивала порог, а потом вдруг подался к ней и коснулся губами щеки. Через секунду уже и след его простыл, а Ленка так и стояла на проходе, пока её не попросил отойти в сторону выходящий жилец.
Домой зашла, как в тумане. Улыбнулась дедушке, рассказала о победе, поужинала… Чудовищно уставшая, упала на кровать, но так и не сомкнула глаз в эту ночь…
Утром увидела у школы Гуцула. Захотелось развернуться и уйти, но в последний момент переборола собственную слабость. Долго ходить вокруг да около Лена никогда не умела, поэтому прямо сказала, что они могут быть только друзьями. Померкшая улыбка и потухший взгляд заставили чувствовать себя виноватой, но Лена знала, что так будет лучше. Она ничего не сможет предложить Игорю. Просто потому, что любит другого…
- Дим, можно попросить?
- Конечно, Лен.
- Минут через пять выключи музыкальный центр, ладно?
- А хозяйка не будет против?
- Не волнуйся, не будет.
- Ну тогда сделаю.
Допив кофе, Кулёмина слезла со стула и направилась к небольшой сцене, на которой стояли их музыкальные инструменты. Но они её не интересовали. В углу пылилась самая простая шестиструнная гитара, именно она и была нужна Лене.
Притащила поближе к краю сцены табуретку от Леркиных барабанов, проверила настрой гитары, сделала глубокий вдох, собираясь с духом…
По кивку Кулёминой, Дмитрий заглушил музыку. Посетители недоуменно переглянулись, заметили девушку, и неожиданно в кафе воцарилась звенящая тишина…
Без каких-либо вступительных слов Лена запела. Свою песню. Ту, что сочинила совсем недавно, для него…

Сегодня мы – опавшие листья,
Сегодня мы – огни побережья,
И то, что завтра может присниться,
Уже не повторится, как прежде…
Мы будем трогать хрупкие звёзды,
Теплом своим согревая так нежно,
Забыть, понять, поверить не поздно,
Твоя любовь остаётся надеждой…

Простой звонок – набор сложных чисел,
Хочу сказать, но губы немеют,
Как жаль, что мы отчего-то зависим,
Но звёзды так любить не умеют…
Тебя рисуют капли на стёклах,
А реки с неба льют бесконечно,
Но я, поверь, совсем не промокла,
Твоя любовь остаётся надеждой…


Все чувства, все терзания – всё, что она испытывала в последние недели, отразилось в этих словах…
Закончив петь, Лена поставила гитару на место и окинула взглядом зал… По-прежнему не было слышно ни звука, на людей словно ступор напал…
Но ей здесь больше нечего было делать. Одевшись, девушка вышла из кафе.
Она не успела далеко отойти. Кто-то бесцеремонно схватил её за плечо, и Лена уже хотела ткнуть приставалу локтем в живот, но услышала знакомый аромат…
- Ты всё-таки там был. – Тихо прошептала она, глядя в глаза Виктора.
- Ты знала?
- Я чувствовала.
Улыбнулся. Как когда-то давно, когда всё между ними ещё было легко и просто…
- Красивая песня.
- Спасибо.
Молчание. Но в этом молчании слишком отчётливо слышны ответы на все мучающие вопросы…
- Тебя проводить?
- Проводить.
Ветер совсем затих, но снегопад не прекращался ни на минуту. А Лена вдруг поняла, что снова хочет верить в сказку…
Дошли до подъезда. Замерли, ощущая нарастающую неловкость…
- Лен…
- Виктор Михайлович…
Заговорили одновременно, замолкли, улыбнулись…
- Я подожду.
- Я больше не боюсь.
И снова в один голос. Но сумели услышать друг друга.
Сделали маленький шажок навстречу.
- Ленка… - Провёл рукой по щеке, очень осторожно, но от прикосновения его пальцев кожа загорелась ярким румянцем.
- Я люблю тебя.
Горячечный шёпот долетел до него прежде, чем зима остудила её дыхание…
Застыл, не смея шелохнуться. Он не верил в сказки давно, хотя появление Лены в его жизни поколебало это неверие… А вот сейчас… Захотелось поверить вновь, всей душой.
Она заглядывала ему в глаза, и он видел, что она боится. Только сейчас ей страшно не по той причине, что в утро его признания… Вспомнил её песню…
- Лен… Тебе не нужно надеяться на мою любовь. – Девушка вздрогнула, и он тут же поспешил добавить: - Потому что она у тебя и так есть.
Страх в её глазах исчезал, подобно рассветной дымке, на смену ему приходило что-то иное, что наполняло сердце Виктора радостью…
- Я люблю тебя. – Прошептал он.
И вот теперь всё было правильно. Как в сказке. Хотя… Не совсем…
Принц осторожно привлёк к себе свою Принцессу, обнял, боясь причинить ей хоть малейший дискомфорт, но когда она взглянула на него своими невероятными глазами и улыбнулась самой красивой улыбкой на свете, осмелел.
Нежный робкий поцелуй, скрытый от посторонних глаз белоснежной пеленой, не стал окончанием сказки, он стал началом… Только эта сказка уже лишь для двоих…



В сказки можно не верить… Но это всё равно не помешает им становиться реальностью…

Погладьте, пожалуйста, котика... Спасибо! Спасибо: 66 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 460
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия