АвторСообщение
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1410
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 17:40. Заголовок: Новогодняя ностальгия, или КВМ-ремейки: Конкурсные работы


Дорогие форумчане!

Вот мы и подошли к самому приятному моменту – раздаче новогодних подарков!
Все фанфики, а также фото- и видео-работы к ним готовы!

Голосование закончено, голоса посчитаны, и теперь мы готовы открыть все карты - указать авторов всех конкурсных работ

Обращаем ваше внимание на то, что, пока наши конкурсанты трудились, case тоже не сидел без дела и благополучно сократил количество знаков, вмещающихся в одно сообщение, с 50000 до 30000, поэтому некоторые фанфики пришлось разделить-таки на два поста.

Администрация форума выражает огромную благодарность всем форумчанам, которые откликнулись на наши просьбы о помощи – без вашего участия благополучное завершение конкурса было под угрозой.

Скрытый текст


Скрытый текст


Администрация проверяла работы только на соответствие правилам конкурса.
Стилистика, орфография и пунктуация авторов сохранены.

С уважением.




Спасибо: 68 
Профиль
Ответов - 47 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]


forget-me-not
moderator




Сообщение: 1426
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:38. Заголовок: №14 Название: «Еще ..


№14

Автор: rozmarin
Название: «Еще раз про любовь»
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Fluff
Пейринг: КВМ
Автор видео-арта: Виктория
КЛИП "Ещё раз про любовь" смотреть<\/u><\/a>
КЛИП "Ещё раз про любовь" скачать<\/u><\/a>



- Витя, присаживайся, - внимательные глаза директора школы номер триста сорок пять лукаво блеснули за стеклами очков. - У меня к тебе серьезный разговор.
- Ну, если честно, у меня тоже, - сразу оживился Степнов. - Может, есть возможность хотя бы козлов обновить? Ну, и пару мячей футбольных. Старыми уже играть опасно. Это же не мячи, а драные калоши, - присел на любимого конька физрук, но Савченко сразу охладил его пыл.
- Степнов, не беги впереди паровоза. Именно это я и хотел обсудить. Давай договоримся сразу, хочешь обновить инвентарь и сделать капитальный ремонт спортзала – выиграй в конкурсе «Учитель года». Тогда будут тебе и козлы, и тренажеры, и новая форма для команды в придачу. – Лицо у Степнова вытянулось.
- Но ведь Рассказов…
- Рассказов отказался. Ему сейчас вообще не до конкурсов – уезжает на раскопки в Крым. Вот так всегда: один – археолог, другому – это я сейчас про Милославского – лавры Мольера покоя не дают. У него, видите ли, постановка, «Три сестры», а за честь школы отдуваться мне одному. Еще замену Игорю искать на ближайшие несколько недель. Так что, Вить, на тебя одна надежда.
- А может…
Савченко нахмурился и нетерпеливо гаркнул:
- Нет, не может! Ты прекрасный учитель, тебя любят дети. Ты выиграешь. Не сомневайся.
Я понимаю, тебе нужно подумать. Но учти! После шестого урока я должен знать ответ.

А, собственно, что тут было обдумывать? Он уже третий год талдычит Савченко про осыпающийся в спортзале потолок, рваную волейбольную сетку и прочее, а воз и ныне там. Если гора не идет к Магомету, то… Придется поплясать перед комиссией...
- Я согласен, - обреченно выдохнул Степнов в обрадованное лицо директора и тут же получил целую кипу бумаг для конкурса, которые ему необходимо было заполнить. Прикинув на глаз масштабы бедствия, Виктор немного приуныл и пожалел о принятом решении, но тут же одернул сам себя: отступают только слабаки, а он бесхребетным никогда не был.

***
Кандидат на пост лучшего учителя года как раз заканчивал подготовку своего доклада в рамках методического семинара, когда в учительской нарисовался Рассказов.
- Вить, а ты чего вчера на концерт не пришел девчонок поддержать?
- Да я…- он тут же осекся, потому что никакого объяснения-оправдания у него не было. С этим дурацким конкурсом он забыл обо всем на свете. Какой уж тут концерт?
- Ну, в общем, неважно это, - как-то расстроено махнул рукой историк, - там такая история приключилась…
Степнов невольно замер. Начало беседы не сулило ничего хорошего.
- Звуковик Ранеток, ну, помнишь, такой дрыщ неадекватный. Толик который. В общем, испортил он девчонкам выступление…- Поймав Витин взгляд в упор, Ильич нервно поправил очки. – Знаешь, я сам не понял, почему парень такое вытворил, но доверять ему больше нельзя. И хуже всего то, что у Ранеток важный концерт в субботу. Можно даже сказать, что решается будущее группы. Без звукаря на такое мероприятие…
- Ну дела-а-а, - выдохнул физрук, - я найду этого урода, и он на коленях ползать будет, прощение просить.
- Не надо этого, - досадливо поморщился Игорь. – Какой прок от мордобоя? У меня есть предложение получше.
- Валяй, - ожил Степнов, но судя по сжатым в кулаки ладоням, он еще не окончательно простился с идеей начистить Толику то, что у приличных людей зовется лицом.
- Вить, ну ты же в институте все капустники и КВНы за пультом звукорежиссерским просидел. Знаешь, как с этими штуковинами обращаться. Часок посидишь, вспомнишь, разберешься и вперед.
- Какой пульт? Какие капустники? Это было десять лет назад, с тех пор, знаешь ли, прогресс на месте не стоял. Аппаратура тогда и сейчас – это две большие разницы, - горячо отпирался кандидат в звукорежиссеры.
- Не выдумывай. Или ты трудностей испугался? – Ильич «ударил» друга по чувствительной точке. Виктор на провокацию не среагировал. Буркнул:
- Даже не проси, - и снова уткнулся носом в бумажки.
Нет, никто не спорит, конкурс – дело серьезное, ответственное, да еще и Савченко на нужные кнопки в душе Степнова нажал. Шутка ли – капитальный ремонт спортзала и полное обновление инвентаря. На Витином месте Рассказов бы и сам землю рыл, но как быть с Ранетками? Концерт в субботу… его не перенесешь. Игорь Ильич сделал два круга по учительской, убедился, что третий пользы делу не принесет и отправился в столовую искать девчонок. Он вовсе не собирался жаловаться им на вредного Виктора Михайловича, не желающего входить в их положение. С его стороны достаточно было просто невзначай обронить, что Степнов – звукарь со стажем, и Ранетки сами придумают, как его завербовать.

***
Тема открытого урока, обозначенная в конкурсной документации, поражала своим пафосом и обескураживающей оторванностью от учебного процесса. Степнов уже битый час пытался сообразить, как впихнуть всю эту мишуру в несчастные сорок пять минут занятия, но мысли прыгали в голове стаей кузнечиков, то и дело возвращая его к разговору с Рассказовым. Как ни уговаривал Виктор сам себя, забыть о Ранетках и о том, что им нужна его помощь, он не мог. И на душе совсем муторно стало, когда вспомнил, какой рассеянной была на уроке Лена. Из десяти бросков в кольцо мяч достиг цели только пять раз. Так плохо Кулемина не играла никогда. Видимо, здорово вся эта история с Толиком ее подкосила. И его заодно: ни одной четкой идеи за полдня, а ему в понедельник предстоит комиссию впечатлять. Хорошо еще, что к семинару готов от и до, а то хоть ложись и помирай. «Господи, дай мне терпения», - взывал Степнов к Высшим силам. Больше ждать помощи было не от кого…

***
За последний год костюм Виктор Михайлович одевал в общей сложности раза три. Один раз – на свадьбу Рассказова с его Иришкой, второй раз – поздравить выпускников и вот теперь – для выступления на семинаре перед коллегами из комиссии. Не самая удобная форма одежды: на турник в пиджаке не полезешь, сетку волейбольную цеплять – тоже, а в столовой приходится внимательно разглядывать сидение, чтобы не дай Бог не усесться на бульонную лужу или оброненный кем-то кусок котлеты. Но вот чистый стул найден и, наконец-то, можно позавтракать.
- Виктор Михайлович, простите, что отвлекаю, но не могли бы вы меня с урока сегодня отпустить? Мне очень надо, - огорошила физрука Кулемина. Вот это номер! Если память ему не изменяет, то последний раз она пропускала урок физкультуры в прошлом году, и то исключительно потому, что была зачем-то нужна Рассказову. Степнов глубоко вздохнул, грустно посмотрел в тарелку, где одиноко плавал кусок картошки, слегка присыпанный укропом, и только потом перевел взгляд на школьницу.
- Все проблемы нужно решать во внеурочное время, - сказал, как отрезал. Но Лена и не подумала уходить: уселась напротив и принялась гипнотизировать взглядом несговорчивого учителя.
- Нам Наташкин папа обещал звукорежиссера найти. И нашел. Но с ним нужно разговаривать. Потому что соглашаться заочно, не видя, кто мы и что мы, он не станет. Вот вы бы стали?
- Кулемина, никуда не денется ваш звукач. После уроков встретитесь, - взвился Степнов и так резко отодвинул от себя тарелку, что полпорции супа оказались на столе.
- После уроков будет поздно! Либо мы сейчас с ним договариваемся, либо вообще пролетаем, - в тон мужчине выпалила Ленка. – Мы не в той ситуации, чтобы условия ставить. У нас концерт в субботу и, кажется, в воскресенье. – Она вдруг скисла, опустила голову и совсем тихо добавила. – Вы бы могли нас выручить, но я понимаю, у вас свои проблемы. Про конкурс нам Игорь Ильич все рассказал.
Степнов настороженно уставился на собеседницу.
- А что вам еще Рассказов поведал?
- Ну…- Лена замялась, - если вы выиграете, форма у команды будет новая и мячи… Ну так отпУстите?
- А намалевалась зачем? – само собой вырвалось у Степнова, когда он заметил подведенные черным карандашом Ленкины глаза и накрашенные перламутровым блеском губы. Вопроса Кулемина явно не ожидала. Сразу стушевалась и спряталась за челкой.
- Чтоб старше выглядеть. Вдруг Дима не захочет со школьницами связываться, а так, на глаз, я вполне на студентку тяну.
Внезапный укол ревности. И вообще, что там еще за Дима выискался? Степнов до боли в пальцах сжал ложку.
- А какая ему разница? Он же работать с вами будет, а не…- фразу он не закончил. Сказать такое в лицо своей ученице – это верх смелости. Потом не объяснишь, что выражение про секс – фигуральное, и воспринимать его буквально не стоит.
- Виктор Михайлович...
- Ну что «Виктор Михайлович»?! Не отпускаю я тебя. – Есть ему больше не хотелось. Надпись «KISS ME» на Ленкиной футболке стала финальным штрихом к довольно тревожной картине. Только неделя прошла, как Гуцул успокоился и перестал за Кулеминой волочиться, а тут новая угроза…- Если так уж надо, кнопки на пульте и я могу понажимать. – В тот момент Степнов мысленно осыпал себя всеми известными ему ругательствами, но какой у него был выбор? Не мог он допустить появления в школе какого-то там Димы. Не мог и все!
Лена просияла стоваттной лампочкой и чуть не кинулась душить Виктора Михайловича в объятиях, но в последний момент передумала – побоялась ему рубашку помять.
- Вы серьезно? Значит, мы можем на вас рассчитывать? – словно все еще не веря в удачу, несколько раз повторила свой вопрос Кулемина.
- Можете, – только и смог произнести Степнов, смущенный бурной реакцией Лены. Через пять минут ему выступать с докладом на семинаре, очень важном для победы в конкурсе, а в душе все вверх тормашками. И провожая Ленку взглядом, он задавался одним-единственным вопросом: кому адресована надпись на ее футболке? Не ему, уж точно. И выскочивший из глубин подсознания ответ поражал своей простотой: увижу кого-нибудь с ней рядом – убью. И плевать, что это непедагогично.

***
Методический семинар прошел успешно. Савченко долго тряс Степнова за руку, то и дело повторяя:
- Молодец, Витя! Молодец! - и параллельно переглядывался-перемигивался с Людмилой Федоровной. Ну просто не руководство школы, а связисты-любители! Борзова уже провела разведывательные мероприятия и выяснила, что на данном этапе конкурса у Виктора самый высокий балл. Особенно для красивого учителя физкультуры расстаралась пожилая дама из министерства. Все двадцать минут, что Степнов вещал о пользе мотивации для учебного процесса и плотном взаимодействии между учителем и учеником, дама не сводила глаз с выступавшего. Она едва ли расслышала хоть слово из его доклада. Куда интереснее ей было бы «повзаимодействовать» с Виктором где-нибудь в менее официальной обстановке, но, к счастью для Степнова, его новоиспеченную поклонницу куда-то срочно вызвали. И кто знает, чем бы все это закончилось, окажись почтенная сеньора из министерства менее занятой…

После напряженного дня сил не осталось даже на тихий вечер в компании с телевизором, но Виктор обещал Лене свою помощь. И раз дал слово, значит, должен его сдержать, чего бы это ему ни стоило.
Когда глазам Степнова предстала звуковая установка, ему полегчало. Ильич был прав: человеку с его опытом хватит и двух часов, чтобы разобраться с мудреным девайсом. На том, с которым ему когда-то приходилось иметь дело, даже расположение кнопок было аналогичным, и только две секции разъемов и несколько регуляторов вызывали вопросы. И все-таки червячок сомнения подтачивал уверенность учителя. Слишком давно он не работал за режиссерским пультом. Могли возникнуть проблемы… Наташа среагировала быстрее остальных и торопливо заверила Степнова, что ее папа всегда будет рад дать пару консультаций по поводу настройки звука. Кажется, сработало. Виктор Михайлович дал отмашку для начала репетиции, и девочки с облегчением вздохнули. Шанс на спасение субботнего концерта у них есть.

…Сработаться получилось почти сразу. А к концу репетиции вся группа Ранетки полным составом взирала на Степнова с немым обожанием. И, наверное, ему бы польстили восторги школьных звездочек, но, увлеченный экспериментами со звуком, он ничего не замечал. Пару раз, между делом с грустью отмечал, как хороша Ленка с гитарой наперевес, но потом снова утыкался в кнопки на пульте.
Откатав на чистовую «Ангелов», юные рокерши принялись оживленно делиться впечатлениями. В какой-то момент Лерка подскочила к Кулеминой и громко, так что слышали все, продекламировала:
- Ленуська, ну какая ты молодец! Уговорила-таки нашего любимого Виктора Михайловича. И как тебе это удалось? – «Ленуська» зарделась до пят и, уткнувшись в гриф гитары, промямлила, что никого не уговаривала. Новикова хихикнула и уже тише, чтобы сказанное не донеслось до Степнова, произнесла:
- Да ладно, чего скромничаешь. Так бы и сказала: любовью и лаской.
Кулемина успела лишь метнуть в подругу свирепый взгляд, потому что в следующее мгновение раздался звучный голос Степнова:
- Девочки, на сегодня хватит. – Разумеется, до идеала было еще очень далеко, и завтра им снова придется работать до глубокого вечера, чтобы достичь желаемого звучания, но, кажется, уже никто, даже сам Виктор, не допускали и мысли о провале.

***
Три дня напряженных репетиций лишали Степнова возможности основательно заняться подготовкой к следующему этапу конкурса. Зато они с Леной почти не расставались. Каждый вечер он шел ее провожать, магическим образом увеличивая путь до дома в несколько раз. И никак не объяснить себе, как два квартала от школы до Кулеминской шестнадцатиэтажки превращались в сорокаминутный вояж через весь район.
Особенно романтичной вышла вчерашняя прогулка. Дорожные службы так перекопали дорогу во двор, что после сильного дождя прямо посреди улицы образовалось озеро. Через опасный участок Степнов нес Лену на руках. Сам промочил ноги до колен, зато она как будто по коврам шла, а не по заляпанному грязью тротуару. Но он не в накладе. Своя ноша, как известно, не тянет. Было приятно чувствовать тепло Ленкиного тела, когда она, схватившись руками за его шею, тесно прижималась к его груди. Вот так бы и носил всю жизнь… Честно обещал себе перед сном еще немного поработать, но от усталости глаза закрывались сами собой. И вот результат: в написании конспекта открытого урока Степнов не продвинулся дальше темы и целей, а проект будущего сайта и вовсе затерялся в столе среди бумаг. Немного грела надежда, что после завтрашнего концерта Ранеток он сможет спокойно заняться конкурсом, но, если на чистоту, без фальшивого оптимизма, времени осталось слишком мало – ничего внятного и заслуживающего высокой оценки он не придумает. Не успеет. И не видать ему ремонта в спортзале и новых мячей, как своих ушей без зеркала…
Погруженный в невеселые думы, физрук даже не заметил, что дверь подсобки не заперта. Вошел внутрь, включил свет и обомлел. На его столе неподвижной статуей восседала Кулемина. Испуганные глаза на пол лица и руки, прижимающие к себе его папку с бумагами – незабываемое зрелище.
- Лена?! Ты что здесь забыла? – В ответ жалобный звон фонарика, стремительно скатившегося со стола на пол.
- Вас ждала, - не моргнув глазом, соврала Кулемина.
- Ну и? Дождалась? – Сарказм его вопроса нехорошо резанул слух, а выражение лица казалось настолько бесстрастным, что Лена внутренне сжалась. Он встал напротив стола, закрывая собой выход из подсобки.
- Где ключ взяла? – Взгляд настороженный, возбужденный, кажется, бури не избежать…- Я задал вопрос, - он повысил тон.
- У дяди Пети.
- Без спроса? Я прав?
Сообразив, что отпираться бессмысленно, неудачливая взломщица сменила тактику. Как там народная мудрость гласит: наглость – второе счастье?
- Даже если и так, то что, накажете? Двойку в журнал поставите? – она вызывающе ухмыльнулась.
- Нет, просто не выпущу, пока не скажешь, за каким чертом обыск мне учинила? А я думал, мы – друзья, даже помочь вам согласился… Так что в бумагах искала? Савченко тебя снарядил ситуацию прощупать? – Лену неприятно кольнуло, каким тоном он все это произнес, в желудке словно холодок пробежал.
- Вы правда думаете, что я с вами в шпионов играю? – теперь уже Кулемина, зло щурясь, готова была учинить разборку своему учителю.
- Лена! Мне этим конкурсом полоскают мозги с утра до ночи. То Борзова с советами лезет, то Милославский про нюансы публичных выступлений песню заводит. Тоже мне, кот ученый… И вот я хочу уединиться на десять минут, а тут ты – роешься в моих бумагах. Что мне прикажешь думать? - упавший голос, даже не пытается скрывать, что расстроен и издерган. Ленкино сердце тоскливо заныло. Ну что за жизнь? Она к нему всей душой, ночами не спит – думает, как ему жизнь облегчить, а он ее чуть ли не во враги записал.
- А может, я тоже хочу вам помочь. – Взгляд глаза в глаза. Степнов вздрогнул.
- Каким образом? Конспект открытого урока составишь? Конкурс за меня выиграешь? - Он устало опустился на табурет у двери и обхватил голову руками. Ему вообще помочь невозможно. В сутках только двадцать четыре часа, и с этим ничего не поделаешь. – Не майся дурью. Не сможешь ты мне помочь.
- Смогу. - Она еще крепче прижала к себе папку, которую не выпускала из рук все это время. – Просто разрешите мне… - запнулась, отвела взгляд.
- Лена, если уж помочь желаешь, учебой займись, - проворчал Степнов. – У тебя же по алгебре одни тройки.
- Откуда вы…
- В учительской слышал, как Борзова за тебя Рассказова отчитывала. Если за ум не возьмешься, не даст она вам репетировать. – В каморке повисла тишина. – Все, дуй домой.
Кулемина едва успела взяться за ручку двери, как Виктор Михайлович окликнул ее.
- И папку оставь. Со своим добром я сам разберусь.
Снова молчаливый обмен взглядами: выжидающий Степнова против решительного Лены.
- А вы попробуйте забрать! – бросила она в изумленное лицо учителя и исчезла за дверью. Осознав, что она одурачила его, физрук со всей дури пнул табурет, и по спортзалу громом разнесся гневный вопль:
- Ну попадись мне, Кулемина!
«Да уже попалась», - мысленно огрызнулась Лена и пулей вылетела в коридор.
Пока Степнов оскорбленную гордость изображает, конкурс выиграет кто-то другой. Ясен пень, что о помощи он не попросит, а учитывая его познания в области компьютеров и Интернета, ему никогда не выполнить условие конкурса, требующее создания персонального сайта. Да и не надо, она сама обо всем позаботится, и это будет достойно учителя года! Страничку сайта Колька Платонов уже соорудил и о хостинге похлопотал. Дело за содержанием. Лена с улыбкой погладила шершавую обложку папки – здесь все, что нужно. Спасибо Рассказову! Сделал доброе дело перед отъездом: объяснил, как в виртуальном пространстве должны выглядеть плоды успешной преподавательской деятельности… Конечно, где-то в глубине души ей было немного стыдно, что она вынудила Виктора Михайловича метаться между конкурсом и концертами Ранеток. Но что делать, если Толик оказался чудаком на букву «М», а Дима - та еще темная лошадка, да и помощь от него могла быть только разовой и за деньги. Без Степнова им бы не выкрутиться… А еще, как ни обманывай себя, она рада до чертиков, что можно совершенно спокойно, не боясь косых взглядов, быть с ним рядом. И плевать на дурацкие намеки девчонок. Пусть хоть ухихикаются. Одно она для себя точно решила: он никогда не узнает, что свои песни она поет только для него. Потому что, если и узнает, то не поймет. Для него она малолетка, просто ученица, максимум – друг. Прогоняя грустные мысли, Лена резко тряхнула челкой и достала мобильник из кармана.
- Коль, через пять минут буду. Если есть планы на вечер – отменяй все. Дел по горло, и сидеть нам, как минимум, до утра. – В трубке послышалось справедливое замечание, что от работы кони дохнут. Лена улыбнулась.
- Главное, родителей предупреди, что я у тебя временно поселюсь. А помирать нам рано. Мы еще за Учителя года напьемся. Вот увидишь.

***
Понедельник – день тяжелый. А для участника конкурса Учитель Года – тяжелый вдвойне. Уже с утра Степнов был взвинчен до предела, ведь концепцию урока он так по-человечески и не разработал: вместо продуманного сценария – примерный набросок. Зато выступления Ранеток в выходные прошли безупречно. Девочки показали себя во всей красе. И через две недели им предстоит участвовать в крупном сборном концерте. Значит, все было не зря. Вот только сможет ли эта мысль утешить его, если победителем битвы за звание Лучшего учителя он так и не станет?

… Воспользоваться окном в расписании и спокойно, без суеты прикинуть свои шансы на успех Степнову не дали. В спортзале уже вовсю орудовала Елена Петровна. Она зачем-то прицепила на стену у двери огромную растяжку с надписью «Ученье – свет», навешала пестрых воздушных шаров на шведскую стенку и уже взялась за оформление той части зала, где будет восседать конкурсная комиссия. Дизайнеры всего мира должны были просто сдохнуть от зависти, потому что высоких гостей завхоз предлагала поразить композицией, имитирующей полуразрушенный греческий храм: четыре пластиковые колонны, обвитые искусственным плющом.
- Елена Петровна, миленькая, что это за обломки цивилизации? Зачем вы сюда это притаранили? – возмущался Степнов.
- А что, очень тематично. Древние греки, олимпиада, спорт, - бормотала завхозиха, искренне недоумевая, почему Виктор Михайлович так отчаянно протестует против создания оригинальной инсталляции на своей территории. Его удивлению не было предела, когда оказалось, что старания Елены Петровны пришлись по вкусу Людмиле Федоровне и Агнессе Юрьевне. Они наперебой восторгались богатой фантазией липового дизайнера, и в итоге Круглова настолько разошлась, что даже предложила создать на уроке легкий музыкальный фон – для атмосферы. Ценительницы прекрасного уже ринулись в подсобку за синтезатором, и только Савченко, вовремя появившийся на пороге зала, спас ситуацию. Он разогнал чрезмерно активных помощниц по кабинетам и самолично вытащил в коридор бутафорские колонны. «Витя, не надо помощи! Готовься к открытому уроку!».

Идея Степнова провести занятие в виде мини-чемпионата по многоборью нашла одобрение у членов комиссии. Лица из скучающе-официальных превратились в сосредоточенные. Гуцулов на пару с Комаровым так стремительно карабкались по канату, что жюри даже расщедрилось на аплодисменты. Да и Лена, как и предполагал физрук, не подвела. Настоящая спортсменка, просто муза для тренера. Прыгает в высоту, как будто сила притяжения в ее случае не действует… «Могут, когда захотят», - мысленно похвалил он любимый одиннадцатый «А». Дали бы ему вместо двух уроков физкультуры три – он бы из них олимпийских чемпионов сделал. Напряжение постепенно уходило, и Степнов, мельком взглянув на часы, облегченно вздохнул. Осталось каких-то пятнадцать минут. Только порадоваться окончанию спокойного и, что особенно приятно, успешного урока Виктор Михайлович не успел. Закон подлости… В воздухе что-то чиркнуло, и за учительской спиной раздался грохот. Резко развернувшись на месте, физрук узрел жуткую картину: на полу, в ошметках штукатурки, валялся канат. Огромный набалдашник, при помощи которого толстая коса каната крепилась к потолку, лежал тут же, устрашающе растопырив черные иглы штырей. И на свету отчетливо просматривалось, как легкий шлейф пыли оседает на блестящие полы, тщательно надраенные к визиту комиссии. Это чудо, что канат не оборвался, пока ученики колыхались на нем под самым потолком. Степнова прошиб пот, в лице ни кровинки. Как в тумане, он обвел взглядом зал. Гробовая тишина, в ужасе прижавшиеся к стене школьники и застывшие фигуры товарищей из комиссии. И уже неважно, насколько тщательно была продумана концепция урока. Виктор Михайлович понял это по молчаливо удаляющимся из спортзала членам жюри. Их прямые спины красноречиво говорили ему «нет». Никто и никогда не отдаст победу учителю, на занятиях которого учащиеся в прямом смысле рискуют сломать себе шею.
Остаток дня несостоявшаяся звезда отечественной педагогики просидела в подсобке. Степнов отказался разговаривать с директором, Елену Петровну и вовсе выставил вон без всяких церемоний. Что она вообще от него хотела? Узнать, чем замазывать дыру в потолке? Сегодня у него на глазах едва не произошло несчастье, а ему твердят про какие-то дырки. Он бессмысленно перекладывал с одного края стола на другой совершенно ненужные ему сейчас методички, когда в дверь тихо постучали.
- Виктор Михайлович, можно? – голос Лены вывел его из ступора.
- Лен… давай не сейчас, - даже просто повернуть голову и посмотреть в глаза своей лучшей ученице оказалось совсем непросто. Вроде бы ни в чем перед ней не виноват, а лицо горит от стыда.
- Я не уйду, и не просите, - Кулемина плотно сжала губы и одарила его таким взглядом, что стало ясно: настаивать бесполезно. Разве что самому вытолкать ее за дверь, но на это у него просто нет сил…
- Вообще-то мы готовили это для следующего этапа конкурса, - она сделала шаг навстречу и протянула Степнову раскрытый ноутбук, - но не вижу смысла оттягивать момент… вот…- Виктор Михайлович уткнулся взглядом в компьютер и обомлел. На экране возникло его улыбающееся лицо и подпись жирным шрифтом: «спортсменами не рождаются – ими становятся». Именно так выглядела главная страница его персонального сайта. Демонстрируя результаты их с Платоновым кропотливой работы, Лена одну за другой открывала странички разделов нового Интернет-ресурса. Ей было приятно подмечать про себя, как постепенно меняется выражение лица ее учителя, как оживают его глаза. Перейдя в последний раздел – фотогалерею, дарительница резко отстранилась от ноутбука. Вот ворона! Проглядела…
- Мы не слишком много внимания уделили фотографиям. Вы потом сами решите, что из этого можно оставить, а что – удалить… Здесь много лишнего…- смущенно пробормотала Лена. Надо было еще раз все проверить, прежде чем своему учителю подарок тащить! То ли Платонов намеренно сделал такую подборку, то ли случайно так вышло, но из двенадцати фотографий галереи на одиннадцати в кадре оказывались она и Степнов. Может, не заметит?
Кулемина закусила губу.
- Лен, - наконец-то оторвался от просмотра Виктор Михайлович, - у меня нет слов. Это потрясающе. – Широкая, по-детски восторженная улыбка. Кулемина поймала себя на мысли, что такой Степнов просто неотразим…
- Вы заслужили, - прошелестела она. – И что бы там ни решили все эти дядечки и тетечки из комиссии, для нас вы – лучший учитель. И не ваша вина, что все так вышло.
- Моя. А если бы кто-то из вас пострадал? – Сложно возразить. Потом Виктор коротко посетовал на глухоту руководства школы к его проблемам, упомянул, что много раз просил Савченко помочь привести спортзал в порядок. Какой итог? Дыра в потолке и в репутации школы. Лена осторожно присела на стул рядом со Степновым и, повинуясь порыву, накрыла своей ладошкой его ладонь. Щемящее чувство нежности требовало выхода.
- Ну хотите, мы всем классом соберемся и явимся к Шреку. Не сможет же он не прислушаться после такого? Тем более, мы из пострадавших.
Степнов не сводил глаз с ее длинных, тонких пальцев на своей руке. Стараясь игнорировать возмущенный голос разума, положил другую ладонь поверх ее. Нежно сжал. И тут же отпустил. Слишком. Все это слишком… Но уже не хочется возвращаться мыслями к провалу в конкурсе, потому что куда приятнее разглядывать легкий румянец на ее щеках, ощущать тепло прикосновения. И не думать. Совсем.
- Один вопрос. И много у тебя наших… совместных фотографий?
Она вспыхнула.
- Зачем вам?
- Просто скажи.
- Все, - наконец произнесла Кулемина, мысленно умоляя его не развивать дальше эту тему. Мягко, несмело он убрал спадающую на ее лицо светлую прядь, провел пальцами по щеке.
- Повезет же кому-то, - то ли вслух, то ли про себя.
- Уже повезло, – сорвалось с ее языка. Она не успела придумать объяснение смятению во взгляде Степнова, потому что, нарушая их уединение, раздался короткий стук в дверь.
- Виктор Михайлович? - на пороге, выпрямившись, как генерал на параде, стояла завуч. Она с подозрением смерила взглядом съежившуюся Кулемину и бесстрастным тоном автоответчика выдала волю Николая Павловича:
- Через пять минут срочное совещание у директора. Всем быть.
- Да, конечно… - пробормотал физрук, наблюдая, как Лена торопливо складывает ноутбук. Была бы его воля, ни за что бы ее не отпустил.

***

продолжение следует...

*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 65 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1427
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:39. Заголовок: Название: "Ещё р..


Название: "Ещё раз про любовь"
продолжение...


***
После инцидента на открытом уроке школа загудела, как встревоженный улей. Проверки, проверки, проверки… Людмила Федоровна не расставалась с бутыльком успокоительного, Савченко хватался за голову, а Степнов с равнодушной молчаливостью терпел бесконечные планерки-совещания. И Бог с ней, с этой победой в конкурсе. Не корову проиграл, в конце концов. Куда больше его расстраивало, что он почти не видел Лену. Да еще покоя не давал их последний разговор. Вот идиот! Думал, что у нее нет никого. А там уже, оказывается, кому-то повезло... Нервы были на пределе, и казалось, что не дожить до того момента, когда уже все ревизоры всласть напроверяются, а руководство насовещается. «Каждую секунду жизни мы теряем секунду жизни» – так, кажется, звучит фраза из хорошего советского фильма. Истинная правда. Сколько времени потеряно зря. А ведь всего этого могло и не быть, прислушайся Николай Павлович к его словам раньше. Говорил же – сделайте ремонт. Не-е-ет, дотянули… Ревизии прекратились только месяц спустя, и в канун осенних каникул Виктора Михайловича ошарашили новостью: с понедельника ремонтная бригада приступает к работам. На все про все неделя. Вечер последнего в четверти учебного дня прошел за бутылкой коньяка, в кабинете директора. До этого последний раз физрук выпивал на пятом курсе института – в честь защиты диплома…

Прораб оказался толковым мужиком – свежая штукатурка и намертво прибитый к потолку канат радовали глаз Степнова уже дней через пять после начала ремонта. А на шестой счастье увеличилось до отметки максимум, потому что на пороге спортзала полным составом появились Ранетки. Девочки наперебой предлагали посильную помощь. «Вы нас не бросили в трудный момент, и мы вас не оставим!» - умилительно пропищала Аня Прокопьева, ей вторили остальные.
Выпроваживать их оказалось делом безнадежным, и он сдался, выдав своим ученицам две банки краски и несколько кисточек. Бросил тоскливый, полный безнадеги взгляд в сторону Лены. Вздохнул. Ну что себе душу травить? Еще море дел. И замок в подсобке надо бы поменять.

С честными глазами бывалого жулика Новикова сунула Ленке самую узкую кисть:
- Тебе будет удобнее, поверь моему опыту. – Ну отчего же не поверить? Получалось почти художественно, хоть на выставку. Только у девочек все готово почти наполовину, а Кулемина и на треть не продвинулась.
- Ленк, ну ты чего там, уснула что ли? – Она задрала голову. Над ней, широко улыбаясь, нависал Степнов. – Давай помогу. – Присел рядом. Наверное, он ее от сквозняка из окна собой прикрыл, потому что сразу как-то теплее стало. Вот только вдвоем одну батарею красить было неудобно. Постоянно цепляясь локтями, они мешали друг другу. Смущенно извинялись, но уже через секунду все повторялось. Со стороны, скорее всего, выглядело смешно… Но смеяться было некому. Ранеток уже и след простыл. Господи, сколько времени прошло? Лена с изумлением обвела спортзал взглядом: батареи, сверкающие свежим слоем краски, в углу заляпанная брызгами банка и аккуратно сложенные сверху кисточки. Она даже не слышала, как девчонки закончили работу и ушли.
- Я свет включу, - снимая перемазанные краской перчатки, выпрямился Степнов и чуть не подскочил на месте, когда на всю силу динамиков взвыл Ленкин мобильник. Она беспомощно развела руками.
- Виктор Михайлович, у вас руки чистые, помогите телефон из кармана кофты достать. – Стараясь не любопытствовать в открытую, он мазнул взглядом по светящемуся дисплею. Николаша. Видимо, это тот самый счастливчик, которому «уже повезло». Застрелиться можно. Она его правда так называет?!
- Если вам не сложно, скажите, что я ему перезвоню, - обыденно, словно так и надо, попросила Кулемина. Степнов опешил.
- А твой парень дергаться не станет…- Телефон в его ладони резко замолчал, и в зале повисла тишина.
- Кто? – Подняла бровь Лена. – Хорошо, что вас Женька Алехина не слышала. Это Платонов звонит. Мы сегодня ваш сайт обновить должны были.
- А домой тебя кто провожает? – Внутри все ходуном заходило. И зачем он этот разговор завел? Чтоб потом ночью не спать?
- Раньше вы провожали. А сейчас…- она пожала плечами и стянула перчатки, - одна хожу.
Окончательно сбитый с толку, Степнов искал нужные слова. Ну что-то же он должен сказать?
- Поздно уже. Одну не отпущу. Сейчас все закрою и провожу.
- Хорошо, - эхом отозвалась она и посмотрела ему в глаза. Неожиданно и смело. – У вас краска на лбу, – осторожное прикосновение руки. - И здесь тоже, - Лена по-кошачьи мягко тронула пальцами его подбородок. – Странное ощущение невесомости, Степнов замер. Надо срочно на воздух, видимо, все-таки они оба надышались краской … Реагируя на полное отсутствие дистанции между ними, запищал внутренний радар. Кто-то называет его разумом, кто-то сознанием. Наверное, поздно придумывать этому какое-то определение. Сжатая в его ладонях мягкая ткань Ленкиной несуразной кофты, тихое «Виктор Михайлович» с мольбой в голосе, ее ладони у него на груди и мягкие касания губ… «Ну что «Виктор Михайлович»? Люблю я тебя… Жаль только, что не сразу понял, кому обращена нескромная надпись «поцелуй меня» на твоей футболке».


*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 69 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1428
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:41. Заголовок: №15 Название: «Здра..


№15

Автор: Опавший листик
Название: «Здравствуйте, я ваша тётя»
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, Humour, местами встречается POV
Статус: Окончен
Автор фото-арт: nadink6
Обложка:
<\/u><\/a>

От автора: События происходят спустя несколько лет после выпускного. Степнов не пошёл за Леной, остался в школе, но и на Светочке не женился. Группа «Ранетки» распалась. Курсивом мысли героев.


- Игорь Ильич, у нас ЧП! ЧП у нас! - ему на встречу бежал запыхавшийся директор школы.
- Николай Палыч, давайте спокойнее… Что случилось?
- Пройдёмте ко мне в кабинет. В кабинет ко мне пройдёмте, - директор уже успел немного отдышаться и поправлял очки, которые с переносицы постоянно сползали к кончику носа.
В кабинете Николай Павлович начал ходить из угла в угол и что-то бормотать себе под нос.
- Так что произошло? - Игорь Ильич уже начал волноваться.
- К нам едет… К нам едет… - было видно, что директор сильно нервничал.
- Ревизор? - с улыбкой предположил историк.
- Игорь Ильич, это не смешно! И не надо мне тут классиков цитировать! Классиков цитировать не надо! Если Вы помните, мы планировали устроить новогодний бал-маскарад, на котором хотели собрать наших бывших выпускников. Так вот на этот вечер приезжает комиссия из департамента. А у нас никакой концертной программы. А бал, если вы помните, будет через два дня. Есть идеи? - Николай Павлович внимательно посмотрел на учителя.
В голове у Рассказова появилась одна мысль. Он очень хотел её осуществить, но понимал, что это практически невозможно.
«Чем чёрт не шутит? Может, всё и получится».
- Николай Палыч, а что, если нам попросить наших бывших учеников что-нибудь исполнить на этом вечере. Ведь у нас было много талантливых учеников. Вдруг кто-то захочет вспомнить юность?
- Да, Игорёк, талантов было много. Одни «Ранетки» чего стоили, - директор тяжело вздохнул. - Я слышал, что девчонки совсем завязали с музыкой.
- Но, может, для любимой школы они сделают исключение и исполнят парочку своих старых хитов? - Игорь Ильич вспомнил последние выступления девчонок в школе. - Я попробую с ними поговорить. Хотя на них всегда большее влияние имел Степнов.
- Кстати о Степнове. Они ведь с Леной Кулёминой совсем не общаются? - директор с грустью посмотрел на историка. - Совсем, - Игорь Ильич поправил очки и продолжил. Ему хотелось поделиться своими мыслями с человеком, которому он безгранично доверял. - Но знаете, Николай Палыч, я иногда смотрю на Витю и вижу, что ему до сих пор тяжело. Винит он себя в том, что они сейчас с Леной не вместе. И чувства не прошли. В квартире всё так же повсюду её фотографии, а в качестве рингтона - её песни.
- Игорь, так может, этот Новый год поможет соединить влюблённых? - Николай Павлович всерьёз озадачился ситуацией. - Хотя, возможно, Лена уже устроила свою личную жизнь. Но мне почему-то в это не верится. Ведь такая любовь была… Не может она так просто пройти. Делай, Игорёк, что хочешь, но девчонки должны быть на этом вечере. Собственно говоря, как и Степнов.
Николай Павлович довольно потирал руки, а Рассказов, погружённый в свои мысли, вышел из кабинета директора. Ему предстояло сделать невозможное возможным.

Практически сразу после окончания школы группа «Ранетки» прекратила своё существование. Даже поступление в Снегинку не сыграло никакой роли. Аня уехала к родителям в Черногорию, Наташа увлеклась фотографией, Женя вышла замуж за Платонова и воспитывает дочку. Нюта продолжила музыкальное образование, но уже не здесь, а в Англии, куда ей помогла перебраться Октябрина. А Лена… О ней очень долго не было слышно. После выпускного она сразу же уехала с дедушкой к родителям в Швейцарию. И буквально полгода назад Рассказов случайно столкнулся со своей ученицей около её подъезда. Оказалось, что Лена совсем недавно вернулась домой и решила вспомнить свою спортивную юность. Она поступила в физкультурный на заочное и устроилась на работу в фитнес-клуб в качестве тренера. Только радости в её глазах не было. Кулёмина улыбалась, но было видно, что эта улыбка стоила ей огромных усилий.
Игорь Ильич решил действовать через Женю.

«Наконец-то в Москве выпал снег!
Укрыл всё вокруг «мягким одеялом», за один вечер изменив этот серый и скучный зимний город. Дал нам шанс на настоящий Новый Год.
И нет, наверное, ни одного человека, который не был бы рад этому снегу.
По-крайней мере, таких я не встречала.
Это перемены.
Почему кто-то им радуется, а кто- то не может их принять?
В чём истина? В постоянстве или в переменах?»

Лена брела по парку, наслаждаясь умиротворённой природой. Из мыслей её вывел телефонный звонок, на дисплее которого высветилось: «Женя». Кулёмина улыбнулась, предвкушая весёлую беседу с подругой, и приняла вызов.
- Лен, привет! Как дела? У меня есть для тебя потрясающая новость! Отказа я не принимаю! - Женька весело щебетала.
- Привет, Женьк! У меня всё хорошо. Сегодня выходной, гуляю в парке недалеко от дома. Тут так красиво. Не хочешь присоединиться? - Лена уже давно не встречалась с подругой и успела соскучиться.
- Нет, не могу. Сейчас Коля придет с работы, а у меня ещё ужин не готов. А ты не уходи от темы разговора. У меня к тебе дело. Между прочим, «государственной важности»! - Женя старалась говорить серьёзно, но у неё это не всегда получалось. - Что ты делаешь послезавтра вечером?
Ленка прыснула от смеха.
- Платонова, ты что, на свидание меня приглашать собралась? Если да, то я согласна! Главное, что бы Коля не приревновал.
И тут Женька огласила то главное, ради чего она звонила:
- Лен, мне сегодня звонил Рассказов. Послезавтра в школе планируется встреча выпускников, и он предложил нам выступить на концерте. Ты ведь согласна?
Минуту Лена «переваривала» услышанное.
- Жень, ты с ума сошла? Как выступить? «Ранеткам»?
- Лен, а что такого? Вспомним молодость. Все девчонки согласны. Правда, Нютки нет в Москве, но я разговаривала с Леркой. Она согласна вновь сесть за барабаны. Неужели тебе не хочется зажечь как в былые времена?
Женя понимала, что Ленку будет сложно уговорить, но также она знала, что от своего не отступит.
- Не знаю… Я не брала гитару в руки со дня выпускного. Как ты себе это представляешь? И вообще. Что мы будем петь? «Просто мы такие детки, мы ранетки…»? Очень актуально, - Лена невесело усмехнулась.
- Ленк, ну споём пару наших старых хитов. Я не думаю, что ты за два года разучилась играть на басухе. В конце концов, у тебя в запасе ещё есть два вечера, чтобы вспомнить, как это делается, - Женя немного помолчала, словно решаясь что-то сказать, и, наконец, задала интересующий её вопрос. - Или ты боишься встречи со Степновым? - тут же услышала возгласы Кулёминой:
- Чего мне бояться? Всё в прошлом! - ну-ну. Именно так я и подумала. - Но и видеть его у меня нет ни малейшего желания. И да. Это одна из причин, почему я не хочу идти на этот вечер.
Лена была твёрдо настроена на отказ.
- Лен, ну там же будет бал-маскарад. Надень какой-нибудь карнавальный костюм, и никто тебя не узнает.
- Какой костюм?
- Любой. Да хоть снежинки, - Женя еле сдерживала смех.
- Алёхина, ты в своём уме? Может, мне ещё и песню о снежинке спеть?
- Лен, ну пожалуйста, соглашайся. Там приезжает комиссия из департамента. Нужно Шрека выручить. Вспомни, сколько раз он нам помогал. Он на нас надеется, и мы не можем его подвести.
- Алёхина, … - начала было Ленка.
- Платонова, – перебила её подруга.
- Чего?
-Платонова я уже, который год, - посмеиваясь, ответила Женя.
- Да, какая разница? Я не об этом сейчас… Платонова, ты используешь запрещённый приём! Знаешь ведь, что Савченко я никогда не смогу отказать.
Лена поняла, что этими словами фактически дала утвердительный ответ на просьбу подруги. На том конце провода послышались радостный возгласы рыжей «Ранетки».
- Всё, Ленк, я больше не могу говорить. Я тебе позже наберу, - в трубке послышались короткие гудки.
Ленка вздохнула и побрела в сторону дома. Сегодня ей предстояло достать с антресолей свою бас-гитару и снова ощутить приятное покалывание в кончиках пальцев, вспомнить всё, о чём пыталась забыть.
«Кулёмина, ну признайся себе, что ты хочешь его увидеть… Хотя бы одним глазком. Ведь соскучилась».
Перешагнув порог квартиры, Лена сразу же направилась в свою комнату… Ей не терпелось взять в руки гитару. Почему же раньше у неё не появлялось этого желания? Как будто она ждала подобного повода в виде концерта в родной школе.
Лена достала из чехла инструмент и осторожно провела ладонью по струнам.
«Боже, как же приятно!» От удовольствия девушке хотелось кричать. Но её наслаждение прервал очередной звонок телефона.
- Ленка, Женька мне сказала, что ты согласна! Ура!!! Через пять минут я буду у тебя, нужно обсудить всё до мельчайших подробностей! - ураган под названием «Валерия Новикова» обрушился на квартиру Кулёминой , как «Катрина» на Америку. Лена ничего не успела ответить, как разговор был окончен. «О! Да, Лерочка! Конечно, приходи! Я так счастлива!!!»
Через несколько минут в квартире Лены раздался звонок.
- Ну, рассказывай, подруга, как Платоновой удалось тебя уговорить? Если честно, я до последнего была уверена, что ты откажешься.
- Лер, ну как, как? Вот так. Всё из-за Савченко. Не могла я отказать ему, - Лена вздохнула и пригласила подругу в комнату. - Меня сейчас, если честно, больше беспокоит наш внешний вид. Я не хочу, чтобы Степнов узнал меня до тех пор, пока мы не выйдем на сцену.
Лерка усмехнулась.
- А потом? Тебе уже будет всё равно?
- Нет, не всё равно. Просто когда мы выйдем на сцену, нам уже ни один костюм не поможет.
- Лен, а ты не хочешь с ним поговорить? - Новикова знала, что Ленка не любила говорить на эту тему, но сейчас был самый подходящий момент для того, что бы расставить все точки над «i». - Ведь чувства не прошли, и это бессмысленно отрицать.
- Да, не прошли. Но ему об этом знать не обязательно, - упрямо заявила Кулёмина. - Он за два года ни разу не позвонил и даже маленького сообщения не прислал. Ему и без меня хорошо, - Лена изобразила подобие улыбки, глубоко вздохнула, затем хлопнула ладонями по коленям и продолжила:
- Так, хватит об этом. Давай, лучше, о костюмах подумаем.
Лерка подпрыгнула на диване и закричала.
- Ленка!!! Я придумала! - выражение лица Новиковой не предвещало ничего хорошего.- Этот год будет годом зайца. Давайте переоденемся в костюмы зайчиков?
- Лер, у меня с костюмом зайчика только одна ассоциация. И та неприличная. Нет, мне этот вариант не нравится. Мы будем очень глупо выглядеть. Ещё есть идеи?
Новикова задумалась, но через минуту снова подпрыгнула, что говорило о том, что её светлую во всех отношениях голову вновь посетила какая-то бредовая идея.
- Есть! Этот год будет годом кота, и-и-и…
Лена не дала подруге закончить её «гениальнейшую идею»:
- Новикова, ну ты определись, чей год будет: зайца или кота?! Или они меняются в зависимости от фазы луны? - Кулёмина откровенно смеялась над подругой.
- Кулёмина! Сама ты с Луны! - буркнула Новикова. - Ты гороскопы когда-нибудь читала?
- Допустим, - скрестив руки на груди и улыбаясь, ответила Ленка.
- Год кролика и год кота это одно и то же, - важным тоном произнесла девушка. - Так что сама судьба преподнесла нам шанс, быть в этот вечер очаровательными кошечками. Надеюсь, с ними у тебя нет никаких ассоциаций?
«Час от часу не легче…»
- Лер, а, может, ещё что-нибудь придумаем? - Лена всё ещё старалась «держать оборону», хотя по виду подруги ясно понимала, что эти попытки ни к чему не приведут. Новикова была настроена решительно.
- Лен, да ты что? Это потрясающая идея! Мы тебе такой макияж кошачий сделаем, что тебя не то, что Степнов не узнает, ты сама себя в зеркале не узнаешь!!! - Всё! Это было окончательное фиаско Кулёминой. Новикова уже продумала макияж, а значит отказываться дальше бессмысленно. - Всё, Лен, я побежала за костюмами.
Кулёмина очнулась только когда услышала, как за подругой захлопнулась дверь.

«Так… С «Ранетками» всё в порядке. Теперь дело за Степновым».
Игорь Ильич уверенно зашёл в спортзал. Виктор Михайлович как обычно был там и «приводил в порядок» волейбольные мячи. Казалось, новогодняя атмосфера совершенно не коснулась мужчины.
- Вить, привет! - Игорь Ильич радостно поприветствовал друга, протягивая ему руку.
- О, Игорёк, привет! - Степнов отбросил мяч и ответил крепким рукопожатием.
- Я к тебе по делу пришёл. Кстати, ты ёлку дома уже нарядил? - Рассказов предусмотрительно решил начать издалека.
- Игорь, а какое отношение ёлка в моей квартире имеет к делу, по которому ты пришёл? - Виктор недоверчиво посмотрел на Рассказова.
- Да никакое. Просто пытаюсь понять, у тебя уже появилось новогоднее настроение или нет? - историк улыбнулся.
- Ну, с настроением у меня порядок. А что произошло? К чему все эти вопросы?
- Ты, наверное, в курсе, что завтра в нашей школе будет бал-маскарад, на котором будут присутствовать и наши выпускники? - Рассказов начал осторожно подводить тему к самому важному.
- В курсе, конечно. Объявления по всей школе висят - мимо не пройдёшь.
Игорь Ильич решил не ходить вокруг да около и задал прямой вопрос:
- А ты придёшь на этот вечер?
Степнов удивлённо смотрел на друга.
- Игорь, ты издеваешься? Что я там забыл? Ты же знаешь, я не люблю подобные мероприятия.
Рассказов понял, что уговорить Степнова придти завтра на бал оказалось гораздо сложнее, чем он предполагал.
- Вить, на этом вечере будут выступать «Ранетки».
Виктора будто током ударило.
- Тогда тем более мне там нечего делать, - вмиг севшим голосом произнёс Степнов. - Как я после всего смогу посмотреть Лене в глаза?
Но Рассказов был невозмутим.
-Так и посмотришь. Вить, тебе не кажется, что пора прекращать всё это? Ты сам прекрасно понимаешь, что чувства не прошли. Может, стоит поговорить?
- Игорь, вот как я к ней подойду? Что скажу? «Здравствуйте, я ваша тётя!» Тьфу ты, то есть дядя!
Степнов горько усмехнулся.
-Вить, ну надень какой-нибудь костюм карнавальный. Например, Снегурёнка, - Игорь Ильич, улыбаясь, смотрел на Виктора.
- Снего…кто?! - пискнул Степнов.
- Снегурёнка! Это внучёк Деда Мороза, - Рассказов старался придать своему голосу оттенок важности, однако, смешки так и рвались наружу.
- Игорь, я ценю твои остроумие и чувство юмора, но сейчас это неуместно! - Степнов был серьёзен как никогда.
- Вить, так ты придёшь?
- Придёшь! - вторил Виктор другу. - Ты прав, хватит бегать от прошлого! - Степнов взял в руки баскетбольный мяч и закинул его в кольцо, - Вот! Правду, говорю!


«Вот она, моя родная школа! За последние два года впервые пришла сюда. А ничего и не изменилось. Зато изменилась я…»
Лена чувствовала себя уверенно. Новикова хорошо постаралась и после нескольких часов работы над лицом Ленки, на них смотрела милая кошечка. Даже внимательно присмотревшись трудно было определить, что это та самая Кулёмина.
На входе девушек встретил дядя Петя. На нём был белоснежный костюм и шляпа. «Как всегда в своём репертуаре…» Девчонки не смогли сдержать смеха.
- Дядя Петя, здравствуйте!
- Ой, девочки, привет! Как я рад вас видеть! Совсем про родную школу забыли, - улыбаясь, но с укором произнёс охранник. - Так, после концерта не разбегаться, а то у меня сейчас совсем нет времени с вами поболтать, нужно слова повторить - у меня сегодня дебют! - важно произнёс дядя Петя.
Девчонки переглянусь, пообещали не разбегаться и направились в сторону актового зала. А вслед им донеслись слова: «Я старый солдат и не знаю слов любви».
За кулисами творилось что-то невероятное. Все суетились. Ленка задумалась, когда к ней подошли девчонки.
- Лен, ты помнишь, мы выступаем после фокусов Платонова? А он следующий, – Женя с нескрываемой гордостью посмотрела на мужа.
Лерка засмеялась и задумчиво произнесла.
- Как в былые времена… Фокусы Платонова, танец живота, а в зале в первых рядах Борзова и Савченко. Как же это здорово: вернуться хотя бы на чуть-чуть в детство… Ой, девчонки, смотрите! - Лена приоткрыла занавес. - Там все наши собрались. Вон Семёнов в костюме супермена! А за ним Ритка Лужина с Южиным в костюмах эльфа и гнома. Даже Гуцул с Зеленовой пришли. Ой, какой у них малыш! - Лера почти визжала от восторга.
Все закивали в знак согласия, только Лена не реагировала, всё ещё находясь во власти собственных мыслей.
- Аллё, Кулёмина! Земля вызывает!
Ленка вздрогнула и повернулась к девчонкам.
- У меня к вам просьба. Можно я спою свою новую песню? - неожиданно произнесла она.
Девчонки удивлённо посмотрели на Лену и начали осыпать её вопросами.
- Новую?!
- А когда ты её написала?!
- А она для Степнова?!
- А ты его уже видела?!
На лице Лены появилась улыбка.
- Да, песня новая. Написала совсем недавно, и она, правда, посвящена нашим отношениям с Виктором. Хотя какие у нас были отношения? У нас всё закончилось, так и не начавшись… – Лена тяжело вздохнула. – Я не хотела её исполнять, она очень личная. Но увидела его сегодня и поняла, что не всё ещё сказано. Но и подойти я так просто не могу. Что я ему скажу? «Здравствуйте, я ваша тётя»?
Ленка усмехнулась, а девчонки крепко её обняли.
- Лен, у тебя всё получится! Мы верим в тебя!
- Девушки, ваш выход! - ведущий концерта поторопил девчонок.
Со сцены донеслось «Встречайте, группа «Ранетки»!» Зал встретил их аплодисментами.

Лена неуверенно вышла на сцену, и её глаза сразу же начали искать любимое лицо. Эти глаза она узнала бы из тысячи. Они смотрели прямо на неё.
Первая песня прошла как в тумане, и Кулёминой уже начали овладевать сомнения, когда она услышала слова Ани.
- Мы хотим попросить выключить свет в зале. Сейчас Лена исполнит свою новую песню.
Лена медленно подошла к микрофону и произнесла:
- Порой очень трудно вернуть всё обратно. Ещё сложнее забыть то, что было для тебя важно, но осталось в прошлом, и просто сказать «Привет!»
Из колонок донеслись первые аккорды мелодии. В зале наступила тишина. Лена видела только одного человека перед собой.
Все изменилось, он был не с ней.
Но лед вскроет раны любых морей.
Слезы напрасны, он не сумел.
Она не согласна, он не успел…

Девушка проживала эту песню. Ей казалось, что её сердце сейчас выпрыгнет из груди. А у самой было желание бросить гитару и спуститься в зал.
…Лед устал плакать.
Лед, лед, лед.
Тот, кто не плакал, тот не поймет.
Лед устал плакать.
Лед, лед, лед.
Лишь тот, кто плакал, тот поймет…

Степнов не сводил глаз с Лены. Всё больше его одолевало желание наплевать на всё и запрыгнуть на сцену, прижать Ленку к себе и никуда не отпускать. Он понимал, что эта песня о них.
…Льдами согреты, спят корабли.
Взглядом ответить так и не смогли.
Если бы стало хоть немного теплей,
Он бы растаял и остался с ней…

Зал взорвался аплодисментами, а Лена убежала за кулисы.
Степнов посмотрел ей вслед и вышел из зала.
Девчонки окружили Ленку.
- Лен, песня шикарная!
Лена грустно улыбнулась и произнесла:
- У меня есть ещё одно дело. Не ждите меня!
Лерка хитро посмотрела на подругу, обняла её и прошептала:
- Я жду потом подробного рассказа.
«Конечно, Лер! Я уже включила жучки и настроила микрокамеру».
Дорогу до спортзала Кулёмина смогла бы найти и с завязанными глазами.
Девушка приоткрыла дверь и улыбнулась. В углу стоял одинокий «козёл», ножки которого украшала мишура. Баскетбольное кольцо украшала гирлянда из разноцветных лампочек. В центре была небольшая ёлочка, на которую падал лунный свет, и от этого она становилась ещё прекрасней.
«Интересно, сколько матов за такое извращение над снарядами Савченко пообещал Степнову»
Кулёмина улыбнулась и посмотрела в окно. В свете фонаря блестящие снежинки устроили настоящий праздничный хоровод!
«Сколько же всего было в этом спортзале…»
Дверь подсобки открылась, и в зал вышел Степнов. В руках он держал баскетбольный мяч. Вид у мужчины был потерянный. Он даже не заметил, что за ним кто-то наблюдает. Начал забрасывать мяч в кольцо.
«Степнов не меняется. Когда нервничает, всё так же берёт в руки мяч».
Ленка решила открыть дверь чуть больше, на что та предательски скрипнула.
Степнов резко повернул голову в сторону звука.
- Лена?!
Девушка прошла в центр зала и остановилась. На лице у неё была улыбка.
- Виктор Михайлович, может, отработаем бросочки сверху?..
Степнов не верил своему счастью, но всё же не мог поддержать игривого настроя Ленки.
- Лен, давай поговорим. Мне нужно столько всего тебе сказать.
Кулёмина подошла и приложила свою ладонь к его губам.
- Не надо слов. Всё потом. Я хочу помолчать с тобой...
Молча, они стояли в объятиях друг друга. В этот момент для них не существовало никого и ничего. Они словно хотели наверстать то, что упустили за эти два года.
Лена посмотрела на Виктора и улыбнулась.
- Что? - Степнов осмотрел себя.
- Ничего. Всё хорошо. Просто ты совсем не изменился, а я так соскучилась по тебе, - вновь положила голову на грудь Виктора.
- Лен, я… люблю тебя! Прости меня за то, что заставил тебя страдать. Я больше никуда тебя не отпущу, - Степнов склонился к губам Лены.
- Я и не собиралась никуда от тебя уходить, - Лена кокетливо улыбнулась, и их губы слились в нежном поцелуе.
А в это время за дверями спортзала стояли Дед Мороз со Снеговиком и довольно потирали руки.
- Николай Палыч, у нас всё получилось! - Снеговик поправил свои очки и радостно улыбнулся.
- Я же говорил, Игорёк, что эта любовь на века! На века любовь! - Дед Мороз осторожно прикрыл дверь спортзала, оставляя влюблённых наедине.

<\/u><\/a>


*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 59 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1429
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:42. Заголовок: №16 Название: Ирони..


№16

Автор: Мечтательница
Бета: Lady flame

Название: Ирония судьбы
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG
Жанры: Romance, возможно, чуть-чуть AU.
Размер: миди
Статус: Окончен
Автор фото-арта: girl_fire
Обложка:

<\/u><\/a>
Примечание автора: события разворачиваются спустя год после того, как Виктор Степнов уволился из школы и подался в скриптсупервайзеры. До этого события сериала сохранены.


1 декабря. Где-то в Нижнем Новгороде.

Мужчина уже полчаса стоял в очереди, злясь на весь мир в целом и на каждого пассажира в отдельности. Не покидало чувство того, что весь город сегодня решил покинуть свои владения и куда-то поехать. И он, к сожалению, входил в их число. Так бывало только с ним. Какая-то тотальная невезучесть!
Казалось бы – хуже некуда. Школу, где он работал, прикрыли на карантин, а команду, по счастливой случайности не заразившуюся гриппом, под самый Новый Год отправляли на соревнования в Хабаровск. Разумеется, на самолёт родители тратиться не стали, поэтому сейчас Виктору Степнову предстояло купить шестнадцать билетов на поезд. Не говоря уж о том, что перспектива провести последние дни уходящего года в поезде его не прельщала.
«Круто, ничего не скажешь. Хорошо хоть помощника в виде завуча мне выделили. Кто, кроме Инги Львовны сладит с этими мелкими дьяволятами?».
«Мелкими дьяволятами» он звал толпу четырнадцатилетних ребят, которые, несмотря на принадлежность к спорту, всё ещё оставались детьми и жутко «бузили», когда им запрещали совершить какую-нибудь глупость.
Примерно через полчаса очередь рассосалась, и измученный Степнов смог заполучить свои билеты. По ходу дела выяснилось, что ему предстоит ехать в отдельном купе – остальные будут отданы сорванцами, а Ингу Львовну заселили в соседнее с ним. Выезд 25 декабря, ночью. «Что может быть лучше?».
Он отошёл, пересчитал билеты, вздохнул и со спокойной душой отправился домой.

24 декабря. Москва

Светловолосая девушка вихрем влетела в здание фирмы, занимающейся продажей авиа и ж/д билетов, расталкивая всех и вся на своём пути. Впрочем, её можно было понять.
«Гениальная идея» поразила голову солистки «Ранеток» совершенно внезапно, поэтому времени на покупку проездных документов не оставалось. Они ведь не подумали о билетах, когда подписывали договор о проведении благотворительного новогоднего концерта, а теперь и отступать некуда.
Она подбежала к окошку, в которое ей на счастье не было очереди, и шлёпнула перед носом оператора несколько красных «корочек».
- Девушка, мне, пожалуйста, пять билетов на рейс 1881, Москва — Хабаровск! На 29 декабря!
Кассирша понимающе качнула головой, взяла документы и застучала клавишами компьютера, подыскивая места. Поочерёдно открыла паспорта, потом на секунду подняла глаза на клиентку. Кулёмина тут же поняла, что снова узнана. Решив продемонстрировать, что не желает общаться, надвинула очки на нос. Девушка за стойкой нахмурилась и опустила глаза.
- Ну что там? – «Ранетка» решила поторопить кассиршу.
- Елена Никитична,вынуждена Вас огорчить… - девушка покраснела. – На этот рейс осталось только четыре билета…
- Что??? Вы шутите? Нам нужно быть в Хабаровске уже 30 числа! – рок-звезда не поскупилась на децибелы.
- Я понимаю, но ничего сделать не могу… - кассир ничуть не смутилась от такого поведения (в её практике не такое бывало) и развела руками.
- Так, а есть самолёт на двадцать восьмое?
Кассирша, видимо, поняв тяжесть ситуации, принялась усердно стучать пальцами по кнопкам, сосредоточено вглядываясь в монитор. Кулёмина нервно начала подпрыгивать на своём месте, осознавая трагичность ситуации.
- К сожалению, хороших новостей нет, - девушка снова обратила на клиентку свой взор. – Билеты на все рейсы разобраны. Новый Год впереди, ничего удивительного…
- Вы хотите сказать, что у меня нет никакой возможности оказаться в Хабаровске 30 числа?
- Ну… вообще-то есть одна. Вы можете сегодня сесть на поезд 002М, Москва — Владивосток, который делает остановку в Хабаровске. В девять двадцать пять уходит с Ярославского, - она уже приготовилась услышать вновь громкий голос именитой личности, однако раздался лишь удивлённый тихий голос:
- Шутите? Предлагаете мне неделю в поезде трястись?
- Если вы хотите оказаться в Хабаровске тридцатого числа, это единственный выход.
Кулёмина быстро прикинула, что у неё одной нет никаких дел в Москве на указанный отрезок времени и со вздохом сказала:
- Ладно, чёрт с ним… Тогда для девочек четыре билета на самолёт, а мне на поезд. Только побыстрей, пожалуйста, хотелось бы ещё за шмотками успеть…
- Купе, плацкарт?
- Разумеется, купе! Желательно покомфортней. Всё-таки почти неделю трястись.
Девушка принялась выбивать билеты, назвала сумму. Ленка вытащила кредитку, мысленно прощаясь с Москвой и думая о том, что ей предстоит «облизать» на поезде почти всю Россию.
- Пожалуйста, - девушка протянула билеты. – Отъезд сегодня в 21:25 с Ярославского вокзала, до станции «Хабаровск». Информация относительно самолёта на билетах.
- Благодарю за помощь, - Ленка взяла документы и проездные со стойки, а потом бросила взгляд на грустную девушку. Заметив в её глазах что-то похожее на невыплаканные слёзы, схватила листочек и размашисто расписалась на нём и сунула бумажку девушке. Та расплылась в счастливой улыбке и начала, было, благодарить Кулёмину, но та уже «в темпе вальса» мчалась к выходу.

Спустя несколько часов. Ярославский вокзал.

Чувствуя, что опаздывает, девушка неслась от метро в сторону путей, к которым подали огромный состав. Девятнадцать вагонов, огромный локомотив, укутанные проводницы на перроне и бесконечные толпы народу. Одни с большущими чемоданами, вторые наоборот лишь с сумочками. Наверное, едут не так далеко.
Минут пять Кулёмина постояла на платформе, прощаясь с Московским воздухом и стараясь не думать о том, что девочки даже не изъявили желание приехать проводить её. У них времени не было, понятное дело.
- Девушка, вы едете? – её отвлекла проводница. – Скоро отправление, а Вы с чемоданом.
- Да-да, конечно! – Ленка спохватилась. – Просто задумалась.
- Что так? – проводница взяла билет.
- Грустно от того, что мне почти неделю одной ехать в поезде.
- А вот это вы зря, - она заулыбалась. – Столько времени в поезде – огромная возможность подумать, сделать выводы. И, может, завязать интересные знакомства.
- Ну… надеюсь, что так и будет, - Ленка взяла чемодан и потащила его за собой в вагон. Меньше всего сейчас хотелось слушать пророчества угрюмой проводницы.
Место нашлось сразу – в середине вагона. Кроме неё в тесном купе обосновалось два человека, а одна полка пустовала, хотя была уже застелена.
Когда проверяли билеты по второму заходу, другая, более молодая и улыбчивая проводница сообщила, что место зарезервировано под пассажира с Нижнего Новгорода.
- У нас в вагоне аж двадцать мест занято… - говорила она.

Когда поезд тронулся, и Москва осталась позади, соседи по купе попытались завести с ней разговор, однако Ленка свела его на «нет», хотя понимала, что ей повезло – эти люди явно её не знали и вряд ли стали бы просить автограф.
Посетовав на то, что соседка до странного неразговорчива, супружеская пара (а именно они занимали места) отчалила в вагон-ресторан, а девушка, наконец, смогла переодеться и лечь в кровать.
Сначала сон не шёл, потому что она думала, а потом внезапно запел телефон. Оказалось – смска от Ани. Девочка-ромашка пожелала подруге спокойной ночи, а заодно сообщила, что сегодня видела Ленкин гороскоп.
«Тебе звёзды обещают интересную неделю».
- Да какое уж тут веселье! На пару с чокнутой семейной парочкой что ли? Только этого мне и не хватало, - пробормотала Кулёмина, засыпая.

Она проснулась спустя несколько часов от того, что сосед довольно громко спрыгнул с соседней полки со словами:
- Остановка в Нижнем сейчас будет, хочу покурить на воздухе.
Жена начала было ворчать в ответ, но увидела, что Ленка проснулась и промолчала.
Девушка поднялась, взглянула на себя в зеркало. Ужаснулась, потому как волосы растрепались, а глаза выглядели заспанными. Не желая пугать нижегородцев, она быстро собрала волосы в хвост, а на нос водрузила тёмные очки на пол лица. Конечно, конспирация посреди ночи не требовалась, но всё же. За время «звёздной» жизни она привыкла прятаться от ненужных взглядов в любой ситуации.
- Полчетвёртого ночи! – вздохнула жена отошедшего. – Не верится даже, что кто-то в Нижнем Новгороде не спит в такое время.
- Угу, - Лене почему-то не понравилась эта фраза. Она натянула джинсы, подхватила пуховик и вывалилась в проход.
Пассажиры столпились на выход, выслушивая вещания проводницы про «пять минуть до остановки и на станции будем всего 15 минут!». Поезд, медленно сбавлявший ход, совсем остановился.Толпа высыпала и расползлась по перрону.
Ленка села на вокзальную лавочку и глубоко вдохнула здешний воздух. Он был на удивление чист, но при этом чувствовался запах поездов, рельс и разлуки… Она уже была на этом вокзале во время осенних гастролей, но тогда всё происходило в спешке, поэтому онаничего не успела прочувствовать. По большому счёту атмосфера как на всех вокзалах – всё те же толпы людей, работников, а ещё жуткий холод. В этом году России повезло на холодную зиму, Ленка чувствовала это тут же замёрзшим кончиком носа.
Решив, что достаточно провела на платформе, девушка двинулась через толпу в сторону своего вагона, по дороге нашаривая билет в кармане.
К нему, как будто назло ей, выстроилась длинная очередь из школьников со спортивными сумками, поэтому Кулёмина двинула в сторону вагона-ресторана, решив отсидеться там.
За чашкой горячего кофе девушка даже не заметила, как поезд тронулся. Холодный Нижний Новгород остался позади, а мощный локомотив тянул девятнадцать вагонов навстречу новым городам страны. Несмотря на то, что состав прогревался, на окнах образовались морозные «кружева». Люди сидели по углам, о чём-то перешёптывались.
«Разные судьбы», - подумалось ей.
Допив остывающий кофе, она выбралась из-за столика и двинулась в сторону своего вагона. Каждый раз, когда она перебиралась из одного состава в другой, кожу обдавало жутким ветром. Но девушка всё вынесла и вскоре практически добралась до места назначения. Люди уже спрятались по своим купе, что не было удивительным – всё-таки ночь. И только какой-то школьник уже в пижаме стоял у окна и строчил что-то в телефоне.
- Чего не спишь? – неожиданно для себя спросила Ленка.
- Ой! – он вздрогнул и как-то странно на неё посмотрел.
Ленка сначала не поняла, в чём причина его удивления. А потом сообразила, что девушка в тёмных очках должна странно смотреться посреди ночи. Стащив их с носа и расправив волосы, она улыбнулась пареньку. Тот ещё больше разинул рот и побледнел, признав в ней «Ранетку».
- Вы Лена, - невнятно пробормотал.
- Я в курсе, - рассмеялась. – Ладно, до встречи. Пойду в купе, - протиснулась мимо парня и пошла в конец вагона.
Соседи уже отдыхали в царстве цветных снов, только теперь к ним прибавился ещё один человек, довольно громко сопевший на нижней полке. Ленка вздохнула, поняв, что мирно посидеть у окна не получится. «Придётся забираться наверх».
Стараясь не шуметь, она поставила ногу на краешек нижней полочки, уцепилась за верхнюю и чуть позже с удовольствием упала на мягкий матрас.
Только сон не шёл. В её сознание ворвалось какое-то странно предчувствие. Предчувствие чуда, в которое она уже давно не верила…

Утро следующего дня…

А начался этот день с того, что соседи по купе начали громко ругаться, разбудив Ленку. Они толи делили банку пива, толи спорили из-за нечаянно потерянных денег.
Девушка не придавала этому значения, но злость из-за того, что её разбудили, не покидала. Только мужчина, подсевший в Нижнем Новгороде, продолжал спать, укрывшись одеялом, и ничего не замечал. Вытащив из-под подушки сумку, она достала зеркало и попыталась себя рассмотреть. Поняла, что выглядит жутко, и принялась, присев на матрасе, приводить себя в порядок при помощи расчёски. Потерпев неудачу, снова заколола волосы в хвост, а глаза от греха подальше (а именно от школьников из соседнего купе) спрятала под очками. Потом натянула джинсы, вытащила свежую футболку и спрыгнула.
- Вы не заметили, что тут люди спят, а? – решила, что надо поставить на место нерадивых соседей.
Супружеская пара, не ожидавшая подобной наглости, прекратила орать и обратила своё внимание на спутницу.
- Вообще-то это наше личное дело, где решать семейные проблемы.
- Именно личное. Однако ругаетесь достаточно громко и мешаете спать!
- А не пойти ли тебе к чёрту, девочка? – мужик побагровел, и Ленка поняла, что он прилично пьян.
- Может, мне стоит обратиться к проводнице? – она упёрла руки в боки и зло уставилась на оппонента.
- Не пикай мне тут! – женщина вдруг больно толкнула «Ранетку» в плечо, и та, не удержавшись, упала прямо на спавшего соседа.
Попытка удержаться за верхнюю полку ни к чему не привела, рука девушки неудачно соскользнула и ударила бедного спящего по голове.
- Это что тут такое!!! – неожиданно громко заревел знакомый до боли голос, отчего Ленка подпрыгнула. – Какого чёрта вы устраиваете… - мужчина откинул одеяло и сел на полке. Посмотрел сначала на склочную супружескую пару, а потом на Ленку.
Странно как-то прищурился, словно пытался что-то вспомнить. Девушка сообразила, что в очках и с хвостиком он вряд ли мог узнать в ней бывшую ученицу.
А может это она впала в такой сильный ступор, что даже до неузнаваемости изменилась в лице. «Чёрт, не может быть. Так не бывает, не бывает! В одном поезде, в одном купе спустя столько времени…»
- С какой стати вы скандалите и мешаете другим пассажирам спать? – мужчина встал, заставив супругов (да и Ленка с ними) вжаться в дверь купе. – И, я так понимаю, что вы распускаете руки, - бросил взгляд на Ленку. – Давно не имели дело с представителями правопорядка?
- Милиция что, вмешивается в семейные отношения? – с усмешкой воскликнула женщина.
- Нет, - Степнов прищурился. – Если не брать в расчёт те случаи, когда эти самые «отношения» мешают покою других людей. Так что настойчиво рекомендую утихомириться и… - пробежался взглядом по Ленке. – И извиниться перед девушкой. В противном случае я обращусь к проводнику за наведением порядка.
Супруги переглянулись, очевидно, решили не спорить и выскочили из купе. Степнов вздохнул и перевёл взгляд на Ленку, отчаянно пытавшуюся прийти в себя.
- Девушка, вы в порядке? – похоже, и впрямь не мог её узнать. «С ума сойти. Ну, что ж, значит, будем играть в прятки», - подумала девушка про себя, а в ответ на реплику бывшего учителя лишь покачала головой и потянулась к своей сумке, чтобы достать вещи. Выудив из спешной сложенной «свалки» чёрные джинсы, белую рубашку, жилетку и косметичку, девушка покинула купе. Сейчас её задачей было привести себя в полный порядок. Полчаса умывания, укладки волос, переодевания, и она уже куда больше похожа на звезду молодой группы «Ранетки».
Изучив себя в зеркалепоследний раз, девушка сбрызнула запястья туалетной водой, поправила идеально прямую чёлку (благо розетка позволяла воспользоваться утюжком) и покинула туалет, у которого уже успела собраться недовольная толпа.
Некоторые сразу же узнали её в образе и «потеряли челюсти». В вагоне «Ранетка» столкнулась с тем самым школьником, который не сводил с неё взгляда. И, пока она пробиралась к своему купе, высыпали его одноклассники.
Кулёмина тут же заметно перепугалась и поспешила оказаться в «убежище» со скоростью, которую раньше «включала» лишь на соревнованиях в школе. Степнов отсутствовал. Видимо, решил умыться в соседнем туалете.
Ленка воспользовалась случаем, привела в порядок обе полки, стол и вытащила ноутбук. Хотелось прикинуться независимой и сильной «звездой», чтобы только не было нужды смотреть ему в глаза.
Она ещё помнила тот день, когда он уходил из школы. Тот глупый матч, его странный порыв эмоций, удар и конец. Уволили. А вернее – дали уйти. В новую жизнь. Обернулся лишь на миг, их взгляды столкнулись, но она ничего не сделала, чтобы остановить любимого. Ничего.
Побоялась, а потом уже было поздно. Пару раз виделись у деда, иногда она приходила на съёмки. Но потом вернулись родители, всё как-то завертелось, их дороги разделились. Он закончил съёмки в фильме, куда-то уехал. А она не смогла больше заниматься спортом и полностью отдала себя творчеству.
Вскоре им с девочками подфартило встретить довольно хорошего продюсера, и тут уже всё пошло как по маслу: концерты, альбомы, съёмки клипов и на телевидении, популярность. Так прошло почти два года. Сейчас ей девятнадцать, но всё так же порой тянет в спортзал. Покидать мячик, вспомнить школьные годы и Любимого учителя. Именно так, с большой буквы.

Дверь купе скрипнула, вырвав девушку из воспоминаний. Он вернулся. Умытый, пахнущий мятной зубной пастой и уже совсем не сонный.
Ленка сделала над собой усилие, посмотрела на него и закинула ногу на ногу.
Он вдруг очень крепко сжал в руках полотенце и как-то странно на неё посмотрел. Девушка выдавила из себя улыбку и стащила с носа очки.
Белая ткань выпала из его рук и упала на пол. Казалось, что мужчина лишился дара речи.
«Она. Не может быть. Всё те же глаза, чёлка, улыбка. Мы целую ночь ехали в одном купе, и я ничего не заметил. И утром не узнал. Конечно. Заспанная, не накрашенная и удивлённая. А теперь… та самая, любимая Кулёмина. Правда, под лёгким «звёздным» марафетом. Блестящие губы, волосы, стильный наряд, словно она только что сошла со сцены. И взгляд-маска. Попытка скрыть удивление».

- Ленка? Какими судьбами? – смог, наконец, промолвить хоть пару слов.
- В Хабаровск еду. На благотворительный вечер. А Вы?
- Собственно туда же. На соревнования со своей командой.
- Хм, вы руководите Нижегородской командой? – Ленка принялась внимательно разглядывать свою руку, словно разговор с Виктором был для неё чем-то обыденным.
- Вроде того. Я преподаю физкультуру, а параллельно занимаюсь с командой. А ты?
- Что-то не верится, что человек, чьи ученики меня узнают, не знает хоть чего-то обо мне, - её голос сбился.
- Ну да, ты права, я наслышан, - он сел на противоположную полку. – Но, всё же, в газетах и журналах явно не пишут о том, как ТЫ, дед, школа…
- Я давно уже закончила школу, - уставилась в окно.
- Ни за что не поверю, что никогда не тянуло обратно, - тихо сказал Виктор, вспоминая, как сам постоянно думал о триста сорок пятой школе.
- Да уж, есть такое дело. Иногда от образов и воспоминаний не отделаться.
- Слушай, Лен, у меня предложение. Давай сходим в вагон-ресторан и поговорим? Вспомним прошлое наше. Раз уж судьба решила столь иронично над нами пошутить, почему бы и нет?
- Ну… - Ленка засмущалась, поняв, что не сможет остаться равнодушной, как хотела с самого начала. – Я думаю, что идея неплохая. Правда… - покосилась на дверь купе. – Утро всё-таки и я…
- Лен, что тебе мешает из суперзвезды за пять минут вновь стать выпускницей триста сорок пятой школы? – усмехнулся и вышел, давая ей возможность переодеться.
Ленка поняла, что он прав, и поспешно полезла в сумку. Через десять минут от макияжа не осталось и следа, волосы были заколоты, очки спрятаны, а на место модных чёрных джинс пришли обычные домашние – в клеточку. Она взглянула на себя в зеркало и невольно начала улыбаться. Так её точно не каждый узнает. А даже если и узнает – вряд ли решится подойти.
Спрятав вещи, девушка прихватила с собой только сумку с ценностями вроде ноутбука и покинула купе. Всё ещё немного изумлённый Степнов ждал её в конце вагона. Только слепой не заметил бы, что он сильно нервничает.
- Пойдёмте? – Лена улыбнулась бывшему учителю, думая о том, что они ведут себя как подростки на первом свидании.

Спустя несколько часов в вагоне-ресторане.

Время, которое они провели, разговаривая друг с другом,пролетело, словно один миг. Они так соскучились, так истосковались по этому общению, что не могли даже сейчас полностью им насладиться.
Беседа велась абсолютно обо всём. Лена рассказала, как оказалась в этом поезде, зачем ехала в Хабаровск. Он без устали рассказывал о своей команде, соревнованиях, о том, какую необычную шутку сыграла с ними судьба, когда совершенно разные кассиры продали им билеты в одно купе одного вагона.
Затем они плавно сползли в ностальгию, вспоминая школьные годы Лены. За эти пару часов не осталось, наверное, момента, которого они не обсудили бы. Избегали лишь уход Степнова из школы. Словно на эту тему лежало какое-то негласное табу. Зато она много узнала о том, как сложилась его жизнь после всех тех событий.
Оказалось, что карьера в кино у него не сложилась. Побыл скриптсупервайзером ещё двух фильмов деда (Лена подивилась тому, что Пётр Никанорович скрыл от неё сей факт), а потом ушёл. Сначала устроился охранником в ресторан, а потом понял, что не может без спорта. И уехал в Нижний Новгород. Снял квартиру, устроился в школу, открыл спортивную секцию при ней. Периодический срывался в Москву, встречался с Рассказовым, дедом Ленки, Савченко и остальными.
- Получается, Вы знали о моей жизни куда больше, чем говорите? – она лукаво заулыбалась, отпивая из чашки третью порцию чая.
- Есть немного… - он засмущался. – Но ты поведала мне куда больше, - он отвернулся и подозвал единственную на весь вагон официантку, желая заказать что-то более существенное, чем обычный чай. Остановился на борще, рисе и заливной рыбе. Ленка посмеялась его заказу:
- Виктор Михайлович, у нас с вами прям как в кино.
- То есть? – он ничего не понял.
- По-о-о-о-лная «ирония судьбы». Встретились в поезде спустя столько времени, даже не загадывая. А теперь вы ещё рыбу заказали. Помните фразу оттуда?
- «Какая гадость эта ваша заливная рыба»? – чуть не подавился от пробирающего смеха.
- Да-да. Хотя вам, похоже, рыба по душе, - Ленка не скрывала хорошего настроения.
- Ну тебя, - он засмеялся вместе с девушкой. – Ты хоть спортом не перестала заниматься? – перевёл тему. И всё оставшееся время они проговорили о баскетболе. Обсуждали успех его команды на соревнованиях, сборную, потом NBA и бесподобную игру Коби Брайанта.
Сами не заметили, как наступил вечер, пейзажи за окном сменились беспросветной темнотой, изредка прерываемой светом фонарей. Поезд уносил их прочь из центральной России, а они так увлеклись беседой, что даже не замечали остановок.
- Слушай, Лен, целый день уже прошёл… - первым очнулся Степнов.
- И правда, - она вдруг рассмеялась. – Что-то мы с вами заболтались, - девушка вытащила телефон и обнаружила двадцать пропущенных вызовов. Специально отключила утром звук, а теперь придётся перезванивать стольким людям.
- Пойдём в купе? – предложил он.
- Так не хочется снова встречаться с нашими соседями… - девушка поморщилась.
- Ну, не бойся. Приструним, если что, - он вдруг вспомнил о своей работе. – К тому же я был явно несправедлив, повесив своихшалопаев на коллегу. Они, должно быть, замучили её уже. Кому на место ставить, если не мне?
Ленка ещё сильней заулыбалась, встала из-за стола, и они вместе пошагали в сторону своего вагона, попутно что-то обсуждая.
Заговорившись, они не заметили идущую навстречу проводницу и налетели на женщину, которая от столкновения с двумя крепкими людьми не смогла удержаться на ногах.Степнов поспешил помочь ей подняться, начал рассыпаться в извинениях, а женщина на удивление по-доброму проворчала:
- Влюблённые! Я, конечно, понимаю, что вам гораздо приятнее смотреть друг на друга, но всё же иногда стоит оглядываться по сторонам. А то убьёте так кого, и не заметите.
- С чего вы взяли, что мы … - начала, было, Лена.
- Ой, да ладно! Проторчаливвесь день ресторане, голубки. Думали, что на вас никто не будет смотреть? Мы, проводницы, должны следить за каждым, - с серьёзным видом заявила женщина, и бросив: - Ну ладно, мне пока бежать – дела, - унеслась прочь.
Ленка покраснела и отвернулась, а Степнов смущённо начал чесать затылок.
- Лен, надеюсь, ты не обижаешься? – попытался исправить ситуацию.
- Нет, что Вы. Не на что. Мало ли, кому что показалось… - ему эти слова показались самыми жестокими на свете.
- Да, и правда. Чушь какая-то! – решил ответить тем же, даже не заметив грустной тени на её лице. Он даже представить не мог, что её секунду стало больно так же, как ему. Она ведь надеялась, что однажды всё потерянное вернётся… Но она довольно быстро справилась с собой и с прежней улыбкой предложила продолжить путь.
В купе, к их удивлению, никого не оказалось. И соседи и их вещи исчезли. Проводница, у которой Степнов поинтересовался, с чем это связано, сообщила, что семейная пара сошла.
Лена сначала испугалась и кинулась проверять свои вещи. К счастью, ничего не было украдено, даже дорогостоящая гитара. Бывший учитель заулыбался, когда Кулёмина сняла с полки инструмент.
- Может… - замялся. – Сыграешь? – он понимал, что этими словами невольно признаётся в том, что скучал по её голосу.
- Давайте не сегодня? – отставила гитару. – Я устала и… - мысленно поискала фразу, которая не обидела бы его. – Вечер уже, думаю, не стоит мешать пассажирам укладываться спать. Кстати, Вы часы переводить не забываете?
- А что, пора уже? – спохватился.
- Без понятия… - девушка зевнула.
Он тут же решил проявить хоть какую-то тактичность, сказал, что хочет уточнить относительно времени, а заодно проведать своих учеников, и исчез за дверью купе.
Ленка вздохнула, понимая, что, несмотря на натянутость происходящего, невыносимо счастлива сейчас.
Переодевшись в пижаму, девушка минуть пять помаялась от безделья. Сделала несколько звонков, скинула Ане смс-ку, утаив, правда, радостную новость. Потом вытащила личный дневник, впервые за две недели решив сделать в нём запись:

«Боже мой, я всего лишь села в поезд, а уже столько нового со мной случилось. Могла ли я ещё вчера предположить, что оказавшись в поезде «Москва – Владивосток» до остановки в Хабаровске встречу в нём Виктора? Нет. Кто же так пошутил над нами? Ведь тысячи людей каждый день покупают билеты на поезда и самолёты. Но как-то получилось так, что в разное время в разных местах мы купили билеты на один рейс. Неужели сама судьба дала НАМ ещё один шанс? Если так, я всё сделаю, чтобы его использовать».

Захлопнула книжицу и облокотилась о стенку. Её клонило в сон, а сил и желания лезть наверх почему-то не возникало. Задумавшись, она сама не заметила, как уснула.

***

продолжение следует...

*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 53 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1430
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:43. Заголовок: Название: Ирония суд..


Название: Ирония судьбы
продолжение...


***
Степнов, покинув купе, конечно же,не пошёл к проводнице. Вместо этого он выбрался в тамбур и уставился в окно. Мужчина не понимал, как вообще пережил сегодняшнийдень и не получил разрыв сердца. Даже для такого сильного спортсменом, каким всегда был он, подобная встреча являлась настоящей встряской.
«Как же так… я уже почти научился жить без неё, как она вдруг снова появляется в моей жизни. Случайность? Не уверен. Причём понятно, что шансов на что-то нет... Но чёрт подери, как же я рад её видеть! Слышать её смех, видеть лучистые глаза, да просто находиться рядом – лучший новогодний подарок! Кажется, желания начинают сбывать ещё раньше, чем я успел их загадать…»
Положил руку на холодное стекло, прислушался к шуму колёс. Сразу вспомнились школьные годы, «Ранетки», тогда ещё совсем не знаменитые, Рассказов. Все они были частью его, тогда ещё счастливой, жизни.Как и она. Хотя нет, не так – Ленка была центром этой жизни, а всё остальное – спутниками.
«Ладно,как будет – так будет. Не к месту теперь вспоминать прошлое, оно уже позади».
Мужчина вернулся в вагон, обошёл купе с ребятами, для порядка отчитал некоторых, а потом вернулся в своё. Картина, которая представилась ему, когда он вошёл, вызвала умиление. Ленка заснула прямо на его нижней полке, прижав к груди небольшую синюю книжечку. Она казалась умиротворённой и счастливой. Такой беззащитной и трепетной он не видел её давно. И от этого становилось теплее на душе.
Степнов наклонился, осторожно поднял на полку ноги девушки, вытащил из рук драгоценный блокнот, и накрыл её одеялом. Она заулыбалась, даже не проснувшись, обняла подушку и притянула ноги к подбородку.
Виктор едва сдержал рвавшийся наружу смех, но не позволил себе будить Ленку и поэтому где-то с полчаса просто разглядывал её. Потом же тихо забрался на верхнюю полку и постарался заснуть.

***

Последующие несколько дней превратились для старых «друзей» в настоящий рай. Они часами разговаривали, вспоминая прошлое и обсуждая настоящее. Делились всеми неудачами и успехами, новостями, вплоть до мелочей.
Проводники исподтишка посмеивались над ними, звали сладкой парочкой, порой даже кидали лукавые взгляды. Но Ленка и Виктор ничего не замечали. Или делали вид, что не замечают. Каждый из них полностью отдался сказочности этого невероятного путешествия. В один из вечеров (всего за несколько часов до прибытия в Хабаровск), вернувшись в купе, Лена лишилась дара речи. Благодаря Виктору их маленький «домик» превратился во дворец. На одной из станций Степнов умудрился купить пару гирлянд и шарики, украсив ими стены и полки. И теперь купе сверкало, как будто они были не в поезде, а на праздничном банкете. На столике стояли самые разные вкусности из вагона-ресторана, в том числе красное вино.
- Виктор Михайлович, это что такое? – она почувствовала, что краснеет.
- Ну… мы скоро приедем. И я решил устроить что-то вроде праздника. Подумал, что тебе понравится.
- Мне… мне очень нравится! – воскликнула Ленка и села. – Замечательный ужин. И купе вы красиво украсили.
Степнов упал напротив и заулыбался. Кажется, ему удалось добиться желаемого эффекта. Девушка смеялась, пила красное вино и даже сама не заметила, как перешла с ним на «ты». А потом он попросил её спеть, и она не смогла отказать. Достала гитару и задумалась.
- Что бы ты хотели услышать? – начала любовно перебирать струны.
- Не знаю даже… я могу слушать что угодно в твоём исполнении! – решил сделать ей комплимент. – Я выбираю твоему выбору. Что лежит ближе к душе – то и пой.
- Хм, к душе… - не стала говорить ему о том, что сейчас хотелось петь только весёлые песни. Как-то это не для неё, хоть настроение так и кричало о своей высокой метке. Она почувствовала себя героиней кино, причём не составило никакого труда вспомнить какого именно. – Слушайте, то, что с нами произошло, постоянно напоминает старый советский фильм «Иронию судьбы». Помните?
- Да, помню. Ты это к чему сейчас? – удивился Виктор.
- Ну, так… Голос у меня, конечно, низкий довольно. Но, может, спеть вам что-нибудь из этого фильма? Я могу.
- Здоровская идея! – он обрадовался. – Давай, хочу послушать!
Девушка снова лучезарно улыбнулась ему, а потом сосредоточилась на гитаре. Несколько секунд думала, а потом заиграла до боли известную почти каждому мелодию песни из известного фильма. У Виктора даже сердце ушло в пятки. Особенно когда она запела. Да, голос низкий для этой песни, но от этого песня стала более проникновенной и глубокой.

- Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной -
Распущенной - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.
Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный,
Не упоминаете ни днем, ни ночью - всуе...
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!
Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня - не зная сами! -
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами, -
За то, что вы больны - увы! - не мной,
за то, что я больна - увы! - не вами!


Доиграла, отпустила гитару испрятала заслезившийся взгляд за шторку из своей чёлки.
- Грустная песня, - пробормотал впечатлённый Виктор.
- Знаю, - Ленка отставила гитару. – И не во всём правдива.
- Что ты хочешь этим сказать? – Степнов встрепенулся.
- В принципе ничего… - она покраснела. – Скажи, как ты планируешь возвращаться обратно?
- Ну, тут уж родители решили на самолёте не экономить, - усмехнулся. –Им хочется встретить Новый Год с любимыми чадами, не иначе.
- То есть до Нижнего летите? – тихо спросила девушка, понимая, что надежда угасает.
- Не, в Москве пересадка. А что? – он прищурился.
- Да просто спрашиваю, - Ленка хитро ухмыльнулась. – Мало ли, как судьба решит ещё нас с тобой столкнуть. Она всё-таки умная женщина.
- То есть… - мужчина заволновался.
- А ты,правда, считаешь, что всё это просто так? Не верю, что так бывает. Пришла, оказалось, что нет в кассе всего одного нужного билета на самолёт. Это либо фантастика, либо судьба.
- Ну, в общем, не могу не согласиться, Лен… только второй раз будет уже не судьба, да? – подмигнул.
- Вы совершенно правы, Виктор Михайлович, совершенно, - лукаво улыбнулась. – Разве в триста сорок пятой школе учились ненаходчивые люди?
Степнов вскочил и начал отмерять свободное место в купе своими широкими шагами. Его мучил один единственный вопрос, который он жаждал задать. И чувствовал, что сегодня единственный шанс. Грядущий Новый год приготовил ему подарок, который осуществится, если приложить чуть-чуть усилий. И он их приложит!
- Как думаешь, что будет дальше? – решился.
- Всё получится! – улыбнулась, вставая со своего места, и подошла ближе к мужчине. – Послезавтра Новый год. Я думаю, если мы загадаем одно желание на двоих, оно сбудется, - прильнула к его широкой груди, сразу попадая в крепкие объятия. – Обязательно…
<\/u><\/a>


*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 54 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1431
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:46. Заголовок: №17 Название: «Ищит..


№17

Автор: Грасиела (Bewitched)
Название: «Ищите женщину, или Счастье быть вместе».
Пейринг: КВМ.
Рейтинг: PG.
Жанры: Romance.
Размер: миди.
Примечания автора: Выделенные жирным фразы позаимствованы из фильма Аллы Суриковой «Ищите женщину».
В фанфике представлено иное развитие событий концовки второго сезона сериала «Ранетки».
Автор видео-арта: Lanavilе
КЛИП "Ищите женщину" смотреть<\/u><\/a>
КЛИП "Ищите женщину" скачать<\/u><\/a>



***************
- Дед, я дома! – Крикнула Лена с порога и обернулась к вошедшему вслед за ней Гуцулу. – Ты чего застыл? Проходи давай! Хватит у двери топтаться.
Всё ещё немного колеблясь, Игорь снял куртку и наклонился, чтобы расшнуровать ботинки.
Лена же отправилась на поиски деда, но вернулась она быстро.
- Не, ну нормально вообще!
- Что случилось?
- Дед ушёл встречать Новый Год к какому-то другу! И даже заранее не предупредил! Ну вот к кому он мог пойти? Василий Данилович ещё вчера к детям уехал… Гуцул, ты так и будешь стоять? Ванна там, руки помой и на стол накрывать начнём.
- Лен, постой… - Он замялся на мгновение, а потом всё же спросил. – Так мы что, вдвоём будем?
- Похоже на то. – Пожала она плечами. – А тебе что-то не нравится?
- Да нет, ничего. – Непонятно чему улыбнулся Игорь. – Я быстро.

***************
Они сели за стол за полчаса до полуночи. По телевизору в преддверии новогодней речи президента шла какая-то развлекательная программа с обилием «звёзд» российской эстрады.
- Ну что, Ленок, давай проводим старый год?
- Какая я тебе «Ленок»? – Не к месту вспомнила девушка.
- Ой, простите, Елена Никитична, забылся. – Подыграл Гуцул.
- Уж так и быть, прощаю, Игорь Сергеевич, но только в честь праздника.
- Вот и славно.
Гуцул профессионально разлил шампанское по бокалам и протянул один девушке.
- За что выпьем? – Спросила она, принимая фужер.
- Давай за то хорошее, что принёс этот год. В частности, за наше более близ-кое знакомство. – Игорь искренне улыбнулся. – Ты знаешь, я очень рад, что после того, как мою школу расформировали, я попал именно в тот класс, где учишься ты, что мы сыгрались в баскетболе… Ты – прекрасный друг, отлич-ная напарница…
- Вот на этом и остановимся. – Поторопилась прервать речь Гуцула Лена.
Она не хотела слышать от него признаний в чём-то большем, чем просто дружба. Её вполне устраивали те отношения, что были между ними сейчас.
- Я тоже рада, что мы подружились, мне с тобой действительно легко и интересно. Надеюсь, что всё так и останется. – Произнесла девушка, глядя на слегка поникшего одноклассника.
Но к Гуцулу быстро вернулось его обычное расположение духа:
- Ладно, пора уже старый год провожать! Пусть всё плохое останется в прошлом!
- И всё лучшее перейдёт в будущее!
Звон бокалов, открытые улыбки…
Игорь подался к Лене, намереваясь поцеловать её, а она, не ожидая этого, чуть повернулась, и очень неудачно: шампанское из Ленкиного бокала выплеснулось на белую рубашку Гуцула.
- Ой! – Кулёмина отпрянула в сторону. – Прости, пожалуйста, я ненарочно.
- Да ладно, Лен, ничего страшного. – Игорь поставил бокал на стол и посмотрел на расплывшееся пятно.
- Это сейчас ничего страшного, а потом пятно пожелтеет и будет совсем не айс. Так что давай-ка по-быстрому застираем.
- Лен, не надо. Встречу Новый Год так.
- Снимай давай. – Упорствовала Лена. – А я пока подберу тебе что-нибудь из папиных вещей.
- Лен…
- Мне самой её с тебя снять?
- Я был бы не против. – Вдруг ухмыльнулся Гуцул.
Кулёмина оторопело моргнула:
- Ни финты ж себе заявочки! Иди в ванную, Казанова!

***************
Лена перебирала отцовские рубашки, когда раздался звонок в дверь. Схватив более-менее подходящую сорочку, девушка кинулась к входной двери и, да-же не глянув в глазок, распахнула дверь. И застыла в тот же момент.
Дед Мороз пожаловал… В халате, расшитом мишурой, валенках, краснощёкий и с бородой – он был удивительно похож на волшебника из новогодних сказок и, если бы не поразительно знакомые глаза, мог бы остаться неузнанным…
- С Наступающим!
- Спасибо. – Выдавила Лена, отступая на шаг. – Вас также.
- Можно войти?
- Да, конечно.
Девушка нервно комкала в руках глаженую рубашку, не в силах отвести взгляд от крепко нарумяненного лица бывшего учителя физкультуры.
- А где Пётр Никанорович?
- Не знаю. Написал, что будет встречать Новый Год с друзьями. Я думала, что с Вами…
- Нет, мне он позвонил утром, поздравил и всё.
- Опять что-то скрывает. – Пожаловалась Лена.
- Думаю, ничего серьёзного. – Тепло улыбнулся Виктор. – Может быть у него кто-то появился…
- Вы считаете, что такое возможно?
- А почему нет? Пётр Никанорович ещё молодым фору даст!
- Это точно. – Улыбнулась Лена. – Да Вы проходите, Виктор Михайлович, Новый год скоро!
- Спасибо, Лен, но я ненадолго. Просто зашёл тебя поздравить и подарок от-дать.
- Подарок?
- Да, сейчас.
Степнов начал рыться в карманах красного халата, и тут из ванной донёсся голос Гуцула, о котором Лена и думать забыла:
- Лен, ну ты где там?
Виктор замер, поднял голову и пристально посмотрел девушке в глаза, а она на миг забыла, как дышать.
Приоткрылась дверь ванной.
- Лен?
Посмотрев на соперника – молодого, дерзкого, с оголённым торсом – Степ-нов ухмыльнулся, но как-то болезненно, словно его только что ударили под дых.
- Я помешал. Извините.
Он вытащил из кармана найденную плоскую коробочку и положил её на тумбочку:
- С Новым Годом! – И вылетел из квартиры, так что взметнулись полы его новогоднего костюма.
Лена осторожно прикрыла дверь, устало прислонилась лбом к прохладной поверхности, а потом развернулась спиной и со всей дури ударила по ней пяткой:
- Чёрт!
- Лен?
- Боже, так не бывает… Это какой-то дурацкий сериал! Мыльная опера просто!.. Мексика и Бразилия нервно курят в сторонке!..
Неестественно весело хохоча, Кулёмина сползла на пол и закрыла лицо руками.
- Лен, это кто был?
Девушка убрала руки и зло посмотрела на парня:
- А ты не узнал? Просвещаю. Это был наш бывший учитель физкультуры и тренер по совместительству, а ныне скриптсупервайзер… или суперскрипт… - тьфу, фиг выговоришь! – фильма «Завтра будет вчера» Виктор Михайлович Степнов. Любить и жаловать необязательно.
- Степнов?
- Ну не Папа Римский точно!
- Я не понимаю, почем ты так реагируешь?
- А как по-твоему я должна реагировать, Гуцул? Ты представляешь, что он подумал, увидев тебя без рубашки?
- Да какая разница?
- Никакой. – В один миг успокоившись, холодно ответила Лена. – Теперь уже никакой.
Она кинула парню рубашку:
- Одевайся, а то замёрзнешь.
Игорь внимательно смотрел на её непроницаемое лицо.
- Лен?
- Куранты бьют. – Услышала девушка и медленно поднялась с пола. – Пойдём, хоть Новый Год по-человечески встретим.

***************
В половине первого ночи в квартире Кулёминых раздался звонок. Гуцул облегчённо выдохнул, когда увидел в глазок, кого принесло в самый разгар праздника, открыл дверь и тут же потащил Новикову в комнату, не дав ей даже снять куртку. А там… Глазам Леры предстала удивительная картина: Елена Никитична Кулёмина, её одноклассница и коллега по группе «Ранет-ки», ведущая здоровый образ жизни и вечно шарахавшаяся от алкоголя, методично напивалась. Одна пустая бутылка из-под шампанского валялась в метре от Лены, которая в данный момент, сидя на полу и не утруждая себя поисками бокала, прихлёбывала игристое вино прямо из горлышка.
- Это что такое? – Ошеломлённо выговорила Лерка, повернувшись к Гуцулу.
- А это Лена так Новый год празднует.
- О, какие люди! С Новым годом, Лер! – Лена, заметив подругу, улыбнулась и отсалютовала ей бутылкой шампанского.
- И тебя, Лен, с Новым годом!
- Выпьешь со мной? За праздник?
Кулёмина поднялась с пола, подошла к Лере и протянула ей бутылку.
- Извини, с бокалами туго.
- Эээ… Лен, я на минутку, ладно?
Новикова схватила Гуцула за руку и буквально вытащила его в прихожую, где тут же и накинулась с вопросами:
- Ты что с ней сделал?
- Лер, успокойся. Я здесь совершенно не причём.
И Игорь быстро поведал однокласснице, что произошло незадолго до боя Курантов.
Выслушав его рассказ, Лера мгновенно стала серьёзной и лишь пробормотала:
- Весело… Так, ладно, будем решать проблемы по мере их поступления.
- И как ты себе это представляешь? К Ленке сейчас и подойти страшно.
- Слушай, Гуцул, ты мужик или тряпка половая? Хочешь, чтобы Лена была счастлива?
- Я бы предпочёл, чтобы она была счастлива со мной. – Тихо признался Игорь.
- Ты немножко опоздал. – Сказала, как отрезала Лера.
Она повесила куртку на вешалку в прихожей, мельком взглянула на себя в зеркало и уже направилась, было, в комнату, как услышала:
- Лер, ты, может, слышала когда-нибудь, что девушку украшает скромность…
- Ну, это когда нет других украшений!
– Тут же парировала Лерка, поправляя тоненькую лямку своего весьма откровенного платья. – Значит так. Не мешай мне, не маячь перед глазами, не говори глупостей, а лучше всего – останься здесь.
- Что это вдруг? – Заартачился Гуцул.
- Потому что, если ты мне помешаешь, следующий труп будет твой, а убийцей буду я!
- У нас что, уже трупы есть?
- Если из-за тебя ситуация усложнится, то точно будут! – Пообещала Новикова сквозь зубы, прежде чем пойти к Лене.

***************
С улицы доносились радостные крики, взрывы петард и фейерверков, но Лена, казалось, не замечала этого. Она снова сидела на полу, не выпуская из рук бутылку шампанского.
- Лен, давай поговорим. – Осторожно толкнула её плечом усевшаяся рядом Лерка.
- О чём? – Нехотя повернула голову Кулёмина.
- О том, что тебя беспокоит.
- А меня совсем ничего не беспокоит, Лер. Абсолютно. У меня сейчас в голове нет ни одной мысли, там пусто. И знаешь, это так здорово. Спокойно.
Она глотнула ещё шампанского и поморщилась.
- Дай-ка это мне.
- Зачем?
- Потому что тебе хватит, Лен.
- Это кто сказал? Слушай, Лер, сегодня же праздник, так? Значит можно не только выпить, но и с полным правом напиться.
- Из-за Степнова? – Тихо спросила Лера.
- Уже доложили, да? Гуцул! – Крикнула Лена и в дверном проёме тут же по-казалась взъерошенная макушка. – А тебя не учили держать язык за зубами?
- Что-то не припомню. – Хмыкнул Игорь и зашёл в комнату. – Лен, ты на тумбочке у двери оставила.
В руках он держал небольшую коробочку, обвязанную подарочной лентой.
Ленка сразу поняла, что это такое, и со страхом посмотрела на подарок – ЕГО подарок.
- Откроешь? – Поинтересовался Гуцул.
- Н-нет…
- Трусишь? А я думал, ты храбрая.
- Не надо брать меня на понт. – Нахмурилась девушка. – Я не боюсь.
Лера внимательно наблюдала за их разговором, а потом сама потянулась к коробочке.
- Раз не боишься, давай посмотрим.
Она не успела даже коснуться подарка – Лена перехватила его раньше.
- Правильно. – Кивнула Новикова. – Открывать должна именно ты, ведь тебе подарили.
Теперь уже яростного взгляда удостоилась Лера. Но она добилась своего – Лена начала развязывать ленточку.
Внутри оказалась небольшая серебряная подвеска на цепочке. На украшении была гравировка…
- Что там? – Не сдержала любопытства Лерка.
Кулёмина молча протянула ей украшение, но из рук его не выпустила.
- «Я всегда рядом». – Вслух прочитала Новикова.
- И что? – Спросил вдруг Гуцул, присаживаясь рядом с Леной. – Ты боишься, что не сможешь спрятаться от Степнова, даже если захочешь?
- Твои хохмы сейчас неуместны. – Мрачно пробормотала Кулёмина, не отрывая взгляда от украшения.
- Ладно, прости. – Посерьёзнел Гуцул. – Лен, ну, я, вроде, не совсем дурак, и понимаю, что всё не просто так… Помнишь, я спрашивал тебя, как ты к нему относишься?
- Помню.
- Ты тогда толком не ответила, отговорилась, что, мол, он учитель, ты ученица, и между вами ничего не может быть.
- И? Ведь так и есть.
- Так да не так. Он уже не твой учитель.
- Чего ты хочешь, Игорь? – Устало спросила Лена, возможно впервые обратившись к Гуцулову по имени.
- Чтобы ты была счастлива.
- Спасибо. Это очень мило с твоей стороны.
Она снова опустила голову и осторожно погладила подвеску подушечками пальцев, а потом надела цепочку на шею.
- Ленка! – Новикова вдруг схватила девушку за руку. – Сегодня Новый год! И в эту ночь может произойти всё, что угодно, всё, о чём мечталось, может исполниться любое желание, даже то, которое казалось совершенно невыполнимым!
- Лер… - Устало усмехнулась Кулёмина. – Твой бы энтузиазм да в мирных целях… Я не верю в сказки, чудеса, волшебство и далее по списку. И ничего в эту ночь не произойдёт. Я просто лягу спать, вот и всё.
Апатия… Именно это слово лучше всего определяло в данный момент со-стояние Лены. У неё не было желаний, не было веры в лучшее. Только усталость и боль. И хотелось поступить как в детстве: забраться в кровать, укрыться с головой одеялом, дожидаясь, пока все самые страшные чудища исчезнут, а потом тихо проскользнуть в комнату родителей и улечься между ними. Они её обязательно обнимут, поцелуют в макушку, и так она и уснёт, чувствуя себя счастливой и любимой, и совершенно забыв о ночных кошмарах.
Но родители сейчас далеко, а ей уже не четыре года, чтобы забираться к ним в постель, прячась от всяких ужасов. Всё изменилось.
- Лен, твоё счастье сейчас зависит, в основном, от тебя самой.
- Что ты имеешь в виду?
- Только то, что для начала тебе нужно разобраться в своих чувствах. – Улыбнулась Лерка, радуясь тому, что вытащила подругу из состояния оцепенения.
- Новикова, ты такая умная, что я диву даюсь, как в тебе при этом уживается такая наивность! Разобраться в своих чувствах – ах, как просто это сделать!
Девушка наигранно засмеялась.
- Ёрничай, сколько влезет. – Лера слегка поджала губы. – Только я тебе всё-таки кое-что скажу. Пока ты не откроешься и не разберёшься в себе, так и будешь дрейфовать между запутанным прошлым и неясным будущим.
- Я не понимаю… Что ты предлагаешь? – Замучено посмотрела на подругу Лена.
- Поговори. Если не готова открыться кому-то, то поговори сама с собой. И не смотри на меня, как на психа! Это то, что тебе нужно.
- И как ты себе это представляешь? – Ленка вскочила на ноги и грозно упёрла руки в бока. – «Лен, а что думаешь по этому поводу? Лен, а он тебе нравится? Лен, а чего ты боишься?»
Она кривлялась, корчила рожицы, но за всем этим скрывалась боль, требующая выхода, потому что жить с ней и дальше было невыносимо.
- А ты боишься? – Тихо спросил Гуцул, о присутствии которого все как-то позабыли.
- Да! Я боюсь, чёрт побери всё на свете! – Закричала, не выдержав, Лена. – Я боюсь, словно какая-то овца!
- Почему овца? – Недоуменно переглянулись Лера и Игорь.
- Ну не баран же!!! – Взяв с пола недопитую бутылку шампанского, Кулёмина стремительно ушла на кухню.
Она забралась на широкий подоконник и посмотрела на улицу, прислонившись лбом к холодному стеклу. Там кипела жизнь: кто-то лепил снеговика, кто-то играл в снежки, а кто-то распевал весёлые песенки… И всем было хорошо, все были счастливы. А она чувствовала себя одинокой, запутавшейся и жутко несчастной.
Не прошло и минуты, как в кухню зашла Лера. Она села на табуретку в метре от подруги и… ничего не сказала. Словно поняла, что сейчас это не имеет смысла.
Следом за Новиковой явился Гуцул. И вот он молчать не стал.
- Лен, а ведь Лерка права: тебе необходимо разобраться в себе. И ещё… Я не хотел говорить и не стал бы этого делать, но…
Сказать сразу он всё-таки не решился, замялся под внимательным взглядом серо-зелёных глаз Лены, а потом выпалил на одном дыхании:
- Короче, когда Степнов ударил меня, я его спровоцировал!
Несколько мгновений, показавшихся всем невероятно долгими, в кухне стояла тишина, пока Лена не прошептала, с трудом шевеля губами:
- Что? Как?
Она слезла с подоконника и подошла ближе к Гуцулу, и теперь, не отрываясь, смотрела ему в глаза.
- Так. Я ведь тогда прекрасно видел, что он злится, и причины на тот момент уже понимал… Ну и меня ещё словно чёрт за язык дёрнул… Я спросил Степнова, ревнует ли он… Вот Виктор Михайлович и не сдержался.
Ленка медленно переваривала информацию. А потом тонкая рука быстро взметнулась и тут же опустилась – Гуцул потёр щёку, на которой едва замет-но проступил след кулёминской ладони.
Лена зло смотрела на парня, не понимая, как могла быть такой наивной. Нет, конечно, поведение Виктора Михайловича не оправдывает эта провокация, всё же он старше, опытнее, и должен был сдержаться, но теперь ситуация стала немного понятнее.
- А вы точно два сапога пара. – Хмыкнул Игорь. – Ладно-ладно. Заслужил, признаю. Но знаешь, Лен, ты тоже хороша! Ты ведь флиртовала со мной, и при нём в том числе. Доводила его до точки кипения…
- Я не ожидала, что он может так отреагировать.
- Ты его характера не знала? Или считаешь, что мужчине, который тебя любит, приятно смотреть на то, как ты флиртуешь с другим?
Ленке стало стыдно. Она ведь всё видела, сознавала… Но так хотелось узнать, как Виктор будет реагировать на её поступки, проверить, насколько сильна её власть над ним… Идиотка!
Кулёмина чуть слышно застонала, испытывая в данный момент одно желание – постучаться лбом о бетонную стену.
- Лен? – Позвал Гуцул.
Она посмотрела на него искоса и снова отвернулась.
- Мне жаль, что так получилось.
- Не думаю, что ей сейчас это нужно. – Подала голос Лера. – Тебе, наверное, лучше уйти.
- Сейчас уйду. Только… Лен! – Он схватил девушку за плечи и вынудил её посмотреть на себя. – Послушай меня напоследок. Лен… Ты определись, чего боишься больше.
- В смысле? – Всё ещё злясь на него, спросила Кулёмина.
- Ты боишься быть со Степновым… А быть без него ты не боишься?
- Без него?
- Да, без него. Потому что, ты извини, конечно, но как бы Степнов к тебе не относился, всю жизнь вокруг тебя ходить кругами он не будет! Рано или поздно и ему надоест. И тогда ты останешься без него. Это тебя не пугает?..
За Гуцулом уже давно закрылась входная дверь, а Ленка так и стояла, прислонившись к подоконнику, сжимая замёрзшими пальцами его край. В голове крутилась одна и та же фраза: «Ты останешься без него… Без него…»

***************

продолжение следует...

*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 51 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1432
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:48. Заголовок: Название: «Ищите жен..


Название: «Ищите женщину, или Счастье быть вместе»
продолжение…


***************
- А он неплохой парень. – Протянула Лера, глядя на задумавшуюся подругу.
- Неплохой. – Подтвердила Лена.
- Только тебе совсем не нужен. – Это был не вопрос – констатация факта. – Потому что тебе уже давно нужен другой. Это ты понимаешь?
- Лер, не разговаривай со мной, как с маленькой, это раздражает. – Буркнула Кулёмина. – Я прекрасно понимаю, кто мне нужен. Только не могу понять, в качестве кого. Знаешь, всё было легко и просто, пока мы были только друзь-ями и держались в рамках этих отношений. Ну, почти всегда просто.
Лена вдруг слегка улыбнулась, вспомнив, как в десятом классе Борзова доп-рашивала её на предмет отношений со Степновым. Так Людмила Фёдоровна тогда и не выяснила, кто из них кому на шею вешается.
И воспоминания вдруг закружили Лену в своём водовороте…
Вот они с Виктором Михайловичем впервые отрабатывают броски после ко-мандных занятий… И он провожает её домой, и улыбается так светло, по-доброму, что она почти забывает, что идёт рядом с учителем…
А вот помогает ей с рукописью. И заходит за ней домой, как раз после той неприятной разборки с Борзовой. Смущается, мнётся у дверей, а дед его ещё и подкалывает… Позже, по дороге в школу, они встретили Светочку, и Вик-тор начал с ней болтать, даже бегать согласился, и ещё её, Лену, додумался позвать! Как она тогда злилась! Но даже не попыталась понять, откуда взя-лась эта странная злость…
- Мне нравилось общаться с Виктором Михайловичем. – Тихо заговорила Лена, облекая свои воспоминания в слова. – Он никогда не относился ко мне как к ребёнку, не доставал своим сочувствием, когда родителей в Нигерии в заложники взяли, помогал с дедом… Всегда был рядом и делал всё, что было в его силах, если у меня возникала сложная ситуация. Я очень скоро привык-ла к тому, что у меня есть Друг, близкий, проверенный.
- А потом что-то изменилось? – Рискнула спросить Лера, подталкивая Кулё-мину в нужном направлении.
- Изменилось. – Кивнула Ленка. – Для начала изменилось то, что буквально все начали подозревать нас в том, чего не было. Вспомнить хотя бы мой прошлогодний день рождения, когда вы с девчонками допытывали меня по поводу того, что на моём празднике делает Виктор Михайлович…
- Ну, согласись, это было странно.
- Да ничего странного! Я же ещё тогда всё объяснила: он помогал нам с де-дом пакеты из магазина донести и сорвал спину, поднимаясь по лестнице. Вот и всё. А вы сразу что-то себе напридумывали!
Лена снова замолчала, перебирая в памяти события прошлого года.
- Ты знаешь, мне ведь в тот момент, когда родителей взяли в заложники, да-же поговорить было не с кем. Дед попал в больницу, у вас с девочками свои какие-то проблемы. Я чувствовала себя совершенно одинокой. Хотя рядом было сильное плечо… И когда мне стало совсем невмоготу молчать, я при-шла именно к Виктору Михайловичу. Рассказала ему тогда обо всём, что ме-ня тревожило. Стало легче.
Лена затаила дыхание, неожиданно вспомнив…
- Именно в тот момент он произнёс эту фразу, Лер…
- Какую? – Не сразу сообразила Новикова.
- «Если что, я всегда рядом».
Ленка молчала, чувствуя, как благодарно сжимается сердце при мысли о том, сколько всего сделал для неё Виктор.
- И он действительно всегда был рядом. А когда родителей освободили, зна-ешь, я ведь в первую очередь бросилась к Виктору Михайловичу, мне имен-но с ним хотелось поделиться этой новостью. У него тренировка шла, но мне было всё равно. Кинулась ему на шею, рассказала, что случилось, он закру-жил меня по залу… Я была такой счастливой в тот момент. И он искренне радовался тому, что у меня наконец-то всё в порядке…
Закончился учебный год, наступило лето и я почти не вспоминала о Викторе Михайловиче. Жизнь вошла в свою колею… Родители вернулись домой, ма-ма вскоре родила, я помогала ей с маленьким… Всё было нормально, как у всех. А в сентябре меня огорошили известием, что мама с папой снова уез-жают. Учёные до мозга костей, они не смогли отказаться от продолжения экспериментов над вакциной, которую разрабатывали. Так я снова осталась одна с дедом.
- А Витенька? Вы общались?
- Не так чтобы очень… Я была рада видеть его Первого сентября. Может, знаешь, иногда так бывает: проходит какое-то время и воспоминания приту-пляются, и порой, если долго не видишь человека, в общении появляется дискомфорт. Но вот у нас с Виктором Михайловичем этого не было. И в тот день, когда родители с братом улетели в Швейцарию, он пригласил меня в на концерт классической музыки.
- О, да у вас свидание было! – Воскликнула Лерка с довольной улыбкой.
- Новикова! Какое свидание? Просто встреча двух друзей, культпоход, ниче-го более. Хотя это могло бы быть свидание, только не моим и Виктора, а его и Светочки.
- Подожди, Светочки? Библиотекарши? А она-то причём?
- А она всегда причём, когда дело касается Виктора Михайловича. – Буркну-ла Лена. – В общем, как я поняла, их в очередной раз попытались свести, для этого вручили два билета на концерт, но тут появилась я и обломала Светоч-ке все её радужные планы. Упс.
Девушка развела руками и не смогла сдержать улыбки.
- Потом у меня возникли сложности… Правда, я заметила, что именно тогда, когда в моей жизни случаются проблемы, у нас с Виктором Михайловичем и начинают развиваться отношения. Вот и в тот момент он пришёл на выручку.
- А что случилось-то?
- Лер, я не хочу вдаваться в подробности. Скажу только, что ситуация была опасная и, если бы не Виктор Михайлович, не знаю, как бы из неё выбралась.
- По-моему, мне Лёшка на что-то такое намекал… - Задумчиво протянула Новикова. – Степнов у него, вроде, подслушивающее устройство просил…
- Не удивлюсь, если такое было. – Хмыкнула Лена. – Ох, блин, ладно, расска-зывать – так рассказывать. Только, Лер, если от тебя об этом узнает хоть кто-нибудь, не обессудь…
- Поняла. – Поспешно согласилась Новикова и для убедительности покивала.
- Смотри у меня. Короче, у нас с дедом возникли материальные проблемы, - Кулёмина всё-таки не стала посвящать подругу в причины этих проблем, - и, чтобы решить их, мне пришлось устроиться на работу. Только доход всё рав-но был маленький, денег хватало лишь на еду. А в один из дней ко мне по-дошли два представительных мужика…
- Что хотели?
- Не то, о чём ты подумала. – Скривилась Лена. – Они привели меня в под-польный клуб, где проходили бои без правил, и предложили участвовать. Деньги, конечно, хорошие посулили, только я ведь никогда профессионально не дралась, а там такие бабенции… Но я согласилась: когда дед заболел, ему лекарства понадобились, – и после их покупки денег снова не стало… Чтобы иметь возможность хоть что-то противопоставить соперницам, я попросила Виктора Михайловича потренировать меня, показать несколько приёмов под предлогом того, что район у меня опасный, мало ли кого встречу в тёмном переулке… И он согласился.
Вскоре начались бои. Каким-то чудом я побеждала, отделываясь лишь синя-ками. Появились хорошие деньги, а из-за этого снова начались проблемы. Дед начал подозревать, что я попала в плохую компанию и занимаюсь гра-бежом прохожих… Так он ещё наплёл это Виктору, и тот поверил, обвинил меня… Как я тогда разозлилась! Это ж надо! Я рискую здоровьем, чтобы сделать нашу с дедом жизнь сносной, а меня обвиняют в преступлении!
- И после этого ты его простила? – Удивлённо вскинула бровки Лера.
- Виктор Михайлович мне жизнь спас. – Тихо, но твёрдо произнесла Кулёми-на.
- Как так?
- Ну, дед-то его основательно накрутил, плюс Степнов сам заметил мои си-няки… Начал следить за мной. Когда мог, до дома провожал… Видимо, в этот момент он и попросил твоего Лёшу достать жучок…
- Детектив какой-то! – Воскликнула Новикова.
- Ага, с элементами боевого экшна. В общем, мне надоело подставляться на ринге, денег я уже заработала достаточно, но уйти оказалось совсем не про-сто… В очередном бою против меня выставили какую-то бодибилдершу, с которой я не смогла справиться. Нокаут. Виктор вытащил меня с ринга, ми-моходом, кажется, раскидав дельцов. Я плохо помню, не в том состоянии была… Привёз меня домой… - Лена сделала паузу, вновь переживая то своё поражение. – На следующий день я рассказала деду, что участвовала в боях, не хотела говорить, знала же, что хуже будет, но он настаивал, а мне и так плохо было. Короче, после моего рассказа у него случился сердечный при-ступ. Хорошо, Степнов зашёл к нам, вызвал «скорую», деда в больницу от-везли. Я снова могла остаться совсем одна, но… Рядом был Виктор… Он ви-дел, что неподалёку от дома дежурят мои, так сказать, наниматели, и в ту ночь не ушёл, ночевал у меня…
- У вас что-то было тогда?
- Лерка! – Лена укоризненно покачала головой. – Что ты такое говоришь?
- Извини. Но вопрос просто напрашивался.
- Не было у нас ничего! И быть не могло. Он просто был рядом. Утром при-готовил мне завтрак… - Лена покраснела, вспомнив то утро. – Потом ушёл на работу, запретив мне вообще рыпаться. А когда вернулся, не застал меня до-ма, и позвонить он мне не мог, потому что сам забрал мой мобильник.
- Куда ты делась-то, после нокаута гулять пошла?
- Типа того. Если помнишь, Лерочка, - ехидно произнесла Кулёмина, - у ка-кой-то группы в тот день был концерт. И что мне оставалось? Я не могла вас подвести.
- А, точно! Я помню, как ты явилась вся разукрашенная! – Лера испуганно зажала рот. – Капец!
- Капец был потом, когда я домой вернулась. Таким злым я Степнова до это-го дня и не видела… Как же он орал… Но имел право, не отрицаю.
А ещё в тот вечер я, хоть и не сразу, заметила у Виктора на лице ссадины. Спросила, откуда они, а он отговорился, что, дескать, о косяк ударился, когда меня бросился искать. И, похоже, ударился он дважды: ссадины были с двух сторон… Но допрашивать я не стала.
Той ночью я осталась одна. Виктор ушёл, сказав, что больше из клуба меня никто не потревожит, а я тогда сразу не поняла – почему. Подумала, что, мо-жет, он им просто очень понятно объяснил, что лучше меня не трогать… На следующий день пришёл очень рано, весь помятый, как будто дома и вовсе не был…
- Ага, на коврике у твоей двери ночевал…
- Вид был именно такой. – Хмыкнула Лена и снова ненадолго замолчала.
Она смотрела в окно, вспоминая, как позволила себе проявить чувства, как не смогла сдержаться… Виктор тогда был такой милый, трогательный, при взгляде на него так сжималось сердце, что хотелось обнять его, прижаться тесно-тесно, и не отпускать… Но она осмелилась только провести кончиками пальцев по его щеке, стараясь вложить в это прикосновение всё, что чувство-вала…
- Днём я отправилась проведать деда, а там как раз Виктор Михайлович был. Опять начал возмущаться, пытался меня воспитывать… Дед над нами только посмеивался. Виктор вскоре потащил меня домой, накормил… Знаешь, так хорошо было от его заботы… Он просто был рядом, а я чувствовала себя за-щищённой… Мои раны заживали, дед тоже поправлялся… Наверное, можно было сказать, что всё хорошо, только в один из дней я заметила, что с Викто-ром что-то не так. Я ему хотела какой-то приём показать, а он вскрикнул, схватился за бок… Так я и узнала, что он дерётся за меня, было уже два боя и ему сломали ребро…
- Что? – Лерка вытаращилась на подругу так, словно у той вдруг рога и хвост выросли, ну или как минимум грудь пятого размера.
- Можешь себе представить? Со сломанным ребром Виктор продолжал забо-титься обо мне! Я его тогда никуда не отпустила, заставила остаться… И в тот вечер я написала свою первую песню.
- «Лети», да?
- Да.
- Ленка, а ты помнишь, какие там слова?
- Всё я помню. – Опустив голову, пробормотала девушка. – «И ты узнаешь: я люблю тебя»…
- Так, может, это и есть ответ на все твои вопросы самой себе, а?
- Лера… Это песня. В жизни всё несколько сложнее… Никто не отменял на-шу разницу в возрасте…
- Ой, вот только не нужно мне про это заливать, Лен! Я ведь встречалась с парнем, который был старше меня, и ничего.
- Ничего? А чем всё закончилось, Лер? – Грустно посмотрела на подругу Ку-лёмина.
- Из-за того, что мне попался козёл, ещё не значит, что все отношения с большой разницей в возрасте заранее обречены на провал. Ко мне никто и никогда не относился так, как Степнов относится к тебе… - Лера чуть слыш-но вздохнула. – Ты, кстати, так и не дорассказала, чем закончилась эта исто-рия с боями.
- Пока деда не выписали, мы с Виктором продолжали жить под одной кры-шей. Он всё также дрался за меня, ему нужно было одержать определённое количество побед, иначе из этой кабалы не представлялось возможным вы-браться… И ему это удалось! Не знаю, каким уж чудом, но он сумел! Выиг-рал, несмотря на сломанное ребро! После этого в эпопее с боями была по-ставлена точка.
- Слава Богу! Ленка, он столько для тебя сделал… Как после этого ты вообще чего-то можешь бояться?
Кулёмина пожала плечами.
- Я так привыкла, что Виктор Михайлович всегда рядом со мной, всегда по-может, что, наверное, принимала это как должное. Честно говоря, не помню даже, чтобы я во время нашей боевой эпопеи благодарила его за помощь… - Лена опустила голову, коря себя за глупости, но вскоре снова заговорила. – После этой истории моё общение с Виктором как-то само собой сократилось. Он по-прежнему бывал у нас дома, писал с дедом роман, но и общался пре-имущественно с ним. От меня он, можно сказать, прятался. А один раз – это умора была! – я с Анькой пришла домой, родителям позвонить собиралась, а дед какую-то чушь начал нести, дескать, в комнату не входите, не то Муза упорхнёт. Так и хотелось пальцем у виска повертеть. А когда Аня ушла, дед начал эту Музу искать. Ну, думаю, всё, пора вызывать санитаров. И тут Муза проявилась: со шкафа подушка упала. Поднимаю я голову и меня пробивает на ржач: там возлежит себе Степнов, одеяльцем прикрытый… Как дед ска-зал, Карлсон…
И опять мы виделись лишь на уроках…
А потом случилась одна очень неприятная история. Когда дед и Виктор до-писали роман и его издали, пришёл журналист, чтобы взять у авторов интер-вью. Но то, что напечатали в итоге… В той статье было что-то вроде, что фантаст Кулёмин исписался, весь роман – заслуга Степнова, и тому подоб-ное. Такой бред… Но это я потом поняла, а сначала поверила, что Виктор мог поступить подло. Меня дед убедил… Да, глупая отговорка. Я не должна была верить в эту чушь, но поверила… Позже мне было так стыдно за это, за те обвинения, которые я бросала Виктору. Я чувствовала себя такой кретин-кой… Когда вышло опровержение, пыталась извиниться, но он сказал, что это ерунда, хотя было видно, что обижен. Я его понимаю. Мы с дедом были для Виктора близкими людьми, он столько для нас сделал, и, несмотря на это, мы его предали… Он ведь даже не хотел идти на презентацию их с де-дом романа, но Ритка Лужина схитрила и Виктор Михайлович там появился. И вот тогда я, глядя на него, позволила себе признаться… - Лена замолчала, боясь повторить те слова.
- В том, что ты его любишь? – Поторопила подругу Лера.
- В том, что он мне нравится, и не только как учитель, но и как мужчина. – Глядя на зимнюю ночь, произнесла девушка. – Тем вечером, придя домой, я взялась за чтение романа. Герои оказались очень узнаваемы…
- Ты и он?
- Да. Утром я сказала Виктору, что у книжных персонажей нет будущего… А через несколько дней, перед нашим концертом в Лужниках, увидела Степно-ва в костюмчике, с цветами… Ты же сама тогда выдвинула предположение, что он на свидание собирался. Я разнервничалась, побежала в учительскую, чтобы узнать, действительно ли это так, и Яна Ивановна подтвердила. Спро-сила, не нравится ли это мне, я и сказала, что не нравится, а потом добавила, что, кажется, я к Виктору неравнодушна… Чёрт меня за язык дёрнул! Яна рассказала всё Степнову, а он на следующее утро после своего свидания примчался к моему дому с коробкой конфет и сказал, что я ему нравлюсь.
- Смело…
- Лер, у тебя сейчас глаза из орбит выскочат. – Буркнула Кулёмина.
- Извини, просто то, что ты рассказываешь… Это прям какой-то роман!
- Да уж… То боевик, то детектив, то мелодрама… Не жизнь, а сплошное ки-но!
- Как ты отреагировала на его признание?
- А как я могла отреагировать, Лер? Сказала, что мне нужно подумать, что не стоит ему больше ждать меня у подъезда, и пошла в школу. Всё вдруг стало слишком сложно…
- Вдруг? Лен, по-моему, сложно всё стало значительно раньше. Просто после признания Витеньки ты испугалась. Если раньше ты сознательно считала его только другом, не пытаясь разобраться в том, что реально чувствуешь, то те-перь ты оказалась в такой ситуации, когда необходимо что-то решать. Но те-бе этого не хотелось…
- Не хотелось… Я бегала от Степнова, едва он попадал в поле моего зрения. Ну а потом он предложил забыть о его словах, вернуться к тому, что было раньше, и я, конечно, согласилась. Только дружбу мы всё равно потеряли…
К тому времени появился Гуцул, мы начали с ним тренироваться… И вот чем всё это закончилось…
- Лен, ты сама веришь в то, что сейчас говоришь? Закончилось?
- Я сказала ему, что теперь между нами вообще ничего не может быть. – Ку-лёмина низко опустила голову, чтобы только не смотреть Лере в глаза. – Всё. Конец.
- Так и сказала?
- Да.
- Дурочка. – Мягко произнесла Новикова. – Тебе ведь было не всё равно, ко-гда он уходил…
Ленка снова посмотрела в окно.
- Нет конечно. Но я не знала и не знаю, что мне делать…
Негромко хлопнула входная дверь. Девушки замерли, но вскоре расслаби-лись – на кухню зашёл Пётр Никанорович:
- О, молодёжь! С Новым Годом! Всё сидите?
- Дед, ты где был? – Мрачно глядя на весёлого фантаста, спросила девушка.
- У друзей. Я же написал.
- А предупредить лично не мог?
- Леночка, не будь букой. Новый Год всё-таки!
Девушка недовольно отвернулась.
- Лерочка, может ты просветишь меня, что с моей внучкой?
- Она принимает важное решение. – Мягко улыбнулась Лера, а Кулёмина тут же одарила её недобрым взглядом. – Мне уже пора. Спасибо за гостеприим-ство, Лен.
- Всегда пожалуйста. – Произнесла она, поднимаясь со стула.
Уже выпустив подругу из квартиры, Лена произнесла:
- Спасибо тебе. – Она не уточнила – за что, но всё было и так понятно.
- Не благодари меня. Лучше пообещай кое-что…
- Что?
- Прими решение. И будь счастливой.
Улыбнувшись на прощание, Лера начала спускаться по лестнице.
На улице было морозно и уже не так шумно, как пару часов назад. Сделав несколько шагов, Новикова приостановилась, увидев на детской площадке знакомый тёмный силуэт. Она подошла к Гуцулу и присела рядом с ним на лавочку.
- Чего грустишь?
Он лишь пожал плечами, а потом спросил:
- Как Ленка?
- Я думаю, всё будет хорошо.
- У них?
- Да.
В молчании прошло несколько минут. Белый снег искрился в свете звёзд, и казалось, что вокруг не реальный мир, а сказочный.
- Хорошо, что ты пришла, Лер.
- Да ты тоже молодец, что решился рассказать Ленке о том, почему Витенька не сдержался.
- Ну да…
- Слушай, Гуцул, мы здесь в снеговиков превратимся, если продолжим си-деть! – Лерка вскочила со скамеечки и протянула однокласснику руку. – Пойдём в кафе Женькиных родителей! Они наверняка ещё не закрылись, а праздник в самом разгаре, так что нужно веселиться! Вставай-вставай!
Игорь, улыбнувшись, посмотрел на Леру:
- Ты хорошая.
- А при хорошей женщине даже мужчина может стать человеком. – Улыбнулась в ответ Новикова, почему-то смутившись. – Ну что, идём?
- Идём.
И всё-таки новогодняя ночь – волшебная. Она дарит надежду на счастье…

***************
Вернувшись на кухню, Лена обнаружила Петра Никаноровича, посапываю-щим прямо на табуретке.
- Дед, - осторожно потрясла она его за плечо. – Дед, вставай. Я тебе постель разберу.
Старик открыл глаза и внимательно посмотрел на внучку.
- В тебе что-то изменилось, Леночка… Только я не могу понять, что именно.
Закусив губу, девушка отвернулась.
- А у каких друзей ты был?
- Уходишь от разговора? Ну, как знаешь.
Споро разбирая дедов диван, Лена пыталась в корне задушить в себе желание спросить кое-что очень важное и нужное ей именно сейчас… Она понимала, что это глупо, что всё можно отложить до утра, но… Не выдержала.
- Дед, а ты этой ночью Виктора Михайловича не видел?
- Витю? Видел. Я заходил к нему по дороге домой. Правда, не ожидал, что застану, но он был у себя.
Дыхание на мгновение пресеклось.
- У себя? – Голос звучал надрывно, Лена кашлянула. – Один?
- Да. Похоже, он и не думал праздновать. А что такое?
- Н-нет, ничего. Просто он заходил, оставил подарок, а я не успела его побла-годарить. – Начала сочинять девушка. – Телефон его не отвечает, вот и ду-маю, может зайти, поздравить с Новым Годом… Всё равно спать не хочет-ся…
- А что? Зайди. Думаю, Витя обрадуется.
- Да уж… Хорошо, если сразу не спустит меня с лестницы… - Пробурчала себе под нос Кулёмина.
- Что? Лен, говори громче, мне уже не 15 лет, слух совсем не тот.
- Да я говорю, что не знаю, где он живёт. В гости-то Виктор Михайлович ме-ня не приглашал.
- Ну и зачем дело стало? Запоминай. – Улыбнулся Пётр Никанорович и про-диктовал внучке адрес.
- Недалеко… Дед, ну ты тогда ложись, а я ненадолго, хорошо? Мобильный у меня с собой, если что – звони. – Лена поцеловала деда в щёку. – Я побежала.
Пётр Никанорович неспешно разделся, посмотрел в окно, за которым темне-ла декабрьская ночь, и негромко произнёс:
- Дай Бог, чтобы у них всё было хорошо…

***************
Лена быстро поднималась по лестнице, боясь передумать в последний мо-мент и сбежать.
«А вдруг его нет дома? Ушёл куда-нибудь… И зачем я тогда пойду? Нужно вернуться к себе… Только в этом случае ничего не изменится… Я должна хотя бы поблагодарить его за подарок… А если его всё-таки нет, значит не Судьба…»
Замерев у двери с цифрами 34, Кулёмина перевела дыхание и потянулась к звонку. Но никакого звука после нажатия кнопки не послышалось. Лена на-жала ещё раз – та же ситуация.
- И что теперь? – Пробурчала себе под нос девушка, прислоняясь плечом к двери.
Створка неожиданно поддалась и Лена буквально ввалилась в прихожую.
- Интересное кино…
Она не подумала, что входить в тёмную квартиру может быть опасно для неё самой, просто заволновалась за Виктора – и всё прочее стало неважным.
Стараясь не шуметь, Лена скинула куртку в прихожей и прошла в единствен-ную комнату, где, наконец, смогла выдохнуть.
Виктор спал на диване, обхватив руками подушку. С ним всё было в порядке.
Чувствуя, как от волнения слабеют ноги, девушка опустилась на пол рядом с диваном и снова посмотрела на лицо человека, ставшего ей очень близким.
Во сне он выглядел беззащитным и ранимым, глубокая морщинка залегла между бровей, уголки губ чуть опустились… Виктор. Её Виктор.
Будто почувствовав на себе взгляд, Степнов открыл глаза и резко сел, непо-нимающе уставившись на Ленку.
- Ты?
Кулёмина кивнула, осторожно отползая назад.
- Это сон?
На этот раз она отрицательно покачала головой.
- Значит галлюцинации.
- Я пришла поблагодарить Вас за подарок. – Чтобы произнести эту простую фразу, Лене пришлось изрядно напрячься. – А у Вас дверь была открыта… Что ж Вы так неосторожно, Виктор Михайлович? Мало ли, какие люди по подъездам ходят! А вдруг грабители?
- Да кому я нужен, Лен? – Окончательно проснувшись, грустно произнёс Степнов, приглаживая волосы.
Девушка снова подползла ближе и посмотрела на Виктора снизу вверх.
- Мне. – Её шёпот был услышан и встречен недоверчивым взглядом. – Ты нужен мне. Очень-очень.
- Всё-таки снишься. – Горько усмехнулся мужчина.
Вместо слов Лена коснулась ладошкой руки Виктора и чуть приподнялась, оказавшись вдруг очень близко к нему. Она услышала его дыхание, аромат, и почувствовала лёгкое головокружение.
- Не снюсь…
Их губы встретились, а как это случилось не смогли бы объяснить ни Лена, ни Виктор.
Она была совсем рядом, так, что он мог касаться её мягкой шелковистой ко-жи, но ему всё равно с трудом верилось в реальность происходящего, лишь уголком сознания он понимал, что всё по-настоящему, и был счастлив этим. Что бы ни было дальше, сейчас она с ним… И он целовал её, смело и с ка-ким-то отчаяньем, с радостью ощущая, как живо она откликается на его лас-ку…
- Я люблю тебя, Ленка. – Хрипло прошептал Виктор, с трудом делая вдох.
Девушка хотела было что-то сказать, но он снова быстро поцеловал её.
- Не надо. Не говори ничего. Я не хочу. – Поймав вопросительный взгляд, он пояснил. – Когда ни на что не надеешься, - это прекрасно, лучший способ не разочаровываться…
От той боли, что звучала в его голосе, Лена и сама ощутила боль, а потом произнесла:
- Сегодня Новый год… Мне сказали, что в эту ночь может произойти всё, что угодно, всё, о чём мечталось, может исполниться любое желание, даже то, которое казалось совершенно невыполнимым…
- Сказки… Ты веришь в них?
- Сейчас я готова поверить во что угодно. – Призналась девушка.
- Почему?
- Ты рядом. И я не хочу никуда бежать. Мне хорошо с тобой. Так хорошо, как не было ни с кем и никогда. Я наконец-то знаю, что мне нужно.
- И что же?
- Я говорила… Мне нужен ты. И не только как друг…
Лена смотрела на Виктора открытым доверчивым взглядом, и он понимал, что в этот момент она предельно искренна и откровенна, но совершенно не знал, что сказать. Все слова просто исчезли. Да они и не всегда нужны.
Обвив руками шею Виктора, Лена осторожно коснулась его губ, а когда ощу-тила ответное движение навстречу, углубила поцелуй. Она наконец-то не боялась ни его, ни себя, и только наслаждалась новыми ощущениями…
- Ты потом опять убежишь? – Тихо спросил Степнов, когда девушка немного отстранилась.
- Только если ты прогонишь.
- Всерьёз считаешь, что такое возможно?
- Надеюсь, что нет. – Смущённо улыбнулась Лена. – К тому же ты обещал всегда быть рядом… Спасибо тебе.
- За что?
- За всё. За подарок. За то, что ты есть и ты со мной. За то, что ты такой…
В эту ночь было сказано не так уж много слов, но их оказалось достаточно.
Конечно, потом они обязательно поговорят обо всём, и Лена будет открыта и честна перед Виктором, и он поймёт то, что она пока не осмелилась произне-сти вслух… Но это будет потом. А пока…
Обнимая Лену этой волшебной новогодней ночью, Виктор снова шепнёт ей на ухо, что любит, и ощутит, как она крепче сожмёт его руку, безмолвно от-вечая на это признание…
И они заснут, чувствуя себя абсолютно счастливыми, и мысленно обещая се-бе и друг другу, что сделают всё возможное, чтобы сохранить это счастье.
Счастье быть вместе.

*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 60 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1433
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:53. Заголовок: №18 Название: Карна..


№18

Автор: Наза
Бета: All-a A

Название: Карнавальная ночь
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG
Жанры: Romance, AU
Размер: миди
Автор фото-арта: Кэт
Обложка:

<\/u><\/a>


***
Её волосы пахнут морем. Лазоревым морем ранним утром. Прохладой, в которую хочется закутаться, и пропахшей солнцем круглой песчаной галькой. Он аккуратно, словно боясь спугнуть видение переливающегося в рассветных лучах моря, касается ее волос. Осторожно, кончиками пальцами, будто пытаясь впитать в себя ее запах. Бережно, ладонью, проводит по щеке, вдыхая одурманивающий запах морской свежести…
- Пора. - Она подается вперед, как можно ближе к его ладони, так чтобы ни один миллиметр воздуха не разделял их.
- Уже? – Он не понимает, что она пытается сказать. Сквозь прикрытые веки различает только ее силуэт. В полной темноте (лишь тонкая полоска света из-под закрытой двери напоминает, что они не одни в этом мире) ее профиль кажется точеным, словно вырезанным из мрамора, – величайший шедевр искусства.
- Уже, - она шепчет, но не потому, что им нужно прятаться и скрываться от посторонних глаз. Она шепчет, потому что так надо. Она боится спугнуть то, что поселилось в темноте. И в то же время она знает, что это не зависит от источника света…
- Ну так иди. - Но вместо того, чтобы отпустить ее, осторожно проводит губами по щеке. Дразнит, и она это понимает. Мягко улыбается, хотя и видит, что его глаза закрыты. А он всё равно чувствует – слишком близко они находятся, так близко, что ни один миллиметр не отделяет их друг от друга…

***
Лена не вышла – выскользнула из подсобки. Эта тесная каморка, забитая ведрами, стала для нее в последнее время самым дорогим местом в школе… Лена мечтательно улыбается… «Так, стоп, девчонки идут», - одергивает себя, увидев, как ей радостно машут из другого конца коридора. Улыбка тут же исчезает. Лена кивает головой, поправляя сбившиеся набок волосы. Пытаясь скрыть волнение, нарочито спокойной походкой идёт в класс.
Лишь после того, как прозвенел звонок и гул голосов в обезлюдевшем коридоре затих, дверь подсобки тихо скрипит, выпуская мужчину, который, озираясь по сторонам, направляется к лестнице. Начинается урок, и подсобка снова свободна… по крайней мере, до следующей большой перемены…

***
- Ле-е-ен! – Наташа дергает свою соседку за руку уже почти пять секунд. – Да, Лен, же!
- Что? – Лена вскидывает голову, затуманенным взглядом смотрит на Липатову. – Прости, я, кажется, задремала.
В ответ – лишь саркастический смешок, крайне неприятный, но Лена уже привыкла не обращать на это внимания. Лучшая подруга как-никак.
- Задремала? Да ты конкретно так вырубилась!
«Если она сейчас начнет приставать с расспросами, я этого не выдержу», - проносится в голове. Но вслух Лена лишь спокойно спрашивает:
- Что случилось?
- На карнавал, говорю, в чем пойдешь? – Наташа выжидающе смотрит на подругу.
«Спятили они, что ли?»
- Наташа, подожди, - Лена тяжело вздыхает. – Какой еще карнавал? Почему я должна в чём-то идти?

… - Карнавал будет уже через два дня. – Лера так радостно размахивает вилкой, что чуть не попадает ей в Лену, которая как раз осторожно присаживается на соседний стул.
- Осторожнее, - Лена хмурится.
Лера лишь отмахивается от нее.
- Вы же готовы к костюмированной дискотеке?
- А что, там еще и дискотека будет? – Лена решает поддержать разговор, чтобы не огорчать подруг, которые едва не пищат от восторга. Сама-то она решила не идти на этот вечер-маскарад. Во-первых, нормальный костюм уже не успеть приготовить, ну, а, во-вторых… Лена мечтательно представляет, что у них с Виктором будет свободный вечер: без работы, без репетиций, без девчонок и их вечных проблем, которые требуют безотлагательных решений… «Пусть идут, - решает она про себя, – но без меня».
- Лен, ты-то что наденешь? Учти, спортивный костюм за карнавальный наряд не считается, - Лера смеётся, довольная собственной шуткой.
- Нет, девчонки, без меня. Я еще не выздоровела, горло болит. - Лена показательно выдавливает из себя несколько хрипов. – Да и уроки надо подтянуть, меня ж две недели почти не было. И контрольные срезы скоро. И…
- Постой, постой! Хочешь сказать, ты не пойдешь? – В больших карих глазах Леры застывает неподдельное удивление.
«Ну слава богу, догадались…»
- Нет. Обойдетесь без меня. Тем более, что мне надеть нечего. Не в спортивном же костюме идти?

***
- Ты представляешь, что они хотели? – Лена прижимается спиной к его груди. Улыбается, потому что уже через мгновение чувствует теплые руки у себя на талии. Он дразняще дует ей в макушку, прижимая к себе.
- И что же такого ужасного предложили твои «яблочки»? – тихий голос успокаивает.
Лена вздыхает. В объятиях этого мужчины легко и спокойно. Как на волнах теплого моря, когда они бережно покачивают твое тело… Только с ним можно расслабиться и почувствовать себя настоящую…
- Ты ведь знал, что через два дня карнавал?
- Конечно, знал, - Виктор кивает. – Я его и предложил.
Лена отстраняется, выныривая из ласкающего моря. «Знал? А почему же мне ничего не сказал?»
Виктор непонимающе смотрит на девушку. Она нервно откидывает челку – он уже изучил этот жест, как и тысячу других, тех, что она выполняет непроизвольно, не задумываясь, на уровне рефлексов. А он бережно собирает их по крупицам, откладывает в сознании, впитывая в себя привычки, манеры, стиль – её.
- Почему ты мне раньше не сказал о карнавале?
Он недоуменно пожимает плечами.
- Не знаю… Забыл. Не думал, что тебе это интересно.
Лена медленно кивает. «Ведь и впрямь меня это не интересует. Глупо думать, что мы должны рассказывать друг другу всё».
Но следующий вопрос застает врасплох.
- Ты уже решила, в чем пойдешь? Какого персонажа будешь изображать? – Он улыбается, а глаза смеются. У него самая добрая улыбка в мире…
- Вообще-то я хотела не идти, а провести вечер с тобой. - Лена снова прижимается спиной к его груди, а он снова обнимает.
- Если хочешь провести вечер со мной, то придется прийти. Я же дежурным буду на дискотеке…
Лена берет его ладонь в свою, мягко покачивает большую сильную руку. Прижимается к ней щекой. Скоро звонок и пора идти. Он тоже чувствует, как стремительно бежит время, когда они находятся вместе. Осторожно целует в висок.
- Ты подумай над этим, ладно?
- Что тут думать? – Лена легко смеется. – Разве что над костюмом…
- Хочу видеть тебя в платье…
Она выбирается из его объятий, легким взмахом ладоней поправляет прическу.
- Не дождетесь, Виктор Михайлович, - отвечает, смеясь…

***
Вечером она вместо уроков обдумывает, какой костюм надеть на этот дурацкий карнавал. В голове, как назло, ни единой мысли. Вот Лерка с Наташкой наверняка уже всё продумали до мелочей. «Черт, и где только моя фантазия?» - злится на саму себя, потому что понимает, до чего же банальны ее мысли. Раздраженно чертит карандашом каракули на полях тетради по алгебре - Борзова убьет за такие художества… Ну и пусть! Карандаш летит в сторону.
«Ничего не могу придумать», - она чувствует свое бессилие, а еще злость. Всегда привыкла полагаться на себя, а теперь придется обращаться к девчонкам или еще к кому-нибудь, чтобы сшить этот чертов костюм. В голове ни одной идеи – лишь глупые, ненужные мысли: неудавшаяся из-за очередных капризов Наташки репетиция, порванный сегодня ремень, его руки в темной глубине подсобки… «Стоп! Это не глупо». Она мечтательно откидывается на спинку стула, погружаясь в сладкие воспоминания таких редких встреч наедине… Его робкие, едва ощутимые поцелуи, от которых всё равно перехватывает дыхание… Его нежные, защищающие от всех проблем объятия… Держится, не переходит черту – и поэтому, помимо всепоглощающей нежности, Лена чувствует к нему огромную благодарность, пропитанную счастливым обожанием…

***
- Вот, - Лера бросает на стол что-то пушистое и большое. Очень большое.
- Это еще что?
Лена, словно не веря своим глазам, осторожно дотрагивается до белой ткани. Руки тут же утопают в бесконечных оборочках и складочках. «Это что, кружева?!» Она быстро отдергивает руки, с непониманием смотрит на подругу. Глаза Леры искрятся радостью. Она, что же, хочет, чтобы Лена ЭТО надела? «Ну уж нет! Ни за что!» Скрещивает руки на груди, принимает независимый вид – обычную маску. Друзья уже привыкли видеть её такой: самостоятельной и всегда уверенной в правильности принимаемых решений.
- Ну? – У Леры улыбка до ушей, и только потому, что она так искренне хотела помочь, Лена сдерживается и не говорит прямо всё, что думает об этом наряде великовозрастной куклы Барби.
- Лер… - она мнется, - понимаешь, это немного не то, что я просила… совсем немного…

***
У них одна вазочка с попкорном на двоих. Она держит ее на коленях и периодически шутливо хлопает Виктора по ладони, когда он тянется за очередной порцией хрустящих палочек.
В комнате пахнет жареным попкорном. Лена с наслаждением вдыхает этот запах – кажется, что это самое вкусный воздух, которым она когда-либо дышала.
Виктор смеется:
- Не-е-ет, оно не могло быть настолько ужасным…
Лена приподнимается на локтях, поворачивает голову, чтобы заглянуть в родные глаза.
- Оно было белое. И в кружевах. Разве этого недостаточно?
- Перестань, я уверен, что тебе идет белое. - Он снова тянется к вазочке. И плевать, что в плейере стоит диск с фильмом, который они собирались смотреть. Куда приятнее просто сидеть вдвоем, прижавшись друг к другу, периодически сталкиваться пальцами и тихо смеяться в приглушенном свете одинокой лампы…
- Белое мне идет, - Лена утвердительно кивает. – Мне не идет платье.
- Ты шутишь. Всем девушкам идет.
- Кроме меня. Я в нем буду выглядеть, как… - Лена мнется, придумывая сравнение поярче, - как бегемот в юбке.
Он снова смеется. Эта девочка сводит его с ума – своими шутками, своими разговорами, низким голосом – собой. Непроизвольно он крепче прижимает ее к себе, словно боясь упустить.
- А что за костюм получился бы из этого платья?
- Не знаю. Может, какой-нибудь принцессы. Или Золушки… Или огромного бисквитного торта, посыпанного кружевами. Неважно уже, - она пожимает плечами. – Всё равно я его ни за что не надену.
- Но тебе ведь нужен костюм… Это карнавал, все должны быть в масках…
Она затихает на несколько секунд и опускает голову. Виктор чувствует, что она словно пытается отстраниться от него. Что-то тут же меняется в окружающей обстановке – ее плечи напрягаются, и куда-то вмиг исчезает веселый настрой.
- Что, Лен? – Он привстает, обнимая за талию. – Что?
- Мы с тобой и так словно в масках…
Она вскидывает голову, смотрит пристально и серьезно.
- Карнавал – это мы с тобой… Скрываемся ото всех, прячемся…
«Лена, глупышка, что ты еще выдумала?» Он берет ее ладонь в свою, переплетает пальцы, остро чувствуя вечернюю тишину.
- Обещаю, - его голос звучит торжественно, как на присяге. – Обещаю, что это продлится недолго, осталось ведь совсем чуть-чуть? Ле-е-ен… До выпускного всего два месяца… Всего два месяца.
«Всего два месяца, - его слова эхом отдаются в голове. – Всего два… Всего? Да это же целая вечность…»
<\/u><\/a>
***
Зеркало не просто большое. Оно очень большое. Высокое и занимает чуть ли не половину стены. Лера вертится перед ним, поправляя выбившиеся из-под шапочки пряди волос.
- Лер, - Лена решает отвлечь ее от этого важного занятия, - зачем тебе такое большое зеркало?
Лера смеется, цокает каблучками деревянных сабо. Выхватывает откуда-то прямо из воздуха блеск для губ.
- Ох, Ленка, не меняй тему. Лучше скажи: будешь платье надевать?
- Лер, не начинай. Мы это уже обсудили, - Лена встает, с грохотом отодвигая стул. – Ни за что!
- А дресс-код на входе? – Лера умело накладывает тени на веки, успевая боковым зрением следить за подругой. – Витенька тебя не пропустит без костюма.
- Думаю, это как раз не проблема…
- В чем же тогда проблема?
Лена молчит, лишь загадочно улыбается отражению в зеркале…


***
- Так, кто у нас здесь? Медведь? Ну и фантазия у тебя, Семенов, как у пятиклассника, - Виктор добродушно ворчит, но это скорее для проформы, чтобы «не расслаблялись». Сегодня праздник, и он остро чувствует, что ученики хотят отдохнуть. И он знает, что иногда им нужно давать такую возможность.
- А это у нас кто? – Перегораживает вход в актовый зал, где проходит костюмированный праздник, кому-то в костюме Бэтмена, ласковым голосом обращаясь к нему:
- Личико приоткрой, Гюльчатай.
- Виктор Михайлович, - раздосадовано отвечает маска.
- А-а-а-а-а, Южин, проходи, проходи. - Усмехаясь, пропускает парня.
«Вроде почти все. Вот только Ленки нет до сих пор. Неужели не придет? Обещала же…»
Музыка грохочет на всю школу, мимо с визгом проносятся школьники, от разноцветных костюмов которых уже пестрит в глазах. Даже учителя хихикают над чем-то не хуже своих учеников на уроках… Веселье началось…
Вот только он вдруг ловит себя на мысли, что без нее веселья никакого не будет.
… «Значит, не придет», - Виктор, в последний раз взглянув в полутемный пустой коридор, заходит в зал.

***

«Наконец-то!» - Лена с трудом дожидается момента, когда Виктор исчезает за дверью актового зала. В коридоре становится тихо: грохот музыки и гул голосов становятся чуть приглушеннее. Лена ждет еще минуту и, лишь окончательно убедившись, что праздник начался, тихо, но уверенно крадется в противоположную от центра веселья сторону.

… «Аппарат абонента выключен или находится…» Да сколько можно-то! Виктор нервно сбрасывает звонок. Он уже сбился какой по счету – наверняка, когда Ленка всё-таки соизволит взять телефон, у неё будет не меньше двадцати пропущенных вызовов.
«А ведь ты параноик, Степнов», - грустно усмехается про себя. Экран мобильника гаснет, и он кладет аппарат в карман, предварительно убедившись, что сигнал связи работает бесперебойно.
«Не параноик», - возражает после непродолжительных раздумий сам себе. Но даже сейчас боится признаться, насколько ему стала нужна эта девушка… Вечер без нее – пустой, время без нее – выброшено на ветер, жить без нее – невозможно…
На сцене школьники показывают сценку, наверняка, очень весёлую, так как весь зал смеется. Даже директор, сидящий рядом, добродушно посмеивается, одобрительно покрякивая. Виктор пытается понять, что изображают юные пародисты, но уже через пару мгновений, осознав всю тщетность этих усилий, прикрывает глаза и погружается в блещущие светом и наполненные теплом воспоминания о вчерашнем совместном вечере…

***
«Вроде всё», - Лена критически оглядывает себя в зеркале. Зеркало маленькое, поэтому она боится, что упустила что-то в своем внешнем виде. Сегодня всё должно быть идеально. Волосы тщательно уложены, кожа гладкая и даже ни капельки не блестит – всё вроде отлично. Лена задорно подмигивает себе и улыбается: «Теперь точно всё».

…Праздник в самом разгаре, потому Виктор не слышит телефонного сигнала. Лишь через некоторое время он обеспокоенно достает телефон и не может сдержать улыбку. Вот ведь, сила воли есть и выдержка тоже вроде присутствует, но одно короткое сообщение напрочь выбивает почву из-под ног.
«Я в спортзале». Он, будто не веря своим глазам, перечитывает эту строчку вновь и вновь. Грудь наполняется теплом, и радость вытесняет все чувства. Она здесь и ждет его – больше ничего не имеет значения…

***
Темно, но ты видишь.
Тихо, но ты слышишь.
Осторожно делает шаг вперед, словно боясь неизвестности. Смешно, ведь это родной, изученный до последней щербинки в полу спортзал. Место, где он проводит большую часть дня, но почему-то сейчас страшновато идти вперед.
Вспарывает тишину легким полухрипом:
- Ле-е-ен? – Вскидывает голову, словно пытаясь расслышать в тишине шорох ее одежды. За большими, во всю стену окнами легко пляшут блики уличного фонаря.
- Лен, - зовет на этот раз еще тише, словно маня голосом.
Слышит откуда-то из глубины негромкое:
- Я здесь.
Осторожно идет вперед. Глаза свыкаются с темнотой, и он видит зыбкие очертания ее фигуры. Стоит спиной к нему. Отвернулась, ждет. «Я здесь, слышишь, родная, я за твоей спиной… Чувствуешь мои пальцы на своих плечах? Слышишь мое дыхание возле уха? Чувствуешь, как я перебираю твои волосы – легко и невесомо?»
Она медленно поворачивается к нему лицом. Близко-близко, чтобы глаза в глаза, чтобы видеть и вглядываться в них, чтобы искать отражение друг друга в зрачках…
- Привет, - шепчет слегка хрипловатым голосом, - а я уже соскучилась…
- Я тоже. - Наклоняясь ближе, вдыхает едва ощутимый аромат карамели. - Ты меня с ума сведешь…
Легкий смешок – Лена улыбается и тихо произносит:
- Эта игра в прятки… Она с ума сводит… Я, наверное, не выдержу до выпускного…
- Почему? – он словно читает ее мысли. Ловит в темноте ладонь, бережно прижимается к ней губами. – Потому что два месяца – это целая вечность?
Она утвердительно кивает.
- Я устала скрываться. От всех – от девчонок, от деда. Знаешь, я даже рада, что родителей нет… Скрываться еще и от них у меня не было бы сил…
Виктор чувствует, как она вздрагивает – непроизвольно прижимает ближе, словно пытаясь передать всё свое тепло. Защитить. Укрыть от неприятностей…
- Потанцуем?
Она отстраняется, резко подняв голову от неожиданности.
- Что?
- Хочу пригласить тебя на танец…
Виктор загадочно улыбается и протягивает ладонь.
- Здесь же нет музыки. - Она почему-то сопротивляется, но с каждым мгновением всё слабее и слабее.
- Ну и что?

…«Музыка есть, независимо от того, слышим мы ее или нет… Есть ли жизнь на Марсе, нету ли жизни на Марсе – это науке неизвестно, но ведь это не меняет абсолютно ничего для маленьких красненьких инопланетян, которые существуют, несмотря на то, что мы их не видим... Родная, я научу тебя не видеть, а всматриваться, не слушать, а вслушиваться»…

Согласно кивает головой. Медленно кружатся за спиной блики от раскачивающегося фонаря за стеной – там, во внешнем мире. А они здесь. Одни, и никто им не мешает. Никто и ничто.
Она берет его ладонь, привычным движением переплетая пальцы. Двигаются неспешно, плавно, торопиться им некуда…
- Знаешь, - он негромко смеется, - а я ведь до последнего надеялся увидеть тебя в актовом зале… До последнего ждал, что ты придешь…
- Я пришла…
- Я всё-таки надеялся увидеть тебя в платье… - Он дразняще дотрагивается до ее щеки, опаляя мимолетным прикосновением. Она непроизвольно тянется за ним, но Виктор отклоняется назад. Легко смеется, глаза радостно сверкают.
- Еще увидишь, - тихо обещает Лена. «Жизнь долгая, не буду же я всё время ходить в джинсах», - проносится в голове.
- Обязательно увижу. Например, на нашей свадьбе…
Она задерживает вдох. Непонимающе смотрит на Виктора. А затем подается навстречу и утыкается ему в шею, пытаясь спрятать дрожащие губы и готовые вот-вот закапать слезы. Первые за долгое время слезы радости.


*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 61 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1434
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:54. Заголовок: №19 Название: Ловуш..


№19

Автор: Lady flame
Бета: Мечтательница

Название: Ловушка для одинокого мужчины
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанры: Romance, Fluff, Humor
Размер: миди
Статус: окончен
От автора: события рассказа развиваются после ухода Степнова из школы. Лена с Гуцулом не встречалась.
Автор фото-арта: Loveless
Обложка:

<\/u><\/a>


Часть первая. До полуночи.

- Ну что, все в сборе? – спросила кучерявая блондинка, ранее забравшаяся на сцену, чтобы лучше видеть зал. – Можно садиться за стол?
- По-моему давно пора, чего только торчим тут, - недовольно пробурчала вторая светловолосая девушка.
- Кулёмина, не бузи. Знаю я, что ты из-за Степнова паришься. Ну не могла Женькина мама пригласить одного Рассказова – некрасиво это! К тому же она не знала, что ты к нему неровно дышишь,– Новикова лукаво подмигнула подруге, которая от негодования стала хватать ртом воздух.
- КТО??? Я??? Ты точно сошла с ума! Стас! – подозвала она Комарова.
- Чего?
- Забери свою чокнутую подружку со сквозняка, пока ей ещё чего-то в голову не надуло! – Кулёмина, казалось, готова была убить свою подругу взглядом. Стас мгновенно оценил ситуацию, схватил Леру за руку и потащил подальше от неминуемого Армагеддона. Он хорошо знал, что Кулёмина в гневе – оружие пострашнее ядерной бомбы.
Однако сама Валерия этого либо не понимала, либо слишком развеселилась, так как вдогонку, всё так же улыбаясь, громко произнесла:
- Ну-ну, кричи-кричи, - а затем, решив добить Ленку, начала напевать песенку. – Она одна, как так получилось, она одна, она в него влюбилась…

Пожалуй, стоит поподробнее рассказать о причине спора этих двух юных особ. Как, наверное, все уже догадались, речь шла о человеке противоположного пола. Вы, должно быть, решите, что мы говорим о мальчике. Эх, если бы… Этому «мальчику» уже за двадцать пять, а сам он бывший преподаватель физической культуры их школы. Пусть умопомрачительно красивый, пусть бесконечно добрый и отзывчивый, пусть невероятно ответственный и надёжный, и пусть даже БЫВШИЙ, но всё же учитель этой проклятой физической культуры! Ах, Вы никогда не влюблялись в своих педагогов? Тогда попытайтесь представить, что почувствовала ответственная, серьёзная и решительная Лена Кулёмина, когда смогла, наконец, разгадать свои чувства к человеку на целых десять лет старше, чем она сама. Самые первые эмоции, думаю, несложно угадать: паника, страх, незнание как поступить и… дикое нежелание избавляться от этих «крыше сносящих» чувств.
Казалось бы – обычная история, каких тысячи. Подумаешь – влюбилась девчонка в своего учителя, тренера. Да, чуть не забыли, по совместительству он ещё и вечный её спаситель от жизненных бед – это тоже кругом и всюду! Но нет, тут всё не так просто. Конечно, мировая практика психологии знает тысячи тысяч подобных случаев, но только единицы из них могут похвастаться обоюдностью испытываемых чувств, взаимностью до сумасшедших поступков, готовностью двадцать четыре часа в сутки прийти на помощь. Про драки с учениками, к которым мог приревновать мужчина, вообще и говорить не стоит...
И вот сейчас он, этот самый Тренер-Спаситель-Влюблённый мужчина-Ревнивец преспокойно сидел за общим столом в кафе Алёхиных, который в ночь с тридцать первого декабря на первое января собрала Женина мама для друзей дочери и их родителей. И Кулёмина не могла сказать точно, что задевает её больше – то, что бывший физрук здесь, или то, что за те полчаса, пока она нарезала круги по свободному залу, (естественно, в такой день для обычных посетителей кафе было закрыто) он не обращал на неё ровным счётом никакого внимания и даже не перекинулся с ней и парой слов. Сухое «Привет», когда она только пришла, не в счёт. Да хоть бы взглянул в её сторону, гад этакий!
Вот и какое тут, Вы думаете, новогоднее настроение?

***

- Несмотря на то, что времени до Нового года остаётся два часа, мы не зря собрали всех вас сегодня здесь, – говорил Стас Комаров, привстав из-за стола. В это время его почти что благоверная выбежала на сцену, очевидно желая оказаться поближе к родной стихии, и продолжила его монолог:
- Дело в том, что дежурно проводить год уходящий нам показалось ну о-о-о-чень скучным, - Новикова театрально зевнула, - поэтому такой потрясающий и неординарный год мы решили проводить точно так же – потрясающе и неординарно!
- Началось, - выдохнула Лена на ухо Наташе. Та начала что-то строчить на своём чудо-приборе.
- «Разве тебе не интересно поучаствовать в конкурсах? Ты же всегда это любила».
Кулёмина усмехнулась, слегка отклонив в голову, и отвела глаза.
- Ага, любила. Только когда за дело берётся Новикова, я боюсь заранее… Да и настроение она мне уже успела испортить, какие теперь конкурсы.
- «А только ли она виновата, что у тебя не то настроение?» – гласило следующее сообщение от подруги.
- И откуда вы все такие «всезнающие» берётесь-то, а? – проворчала Лена и отвернулась от Липатовой в другую сторону, убеждая ту в правильности сделанных выводов.
- В наших конкурсах будут задействованы все наши гости, - пока подруги общались, Валерия на сцене продолжала объяснять свою задумку. – И никто, слышишь, Кулёмина, никто не будет сидеть без дела!
Басистка «Ранеток» недовольно цокнула языком и боковым зрением заметила, что Виктор впервые за вечер посмотрел на неё. Это, несомненно, подарило ей капельку хорошего настроения и какого-то внутреннего предвкушения вечера. Только скажу Вам по секрету, что она глубоко заблуждалась. Ей посчастливилось попасть под ультрамариновый взгляд красавца не в первый и даже не во второй раз.- за сегодняшний вечер…

Из спиртного школьникам было разрешено выпить всего пару бокалов с шампанским, так как на праздник были приглашены родители «Ранеток». Да и наличие двух учителей не располагало к распитию горячительных напитков. Однако самые умные школьники в лице Семёнова, Гуцулова и Белуты решили, что праздник не будет праздником, если его как следует не «отметить». Поэтому не было ничего удивительного в том, что каждый конкурс, так заботливо и продуманно сделанный Новиковой, благодаря им проходил веселее предыдущего.
- Итак, Игорь, можешь поворачиваться! – радостно голосил Стас на всё кафе. – Перед тобой пять человек, у которых есть одно сходство. Какое – тебе нужно угадать.
Перед Гуцуловым сидели Игорь Рассказов, Ирина Прокопьева, Андрей Васильевич, Рита Лужина и Коля Платонов.
- Да-а-а, - парень задумчиво почесал «репу». – Ну вы и придумали, блин…
- Всё для тебя, Игорёк, - солнечно улыбнулась Валерия.
- Ну ладно, приступим!
Следующие полчаса проходили в постоянном смехе. Гуцулов, а вместе с ним и незадействованные в конкурсе люди усилено пытались объединить таких, разных на первый взгляд, людей. Каких только версий не было! Начиная с того, что их, возможно, забирали инопланетяне на опыты, заканчивая общим метражом жилплощади. Последнее, кстати, было весьма логично, однако цепкий на детали ум Кулёминой подсказал:
- Тут Лера с папой сидит, не будут же им общую площадь считать как совпадение.
- Точно, - расстроено произнёс «испытуемый», понимая, что сорвалась такая хорошая версия. – Ладно! Как говорит любимый герой моего отца – «паутина соткана безукоризненно, но рано или поздно она оборвётся!» . Найдём мы, чем вы все так похожи!
Однако помощь в разгадке пришла оттуда, откуда никак не ждали. Степнов, который сегодня необычайно много и удачно шутил, в ответ на очередную версию изрёк:
- Слушайте, надо бы их на паспортные данные проверить – это ведь главный документ для определения личности!
- Вы посмотрите, какой «валет» тут у нас нарисовался! – Гуцул после выпитого не осознавал даже того, что перед ним учитель. – Как говорят у нас в покере – сет-то доехал! – хохотнул он, за что получил убийственный взгляд от Кулёминой и строгий от бывшего учителя. Однако, несмотря на нетрезвое состояние, нос как-то подозрительно напомнил о себе покалыванием, словно говоря: «не напрашивайся, второй такой встряски нам без перелома не пережить».
Эти слова Виктора так и остались бы на уровне шутки, если бы всё та же Кулёмина не заметила, как напряглась после озвученной версии Лера. Новикова наивно полагала, что никто никогда не найдёт ответ, лежащий на поверхности.
«Вот сейчас-то я тебе отомщу, подруга, за все подкалывания», - с доброй усмешкой додумала баскетболистка и произнесла:
- А что? Правда – давайте проверим!
И тут понеслось… у каждого из пяти человек подробно выпрашивали место жительства, количество прописок, дату рождения, наличие детей (особенно «актуально» это было для семнадцатилетних Риты и Коли), пока кто-то из столпившихся не выкрикнул:
- А дата выдачи паспорта?
Как оказалось, неординарный ум Валерии Новиковой решил задействовать то, что у них с отцом одинаковый месяц и год получения паспорта. На момент когда ей исполнилось четырнадцать лет, отцу было сорок пять, и обмен/получение паспортов пришлись на один год. И по стечению обстоятельств – в один и тот же месяц. И каково же было удивление подруги, когда от нечего делать, листая классный журнал одиннадцатых классов, точно этот же месяц и год она увидела у ещё двоих учеников!
А маму Прокопьевой Ани сама дочка и сдала, как-то проболтавшись, что они получали паспорт в один год из-за новой прописки.
Над фантазией барабанщицы долго восхищались, возмущались и просто смеялись, не уставая удивляться такому неординарному и весёлому конкурсу. А сам Гуцулов ходил гордый как павлин, несмотря на то, что фактически угадал не он, но сладкий приз – Снегурочка из шоколада – достался всё-таки ему.

Следующий конкурс вывел в победители Борю Южина, которого Валерия сразу взяла в оборот.
- Ну что, Боренька, тебе, как победителю, предоставляется возможность спеть на сцене со звездой мирового масштаба – Валерией Новиковой. То есть – со мной! – заявила барабанщица без тени смущения.
- Да я не умею петь… - неуверенно пролепетал парень.
- Ну и что? Серёжу Зверева или Таню Буланову это никогда не остановило! Так что давай-давай, дуй ко мне на сцену!
В течение следующего получаса зал буквально умирал со смеху от парочки, в которой девушка была выше парня и смотрелась как грозная Фрекен Бок, пресекая все попытки несчастного сбежать от неминуемого позора. Однако, после третьей «Ранеточной» песни девушка всё-таки сжалилась над парнем (хотя, по правде говоря, просто решила не тратить время впустую, так как у неё было ещё много чего запланировано) и отпустила того с миром под бурные овации и несмолкаемый смех гостей.

***
- А сейчас последний конкурс в уходящем году! – присутствующие поприветствовали это известие бурными овациями, потому как время незамедлительно шагало к Новому две тысячи девятому году. – Сейчас каждый участник получает листок перекидного календаря. Стасик, - мило улыбнулась своему парню. Тому ничего не осталось, кроме как вздохнуть и молча пойти раздавать заранее заготовленные отрывные листья с цифрами. – Девушки получают четное число, юноши — нечетное. В зависимости от того, какое число вам попадется, будут формироваться пары, которые, во-первых – садятся рядом за стол. Во-вторых – сейчас будут выполнять мои задания. Итак, поехали.
Дальше зрители помогали угадывать ту или иную комбинацию чисел. Тут, к слову сказать, были нешуточные споры. Особенно когда речь зашла о самом коротком и самом длинном дне. Но, так или иначе, «парочки на вечер» образовывались. И тем было веселее, что они могли совершенно не знать друг друга (как, предположим, Рита Лужина и отец Жени Алёхиной), а иногда и вовсе иметь не дружеские отношения (Гуцулову в компанию досталась Аня Прокопьева, которая недолюбливала парня ещё со времён его ухлёстываний за ней на глазах Антона).
Когда остались несформированными две пары, Валерия загадочно посмотрела в свой сценарий, затем на оставшихся, и хитро заговорила:
- А сейчас пусть встанут в пару числа, с которых начинается и заканчивается месяц соответственно.
В ту же минуту Лена Кулёмина посмотрела с надеждой на Стаса или Наташу, надеясь, что заветная цифра «1» окажется у кого-то из них. Но, то ли уходящий год даже в последние свои минуты решил досадить ученице, то ли лиса-Новикова рассчитала всё столь удачно… Ей в пару выпал Степнов. К слову сказать, мужчина был более рад такому стечению обстоятельств, с чем он поспешил поделиться с девушкой.
- Хорошо, что мы с тобой вместе. А то поставили бы меня с чужим… - осёкся. – Незнакомым человеком, так бы и пропал. С тобой есть, о чём поговорить.
- Ага, очень хорошо, - скептически подметила Кулёмина и себе под нос пробурчала: - Я бы лучше с Борзовой вальс станцевала…
Недовольство в душе возрастало с каждой минутой конкурса. «То зубами мишку нарисуй, то шарик между телами зажимай… Может ещё канкан в страусиных перьях станцевать? Я, конечно, сомневаюсь, что Степнов умеет его танцевать, но раз он оказался на все руки мастером – кто его знает… Вчера физрук, сегодня писатель-скриптсупервайзер, завтра танцор»…
Хотя, чего уж лукавить, в душе и она была несказанно рада побыть с люб… род… нуж… близким человеком весь вечер. Всё-таки она привыкла к тому, что Степнов всегда рядом настолько, насколько ей это было нужно. А последний месяц он не то, что рядом – даже на горизонте не появлялся. Именно поэтому она задушила на корню мысль о том, чтобы подойти и незаметно проверить сценарий, ну или спросить у Комарова и Наташи про комбинацию их чисел. А зря, скажу я Вам – число «7» и «5» вряд ли нашли бы какое-либо сочетание в этой игре…

***
Когда все конкурсы, запланированные на уходящий год, были проведены, все пары расселись на свои новые места, а незнакомые до этого момента люди успели хоть немного познакомиться, стрелки часов переползли через отметку «без пяти минут полночь». Выступление президента все слушали серьёзно, не отвлекаясь, как будто он мог сказать что-нибудь новое. Даже Кулёмина, до этой минуты всё ещё проклинавшая судьбу, рок и их верную служанку Новикову, отвлеклась от гневных мыслей, возвращаясь в атмосферу праздника. Огорчало девушку только отсутствие дедушки. Её сейчас окружали самые близкие люди: девчонки – коллеги по группе и лучшие подружки в одном флаконе; одноклассники, причём не все подряд, а только самые интересные и дружелюбные личности; Степнов, который мог быть как другом, так наставником, как смущённым мальчишкой, так и грозным решительным мужчиной, как очень любимым, так и безумно любящим…
Для полноты картины не хватало только Петра Никаноровича. Хотя она прекрасно понимала, что ему с ними вряд ли будет интереснее, чем с лучшим другом Василием Даниловичем.
- Десять, девять, восемь… - толпа дружно отсчитывала удары праздничных курантов. Виктор Михайлович и отец Жени открывали шампанское, стараясь как можно громче хлопнуть и при этом минимально разлить шипящий напиток. Лена переводила взгляд то на часы на экране, проверяя, сколько времени у неё осталось, то на горящие свечи, прося у них исполнения своего желания, то на Степнова, с которым это желание было связанно…
- С Новым годом!
- С Новым счастьем!

Часть вторая. После полуночи.

После боя курантов веселье ничуть не стихло, а только возросло в своих масштабах. Заготовленные петарды были мгновенно растащены мальчишками, которые побежали их запускать, дабы не отставать от остальных москвичей. На это зрелище вышли посмотреть все присутствовавшие в кафе.
Виктор встал позади Лены, лишь изредка интересуясь тем, как ребята запускают салюты. «Такая красивая сегодня… Впервые вижу её в джинсах в обтяжку. И белой майке, которая подчёркивает загар… Только ей ведь холодно в одной футболке. Вот дурак! Она стоит, мёрзнет, а ты тут её разглядываешь!». Не думая более не секунды, скинул с себя свитер на молнии, подошёл ближе к девушке и накинул его ей на плечи со словами:
- Окоченеешь ведь, дурёха…
И что-то такое нежное и невесомое было в его, казалось бы, ругательстве, что её душа запела с новой силой. Благодарно улыбнулась, разворачиваясь в пол оборота, и проникновенно сказала:
- Спасибо…
Раздался первый залп от выпущенного Гуцулом фейерверка. Виктор всё так же стоял позади девушки, не возвращаясь на своё первоначальное место. Второй – уже от Стаса. Незаметно для других Лена сделала маленький шажок назад, таким образом, оставляя между своей спиной и его грудью пол сантиметра. Третий салют выпустил Стёпа. Ладони скиптсупервайзера, расходясь с волей разума и подчиняясь сердцу, прошлись вдоль её рук – от плеч к запястьям. Мимолётный порыв, и она уже прижимается к его груди вплотную. Именно тогда громыхнул последний залп, выпущенный Южиным. Радостные крики молодёжи заставили Ленку встрепенуться. Она как-то нервно отступила от мужчины, снимая его кофту.
- Спасибо, я зайду в кафе сейчас, – и самой неловко стало от того, что так сейчас отталкивает его. Но побороть страх перед осуждением друзей было слишком сложно для неё.
- Пожалуйста…

Валерия решила не откладывать запланированные игры в ящик и уже на тридцатую минуту нового года вновь выскочила на сцену.
- Итак, а сейчас настало время для нового задания нашим парочкам! Сейчас все, в таком же порядке, как сидели, выйдут на танцпол!
Виктор нервно вздохнул. Ну что там эта Новикова ещё придумала? Не хватало только танцевать с Ленкой. Она только окончательно испугается и вновь будет от него бегать.
Словно подслушав его мысли, Валерия и правда объявила медленный танец, в ходе которого каждая пара должна была удивить её своими способностями.
А Лена уже успела не раз пожалеть о своём неконтролируемом страхе и решила не тянуть, а брать быка за рога. А точнее – Степнова напором.
- Ну что, Виктор Михайлович, покажем класс? – лукаво подмигнула растерянному мужчине.
- Да я танцевать не умею… - неуверенно ответил он, не решаясь положить руки ей на талию, хотя музыка уже началась.
- Ну мы ведь с вами спортсмены! А спортсмены никогда не сдаются.
Аккуратно положив ладони на её плечи, мужчина старался не смотреть Лене в глаза. «И так близко, её взгляда я не вынесу…»
Пара танцевала на пионерском расстоянии друг от друга, однако даже такая близость заставляла сердце биться на пару ударов в секунду чаще, а ладони нервно потеть.
Лена чувствовала себя на удивление спокойно в его объятиях. Было совсем всё равно, кто и что может подумать. Возможно, это было потому, что фактически их заставили сейчас танцевать… но в душе всё же существовала другая причина. Рядом с ним всегда тепло, спокойно, приятно, счастливо…
- Виктор Михайлович… а зачем Вы пришли сегодня сюда? – неожиданно спросила она шёпотом. Степнов растерялся от такого вопроса. Что это? Таким образом она решила показать, как «рада» его видеть? Хотя он подозревал об этом…
- Ну как зачем – пригласили. Может, мне лучше уйти?
- Да нет, Вы что! – Лена, кажется, только сейчас поняла, как прозвучал её вопрос. – Я совсем не поэтому спрашиваю!
- А почему? – он немного успокоился и чуть крепче обнял её. Улыбка на её лице невольно стала ещё шире.
- Ну, просто обычно мужчины новый год справляют в компании подруг и друзей… а Вы тут с нами нянчиться пришли.
- Да какие подруги! Нет у меня никаких подруг, - поспешно заверил её он.
- Знаю, что нет, - тихонько прошептала она и ещё сильнее улыбнулась, кладя голову ему на грудь.
- Слушай, Ленок, а ты не знаешь, долго Новикова ещё собирается нас тут мучить своими заданиями? – спустя несколько секунд тишины спросил Виктор.
- Не знаю, но догадываюсь, что этот Новый год мы запомним надолго. Как самый жуткий, - слегка рассмеялась она.
- У меня есть идея. Хочешь, чтобы этот праздник запомнился тебе как один из самых лучших?
«Он и так такой, потому что ты рядом», - появилась мысль в её голове.
- Хочу. У Вас есть идея?
- Конечно, есть! – лукаво улыбнулся он. Сумасшедший план пришёл ему в голову неожиданно. Это авантюра чистой воды, но рискнуть стоило.

***
- Так, я не поняла, а куда это вы собрались? – когда парочке удалось почти незаметно взять свои куртки и приблизиться к выходу из «пытальни Новиковой», хозяйка вечера материализовалась, словно из воздуха и, уперев руки в бока, недовольно сопела. – Вот так вот значит, да? Я тут, видите ли, распинаюсь, трачу свои силы на то, чтобы сделать праздник веселей, не говоря о том, что ночей не досыпала, пока придумывала конкурсы, а вы вот так просто возьмёте и уйдёте?
- Ну почему же просто, Лерочка. Спасибо тебе за чудесный праздник, всё было просто великолепно, - после этих слов бывший физрук подошёл в девушке, легко чмокнул её в щёку под ошалевшим взглядом Кулёминой, а затем вернулся к самой Лене. Приобнял её за талию и важно произнёс:
- Но у нас с Леночкой есть ещё кое-какие дела.
- Ага… - шокировано выдохнула барабанщица. И пока она не успела переварить информацию, Виктор накинул куртку на Лену и за руку вывел из кафе.
«Вот это номер… Надо срочно рассказать Наташке» - подумала Лера, и рванула куда-то в центр веселья.

***
- Это что сейчас было? – выдохнула девушка, когда мороз немного привёл её в чувства.
- Нет, ну а что, ты предпочла бы слушать её причитания и обвинения ещё полчаса, а потом так никуда и не уйти? Она бы не выпустила нас. А так немного ввёл её в шоковое состояние, и, пока она не оклемалась, мы сбежали.
- Ну Вы даёте! – рассмеялась Кулёмина. – Она же потом прибьёт нас! А с меня живой не слезет, пока не получит полный отчёт в письменном виде о том, что, где и как было!
- Ага, а потом ещё попросит заверить у нотариуса со словами «клянись говорить правду, только правду и ничего кроме правды», - теперь уже Виктор не смог сдержать смеха.
Всю дорогу, известную только Степнову, пара смеялась и веселилась. Пару раз даже успели покидаться снежками, однако, когда мужчина нечаянно попал девушке за шиворот, было решено идти спокойно и зайти к Кулёминым домой, дабы Лена переоделась.
Оказавшись в столь знакомой квартире, которую он не посещал около месяца, Виктор немного загрустил. Не смотря ни на что, он считал себя виноватым перед Ленкой за то, что произошло в школе.
«Так, сегодня праздник. Подальше все грустные мысли. Самое главное, что она сейчас рядом, в соседней комнате. И не обижается на меня».
- Ну что, я готова! Можем продолжить путь, - радостная Ленка выскочила в коридор и тут же начала одевать другую, сухую и более длинную куртку.
- Ну и отлично, идём!
И у Лены даже не возникло мысли занервничать или спросить о том, куда они. «С ним – хоть на край света!».

Часть третья. Заключительная.

Дорога заняла не более десяти минут. Непринужденно разговаривая, Виктор и Лена дошли до незнакомого девушке дома.
- Это Ваш дом? – почему-то эта мысль пришла ей в голову в первую очередь
- Относительно, - улыбнулся Виктор. К слову сказать, улыбка не сходила с его лица на протяжении всей дороги. – В этом доме я жил в детстве вместе с родителями. Потом переехал поближе к институту, где учился. На тот момент родители уже были не в нашем мире… Продал эту квартиру, купил вторую поменьше – жил-то я один.
- Надо же, мы так близко жили, когда я была маленькой! Странно, что не виделись. А может, виделись? – Кулёмина начала вспоминать своё детство и всех своих друзей.
- Вряд ли, Ленок. Я всё детство проводил в спортзале, мне не до улиц было. Только если с мальчишками футбол во дворе гоняли. Знаешь, как было весело! Иногда…
Виктор всё рассказывал и рассказывал о своём детстве, иногда перескакивая с темы на тему, активно жестикулировая. Девушка внимательно его слушала, часто смеялась, представляя маленького Степнова – вредителя, который разбил футбольным мячиком витрину магазина. Как-то незаметно для самих себя пешком поднялись на десятый – последний – этаж.
- Вы привели меня сюда, чтобы показать свою бывшую квартиру? Только там наверно новые жильцы… нельзя же просто так прийти в праздник… - девушка впервые за всё это время слегка заволновалась.
- Бери выше, Ленок, - подмигнул он ей.
- В смысле?
- В прямом.
И правда, они взяли направление выше. Прямо на крышу…

***
- Какая красота! – восторженно протянула Лена, оказавшись на крыше десятиэтажного дома. Это был самый высокий дом в районе, и поэтому с него, как на ладони, была видна часть Москвы. Праздничные огни, которые светили со всех уголков улиц, созвали впечатления сказочности.
- Я каждый Новый год, пока родители праздновали с гостями, отпрашивался якобы посмотреть салюты, а сам шёл сюда. Именно здесь загадывал все свои желания.
- Понимаю Вас, – протянула девушка. – Я бы тоже сюда сбегала.
Вдруг какая-то мысль чёрной кошкой пробежала по её сознанию.
- И часто Вы показываете это место своим… знакомым?
Степнов сразу заметил смену её настроения, поэтому рискнул подойти к ней, приобнял на плечи и прижал к своей груди.
- Ты первая кому я открыл эту маленькую тайну. И, надеюсь, последняя.
Уже во второй раз за день Лена почувствовала, как ревность, так легко разгоравшаяся в душе, так же стремительно отступает, благодаря всего одной его фразе. Такое полное его воздействие на неё немного пугало, но она понимала, что без этого просто пропадёт. Пусть эти чувства были на грани «нельзя» и «невозможно», ничего сильнее и нужнее в её жизни не было.
- Тебе не холодно? – прервал мягкий шёпот её мысли. Мурашки побежали по спине, быстро распространяясь по всему телу. Такая реакция на этого мужчину не нова, даже в какой-то степени привычна, но каждый раз сердце заходится в бешеном ритме. Так было, есть и будет даже через десятки лет.
- Есть немного. Вы… обнимите меня покрепче, и мне точно будет тепло.
Мужчина без лишних вопросов развернул её лицом к себе, ещё крепче сжимая в своих объятиях юное тело. Он прекрасно понимал, что она просила его не просто об объятиях. Она просила его сделать шаг, который был за ним. Потому что он – мужчина. Она уже подала все знаки, осталось только подкрепить их.
И какой же, на Ваш взгляд, самый лучший способ закрепления? Нет-нет-нет, то, о чём Вы подумали, будет после, а сейчас…
Он медленно наклонился к её губам, не сводя своего взгляда с её блестящих глаз. Так волнительно и необыкновенно для ОБОИХ. И не важно, был опыт в поцелуях или нет… ВСЁ как в первый раз. Её порозовевшие то ли от мороза, то ли от смущения щёчки. Его трепет перед последним решающим рывком…
Одновременно преодолели последнее расстояние до губ друг друга. И никакой фейерверк не сравнится с тем, что происходило в эту секунду. И в последующие полчаса… Оторваться от любимых (а теперь и Лена смогла себе в этом признаться) губ было слишком невозможно. Подгибающиеся коленки и «трясучка» в его присутствии приумножились в десятки сотен раз, а ко всему этому спектру чувств добавилась ещё и невесомость… Будто ты летаешь во сне, - такое же головокружение и бесстрашие. Ты точно знаешь, что даже если упадёшь, тебе не будет больно. Или что там, внизу, чьи-то надёжные сильные руки обязательно тебя поймают, делая этот полёт идеальным во всех смыслах.
- Вот теперь с настоящим Новым годом, - прошептала она, слегка отрываясь от увлекательного занятия.
- И тебя, Ленок, и тебя…
<\/u><\/a>


*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 52 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1435
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:55. Заголовок: №20 Название: Мой л..


№20

Автор: Valentinka (Валентинка)
Бета: All-a A

Название: Мой ласковый и нежный зверь
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанры: Romance, немного Humor
Примечание: в угоду автору одно «знаковое» событие сериала из прошлого изменено.
Автор видео-арта: bonitochka
КЛИП "Мой ласковый и нежный зверь" смотреть<\/u><\/a>
КЛИП "Мой ласковый и нежный зверь" скачать<\/u><\/a>




Перемена подходила к концу, что несказанно радовало большинство педагогов школы № 345, собравшихся в учительской. Обсуждался вопрос о проведении новогодних мероприятий, но, судя по малозаинтересованным лицам и отсутствующим взглядам, волновал он далеко не всех. Да и, исходя из только что закончившегося «выступления» завуча, их вряд ли ожидало что-то новое.
- «Мы скучно стали жить, господа» , - подражая интонациям персонажа старого советского фильма, неожиданно произнес Рассказов. – Разве вам самим не надоела наша обычная новогодняя программа школьного праздника? Ну да, у нас есть эксклюзив: Ранетки, но как-то стыдно чуть что – прикрываться девчонками.
- А что именно вас не устраивает, Игорь Ильич? – возмутилась Борзова, сторонник четкой организации и известный консерватор. – Да, у нас хорошо отработана схема новогоднего праздника, и лично я не вижу в этом ничего плохого. Нужно только назначить ответственных и решить, кто будет Дедом Морозом и Снегурочкой. А с поздравлениями мы и сами с Николаем Павловичем как-нибудь справимся.
- Людмила Федоровна, голубушка, ну что же вы так на все реагируете? – примирительно вступил в разговор Савченко. – Уверен, Игорь Ильич не хотел никого обидеть или как-то недооценить наши прежние новогодние мероприятия. Но я в чем-то даже согласен с ним: все меняется, идет вперед, и нам тоже стоило бы пересмотреть концепцию празднования Нового года. Какие у вас, Игорь Ильич, конкретные предложения?
Рассказов поправил очки и воодушевленно заговорил:
- Во-первых, мне бы очень хотелось отойти от привычного разделения на учеников и учителей и хотя бы в праздник объединить всех, сделать равными в конкурсах и розыгрышах, даже, может, поменяться ролями… и лучше всего для этого, на мой взгляд, подойдет сказочный бал-маскарад.
- Ну, знаете ли, Игорь Ильич, – перебила историка Борзова, наморщив от возмущения лоб, – нарушать субординацию - последнее дело. Вы подумали, к чему это может привести? Да нас засмеют наши же ученики, если мы как клоуны будем прыгать в карнавальных костюмах!
- А мне идея нравится, – возразил славившийся своими либеральными взглядами директор школы. – В этом определенно что-то есть. Главное - продумать тематику и различные нюансы, чтобы исключить опасения Людмилы Федоровны. Но сейчас мы в любом случае ничего не решим, поэтому предлагаю вам, Игорь Ильич как автору идеи подготовить подробный план. Кто готов помочь нашему активисту?
- Я! С большим удовольствием, – неожиданно отозвалась Ирина Ренатовна. - Мне тоже нравится задумка Игоря…Ильича. Уверена, получится очень весело.
- Вот и славно, – подытожил Савченко. – Тогда через три дня обсуждаем готовый план. Кстати, нужно еще придумать, где мы раздобудем столько маскарадных костюмов. На этом все, уважаемые коллеги, никого больше не задерживаю… кроме Виктора Михайловича.

Погруженный в себя Степнов слушал обсуждение вполуха и даже не сразу отреагировал на свое имя. Весь разговор он простоял у окна, с грустью наблюдая, как его бывшие ученики сдавали на школьном стадионе нормативы по лыжам. В лидерах, естественно, были Игорь Гуцулов и Лена Кулемина, его бывшая лучшая спортсменка, обладательница самой красивой улыбки школы и просто любимая девушка. Врать себе уже не было никакого смысла: он любил ее. И, если верить их школьному психологу, возможно, даже взаимно. Но, видимо, судьба посмеялась над ними, одарив чувствами и лишив возможностей. Он до сих пор не понимал, чем так напугало Лену его признание, что она несколько дней избегала встреч и разговоров с ним. Но с того злополучного утра все пошло наперекосяк. На первый взгляд, удачное решение попытаться вернуть их отношения в прежнее дружеское русло, обернулось только дополнительными проблемами. Он фактически «подписался» всегда быть рядом с любимой девушкой, оставаясь при этом всего лишь другом. А в Ленку будто чертенок вселился. И откуда вдруг взялось это мимолетное кокетство во взглядах, жестах, интонациях? Она словно экспериментировала, отрабатывая на нём доселе незнакомые ей женские приемчики, и, казалось, получала тайное удовольствие от незримой власти над взрослым суровым мужчиной, который по одному ее желанию становился нежным и безотказным.
Он понял, что больше так продолжаться не может, когда чуть не сорвался, потеряв голову от жгучей ревности. И пусть Гуцулов его спровоцировал и явно нарывался на кулак, но проснувшийся в нем зверь испугал и самого Виктора, не говоря уже об ученике, когда рука Степнова застыла всего в сантиметре от искаженного ужасом лица парня.
В тот раз он сдержался, но привычная уверенность в себе и своих принципах сильно пошатнулась. Тяжелый четырехчасовой разговор с Рассказовым не принес облегчения ни уму, ни сердцу, а только подтвердил и без того печальные выводы. В результате Степнов принял решение максимально дистанцироваться от Лены, чтобы из-за своей несдержанности не создавать ей лишних проблем в школе, а заодно случайно не покалечить никого из периодически возникающих рядом с ней особей мужского пола. На следующий день он написал заявление по собственному желанию, в качестве причины указав туманную формулировку «по обстоятельствам личного характера». Мудрый Николай Павлович не стал приставать с лишними вопросами, и, как бы ему ни было обидно отпускать такого опытного преподавателя, он даже не настаивал на обязательной отработке. Самым мучительным было рассказать обо всем Лене. Так и не придумав ни одной веской причины, которая не касалась бы его чувств, Степнов не нашел в себе сил поговорить лично и объявил о своем уходе перед всем классом в конце урока. Со слабой надеждой он ждал Лениного вопроса «почему» и одновременно страшился его, но она промолчала, что еще больше убедило Виктора в правильности принятого решения.
Прекрасно сознавая, что невозможность быть рядом нисколько не снимает с него внутреннего чувства ответственности за эту девушку, Степнов буквально «выбил» из Рассказова и Петра Никаноровича клятвенное обещание звонить ему в любое время дня и ночи при малейшем подозрении на то, что у Лены возникли проблемы. И через пару дней, чтобы отвлечься от навязчивых мыслей и заполнить растянувшееся до невозможности свободное время, он купил билет на поезд «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов». К слову сказать, любимая тетушка жила в Твери, откуда был родом и сам Виктор, и давно приглашала племянника приехать к ней хотя бы на выходные. Теперь же можно было погостить подольше, навестить старых друзей и заодно сделать ремонт в старенькой хрущевке родственницы.
Окунувшись с головой в побелку-покраску, он даже умудрился на недолгое время заглушить в себе мысли о светловолосой девушке. Но уже через неделю истосковавшееся подсознание начало постоянно воссоздавать ее образ в идущих навстречу высоких блондинках, в обладательницах смешных шапок-ушанок, в стройных спортсменках на утренней пробежке в парке. Последней каплей стал ночной кошмар, в котором Лена опять должна была выйти на ринг, только его, Виктора, теперь не было рядом… Проснувшись посреди ночи в холодном поту, он еле дождался утра, чтобы позвонить Рассказову и заставить друга самолично убедиться, что с девушкой все в порядке. Однако ожидаемого успокоения это не принесло а, наоборот, со всей ясностью накатило прозрение, что ему необходимо ее увидеть. Доделав в рекордные сроки оставшийся ремонт и спешно простившись с тетушкой, он поменял билет и на следующий день уехал…
Москва встретила Степнова хмурыми лицами, утренней толчеей в метро и снежной кашей под ногами. Но, вопреки всему, он был почти счастлив. Внутреннее чувство подсказывало, что теперь он на правильном пути и путь этот ведет в стены родной школы. Чтобы привести себя в порядок и позавтракать, понадобилось менее часа – он хотел успеть найти Лену до большой перемены. О том, что ей скажет, он даже не задумывался, предпочитая решать проблемы по мере поступления.
За изучением расписания уроков его и застал Николай Павлович. Отказаться от приглашения руководителя, пусть даже бывшего, было неудобно. Так он и оказался в учительской, попав заодно на обсуждение предстоящего праздничного мероприятия.

- Ну, как ты, Вить? – как только все разошлись, тон Николай Павловича сменился с официального директорского на отечески заботливый. – Работу новую нашел?
- Да нет еще… Я, если честно, и не искал пока, – ответил Степнов. – Вот к тетке съездил в Тверь, с ремонтом ей помог да старых друзей навестил.
- Помочь тетушке – дело хорошее, нужное! А что дальше думаешь? Ты к нам-то, кстати, просто в гости или по делу?
- В гости… вернее по делу… мне нужно тут… с Рассказовым посоветоваться, – плохо скрывая свое смущение, добавил он.
- Понятно… А то, может, вернешься? Место твое вакантно: в Министерстве ответили, что у них преподавателей нет, так что пока тебя замещает учительница младших классов. Но, боюсь, долго она не протянет с твоими архаровцами! Да и баскетбольной секцией никто не занимается… – Савченко был прирожденным дипломатом и, чувствуя, что ситуация уже изменилась, осторожно попытался сыграть на сознательности Виктора.
- Спасибо, Николай Павлович, я подумаю. – К такому повороту событий Степнов не был готов, да и вряд ли мог решить что-либо до встречи с Леной: слишком многое зависело именно от нее.
- Ты, подумай, Вить, подумай. Но на новогодний праздник уж зайди обязательно! Заодно поможешь другу с организацией. Ты же у нас к молодежи ближе, значит, и вкусы их лучше понимаешь. Вон вы с Игорем Ильичом какую замечательную группу организовали! Так что и здесь вам сам Бог велел вместе потрудиться.
«Лучше был бы чуточку подальше и даже не чуточку…», - грустно усмехнулся про себя Степнов, но только кивнул в ответ.

Распрощавшись с директором, Виктор поспешил к лестнице. Если он правильно запомнил, через пять минут у 11 «А» должна начаться история, и нужно было успеть отпросить Лену с начала урока. Однако этого не понадобилось, потому что, едва завернув за угол, он нос к носу столкнулся с объектом своих видений.
Заворожено разглядывая любимое лицо, он ощущал, как от ее солнечной улыбки исчезает напряжение и беспокойство последних недель, а попытка быть дальше и не общаться представляется теперь самым идиотским поступком в жизни. Странно, но, кажется, она даже не обижена на него – такой искренней радостью сияют ее глаза.
- Виктор Михайлович, здравствуйте! А вы к нам в гости или насовсем вернулись? – Смотрит прямо, без тени кокетства, а в голосе звучит ничем не прикрытая надежда. Только она у них сейчас и осталась - одна на двоих…
- Привет, Ленок. – Как сладко от ее имени на губах, и в душе сразу потеплело. – Да нет, пока только в гости, п-о-к-а … - Он и сам не знает, почему так выделяет это «пока», но очень страшно, да просто невыносимо самому лишить их этой надежды… одной на двоих… - Как Петр Никанорович? Как учеба? Как ваша группа, репетируете? – он спрашивает первое, что приходит в голову, лишь бы не смотреть на нее молча с глупой улыбкой.
- Все хорошо, Виктор Михайлович. А вы-то сами как? Вы так внезапно уволились, а потом вообще куда-то пропали… - с грустью говорит она и немного смущенно добавляет: - Мы скучали…
И стало вдруг совсем неважно, кто эти неопределенные «мы» - именно она скучала по нему. От нахлынувших чувств он даже не сразу нашел, что ответить. Самым большим желанием сейчас было сграбастать свою девочку в объятия и тихо-тихо шептать ей на ухо, что никогда-никогда в жизни он ее больше не оставит. Но, вспомнив прошлый опыт, он благоразумно проявляет сдержанность, чтобы больше не напугать ее - ведь ничего по сути не изменилось, он просто лишний раз убедился, что нужен ей. Будто оправдываясь, он путано объясняет про неожиданные обстоятельства, вдруг сам себя обрывает на полуслове и, глядя ей прямо в глаза, произносит:
- Лен, я и правда не могу пока вернуться работать в школу, но обещаю больше не пропадать. Буду приходить на ваши репетиции и к вам в гости… если ты не против, конечно. И помни: я рядом и вы всегда можете на меня рассчитывать.
Лена смотрит на него долгим, проникающим в самую душу взглядом и, наконец, утвердительно кивает в ответ:
– Конечно, Виктор Михайлович, мы вам всегда рады! Я, пожалуй, пойду, а то уже урок начался… - И добавляет лукаво: - Кстати, у нас завтра репетиция…
- Ну, тогда до завтра, Ленок, – открыто улыбается в ответ, и только когда ее фигура исчезает за поворотом, он позволяет себе не скрывать больше переполняющие его нежность и обожание к этой удивительной, самой лучшей девушке на Земле.

В действительности, ни на какую историю Лена не пошла, справедливо рассудив, что толку от этого все равно никакого не будет. Все мысли остались там, в школьном коридоре, где только что судьба подарила ей встречу с самым дорогим для нее человеком. И теперь было необходимо хоть как-то разложить все по полочкам, а заодно утихомирить зашкаливающие эмоции.
С чего все началось, Лена и сама затруднялась сказать, как и назвать тот момент, когда любимый преподаватель и замечательный во всех отношениях человек Степнов Виктор Михайлович из друга их небольшой семьи превратился в просто любимого мужчину. Как это обычно и бывает в подобной ситуации, главными слепцами оказались сами влюбленные, отрицавшие до последнего, что связывающие их чувства уже давно далеки от командной взаимовыручки, да и от дружбы тоже. Возможно, осознай они это раньше, все было бы иначе. Но…
Она не ждала и не звала любовь. И, может, поэтому так долго не могла признаться себе, что те теплота и нежность, заполняющие душу при мыслях об учителе, от его присутствия рядом, от его постоянной заботы, есть не что иное, как самая настоящая любовь. К сожалению, «многогранность» ее накатила на Лену слишком неожиданно: к безоблачному и окрыляющему первому чувству примешались горечь и ревность при виде любимого, собравшегося на свидание с другой, а его внезапное признание вызвало только настороженность и непонимание. Хотелось кричать и плакать от обиды на жизнь: ну зачем он это сделал, зачем все испортил? Она лишь привыкала к своему чувству, окунаясь в волнующие ощущения, прислушиваясь к просыпающимся желаниям и мечтам… Да, она, Лена Кулемина, ученица одиннадцатого класса, могла позволить себе только мечтать: ведь он же ее учитель и гораздо старше! Ей было достаточно его нежной заботы, его присутствия в ее жизни… И вдруг эти конфеты, признание – зачем, к чему? Неужели ему недостаточно их теплой дружбы и нужно что-то большее? Ну, конечно - он же взрослый мужчина и у него должны быть взрослые желания. А может, у него не сложилось там с другой, и теперь он решил попытать счастья с ней? И сразу все как-то опошлилось и приземлилось. Это «большее» давило и пугало, отталкивало от себя. Да и что она могла ему дать? Маленькая неопытная девочка…
Все эти мысли наслаивались друг на друга как снежный ком, а посоветоваться было не с кем. И не успела Лена хоть как-то в себе разобраться, как Степнов предложил забыть о том разговоре и вернуть их отношения к прежней дружбе. Она с радостью согласилась: ведь в их прошлом все было так просто и понятно. Но из песни слов не выкинешь, и прежняя легкость отношений так и не вернулась, зато появилось нечто другое. Видимо, это признание или ее постоянные мысли о нем разбудили в девушке дремавшие женские инстинкты. Ей вдруг стало необходимо видеть мимолетные доказательства его чувств, ощущать его особенное внимание, и волей-неволей теперь она воспринимала его не только как своего тренера и преподавателя, но и как влюбленного мужчину, однако сокращать возникшее расстояние пока не торопилась.
Потом появился Гуцул, и у них на удивление быстро сложилась спортивная дружба. Вот с Игорем ей было просто и весело, что не могло не укрыться от Степнова. Он изменился: стал замкнутым, все чаще недовольным чем-то во время тренировок, реже оставался на репетиции Ранеток. По классу поползли слухи, а неуемная Новикова так прямо и заявила подруге: «Твой Степнов просто ревнует к Гуцулу». Ленка только покрутила у виска на подобное высказывание, по-прежнему настаивая, что между ними лишь дружба, хотя в глубине души ей хотелось, чтобы Лера оказалась права. Но само предположение казалось смешным и нелепым: как можно Виктора Михайловича сравнивать с кем бы то ни было, тем более с оболтусом Гуцулом?
Что произошло на соревнованиях, она так толком и не поняла, только, оглушенная внезапно повисшей тишиной, обернулась и увидела перекошенные от злобы и страха лица любимого мужчины и друга. А дальше события завертелись слишком быстро, не оставляя Лене возможности что-то обдумать и как-то повлиять на них. На следующий день Степнов перед всем классом объявил, что уходит из школы, и ей показалось, что он избегает ее. Женское чутье подсказывало, что это решение отчасти связано с ней, поэтому она воздержалась от расспросов и сожалений. К тому же ей было обидно, что он, такой большой и взрослый, вроде как бежит от проблемы, от своих чувств, от нее самой, хотя обещал всегда быть рядом. Но обида длилась недолго, ей на смену пришла грусть, и когда стало совсем тоскливо, Лена все же решила сделать небольшой шаг навстречу – поговорить с дедом. Разговор принес новое разочарование: оказалось, Виктор уехал из Москвы как минимум на месяц, а там как получится. Потянулись дни раздумий и томительного ожидания, усугубленного тем, что она никак не могла решить для себя, чего же именно хочет и ждет: то ли его возвращения, то ли избавления от никому теперь не нужных чувств.
Лена много раз представляла их встречу: как посмотрит, что скажет, но вышло все, конечно же, по-другому. Она совершенно не ожидала увидеть его в школьном коридоре, такого потерянного, и так скоро. Все ее обиды и «глупые» мысли вмиг испарились, оставив лишь одну: «какой родной, любимый… и уставший». И она, как в старые добрые времена, солнечно улыбнулась. Только ему. И с радостью отметила, как потеплела синева его глаз. Только для нее.
Он все-таки вернулся - не в школу, а именно к ней, чтобы попытаться снова быть рядом. И она обязательно должна ему помочь, но пока не знала как. Не знала и того, какие все же отношения нужны Виктору и чего же хочет она сама. Именно об этом девушка и собиралась подумать вместо истории.
Наверное, каждый в своей жизни хоть раз мечтал о замечательном изобретении «из будущего» - миелофоне. Вот и Лене после проведенной в размышлениях бессонной ночи казалось, что разрешить ее сомнения может только этот волшебный прибор. Но в сказки она уже давно не верила, поэтому надеяться оставалось только на себя: да и, в самом деле, не спрашивать же совета у Ранеток или, еще лучше, у деда? В результате она все же решила занять выжидающе-наблюдательную позицию, не проявлять открыто своих чувств, но, по возможности, делать небольшие шаги навстречу.

На следующий день Виктор, как и обещал, пришел на репетицию, а потом отправился к другу придумывать сценарий маскарада. «Штаб-квартиру» устроили у Ирины Ренатовны. Троица «заговорщиков» даже не заметила, как за жаркими спорами и обсуждениями засиделась до глубокого вечера. Итогом их мозгового штурма был исписанный вдоль и поперек листок с перечнем героев мультфильмов и сказок, в которых должны были перевоплотиться ученики, и наброски плана проведения праздника.
Идея была проста: зрители угадывают сказку, а её герои ищут друг друга и разыгрывают сценку. Кроме этого, начинающие «сценаристы» придумали несколько командных конкурсов и заданий, в том числе, чтобы угодить бывшему учителю физкультуры, парочку спортивных. Когда же уставший, но довольный результатом Степнов ушел домой, Ирина предложила Игорю устроить небольшую авантюру, чтобы помочь их другу наладить отношения с любимой девушкой. Рассказов выслушал ее план и охотно согласился, не без удовольствия отметив про себя, как все же удивительно личное счастье влияет на представительниц прекрасного пола.
На ближайшей планерке придуманная концепция прошла на ура, и даже Людмила Федоровна после недолгих уговоров согласилась стать Снегурочкой и в паре с Дедом Морозом, Колей Платоновым, провести новогодний праздник. Милославскому и Светочке поручили написать слова для ведущих в стихотворной форме и придумать забавные подсказки для зрителей.

***

продолжение следует...

*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 46 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1436
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:57. Заголовок: Название: Мой ласков..


Название: Мой ласковый и нежный зверь
продолжение...


***

Датой проведения маскарада выбрали двадцать пятое декабря, и на этот день Лена возлагала особые надежды. Степнов обещал прийти, и отступать дальше уже было некуда - это последний официальный повод увидеться перед Новым годом и, если будет уместно, пригласить Виктора Михайловича встретить его вместе - с ней и дедом, о чем Лена мечтала все две недели после его возвращения. А еще она, наконец, решилась спеть для него свою песню.
Виктор тоже переживал, но по другой причине: его очень волновал успех их задумки. К тому же утром позвонил Рассказов и маловразумительно что-то объяснял, из чего он лишь понял, что должен заменить на маскараде заболевшего одиннадцатиклассника.
В школе царила предпраздничная суматоха. На входе образовалась настоящая пробка, потому что переодетый в Серого Волка охранник дядя Петя никого не пропускал без выполнения какого-нибудь фанта, которые загадывала задорная Красная Шапочка, Елена Петровна. Успешным исполнителям вручался праздничный бумажный колпачок или полумаска. Бедному Милославскому выпало задание десять раз отжаться, и на это зрелище уже собралось посмотреть немало учеников и даже несколько учителей. От неминуемого позора его неожиданно спасла только что вошедшая Лена Кулемина, предложив поменяться фантами и отжаться «хоть двадцать раз» за себя и за него. К немалому удивлению девушки, вместо колпачка Елена Петровна вручила ей большой пакет с карнавальным костюмом малинового цвета, безапелляционно заявив: «Для особо отличившихся, так положено», и добавила вдогонку: «Костюм не пачкать и не рвать, после праздника сдать лично мне». Лена только пожала плечами и отправилась в спортзал, где у них была назначена последняя репетиция. Прочитавший стихи Милославский тоже «заслужил» маскарадный наряд, правда, симпатии «пропускной комиссии» явно остались на стороне юной спортсменки.
Когда Лена зашла в спортзал, Степнов уже был там и вовсю занимался украшением помещения для предстоящего праздника. Он не сразу ее заметил, и девушка с умилением наблюдала, как любимый учитель со свойственными ему горячностью и энтузиазмом командует своими подопечными. Это уже подзабытое, но столь привычное для нее когда-то зрелище, моментально вернуло ее в счастливое прошлое, и настроение сразу же поднялось.
Наконец увидев Лену, Степнов радостно закричал:
- Физкульт-привет, Кулемина! А что это ты одета не по форме? Или тоже хочешь получить «два наряда вне очереди»? Мне помощники сейчас очень пригодятся!
Ленка широко улыбнулась и задорно отрапортовала, похлопав по объемному пакету:
- Форма со мной, но готова приступить к украшению зала в любой момент! Все равно девчонки пока не пришли.
Упрашивать Виктора не пришлось. Он с радостью определил девушку в свои личные помощницы и уже не отходил от нее, изредка отвлекаясь на особо нерадивых оформителей. Но когда Ранетки все же собрались полным составом, Лене нехотя пришлось покинуть любимого тренера и приступить к репетиции.
Потом появился взъерошенный Рассказов и начал на что-то уговаривать Степнова. Тот долго не соглашался, но, в результате, сдался на увещевания Игоря Ильича и ушел с ним, тем более, что зал уже был украшен. Настроение у Лены слегка испортилось, но, с другой стороны, это был реальный шанс повторить «Лети», которую они уже давно не играли, потому что Виктор присутствовал на каждой репетиции.

Наконец бал-маскарад объявили открытым. Все, кто пришел в карнавальных костюмах или получил их на входе, с интересом разглядывали друг друга и с волнением ожидали дальнейшего развития событий.
Начало было стандартным: на середину зала вышли Снегурочка с Дедом Морозом, но на этом все стандартное и закончилось, потому что вместо привычной Светочки в роли Снегурочки перед зрителями предстала преобразившаяся Людмила Федоровна Борзова, а в роли Деда Мороза - старшеклассник Коля Платонов. Они шутливо обрисовали «бедственное положение» потерявшихся сказочных героев и предстоящие им «испытания».
К игре «Угадай сказку» по забавным полунамекам в стихах с удовольствием подключился весь зал, а обладателям костюмов названных сказок оставалось лишь смущённо раскланиваться.

За полчаса до этого Лена со смешанными чувствами стеснения и удовольствия разглядывала себя в зеркале. Устав слушать занудства Лерки, которая практически сразу примерила свой карнавальный наряд, она всё-таки пошла переодеваться. В пакете оказался симпатичный коротенький сарафанчик, белая кофточка, плотные узорчатые колготки, балетки, на удивление, ее размера, и малиновая косынка в цвет сарафана. И все это сидело на ней совсем неплохо и даже хорошо, особенно, если вспомнить тот ужасный костюм «русской Матрены», после которого она зареклась надевать на себя какие-либо юбки и платья. Вот только косынка смотрелась слегка нелепо, поэтому она свернула ее в тонкую полоску и повязала – получилась имитация обруча.
Девушка пока не догадалась, чей наряд ей достался и кто будет в итоге ее партнером. Вдобавок немного напрягало отсутствие Степнова. Но происходящее на импровизированной сцене быстро отвлекло от досадных мыслей.
Когда же практически все герои были опознаны и уже горячо совещались друг с другом по поводу постановки сценки по мотивам их сказок, Ленино внимание привлек недавно появившийся персонаж: очаровательный медведь из нового детского мультфильма про Машу и Медведя, неловко переминающийся с ноги на ногу недалеко от нее. Всего несколько секунд понадобилось, чтобы сопоставить вдруг открывшиеся факты, и ее сердце забилось с удвоенной скоростью. Что это: невероятно удачное совпадение или чей-то хитроумный план, ей сейчас было все равно. Едва сдерживаясь, чтобы не запрыгать от радости и не кинуться сразу ему на шею, она подошла к лохматому зверю и, улыбаясь, сказала:
- Привет, Миша, а я Маша!
- Привет, Маша! – раздался из-под маски осипший от нежности самый родной голос на свете.
Очередной взрыв хохота по соседству вернул их в реальность. Все же стоило приступить к своим прямым обязанностям сказочных персонажей. Особо не надеясь на продвинутость своего бывшего учителя в области современной мультипликации, Ленка быстро ввела его в курс дела, в красках пересказав содержание некоторых, особо любимых, серий. В маске в виде медвежьей головы было жарко и неудобно общаться, поэтому Виктор ее снял. Ленку он слушал внимательно, уточнял детали, стараясь понять, что же может быть ими реально воплощено в рамках конкурсного задания.
Из раздумий его вывел требовательный голос девушки, и на секунду показалось, что она уже вжилась в роль:
- Миш, а, Миш, а призы будут? А какой главный? Я хочу выиграть главный приз!!! – И доверчиво посмотрела ему в глаза: – Мы же с вами одна команда, да, Виктор Михайлович?
И он почувствовал, что готов расшибиться в лепешку, но добыть для своей девочки главный приз. Лишь бы и дальше ловить ее доверчивый взгляд и снова быть одной командой, без всяких там Гуцулов и прочих им подобных.
А Ленка, зараженная общим весельем, уже не стесняясь, подтрунивала над бывшим учителем, с удовольствием замечая, как он теряется и краснеет от ее полунамеков.
- А еще там была серия, где Мишка якобы влюбился и отправился на свидание к другой… с цветами и конфетами… – словно вспомнила она, лукаво поглядывая на Виктора, который в этот момент сто раз пожалел, что снял медвежью голову, потому что почувствовал, как стал пунцовым до корней волос.
- Это нам точно не подходит, – недовольно пробурчал он и поспешил сменить тему: - Что ты там рассказывала про школу?
- Ну, там все не так забавно. Маша просит Мишу сделать для нее школу, Миша, конечно же, делает, а потом становится ее учителем… Начинаются уроки: чистописание, математика, чтение… ну да, там есть один милый моментик, когда Маша учится читать по слогам: «Ма-ша», «Ми-ша», «Ма-ша с Ми-шей нав-сег-да». - И опять стрельнула глазами в Виктора.
«Ну что ж, маленькая провокаторша, для «навсегда» у нас еще вся жизнь впереди, а пока что я тебя немного проучу», - подумал Степнов, а вслух произнес: - Будем учиться кататься на коньках! Моя роль немая, только действия, так что словесно отдуваться придется тебе. Вот и продемонстрируешь отличное знание текста, – уже добродушно добавил он. – Кстати, у меня в подсобке завалялась пара роликов: спешно собирался, не успел все забрать, так что мы сможем быть вполне убедительны.
- Но я не умею кататься на роликах, – возмущенно заявила Ленка.
- Тем лучше, будет правдоподобнее. Как я понял, по сюжету Маша тоже не умела кататься, – Степнов уже открыто веселился, и вся ситуация ему явно доставляла удовольствие.
Кулемина вовремя смекнула, что слегка перегнула палку и не стоит продолжать будить в Викторе зверя. Поэтому она благоразумно проглотила вертевшийся на языке вопрос, кому, собственно, принадлежит вторая пара явно женских роликов, молча втиснула ноги в ботинки и резко поднялась. Ее ждал неприятный сюрприз: оказывается, ролики, в отличие от коньков, замечательно едут сами по себе, и, если бы не крепкая лохматая лапа, ловко страховавшая ее сзади, валялась бы Ленка уже на полу с ушибленной пятой точкой. «А он и, правда, всегда рядом, даже в таких мелочах», - пронеслось у нее в голове, и все дурацкие мысли как ветром сдуло. Захотелось как когда-то безгранично довериться этому лучшему мужчине на Земле и снова почувствовать себя слабой, беззащитной и самой любимой девушкой на свете.
На вторую часть праздника был запланирован собственно сам бал, открывать который должна была наиболее понравившаяся всем пара сказочных персонажей. Лену и Виктора даже не особо удивило, что этой парой оказались они, потому как их предыдущее «выступление» на роликах вызвало бурю смеха и оваций. И теперь они судорожно соображали, какой же танец выбрать. Вдруг Ленку осенило:
- Виктор Михайлович, а вы знаете вальс из кинофильма «Мой ласковый и нежный зверь»? Было бы очень здорово станцевать именно под него - как раз наша тема… - Но тут же осторожно уточнила: - А вы вообще-то умеете танцевать вальс?
Степнов даже обиделся:
- Любой, уважающий себя мужчина должен уметь танцевать вальс. Так что не переживай, все исполним в лучшем виде.
И девушка побежала договариваться с Женей, чтобы та подыграла им на синтезаторе. О том, что сама она имела только теоретическое представление об этом танце, Кулемина почему-то умолчала, решив окончательно и бесповоротно положиться на любимого мужчину.
Но отсутствие практики выявилось при первых же шагах под музыку: Лена плохо попадала в темп раз-два-три, путалась в ногах и периодически наступала на лапы своему медведю. Со стороны это смотрелось забавно: все подумали, что они продолжают играть, и поддерживали любимую пару смехом и шутками. Но Виктору стало обидно за их первый совместный танец, и он решил спасти положение по-своему: легко подняв Лену на руки, закружился вместе с ней по залу.
Волна эмоций и воспоминаний захлестнула их с головой, смывая на своем пути все страхи и предрассудки. Ленка аккуратно прижалась к груди Виктора и обняла его за шею. А Виктор держал ее так бережно и трепетно, как держат новорожденных детей. И в их танце было столько взаимной любви и нежности неуклюжего медведя и маленькой девочки, что ни у кого, даже у завуча школы, так радеющей за моральный облик коллектива, не возникло и мысли нарушить эту удивительную гармонию.

Трудно было найти более счастливых людей в этот вечер, чем идущие в обнимку высокий темноволосый мужчина и кажущаяся миниатюрной и хрупкой на его фоне совсем юная девушка. Им не нужны были ни объяснения, ни признания, а только это невероятное ощущение «быть рядом» друг с другом. И все же одна шальная мысль навязчиво засела в белокурой головке, нашептывая, что еще остался один момент, который мог бы сделать Лену абсолютно счастливой. Завидев издалека огромную украшенную ель, она на что-то решилась и настойчиво потянула за собой Виктора. Оказавшись под деревом, Лена осторожно обняла мужчину и, лукаво посмотрев ему в глаза, начала издалека:
- Вить, а ты помнишь какое сегодня число?
- Конечно, двадцать пятое декабря. Я его теперь никогда не забуду, – утвердительно кивнул мужчина.
- А ты помнишь, что сегодня католическое Рождество? – не унималась девушка.
- И к чему ты клонишь? – уже более заинтересованно.
- А к тому, что в этот день под веткой омелы можно поцеловать любого, кого захочешь, и отказываться от поцелуя нельзя, – торжествующе заявила Ленка.
- Не вижу тут омелы, - удивленно озираясь по сторонам, продолжал играть в «непонятливого» Степнов, хотя глаза его уже вовсю смеялись.
Лена приняла правила игры:
- Ну, так мы и не католики, в конце концов, и, мне кажется, в России для этих целей вполне подойдет обычная ель, – и заговорщицки подмигнула.
- Так чего же ты просто так меня морозишь?! Целуй скорее своего зверя лохматого, вдруг в прекрасного принца превратится!
Повторять дважды было ненужно. Девушка приподнялась на носочки, обвила его шею руками и нежно прикоснулась к уголку губ. Вот и все. И совсем не страшно. Ни капельки. Значит все правильно. Все именно так, как и должно быть.
Руки Виктора сами сомкнулись на спине девушки, и так они и стояли, обнявшись, просто наслаждаясь близостью друг друга. Ленка жмурилась от ощущения спокойствия и безграничного счастья в надежных объятиях любимого мужчины, обещая себе, что теперь она точно никогда и никуда его не отпустит. А Виктор, украдкой целуя ее в шапку, не без удовольствия прикидывал, что, если события и дальше будут развиваться столь же стремительно, ему явно стоит повременить с возвращением на место преподавателя физической культуры в школу № 345.


*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 46 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1437
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 18:58. Заголовок: №21 Название: Москв..


№21

Автор: Jlисёl-lok & Failen & clairclair
Бета: Шато Марго

Название: Москва слезам не верит
Жанр: Romance, Humor
Рейтинг: PG-13
Размер: Миди
Пейринг: КВМ
Статус: Окончен
Автор фото-арта: t A T u s h k a
Ассистент: БаНтиК

Обложка:

<\/u><\/a>


Перед Новым годом все готовятся к празднику, покупают подарки, готовят сюрпризы… Но порой сюрпризы случаются сами по себе и изменяют очень многое…

– Господи, Светлана Михайловна. Ну, как же вы так умудрились? – причитал Милославский.
Около входа на пришкольный участок распласталась на снегу поскользнувшаяся Светочка. Она рыдала и не позволяла поднять себя суетившемуся вокруг учителю литературы.
Рабочий день давно закончился, и парочка одной из последних покидала школу. Мирослав Николаевич пытался хоть как-то помочь девушке, но та билась в истерике. Мужчина совсем растерялся, как вдруг, будто по волшебству, появились два помощника: из школы спешил директор, и подошел бывший физрук Степнов, который уволился недавно после истории с Гуцуловым.
И если Савченко ещё попытался было выяснить, что же случилось, то Степнов спокойно наклонился к Светочке и начал осматривать ногу, сразу заметив опытным взглядом, что она постоянно хватается за неё.
– Перелом, кажется, – подвёл итог Виктор Михайлович.
– Как перелом? Да вы что?! Новый год же! Кто Снегурочку играть будет?! Ой, Виктор, прости, даже не поздоровался с тобой. Нет, ну что же это такое? Что это? – заволновался Савченко.
– Я без Светланы Михайловны деда Мороза играть не буду, – прерывающимся от волнения голосом произнёс Милославский.
– Я тебе не буду! Без ножа меня режете! – возмутился директор.
Они на время забыли о продолжающей рыдать без остановки Светочке, и только Степнов, присевший рядом с ней на корточки, не реагировал на этот балаган, а спокойно набирал номер скорой помощи, чтобы поскорее отправить пострадавшую в травмпункт.
Скорая, как ни странно, приехала быстро. Савченко и Виктор Михайлович погрузили в неё Светочку и Милославского, ни на секунду не желающего оставлять свою даму (тем более рядом опять появился этот физрук).
– Эх, Виктор, вот чего теперь делать-то? Делать-то чего, говорю? – переживал Николай Павлович, глядя вслед машине, увозившей «Деда Мороза» и «Снегурочку». – Ты вообще как сам? А то загрузили тебя проблемами сразу же. Как вообще рядом со школой оказался?
– Да вот… Скучаю, наверное. Не могу мимо пройти, так и тянет сюда. Всё нормально у меня, Николай Павлович. Как видите – жив, здоров и даже довольно упитан. Всё хорошо. – Голос до боли грустный, и это так было не похоже на любимого всем педагогическим коллективом порывистого и активного физрука.
– Виктор Михайлович, а давай ты деда Мороза сыграешь? Выручи нас по-дружески. Лучше тебя же никто с этой ролью не справится. Милославский вон вообще никакой. А ты? Ты же каждый год радовал нас. Мы тебе даже заплатить можем!
Спасибо, но я хорошо зарабатываю, – попытался отшутиться Виктор Михайлович, но, заметив во взгляде директора серьёзный настрой, сразу возмутился: – Даже не думайте, Николай Палыч! Вот именно, что радовал. Прошедшее время. Я теперь здесь не работаю. Вы забыли? – начал отпираться Степнов, но сердце застучало быстро-быстро. Появилась надежда на то, что он хоть на время сможет вернуться в школу и, как прежде, побыть рядом с Леной. И к тому же Дед Мороз может совершенно спокойно поздравить Снегурочку и даже подарить ей подарок...
– Виктор, ну, смотри, придёшь по-тихому, через запасной ход. А в костюме деда Мороза никто и не узнает, что это ты. Вот только что же со Снегурочкой делать? Нет, ну надо было ногу сломать за пять дней до праздника! И в этом вся Светочка. Одни убытки от неё! Слушай, а может Зеленову попросить? Эффектная Снегурка будет. Как раз пара, такому как ты, – директор был готов на любую кандидатуру.
– Ну уж нет, Николай Павлович! Только не Зеленова. Эта звезда экрана сразу же всем разболтает, кто есть кто, и в первую очередь своей вредоносной бабуле. Тогда мы с вами Новый год точно не в школе встречать будем. Да и гламурная она какая-то слишком, эта Полина. Ну где вы видели Снегурочку с такими длинными ногтями да ещё с таким злым лицом? Нам нужна добрая, искренняя, спортивная… – начал мечтательно перебирать эпитеты Степнов, но был прерван рассмеявшимся Савченко.
– Так ты, значит, согласен? Вот и хорошо! Очень хорошо! Просто восхитительно! А с Зеленовой, да. Разболтает. Тут ты прав. Кого же тогда? Спортивная, говоришь? – взглянул на Виктора Михайловича директор. – Ну, тогда кроме Кулёминой больше и некому. Она уж точно не разболтает. Правда, Виктор? Да и ни капельки не… Как ты там говоришь? Гламурная? Вот! – неожиданно для себя предложил мужчина.
– Боюсь только, Николай Павлович, что сама Лена нашей с вами прыти не одобрит. – Внешне Степнов обречённо отреагировал на предложенную директором кандидатуру Кулёминой, но на самом деле чувствовал сейчас себя первый раз за последние недели счастливым. Ведь у него появлялся призрачный шанс помириться с Леной, постараться объяснить спокойно свой поступок по отношению к Гуцулову и, может быть, снова стать хотя бы друзьями.
– Вот завтра в школе я с ней и поговорю. Заболтались мы с тобой совсем. Поздно уже. Спасибо, Виктор Михайлович. Кто же, если не ты? Ты – наш лучший дед Мороз!
На том и разошлись. Директор пообещал позвонить Степнову завтра сразу же, как только прояснит ситуацию с Кулёминой. Оба ушли с одной мыслью: как бы уговорить Лену? Но вот цели у мужчин были совершенно разные. Новый Год, как-никак! Надо верить в чудеса!
***

Уже целых три недели пролетело с момента, как Степнов сам ушел из школы. Многие, конечно, догадывались, что это произошло не просто так. Кто-то из учеников даже не постеснялся вслух произнести, что причиной стала ревность к Кулёминой, но все старались помалкивать – участи Игоря не желал никто. Только в этом случае уже не физрук, а сама девушка могла отвесить оплеуху за излишнее рвение к сплетням. Лена же считала, что если эмоции через край, то это не для неё. В голове был полный сумбур.
С одной стороны, девушка прекрасно понимала, что Степнова разозлил их с Игорем поцелуй. Но ведь поцеловались они с Гуцулом просто так, от радости.
«После победы вообще все обнимаются и целуются! И ничего! В драку никто не лезет...» – Такой вспышки гнева со стороны Степнова Лена никак не ожидала. – «Куда же пропала его хваленая спортивная выдержка? А теперь он ушел, и в спортзал даже заходить не хочется. Вообще никаких тренировок и соревнований не предвидится. Ещё пришлют вместо Степнова какую-нибудь мымру».
С другой стороны, Лена ругала себя, что на соревнованиях она после обнимашек с Игорем побежала к девчонкам. Надо было к Степнову подойти! Ведь видела перед соревнованиями, как злился физрук на Гуцула, до последнего на поле не выпускал...
«Что же все-таки заставило его сорваться? Орать на уроках - это очень по-степновски, но ударить ученика?»


Кулёмина шла по школьному коридору, задумавшись о том, что до Нового года осталось всего несколько дней, а подарки подружкам, деду, да и Гуцулу до сих пор ещё не были куплены. Слишком тяжело отразились на Лене события, связанные с увольнением Степнова. Так, что она напрочь забыла о том, что скоро праздники и пора бы уже подумать о себе и перестать мучиться воспоминаниями. Увлечённая мыслями, девушка не заметила, как на кого-то наткнулась. Подняла взгляд и тут же смущённо пробубнила «извините», обнаружив, что препятствием стал директор школы.
– Так, Кулёмина, ты-то мне и нужна. А ну-ка пойдем ко мне в кабинет. Быстренько. – Он не стал слушать, что Лена попыталась ответить на его просьбу, и сразу же отправился к себе.
Удивлённой девушке ничего не оставалось, как пойти за ним. И вот Лена, усевшись напротив директора, приготовилась слушать. Но он почему-то нервничал и ходил вдоль стола, не произнося ни слова.
– Николай Павлович, вы что-то хотели? – решила поторопить Кулёмина Савченко.
– Да, Лен, – наконец начал беседу директор. – Я хочу, чтобы ты сыграла роль Снегурочки на праздновании Нового Года.
– Что?! – непроизвольно вырвался крик удивления у Лены. – Николай Павлович, я всё понимаю, но сегодня же не первое апреля. А Светлана Михайловна? Ну, на крайняк любая симпатичная ученица, желающая побыть звездой вечера, типа нашей Зеленовой? Я-то тут каким боком?!
– Лена, успокойся и выслушай меня. Светлана Михайловна вчера сломала ногу. – Кулёмина сочувственно выдохнула. – А Мирослав Николаевич, находясь в расстроенных чувствах, сказал, что Деда Мороза без неё играть не сможет. Ну, и выбора у меня большого нет, как ты понимаешь? – Директор перестал говорить и внимательно посмотрел на девушку.
Пауза затянулась, и тут Лену наконец осенило:
– Николай Павлович, только не говорите мне, что роль деда Мороза будет исполнять Виктор Михайлович? – отметила кивок директора. – Нет, даже не думайте! Не буду я никакой Снегурочкой! Николай Павлович…
Замолчала и отвернулась, пряча взгляд.
– Лен, да всё я понимаю. Но просто Виктору Михайловичу пока что в школе появляться нельзя. А Зеленова твоя…
– Она уж точно не моя, – перебила Кулёмина директора. – Извините, Николай Павлович, вырвалось.
– Ну так вот, а Зеленова разболтает всё. Я даже не сомневаюсь в этом. Лен, ну ты же не выдашь нас?
– Не выдам, – тяжело вздохнув, почти шёпотом ответила.– И что теперь? Репетировать же нужно, да?
– Ты согласна! – радостно воскликнул Савченко, сразу позабыв о том, что ещё секунду назад говорил совсем в других интонациях. – Да, Лен, репетировать нужно обязательно. Ты сейчас отправляйся к Агнессе Юрьевне. Попросишь у неё сценарий. Скажешь, что ты теперь исполняешь роль Снегурочки вместо Светланы Михайловны.
– Николай Павлович, а сценарий сильно занудный, да? – как-то совсем грустно отреагировала на речь Савченко девушка.
– Твоё дело его взять, а как вы будете на сцене импровизировать, решите на репетиции со Степновым. У тебя, кстати, уже урок скоро начнётся. Так что давай беги к Агнессе Юрьевне, а после уроков зайди ко мне, я скажу, когда репетиция будет. Я сам на репетицию приду. И послушаю, и покараулю, чтобы посторонние нас не рассекретили.
– Хорошо, Николай Павлович, – Лена, всё ещё находящаяся в шоковом состоянии от произошедшего, обняла сумку с учебниками, встала и пошла к двери.
На выходе её окликнул Савченко:
– Спасибо, Лен. Большое спасибо.
– Не за что, Николай Павлович. Это же как в спорте. Надо, значит, надо. – Девушка слегка улыбнулась директору и вышла в коридор.

Получив сценарий, Лена отправилась на урок. Все сорок пять минут девушка пребывала в задумчивости, переживая внутренний конфликт самой с собой. И вроде бы очень хотелось снова начать общаться с Виктором Михайловичем: ведь столько воспоминаний, столько тепла и доброты они дарили друг другу раньше, ведь были такими друзьями. А как теперь? Понимание поступка, совершённого учителем ещё не пришло. Да и с Игорем они теперь стали близко общаться. Поймёт ли он, что она так легко простит Степнова? А простит ли? Придётся, по-видимому, ничего Игорю не рассказывать.
Лена не могла разобраться в своих чувствах. Какое-то время назад она была уверена, что любит Виктора Михайловича. Потом растерялась от его настойчивости и даже пряталась от него, а проявление ревности, да ещё при всех испугало ещё больше. Но все равно она зря сказала, что ничего не было. Ведь было...
В конце концов, Кулемина честно призналась себе, что не взяла тогда эти дурацкие конфеты, потому что злилась на корреспондентку, к которой Степнов ходил нафуфыренный и с букетом. Выходит, что она тоже его ревновала... И что все это значит? Как же понять, какая она, эта любовь? Была бы мама рядом, а так и спросить-то не у кого...




В восемь часов вечера в школе остались лишь две живые души — директор и охранник. Причем Петр Степанович не мог взять в толк, зачем Савченко так поздно сидит в актовом зале? Но Николай Павлович сам все объяснил, появившись на вахте:
– В связи с болезнью Светланы Михайловны и отказом Милославского мне пришлось найти других исполнителей роли Снегурочки и Деда Мороза. Сейчас они придут. Встретите, проводите в зал и будете молчать как рыба. Если кто узнает, то у нас будут крупные неприятности. Вы хотите неприятностей?
– Да зачем же мне это нужно? Я и так болтать не люблю! – перепугался страж школьных дверей.
– Тогда в школу всех впускать. Никого не выпускать. В случае сопротивления открывайте огонь! - пошутил директор, чем привел охранника в полное замешательство.
Но переварить приказ Петр Степанович не успел, потому что услышал стук в дверь, и, открыв её, с удивлением обнаружил перед собой Лену Кулемину.
– А тебе чего? У нас тут секретное мероприятие, посторонним не положено!
– Я же просил встретить и проводить! – воскликнул Савченко, который не вытерпел и решил проконтролировать выполнение своего поручения.
– Так я же и встречаю! – стал оправдываться сторож.
«Это что же? Это Кулемина будет Снегурочкой?» – удивлялся дядя Петя, провожая взглядом рослую старшеклассницу. Он бы и ещё поудивлялся, но в дверь снова постучали.
– Виктор Михайлович? - не поверил своим глазам охранник, разглядывая бывшего физрука.
– Я разве на себя не похож? – усмехнулся Степнов.
– Не ожидал! – ответил ему Петр Степанович.
– Я и сам не ожидал, – честно признался поздний гость.
Степнов ушел в зал, а охранник остался маяться от любопытства.
Репетиция прошла трудно. Савченко вспотел, прилагая усилия к расшевеливанию Лены и Виктора Михайловича. Оба главных участника будущего новогоднего представления были угрюмыми и не разговаривали друг с другом без помощи директора. Николай Павлович сначала обращался к одному, потом к другому, но общей беседы не получалось.
– Ребята, если вы такие замороженные на сцену выйдите, то наш концерт провалится, а зрители умрут от тоски! – возмутился пожилой мужчина.
– Да все будет нормально, – заверил его Степнов. – Мы на концерте будем веселыми. Костюм тот же? Я тогда мерить его не буду.
– Лена, а ты примерь, – попросил директор.
Наряд Снегурочки был ужасен: кафтан едва доходил девушке до колен, сапоги оказались малы, а на шапку с торчащим во все стороны мехом Кулемина вообще смотреть не могла.
– Можно я без этого буду? – попросила Лена, указывая на головной убор снежной внучки.
– Я попробую что-нибудь другое придумать, с Агнессой Юрьевной посоветуюсь! – обнадежил её Николай Павлович.
– А на ноги что? – мрачно поинтересовалась нестандартная Снегурочка. – Кроссовки?
– Виктор Михайлович! Выручайте! У вас же там в кино есть всякие костюмы? Договоритесь с обувью для Лены1 Ну на один вечер! Мы вернем все в полной сохранности! – обратился Савченко с мольбой к бывшему подчиненному.
- Ну... я попробую... – неуверенно ответил Степнов. – Размер какой?
- Тридцать девятый... - так же неуверенно сказала Лена.
Она вообще находилась в шоке с того момента, как встретила Виктора Михайловича на репетиции. Таким потерянным и безразличным ко всему она его никогда не видела. Даже в последнюю их встречу в школе... Лена и представить не могла, что он так сильно переживает. На крыльцо девушка вышла в полном смятении чувств и к своему удивлению наткнулась на Степнова.
– Поздно уже, я тебя провожу, – сообщил он.
– Я сама...
– Да я просто следом пойду, на всякий случай...
Так они и шли. Лена торопилась, и Степнов шагал в нескольких метрах от неё. В подъезд девушка вошла одна, но через несколько мгновений Виктор Михайлович последовал за ней, осторожно прикрывая дверь за собой, чтобы никто не услышал. Он ничего не собирался говорить или просить. Просто хотел послушать, как она идет. Шаги постепенно затихли, хлопнула дверь в квартиру. Мужчина поднялся на пару этажей и остановился, прислонившись к стене...
– О! Какие люди, и без охраны! – услышал он позади себя знакомый голос.
– Привет, Гуцулов, – постарался быть вежливым и спокойным Степнов.
– Вы мне тут приветы не развешивайте! Зачем за Леной ходите? – задал вопрос Игорь. – Что вы в ее жизнь лезете? У нее теперь другие приоритеты!
– Ты что ли её приоритет?
– А может и я. В Москве миллионы свободных баб, а вы к школьнице клеитесь!
– Ты что несешь? – даже растерялся мужчина.
– Ничего! Лена — моя девушка!
– Может и твоя, но я тебя по-человечески прошу: не обижай Лену! Ей трудно без родителей, да и дед, как ребенок, все время чудит, – пытался объяснить Степнов.
– Вы ещё заплачьте! Уже давно живете здесь, а так ничего и не поняли. Москва слезам не верит!
– Да ты пойми...
– И нечего мне советы давать. Я сам знаю, как с девчонкой мутить нужно, не в первый раз! – отрезал Гуцулов.
– Ты с Леной собираешься мутить? – не мог поверить такому заявлению мужчина.
– Да, собираюсь. И у нас все будет по-взрослому! Пропустите меня.
– Поздно уже, Лене отдохнуть нужно. Да и деду тоже.
– Это вам отдыхать нужно! И вообще нечего сюда ходить! А с дедом можете у себя дома встречаться. Я сейчас позвоню, и Лена выйдет.
–Да ты, Гуцул, провокатор.
– А я не жалею об этом. И спасибо, что меня ударили. Девушки любят пострадавших. Нос зажил, и Лена теперь моя.
– Ну, ты и гад! – вышел из себя Степнов.
– А кто об этом знает?
– Да я тебя... - мужчина схватил нахала за рукав куртки, но тот вырвался.
– Давайте в этот раз без рукоприкладства! Я все равно быстрее бегаю... – раздался испуганный голос, звуки торопливых шагов, бухнула дверь в подъезд. И все стихло.
– Эх, Лена, Лена... Дурак, я, сам все разрушил. Как же мне без тебя жить? – печально произнес мужчина и тоже ушел.

Ни Игорь, ни Виктор Михайлович и подумать не могли, что Лена слышала их разговор. После возвращения домой она вышла на площадку выбросить пакеты с мусором и до сих пор стояла, держа их в руках. Боялась выдать свое присутствие. Но в себя пришла только от окрика деда.
– Лена! Что случилось?
– Иду! – ответила девушка и с ужасом представила, что дед мог выглянуть раньше. Тогда бы она многое не узнала.
Спать в ту ночь Лене не довелось. Да как можно уснуть после такого?
Как легко Игорь решил, что она — его девушка. Как просто он определил, где деду встречаться со Степновым. Как он уверен, что у них все будет по-взрослому. И оказывается, он сам зацепил тогда Виктора Михайловича. А ведь изображал из себя благородного героя, ходил к Савченко, просил не увольнять физрука... А сегодня сам наехал на Степнова, а потом сбежал.
Виктор Михайлович... Беспокоится за неё и за деда. Охраняет их. И это ведь после того, что она ему наговорила.

Целых три дня Лена делала вид, что все в порядке, даже стала привыкать к бессоннице. Сначала ждала, что Степнов придет и все расскажет ей. Или деду. А он не рассказывал...
К деду приходил, ждал, когда она вернется и пройдет в свою комнату и тут же испарялся. Однажды принес елку. И они с дедом нарядили её.
Гуцул тоже ничего не говорил, тема «Виктор Михайлович» между ним и Леной вообще не возникала. Но теперь девушка стала понимать, что не такими уж легкими могут стать отношения с ровесником, заранее решившим, что и как у них будет. А вот Степнова интересовало её мнение...
Рассказать Новиковой или не стоит? Выяснять отношения с Гуцулом или не нужно? А может обо всем этом лучше подумать после Нового года…

В последний день уходящего года зрители стали заполнять актовый зал школы задолго до концерта, артисты готовили костюмы, директор бегал из зала к своему кабинету, где готовился к выступлению Степнов.
Грустная Ленка сразу повеселела, получив недостающие части своего костюма. Ей принесли красивую вязаную шапочку и белые сапоги.
– Ленка! Какие! – Новикова ощупывала и вертела снегурочкину обувку. - Настоящая кожа! В них реально можно по улице ходить, видишь, мех натуральный! И где Савченко такие взял?
–Да мне-то какое дело? На один час сойдет! – ответила подруга, застегивая молнию невысоких сапожек на танкетке.
- Они совсем новые! – не унималась Лера. – Ты осторожно, мало ли что.

Белая шапочка была крупной вязки, вся в дырочках, отчего казалась легкой и изящной. И Лена во всем своем наряде стала женственной и очень красивой. Новикова подняла вверх большие пальцы обеих рук и зажмурила глаза от восторга.
- Ну все! Народ ослепнет!
- Да ну тебя, Лерка! – возмутилась Кулемина, и девушки отправились в зал.
Концерт прошел при полном аншлаге в сопровождении криков восхищенных зрителей. Дед Мороз выдавал такие перлы, что Снегурочка от смеха забывала текст, и приходилось придумывать рифмы на ходу. Во время номеров, за кулисами Степнов пару раз пытался что-то сказать Лене, но её постоянно отвлекали, и разговор не получился. А потом Виктор Михайлович ушел. Как раз в тот момент, когда Ленка вместе с девчонками была на сцене и пела песню специально для него.
«Не понял. Или не захотел понять...» – промелькнуло у неё в голове. Настроение сразу же стало портиться. Букет, подаренный Гуцулом, расстроил окончательно. Красивую шапочку Кулемина вернула Агнессе Юрьевне, а сапожки и костюм понесла директору.
– Вот, Николай Павлович, – сообщила она, – все на месте.
– Кафтан складывай в коробку, а сапоги Степнову нужно отдать. Это не ко мне.
– Так он уже ушел! – Не смогла сдержать грусть в голосе Лена.
– О, Лена! Ты сегодня была просто замечательной Снегурочкой! – похвалил ученицу Рассказов, появившийся в дверях директорского кабинета.
– Вот, Игорь Ильич, не передадите Степнову реквизит? Он нам тут помог по старой памяти! Вы же увидитесь? – тут же нашелся директор. – Вот и отлично! Вы тут побудьте минут пять, я на вахту схожу.
– Ну, я увижу... – как-то странно отвечал историк, потом выглянул в коридор и, убедившись, что Савченко точно ушел, огорошил Кулемину неожиданным признанием:
– Лена, а сапоги не нужно никуда сдавать. Это не реквизит. Их специально для тебя купили. Так что сама распоряжайся.
– Кто купил? – растерялась девушка.
– Ну, Виктор Михайлович ничего подходящего у костюмеров не нашел, а он человек обязательный. Раз обещал, значит должен выполнить. Вот он и купил. Точнее сказать, Ирина Ренатовна выбрала обувь по просьбе Степнова. Но если тебя это смущает, ты можешь не брать их. Я верну.
– Спасибо, Игорь Ильич, – произнесла потрясенная Лена и вышла вместе с пакетом в руках.
Она, как во сне шла рядом с Гуцулом, который вызвался её провожать, и даже что-то отвечала ему... Но около дома наконец опомнилась.
– Лен, не пора мне с твоим дедом познакомиться? А то я до сих пор его не видел! – довольно улыбался Игорь. – Где ты новый год встречать будешь?
– Игорь, ты настоящий друг, сделал мне такой красивый подарок. Спасибо тебе! Но меня гости ждут, – постаралась улыбнуться в ответ Лена.
– Какие гости? У вас дома никого нет, вон окна темные! – не понял ничего парень.
– А гости скоро придут! И ко мне, и к деду тоже. С праздником тебя! В каникулы на катке увидимся.
Ошарашенный кавалер ещё несколько минут соображал, что произошло...
Девушка, которую он считал своей, только что назвала его «настоящим другом» и ушла встречать Новый год с кем-то, кто был важнее его...

Лена вошла в квартиру и даже свет не включила. Опустилась на корточки у стены и набрала знакомый номер.
– Виктор Михайлович? – хриплым от волнения голосом спросила она.
Степнов в это время находился среди бывших коллег-учителей. А куда ему ещё было идти? Он сразу же узнал голос любимой и тоже от волнения чуть не подавился оливкой с бутерброда, заботливо предложенного Еленой Петровной.
– Что? Что-то случилось? С тобой? С дедом? – мужчина задавал вопросы, а сам уже искал свое пальто среди других одежек на кресле. – Я иду! Я сейчас буду! – Даже не стал слушать объяснения Лены, лишь бы не тратить время.
– Что это с ним? – удивилась завхоз. – Побежал как ненормальный. Какой у него дед?
– Может на съемках чего приключилось? – предположила баба Лида. – Да, они и в праздники работают. Виктор Михайлович же сам рассказывал, что они и днем снимают, и ночь-полночь тоже. Ни выходных, ни проходных. Богема!
– Какие вы слова знаете! – округлил глаза Петр Степанович.
– Ну так, я сериалы смотрю, а там про все говорят. Столько новых слов узнаешь! В ваших кроссвордах таких нет!
Компания рассмеялась над эрудированностью пожилой технички.

Степнов колотил в дверь Кулеминых так, что выглянул сосед.
– Что случилось? – поинтересовался он.
Но тут Лена вышла на площадку, сосед поздоровался с ней и вернулся к семье.
– Виктор Михайлович, вы как? – пытала девушка запыхавшегося спасателя.
–Что у вас? – Не мог отдышаться мужчина. – Где дед?
– Да все у нас в порядке, дед скоро придет, он к Данилычу ушел, понес подарок. Вы заходите!
В прихожей Степнов, пробежавший разом несколько стометровок, попросил воды.
– Давайте лучше чаю? – предложила хозяйка.
Гость не мог поверить в чудо: она разговаривает с ним! И даже чай предлагает! Он стал разуваться и пристраивать пальто на вешалку. А потом взгляд его упал на новую пару обуви, выставленную на видное место.
«Домой принесла… Или она меня позвала, чтобы их отдать?» – мучительно думал Степнов. Недавняя Снегурочка, тем временем, отворила дверь в дедов зал и в ожидании замерла.
Мужчина подошел и увидел, что около наряженной елки приготовлен праздничный стол.
– Вы гостей ждете? Я не вовремя?
– Да. У нас гости, у меня и у деда, – смущенно улыбалась Лена.
– Тогда я пойду. Меня тоже ждут, – заторопился Степнов.
Улыбка пропала с лица девушки. Лена так уверенно позвонила, решила, что Виктор Михайлович будет рад остаться с ней и дедом. Он же сам говорил, что она ему дорога. А его, оказывается, ждут…
Обоих сомневающихся спас Петр Никанорович. Он явился в веселом расположении духа, немедленно полез жать руку соавтору и потащил его на диван к столу.
– Вот хорошо, что пришел. Я-то уж грешным делом решил, что ты от моего предложения откажешься! А ты пришел! Лена, ну что же ты стоишь? Вы же оба голодные! Давайте скорее есть, я тут салатики приготовил. Виктор, а ты знаешь, что Лена сегодня была Снегурочкой? Да! Ваша библиотекарша сломала ногу и не до концерта ей. Ты же в школе не бываешь теперь, так мы тебе хоть новости расскажем. Лена! Ну как там все прошло? – заливался соловьем любитель фантастики.
– Петр Никанорович, а как же другие гости? – не вытерпел Степнов. – Я не помешаю?
– Какие другие? Ленины подружки собирались, но все по домам разошлись. И кроме тебя мы никого не ждали!
– Так я же без подарков! Мне же нужно… – опомнился гость.
- Виктор, праздники у нас больше недели длятся, все успеешь! – успокоил хозяин. - Лена, рассказывай про концерт! – потребовал он у внучки.
- А почему только я? Виктор Михайлович тоже там был. И даже на сцене выступал. И подарок мне подарить успел, - сообщила Лена. - Спасибо большое, - смущенно обратилась девушка к мужчине, немного растерянному от её внимания.
- Да я же не сам... Мне помогли...
- Что у вас за секретные переговоры? - дедушка переводил взгляд с Лены на Виктора. - Что за подарок? Ну, говорите скорее!
- Дед, ты только не волнуйся, мы все тебе расскажем, но постепенно! - улыбалась Кулемина.
Через пару часов дедушку, утомленного разговорами, отправили спать в комнату Лены. В зале на столе горели свечи, на экране телевизора мелькали знакомые лица певцов и ведущих. Двое сидели рядом и думали об одном и том же. О том, что они встретили вместе Новый год и по всем приметам должны провести его вместе. А через некоторое время Лена уснула, положив голову на плечо Степнова. И только Виктор Михайлович бодрствовал, боялся пошевелиться и нарушить сон любимой.
И никакие объяснения были не нужны. Впереди их ждала жизнь, в которой они уже не смогут друг без друга. Жизнь в городе, который не верит слезам, но который, как и все прочие города, очень хорошо относится к настоящей любви...
<\/u><\/a>


*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 49 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1438
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 19:00. Заголовок: №22 Название: Не мо..


№22

Автор: Elfa
Название: Не могу сказать «прощай»
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG
Жанр: Romance, Humor, POV, Action
Автор фото-арта: LeVi
Обложка:

<\/u><\/a>


- Вить, ну… не молчи, скажи что-нибудь! - Она виновато опустила взгляд, не в силах встретиться с его глазами, полными горечи.
- Что ты хочешь, чтобы я сказал? – тихо спросил он.
- Не знаю. Скажи, что простил меня, или что понял… Или что ненавидишь, в конце концов. Только не молчи! Ты думаешь, что мне сейчас легко?
- Не могу.
- Что ты не можешь?
- Ненавидеть тебя не могу. Хотелось бы, да не могу.
- Прости меня, - вздохнула и все же решилась поднять голову. Она должна ему сказать, просто обязана! - Это я во всем виновата. Я, правда, любила тебя и думала, что это навсегда. Я не знаю, что случилось. Все куда-то… ушло… Прости меня. Что мне сделать, чтобы ты меня простил?
- Обещай, что ты будешь счастливой… - это были его единственные слова. Они шли от души, из его израненного сердца…

«Обещай, что ты будешь счастливой…»
Эти слова преследовали её повсюду. В Америке, дома, на концертах… Их расставание с Витей вышло тяжелым. Тяжелее, чем Лена себе представляла. В тот момент ей даже показалось, что ушедшие чувства вновь воскресли. Но она засунула их куда подальше, потому что решила – у них ничего не получится. Они слишком разные. Как день и ночь. И ещё эта разница в возрасте… Да, когда-то это не волновало её, она готова была бороться за свое счастье со всем миром. Что же случилось? Куда же все это ушло? Почему они так быстро разрушили любовь, казавшуюся вечной?
В тот момент, когда, забросив на плечо гитару, Лена уходила от Степнова, она мысленно пообещала Вите, что выполнит его просьбу. Будет счастливой. Обязательно будет.
«Ранетки» вернулись из Америки и продолжили бороться за место под солнцем, доказывая право на существование.
А рядом с ней был Вася. Хороший, милый парень. С ним не было ссор, их вкусы были во многом схожи. Но Лена чувствовала, что этого ей мало. И однажды вынуждена была признать, что все чаще вспоминает Степнова. Она скучала по нему. Ей снились его глаза, его улыбка, голос. Это началось ещё в то время, когда они были вместе, и их отношения трещали по швам, не выдерживая напора с обеих сторон. Но тосковала она не по Вите, а по доброму и отзывчивому Виктору Михайловичу, любимому учителю, по их посиделкам у неё дома, по урокам физкультуры… Боже, скажи ей кто-нибудь об этом год назад, врезала этому человеку, не задумываясь! В то время казалось, что хуже той неопределенности быть не может. Учитель – ученица… Это как штамп на отношениях.
Почему Степнов так изменился?.. Или она? Скорее всего, они оба стали другими, и оказалось, что их чувства элементарно не выдержали испытаний…

Обычная предновогодняя суматоха: вокруг люди, спешащие в магазины докупать продукты, пушистые елки, гирлянды, в которые уже нарядилась Москва. Новый год – особенный праздник. Его принято встречать с родными и близкими. А она этот Новый год будет встречать с Васей…
Лена брела по тротуару в кафе, где они договорились встретиться с девчонками, отпраздновать, так сказать, наступающий Новый год в дружной компании.
- Ленка, поздравляем! – Едва она вошла в «Элефант», «Ранетки» бросились к своей любимой басистке. – А где Вася?
- Где-то, - был её короткий ответ, и она уселась за столик.
Подруги переглянулись, не совсем понимая причину такого скверного настроения Лены.
А Кулемина и сама не понимала, что с ней происходит. Вроде, все было хорошо, но сейчас особого желания видеть его у неё не возникало.
- Звонил, обещал скоро быть, - пояснила Лена и выдавила улыбку. – Ну, что, празднуем? Или так и будем стоять тут и недоуменно рассматривать меня, будто я превратилась в елочную гирлянду?
Девочки заулыбались и уселись за столик. Но не успели даже открыть шампанское, как зазвонил мобильник Лены.
- Это Вася, наверное. - Кулемина встала из-за стола и отошла в сторонку. Какого же было её удивление, когда на экране высветилась надпись «Дед».
Они виделись с ним буквально час назад, когда он отправлял её в кафе. Что могло случиться?
- Алло, дед?
- Леночка, - раздался в трубке слабый голос Петра Никаноровича, - ты извини, что беспокою, но что-то мне нехорошо…
- Дед, что с тобой!? – забеспокоилась девушка. – Опять сердце? Я сейчас же еду домой!
- Лен, не стоит, я Данилыча попрошу со мной посидеть…
- Ты издеваешься надо мной? Все! Скоро буду! – И Лена отключила телефон.
Сердце обеспокоенно стучало, предчувствуя неладное.
Она вернулась к подругам:
- Девчонки, я домой! – проговорила она, забирая свою сумку со стула.
- Лен, что случилось? Кто звонил-то?
- Дед, у него опять сердце. Простите меня. Если Вася придет, объясните ситуацию и скажите, что я не приду сегодня. - Кулемина побежала к выходу.
Сейчас Ленка чувствовала угрызения совести. Со всеми этими проблемами, Америкой, концертами, Васей она очень мало внимания уделяла деду, предоставив того самому себе. Виделись редко, только по вечерам, да и то не каждый день. А он подбадривал её, говорил: «Молодая ты, Ленка, что тебе со мной, со стариком, сидеть?» Конечно, а что он ей скажет?
Господи, как же все перевернулось с ног на голову! Еще недавно она готова была обивать пороги больницы, переживая за деда, а сейчас даже и не видит, что ему плохо…
Лена ворвалась в квартиру и в ступоре остановилась – такое ощущение, что в ней никого не было, даже свет нигде не горел. Девушка щелкнула выключателем в коридоре.
- Дед! Дед, где ты? – обошла всю квартиру, однако та была совершенно пустой. Никаких следов Петра Никаноровича не наблюдалось.
«Может, его уже в больницу увезли?» - пронеслось в её голове, и Лена трясущимися руками потянулась к телефону, но так и застыла, когда она услышала шаги в коридоре. Вспомнила, что не заперла дверь, и вздрогнула, услышав голос:
- Петр Никанорович! Петр Никанорович, где вы?
А мгновением спустя на пороге комнаты появился Степнов.
- Лена? – Виктор никак не ожидал увидеть её здесь. – Привет.
- Привет, - выдавила она внезапно осипшим голосом. – Что ты здесь делаешь? – глупый вопрос, только это было единственное, что пришло в голову.
- Петр Никанорович мне позвонил, сказал, что ему плохо. Вот я и приехал, - объяснил он, пожимая плечами.
- Стоп, - Лена с подозрением уставилась на мужчину. В голове что-то щелкнуло, и девушка все поняла. – То есть он позвонил и тебе и мне?! Де-е-ед! – она ринулась к входной двери, дернула за ручку и выругалась: - Черт возьми! Дед! – и принялась барабанить в дверь. – Открой! Дед, я знаю, что ты там! Отрывай немедленно! Что за шутки?!
- Леночка, милая, не могу я открыть, – раздался с той стороны счастливый голос Кулемина. – Дверь заклинило.
«У меня же есть ключи! - Лена повернулась к тумбочке, куда бросила связку и недовольно вздохнула. Тумбочка была пуста. – Ну, конечно, он подумал обо всем!
- Лен, что случилось? – из комнаты вышел Степнов.
- Что случилось?! Я тебе сейчас расскажу, что случилось! – Кулемина обернулась и зло сверкнула глазами. – Ты никуда, надеюсь, не торопишься?
- Нет, а что? – Виктор не понимал, что вывело её из себя.
- А вот что! – она подергала за ручку и выразительно посмотрела на мужчину. – Дед, выпусти нас!
- Леночка, не могу. Я думаю, завтра только получится. Вы не скучайте там. Праздничный ужин в холодильнике. А я пойду к Данилычу!
- У тебя же сердце болит! – зарычала Лена.
- Да ты знаешь, внучка, прошло как-то. Ну, до завтра! – И за дверью послышались удаляющиеся шаркающие шаги старика.
- Блин! – Кулемина прислонилась к стене и вздохнула.
Вот так подарочек дед устроил на Новый год.
- Лен, ты извини, что пришел. И что все так получилось. Тебя, наверное, Вася ждет. Вы же с ним собирались Новый год встречать?
Лена метнула на Виктора тяжелый взгляд и снова вздохнула. Пусть думает, что хочет. Так легче. Потом прошла мимо Степнова на кухню и открыла холодильник, невольно улыбнувшись. А дед хорошо подготовился. И салаты, и шампанское – все было. Достала мандарин и уселась за стол.
А ведь ещё год назад она мечтала о таком подарке. Встретить Новый год с Виктором Михайловичем. Сейчас же прошлый Новый год казалось, был в другой, прошлой жизни.
Ленка почистила мандарин и засунула дольку в рот. А Степнов так и стоял в коридоре, не зная, куда идти, куда деваться.
- Вить, - тихонько позвала она его.
- Да?
- Ну, что ты стоишь, будто первый раз здесь. Раздевайся, тапочки знаешь, где лежат. Раз уж так случилось, не просидишь же ты всю ночь в коридоре… - «Как не родной», - хотелось добавить ей, но она вовремя прикусила язык.
Виктор кивнул и через пару минут вошел на кухню и присел рядом за стол. Зазвонил мобильник Кулеминой. «Вася», - Лена с кислой миной ответила:
- Да?
- Лен, привет, девчонки сказали, деду плохо? Как он?
- Да… Ты знаешь, ему ОЧЕНЬ плохо! Вась, ты извини, но сегодня я останусь дома.
- Может, мне приехать?
- Нет! Не стоит. Деду нужен покой, не стоит его тревожить, сам знаешь, как он к тебе относится.
- Ну, конечно, я же не Степнов.
«Да уж… ты не Степнов».
- Ладно, Лен, пока! Передавай деду привет… Или лучше не надо, ничего не передавай.
- Ага, до встречи.
Весь этот разговор слушал Виктор, пристально вглядываясь в лицо Лены.
Они стали совсем чужими друг другу. А ещё совсем недавно мечтали об одном – быть вместе. Преодолевали столько трудностей, боролись за счастье, а когда обрели его, появилось ощущение пустоты, будто им стало скучно. Они настолько привыкли добиваться друг друга, привыкли к проблемам, что сами себе стали их создавать. И однажды наступил момент, когда любовь, не выдержав, рассыпалась. Они сами все разрушили.
Он наблюдал, как она отложила телефон в сторону и опустила голову, пряча глаза.
Боится на него смотреть. А он бы все отдал, чтобы как раньше, сидеть на кухне и весело болтать, обсуждая какие-то глупости, вроде баскетбольного матча.
- Вить, а знаешь, что? – она вдруг посмотрела на него и улыбнулась. - А давай елку наряжать!
- Зачем? – нахмурился Виктор, не зная, что и думать.
- Ну, как это «зачем»? – её голос дрожал. - Новый год все-таки. Ужин у нас готов, украсим квартиру… - Лена с надеждой смотрела на него, боясь, что он не оценит её внезапный порыв. А ей так хотелось хотя бы на один день вернуть прошлое! И пусть завтра все встанет на свои места, и, возможно, они больше никогда не увидят друг друга, но сегодня волшебный день. И пусть эта мечта ушла в далекое прошлое, сегодня она воплотится в реальность. Новый год с Виктором Михайловичем.
Лена не знала, что Виктор в это мгновение думал примерно о том же самом.
Один день из прошлого… И плевать, что завтра он уезжает из Москвы, и они долго не увидятся. Возможно, никогда. Наступит утро, Петр Никанорович отопрёт их, они попрощаются, и их дороги разойдутся теперь уже навсегда. Но сегодня…
- Так, Кулемина, показывай, где у тебя елка! – Степнов подмигнул ей, приняв правила игры, и вскочил на ноги, закатывая рукава.
- Виктор Михайлович, идемте! – Ленка спрятала победный взгляд под челкой и направилась в коридор.
Общими усилиями они вытащили с антресоли две коробки с игрушками и елку. Жаль, конечно, что она искусственная, но какая уж есть! Дед-то не догадался купить им настоящую!

- Лена, ну, куда ты эту ветку прикрепила? Не так!
- Вить, тут так написано! – Лена ткнула в лицо Степнову инструкцию. – Смотри!
- Да не нужны мне твои инструкции, - Виктор отпихнул её руку и вытащил из коробки очередную деталь многострадальной елки. – Я и так вижу, эту ветку надо вот сюда! – он водрузил её на основание и почесал затылок.
Лена прыснула со смеху, не в силах сдержаться, а когда взъерошенный Степнов одарил её сердитым взглядом, прикрыла рот ладошкой, но в глазах её продолжали прыгать смешинки.
У обычной среднестатистической елки ветки растут вниз, у них же они гордо стремились вверх.
- Что же не так?
- Ну, а что? – подавив смешок, серьезно заявила Лена. – Если мы её перевернем, то можно и игрушки повесить.
- Все бы тебе смеяться, Кулемина! – беззлобно пожурил её Виктор и залюбовался её улыбкой.
Как же давно он не видел такую искреннюю Ленку. Её обворожительную слепящую улыбку, горящие восторгом глаза…
Действительно, сегодня прошлое постучалось в их двери, заставив на один день выкинуть из памяти все, что было несколько месяцев назад.
- И звезду прицепить, да? – хмыкнул он.
- Угу.
- Ладно, давай сюда свою инструкцию, - сдался Степнов, и Лена подала ему помятую бумажку. – Та-а-ак, что тут у нас?
- Эту, самую большую – вот сюда! – Лена выхватила из коробки ветку и вставила на стержень.
- Ленка! Иди… гирлянды развешивай! – засмеялся Виктор. – Не мешай! И без умных справлюсь!
- Конечно-конечно, Виктор Михайлович. - Лена поднялась с пола и покорно отправилась за гирляндами.
А Виктор проводил её взглядом и покачал головой. Она его снова называет Виктором Михайловичем. И сразу такая родная, Ленка… любимая… единственная!
Вот дурак! А недавно его так бесило, когда она называла его по имени-отчеству! Считал себя стариком рядом с ней. А сейчас её обращение приятно греет душу. Как раньше.
«Так, Степнов, давай уже, мастери этот новогодний «ЛЕГО»! А то на часах уже семь вечера!» - одернул себя мужчина и принялся за дело, однако тут вдруг услышал в соседней комнате грохот.
- Ленка! – испуганно воскликнул Виктор и пулей помчался туда. Толкнул дверь и с ужасом уставился на пол – рядом со шкафом сидела Лена, заваленная коробками и, сощурившись, потирала ушибленную макушку. – Ленка, ты в порядке? – Он подбежал к девушке и присел рядом на корточки, обеспокоенно заглядывая ей в глаза.
- Да, - она разгребла вокруг себя выпавшие вещи и попыталась встать, но не тут-то было: – Черт! – выругалась девушка и уселась обратно.
- Что такое?
- Ногу вывихнула.
- Кулемина! Ты какого... туда полезла?
- Вспомнила, что там ещё елочные украшения лежали. А эта… – она зло глянула на валявшуюся рядом табуретку, – забыла, что у неё ножки отваливаются! Приделать-то некому.
- Так, давай, выбирайся оттуда, держись за меня. – Виктор потянулся к Лене и поднял на руки.
Едва он подхватил её, девушка почувствовала, как по телу разлилось то самое тепло, которое она ощущала раньше от его прикосновений.
Виктор усадил Кулемину на диван.
- Ни на минуту тебя нельзя оставить одну, Ленка, - буркнул он, снимая с ушибленной ноги девушки тапок и осматривая лодыжку. – Попросить, что ли, не могла? Я бы помог.
- Ты был занят, - проговорила Кулемина, а глаза её светились радостью. Степнов ощупывал повреждение, а ей не было больно. Она вообще ничего не чувствовала, кроме ощущения безграничного счастья.
Вот он с ней рядом. Такой родной и любимый. Заботится совсем как раньше. И ведь никого ей больше не надо! Какая же она дура!
- Отложил бы, - продолжал ворчать Виктор. – Вот теперь хромать будешь!
- Не буду, - прошептала она и опустила ногу на пол. Степнов поднял голову, и их взгляды встретились. – А помнишь… - она перевела дыхание, судорожно схватившись за подлокотник, - как ты ухаживал за мной после боя? – Господи, зачем она это сказала? И почему вспомнила именно это и именно сейчас? Лена тяжело вздохнула, отвела взгляд и тут же почувствовала, как его ладонь накрыла её руку и слегка сжала.
И вот опять словно электрические разряды по телу пробежали.
- Помню, - тихонько выговорил Виктор. – Только это было очень давно, Лен. К чему ненужные воспоминания? Кажется, мы с тобой все давным-давно решили.
- Да, - Лена повернула голову и покачала головой. – Да, все решили. Я тебя бросила, укатила в Америку, обманывала, обвиняла во всех наших проблемах. Ты был виноват у меня во всем. Только…
- Лен, давай не будем?
Она кивнула.
- Кажется, с ногой ничего страшного, - констатировал свой вердикт Степнов и поднялся на ноги. – Если что, зови. А табуретку я вам сколочу, – он поднял с пола отломанные ножки и вышел из комнаты.
Лена засунула ноги в тапочки и, прихрамывая, отправилась на кухню.

На часах натикало без пятнадцати девять.
Елка стояла в глубине комнаты, таинственно сверкая в полутьме разноцветными гирляндами. Стеклянные игрушки, знакомые еще с детства, огромные шары с нарисованными снежинками, и звезда, венчающая макушку елки, с длинными серебряными лучами. Игрушки можно было рассматривать целую вечность! Чего только здесь не было: белки, зайцы, даже попалась игрушка-огурец. И казалось, что елка не искусственная, купленная несколько лет назад в магазине, а живая, недавно срубленная и принесенная в дом, как в той новогодней песне про мохноногую лошадку. На ветках лежала вата, имитирующая хлопья снега, на крестовине, на которой стояла елка, тоже лежал искусственный сугроб.
Виктор вытащил на середину комнаты стол и разложил его, а Лена раскладывала столовые приборы.
Они предпочли сделать вид, что разговора часом ранее не было и в помине. Так легче. И снова между ними не было неловкости, снова они по-дружески подкалывали друг друга. Развесили гирлянды по комнате, зажгли на елке огоньки и с удовлетворением рассматривали получившуюся красоту.
- Слушай, Лен, куда это ставить? – в дверях появился Виктор с двумя салатницами в руках.
- Так, этот, мой любимый, - Лена забрала у него «Селедку под шубой», - поближе ко мне, - и она поставила его на стол рядом со своим местом. – А этот можешь ставить, куда угодно.
- Хитрая какая, - хмыкнул Виктор и водрузил глубокую тарелку с «Греческим» салатом в центр.
- А то! – Ленка подмигнула Виктору и побежала на кухню за другими блюдами.
- Лен! – крикнул он, вспомнив про сломанную табуретку. – А где у вас тут инструменты?
- Какие?
- Ну, молоток, гвозди.
- Ты что, сейчас собрался чинить? – Лена вошла с тарелкой, доверху наполненной фруктами. - Вить, праздник же. Завтра починишь… - она осеклась, поймав на себе предупредительный взгляд Степнова, и закусила губу. Не будет никакого завтра. – Сейчас принесу, - бросила она и направилась в кладовку, где дед и хранил все инструменты. Поискав в ящике, девушка выудила оттуда молоток и гвозди и передала Виктору. – Вот, пожалуйста.
- Спасибо, Лен.
- Тебе спасибо! Это ж моя любимая табуретка. Обожаю на ней раскачиваться!
- А-а-а, так вот почему у неё все ножки отвалились, - улыбнулся Виктор и принялся за работу.
Лена вздохнула и продолжила накрывать на стол.

- Ленка, принимай работу! – воскликнул Виктор через полчаса усердного забивания гвоздей в ножки.
Лена вбежала в комнату и, радостно выхватив из рук Степнова табуретку, принялась вальсировать с ней по комнате, приговаривая:
- Эх, табурет мой, табуретик! Был старенький, а стал совсем как новенький!
Сейчас Кулемина напоминала Степнова, танцующего в спортзале с любимым козлом. Она поставила табурет на пол и сказала, одновременно садясь на него:
- Вить, спаси… - но так и не договорила, ножки табуретки моментально сложились, и Ленка рухнула на пол, - бо…
Немая сцена, секундное замешательство, и тишину комнаты нарушил звонкий смех Виктора, а за ним и хохот Ленки, которая выбралась из-под обломков безвозвратно утерянной табуретки и теперь подползала к дивану.
- Ленка, давай руку! – продолжая смеяться, он протянул девушке ладонь, помогая подняться.
- Степнов, тебе только плотником работать! – Лена продолжала сгибаться от смеха, а на глаза выступили слезы. – Это как надо добить бедную табуретку, что бы она ТАК развалилась!
- Кулемина, я всего-навсего обычный физрук! – оправдывался мужчина.
«А вот и не обычный», - хотелось прошептать ей, но она опять промолчала.
- Пойду шампанское принесу, - Лена отряхнулась и вышла на кухню. Достала из холодильника бутылку игристого вина, собралась уже идти обратно, но остановилась и ухмыльнулась идее, пришедшей ей в голову. Подошла к шкафу над плитой и вытащила две свечки.
«Какой Новый год без них!» - потом захлопнула дверцу и, довольная, отправилась в зал.

Ну, вот, свет потушен, свечи зажжены, елка переливается огоньками, шампанское разлито в бокалы.
Они стоят друг напротив друга в ожидании того самого момента, который навсегда разлучит их. А пока… Куранты отсчитывают последние мгновения до наступления Нового Года.
Её мечта сбылась. И сейчас Лена была безмерно благодарна деду. Он знает её намного лучше, чем она сама. Он знает, что ей нужно на самом деле: чтобы голубые глаза не снились ей, а были рядом, наяву. И чтобы улыбался Виктор ей тоже наяву.
- С Новым Годом, Лен, - раздался тихий хрипловатый голос, и часы пробили двенадцать раз, оставив в прошлом ещё один год.
Они преодолели нелегкий путь от начала и до конца, словно совершили сложный подъем на Эверест. Было все – и едва зарождающиеся отношения, и самая верхняя точка в них, когда любишь человека настолько сильно, что дышать без него не можешь… и обратно, по отвесной скале резко вниз, в пропасть, разбивая, разрушая все, чем они жили.
- С Новым годом, Витя… Я… Вить, я должна тебе что-то сказать, я… - опять её прервала злосчастная трель телефона.
Лена вздохнула и достала мобильник. Звонили девчонки. Поздравляли, желали счастья и творческих успехов, а Виктор продолжал терпеливо стоять с бокалом шампанского, а в глазах его отражалась грусть. Ему никто не звонил. Он свободен. А Лена – нет. И это будет всегда стоять между ними.
- Прости, - Лена отключила телефон, не желая, чтобы её снова отвлекали. Она должна сказать, - я…
- Лен, я предлагаю тост! – неожиданно прервал её Виктор.
- Давай, - улыбнулась она и подхватила бокал, словно пытаясь замять неловкий момент.
- Я хочу пожелать, чтобы рядом с тобой всегда находился человек, который поддержит в трудную минуту. Который всегда будет рядом, будет обнимать тебя, когда тебе будет грустно, будет радоваться вместе с тобой, когда ты будешь счастлива. И мне очень жаль, что этим человеком буду не я. Завтра… завтра я уезжаю из Москвы. И больше не буду маячить у тебя перед глазами, и не буду мешать вашему счастью с Васей.
- Как уезжаешь? – Лена судорожно втянула в себя воздух, а на глаза выступили непрошенные слезы. – Витя, зачем?
- Мне предложили работу тренером в Санкт-Петербурге. Я согласился. Так будет лучше.
«НЕТ!!!» - хотелось закричать ей, броситься к нему на шею и не разжимать объятия, пока он не поклянется, что никогда не оставит её. Но она молчала. Тихонько шмыгнула носом и выдавила улыбку.
Странная эта ночь. Сейчас она готова вновь кричать ему о своей любви, позабыв обо всем. Обо всех обидных словах и поступках. Она может забыть, а вот он – вряд ли. Она слишком сильно обидела его.
- И ты… Я тоже желаю тебе встретить такого человека, - прошептала Лена, до крови закусывая губу, чтобы не разрыдаться в голос.
А дальше они сидели за столом, включив какую-то новогоднюю передачу, за окном свистели петарды, раздавались радостные крики: «С Новым Годом! С Новым счастьем!»
<\/u><\/a>
Лена угрюмо ковырялась в своем любимом салате, потеряв всякий интерес к празднику.
Уезжает. Ну, конечно, а что ему ещё остается делать? После предательства любимой девушки?
Глупый, пожелал ей встретить человека, который был бы всегда рядом… Да есть у неё этот человек! Вернее, был… А она растоптала его чувства и выбросила за ненадобностью.
- Вить, я… спать пойду, - Лена встала из-за стола. – Хочешь, постелю тебе на диване?
- Иди, Лен, я сам.
- Угу, - кивнула она и ушла в свою комнату, чтобы, уткнувшись в подушку, проплакать всю оставшуюся ночь.
«Вот тебе и Новый год, Кулемина», - содрогаясь от рыданий, думала девушка. Осознаешь, что любишь человека, только когда понимаешь, что готов жизнь отдать за него. Вот что значит настоящая любовь! А ведь Виктор всегда рисковал ради любимой ученицы. Эти злосчастные бои - он дрался на ринге ради нее. Позже спасал от бандитов. Было на самом деле жутко от ощущения опасности и страшно за него. Он защищал только ее одну. Вспомнились его слова: «Не бойся, я с тобой». Он всегда был рядом. Не задумываясь, бросался в самое пекло за ней. И ведь правда, это и есть настоящая любовь. А Вася? Он ничего не сделал ради неё. «Степнов…» - тихий вздох в подушку…
А Виктор даже не ложился, так и просидел до утра, глядя пустым взглядом в телевизор…

Петр Никанорович потихоньку открыл входную дверь и прислушался. Кажется, Лена и Виктор ещё спали. Он улыбнулся своим мыслям. Какой хитроумный и в то же время простой план он придумал! Да, конечно, врать не хорошо, но ради такого дела…
Эти двое разрушили за такой короткий срок все, что так долго выстраивали! Глупцы! Настоящая любовь не умирает, просто люди её заглушают обидами и ссорами. Хлопают дверью и запирают сердце на замок. Вот и он решился запереть их. Новогодняя ночь вдвоем – что может быть романтичнее для воскрешения былых чувств?
Посмеиваясь, Кулемин вошел в зал и застыл на месте – на диване сидел Виктор, полностью одетый, Лены не было.
- Доброе утро, Пётр Никанорович. - Степнов, заметив старика, поднялся и улыбнулся, но как-то грустно и бесцветно. – С Новым годом вас!
- И тебя… Витя, - Петр Никанорович огляделся по сторонам.
- Лена в своей комнате. Спит.
- А-а-а…
«Не помирились, значит…»
- Спасибо вам огромное.
- За что?
- За один день из прошлого. - Виктор с сожалением поджал губы, прошел в коридор и принялся одеваться. – До свидания, Петр Никанорович. Не скоро мы с вами увидимся. И… - он накинул на шею шарф и отпер дверь, – передайте Лене, чтобы была счастлива.
- Передам, - покачал головой Кулемин, скорбно вздыхая. «Что ж вы делаете-то?»
А между тем Степнов развернулся и вышел из квартиры.

Лена проснулась от звука хлопнувшей двери. Не сразу сообразив, что происходит, протерла глаза и села в постели. Тут все события вчерашнего дня ворвались в её память, и Кулемина, вскочив с кровати, выбежала в коридор:
- Витя?
- Ушел твой Витя, - Петр Никанорович осуждающе посмотрел на внучку и скрылся в комнате.
- Как ушел?! Куда ушел?! Не может он никуда уйти! – воскликнула Лена, набросила на плечи куртку и выскочила за дверь.
Летела вниз по лестнице, перескакивая через ступеньку, только бы успеть, только бы не дать ему исчезнуть из своей жизни навсегда! А то, что он именно это и собирается сделать, она поняла ещё вчера.
- Витя, стой! – Лена догнала его уже на улице. Выбежала на снег, не думая о том, что на ногах только домашние тапочки.
Степнов обернулся и увидел бегущую за ним Ленку. В пижаме, растрепанную, только тоненькую курточку накинула на плечи, и это в минус пятнадцать мороза!
- Ленка, ты с ума сошла? Быстро иди домой!
- Не могу. Я должна сказать тебе что-то…
- Лен, ни к чему. Давай попрощаемся и останемся друзьями. Может быть, наши дороги однажды пересекутся ещё раз.
- Не могу, - её голос срывался, она дрожала то ли он пронизывающего холодного ветра, то ли от переполнявших её эмоций.
- Что ты не можешь?
- Не могу сказать… «прощай»… - выдохнула она и бросилась к нему, крепко обнимая.
А Виктор уткнулся в её волосы и прикрыл глаза, прижимая вздрагивающую Лену как можно крепче к себе.
- Ленка… холодно… простудишься.
- Нет. Мне тепло, ведь рядом ты… - она подняла голову и встретилась с его небесно-голубыми глазами, в которых плескалась безграничная любовь. Минутное колебание, и Лена потянулась к его губам. Осторожно прикоснулась к ним, боясь, что он может оттолкнуть, но нет... Виктор ответил на поцелуй со всей нежностью. Нехотя оторвавшись от любимых губ, он произнес:
- Пойдем домой?
- А ты не уйдешь? – с мольбой спросила Лена.
- Не уйду. Куда же я от тебя!
- Тогда идем! – кивнула она, прижимаясь к Степнову ещё сильнее.
Виктор приобнял девушку за плечи, и они пошли в подъезд. В дверях встретили Василия Даниловича, спешащего куда-то. Завидев парочку, старик остановился, улыбнулся и воскликнул:
- С Новым годом, молодежь!
- С Новым счастьем! – в один голос ответили Лена и Виктор и поспешили домой…

Эта новогодняя ночь подарила им чудо. Чудо осознания своих ошибок и возможность все исправить.
Иногда нам кажется, что былые чувства сдувает ветром, как замки на песке. Мы принимаем это как должное, смиряемся, находим утешение в других, стремимся спрятать боль как можно дальше. Не показывать её никому и улыбаться. Намного сложнее, несмотря на возникшие трудности, остаться и продолжать бороться за любовь, потому что это чувство само не проходит, его прогоняют люди.
Но стоит обернуться назад, и там, в прошлом, тебя до сих пор поджидает выброшенное по неосторожности счастье. И тогда нужно сделать шаг назад, чтобы потом - сотню вперед. Но не одному, а вместе с тем, кто всегда будет рядом с тобой…

*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 64 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1439
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 19:01. Заголовок: №23 Название: Не мо..


№23

Автор: Natangel
Название: Не может быть!
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance, Mysticism, Fluff, местами Humor
Размер: миди
Автор фото-арта: Loveless
Обложка:

<\/u><\/a>


Пролог.
- Так, и никаких возражений! – раздался мягкий, но строгий голос.
- Нет, ну как я могу? Это же, я же… - неуверенно начала женщина.
- Ну хорошая моя, ну милая, ну одуванчик вы мой, - целуя руку причитал мужчина, - только вы на это способны из всей нашей радужно-мостовой коллегии, у вас больше всего опыта. Я уверен, вы справитесь.
- Ой, ну ладно, я попробую… - растаяла в радужной дымке тысячью парашютиками белых одуванчиков. - Ой-ой-ой… - всё ещё слышались причитания уже исчезнувшей женщины.

Роковое предположение.
На мягких стульчиках сидели учитель физической культуры 345 школы Степнов Виктор Михайлович и лучшая спортсменка Лена Кулёмина. Весёлые лучики играли в светлых волосах девушки, а мужчина внимательно слушал свою собеседницу и весело подхватывал её реплики. Мимо, подумывая, кому же пристроить билеты на чудеснейший концерт классической музыки, шли завуч, а также учитель математики, Борзова Людмила Фёдоровна и прелестная милая старушка Агнесса Юрьевна, она же по совместительству и учитель искусств.
- Опять Степнов вместе с Кулёминой! – сетовала завуч коммунистических порядков.
- Что значит опять? – не поняла коллегу владелица билетов.
- Как это? Вы что, не знаете что ли? Физрук увивается за своей ученицей!
- Что вы говорите… Нет, - не верила искусствовед.
- Как же… Ну как же нет, когда вся школы знает, а вы нет? – заговорила от волнения стихами Людмила Фёдоровна.
- Ну, я, наверное, знала, но потом забыла, - стала оправдываться учительница.
Пообещав название прелестных таблеточек, улучшающих память, название которых наша комсомолка подзабыла, завуч продолжила возмущаться:
- А… Сейчас я им устрою! – многообещающе прошептала и стала коварно приближаться.
- Людмила Фёдоровна, не надо, - остановила коллегу Агнесса Юрьевна. – А если это любовь? Ну, которая всем возрастам покорна, - высказала она предположение.
- Ой ну. Не смешите. Да и вообще, это же аморально!
- Ну почему? Вдруг это всё-таки любовь? – пыталась убедить представительницу точных наук пожилая приверженица прекрасного.
- НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! – рассвирепела Людмила Фёдоровна и пригрозила пальцем.
И тут вдруг время замерло…
- Вы не оставляете мне другого выбора, Людмила Фёдоровна! – Агнесса достала из кармашка маленький одуванчик, полный летающих семян, несколько раз провела им по воздуху и сдула. В коридоре школы «каменными» изваяниями остались только тренер с ученицей и несколько «бегущих» учеников.

«Новый» мир.
Завуч зажмурилась и чихнула:
- Ох уж эти одуванчики! Всегда на них аллергия была.
- Извините, Людмила Фёдоровна. Другого метода передвижения сюда у меня нет. А одуванчики это же прекрасно… - мечтательно протянула пожилая дама.
- Что? – оглянулась учительница математики и осела на землю.
Перед собой она видела весьма занимательную картину: очень похожая на Агнессу Юрьевну старушка недовольно о чём-то вздыхала, только вот волосы были заплетены в мальвинку, и на голове важно «сидела» соломенная шляпка с цветочками и гипюровой лентой, на женщине было надето розовенькое платьице с рюшечками, а очки преобразились в изящное пенсне, за спиной же задорно покачивались небольшие полупрозрачные розоватые крылья.
- Нет, ну вот хоть бы раз у кого была другая реакция, - покачивая тоненькой палочкой со свисающей новогодней мишурой, жаловалась преподавательница искусств, - сюда уже пора диванчик покупать, чтобы падать удобнее было.
- Агнесса Юрьевна? Что вы? Где? Какие путешествия? Мне вообще козерог запретил! – не верила своим глазам растерявшаяся завуч.
- Ой, как же давно меня здесь никто не называл Агнессой, лет так сто назад, но если вам удобно… - прервала поток возмущений. - Я – хранитель судеб. А мы находимся в таком вот мире-междумирье. Посмотрите вокруг, - Людмила Фёдоровна оглянулась. Она сидела в высокой сочной траве, разноцветными ручейками растеклись по изумрудному ковру самые разные полевые соцветия, дурманили своим запахом, приветствуя солнце. Тёплый нежный ветерок ласково щекотал кожу, в траве жужжали и копошились майские жучки, маленькие стрекозы, в воздухе весело выделывали пируэты бабочки. Сочные набухшие почки распускались и пьянили сладким ароматом. Жемчужные переливчатые росинки весело звенели на воздушных потоках. Рядом, убаюкивая сознание, плескалась вода: слышались и переливы рек, и шумный прибой. - Это радужный мир судеб, здесь собраны жизни всех людей, - продолжала свой рассказ весьма экстравагантная женщина. Через каждую речку, залив, овражек, впадину был перекинут мост, даже в небе, опираясь на раскрашенные умелым художником облака, были мосты, многие пересекались, шли рядом параллельно, а после и вообще переплетались, некоторые расходились и снова сходились, а другие направляли свой бег к другому. Эти сооружения здесь были всех мастей и расцветок: деревянные и каменные, железные и стеклянные, массивные и изящные, маленькие и большие, лёгкие и аккуратные, длинные и спиральные, узкие и широкие, изогнутые и прямые, висячие и вантовые, арочные и рамные… Их было сотни, тысячи, миллионы… - Каждый из мостов – это чья-то судьба, - рассказывала Агнесса. - В зависимости от характера и поступков человека он имеет свой определённый вид, может менять форму. Когда двое встречаются, мосты соединяют свой бег, люди расстаются – и мосты разводятся... Видите, они окрашены в разные радужные цвета? Где-то преобладает красный, у кого-то зелёный, другой взял себе холодные оттенки. Каждый цвет значит события в жизни человека. Красный – любовь, оранжевый – дружбу, счастье и удачу, жёлтый – здоровье и благополучие, зелёный – достаток, голубой – грусть и одиночество, синий – печаль, а фиолетовый – ссоры и страдания. На любом мосту вы встретите всю радугу, только вот где-то преобладает радость, а где-то печаль, но главные цвета могут меняться в зависимости от жизни человека на земле. Пойдёмте, пойдёмте, Людмила Фёдоровна, я хочу вам кое-что показать.
Женщина, наконец, встала с земли и, всё время оглядываясь, поспешила за «коллегой», то и дело приговаривая:
- Нет, это точно сон! Надо срочно проснуться.

Они подошли к одному из мостов, он был перекинут через морской залив и, кое-где опускаясь к небольшим песчаным островкам, покоился почти на воде, в конце же уходил в облака, отдыхающие на морской глади. У подножия моста (устоев) стоял маленький домик. Хранительница подошла и постучала в окошко. Из него выглянул смешной мальчик с творческим лиловым беспорядком на голове.
- Элфин, нам нужно на твой мост.
- Конечно, мадам Блоубол, - присел малыш в реверансе.
- Свая семнадцатая четвёртого порядка.
- Будет сделано! Пожалуйста, проходите в мостолифт, - указал рукой хранитель на небольшую будочку, похожую на телефонную советского образца. Внутри, и правда, висел «телефон». Мальчик набрал цифры 17/4 и хитроумное устройство оторвалось от земли, унося небольшую компанию из трёх человек.
- Смотрите, Людмила Фёдоровна. Видите эти цвета, которые в ряд покрывают каждый шажок моста. Смотрите, сначала жёлтый да оранжевый, любо-дорого смотреть, а потом появляется голубой, занимает половину дорожки, оранжевого почти и не видно. У девочки родители уехали работать в другую страну, и она осталась с дедом. А тут оранжевый вытесняет голубой, у неё появился самый лучший друг, нам как раз сюда и надо.

Первые шаги.
Лифт начал опускаться, и вскоре две женщины вышли на небольшой песчаный островок. Яркими тёплыми лучами захватывает природу солнце. Горячий песок принимает в свои объятья, ласковое тёплое море овевает прохладой и пушистой пеной бегает по ногам. В голубом бесконечном небе парят чайки, перекрикиваясь о заморских краях, рассказывая о своих путешествиях.
- Так друзья – это хорошо, даже замечательно! – высказывается Людмила Фёдоровна.
- Вот-вот, - улыбается Агнесса. – Помните, вы сами это сказали.
- То есть? – завуч вскинула бровь.
- А то, что этот друг – тот самый «извращенец» Степнов Виктор Михайлович. Они просто созданы друг для друга. Посмотрите на их жесты, взгляды…
- Да что вы такое говорите? – начиналась буря в глазах блюстителя порядков и нравов.
Блоубол молча подвела женщину к участку, где красная линия только начинала свой путь, провела белым одуванчиком над этим местом и потянула «коллегу» в открывшийся розовый омут-воронку.

По всей школе развешены бумажные осенние листья, на каждом написано пожелание тому или иному преподавателю, даже спортзал украшен парой облачков, любимый спортинвентарь физрука нарядился в осенний лиственный наряд. День учителя! Ученики всей школы приготовили концерт, и одиннадцатые классы сейчас активно украшают зал. В помощь, конечно же, взяли самого сильного и незаменимого в таком деле учителя физической культуры.
- Что ж, осталось прикрепить плакат над сценой и всё, - вешая последний шарик, руководила процессом вездесущая Новикова.
- Давайте, - Виктор Михайлович, видимо, почувствовав себя дядей Стёпой, встал на стул, хватая один край надписи.
- Может, вам помочь? – Лера оценивающе посмотрела на вставшего на цыпочки Степнова.
- Интересно как ты это собираешься сделать? – прокряхтел физрук, пытаясь закрепить надпись и не помять её. – Идите уже, я закончу
Девушка побурчала в ответ и направилась к выходу, куда уже устремились ученики. Наблюдавшая за этой сценой Кулёмина, подошла к сцене и передвинула к противоположному краю стремянку, взяла второй край бумажного рулона и залезла наверх. Степнов, почувствовав перемену, легко закрепил край и посмотрел в сторону. Там, встав на носочки на последней ступеньке лестницы, балансировала его лучшая ученица и пыталась прикрепить плакат.
- Ленка, твою мать! – чертыхнулся Виктор и помчался к девушке.
Осторожно подошёл к стремянке, придерживая её:
- Лен, слезай давай, я сам сделаю, - не очень громко попросил мужчина.
- Да я уже почти, - отмахнулась. – Готово! – победно выкрикнула она, что обернулись даже задержавшиеся у двери активисты.
Дальше всё шло будто в замедленной съёмке… Девушка оступилась, ставя ногу на нижнюю ступеньку, и начала падать. Спортивная реакция учителя не подвела – и он поймал Кулёмину, ударившись о рядом стоящую колонку. Возле входа в актовый зал стояли, закрыв рты руками, ученики.
- Ленка, - выдохнул Степнов, - больше так никогда не делай. Я чуть Богу душу не отдал. Ты что?
- Простите, Виктор Михайлович. Вы не сильно ударились? - девушка посмотрела на мужчину. Буквально на секунду глаза встретились, казалось, заряд прошёл через зрачки и засветился ярким огоньком чего-то нового для них. Они смущённо улыбнулись друг другу.
- Ленка, ты как? – голос взволнованной подруги вывел пару из транса. Мужчина поспешил опустить девушку на пол, задержав на секунду нежным прикосновением её ладошку в своей.
- Всё хорошо, Лерк.
Лена посмотрела поверх голов учеников, к двери зала поспешно уходила мужская фигура, у выхода он оглянулся.
- Блин, мы так за тебя испугались. У тебя точно ничего не болит?.. – наперебой заботились свидетели сцены, заглядывая в глаза одноклассницы. А среди всего шума девушка видела лишь одни бездонные глаза, устремлённые на неё, и слышала лишь бешеный стук своего сердца…

Осознание.
- Это беспредел! Это же школа! – начала было Людмила Фёдоровна.
- Да, конечно, лучше бы девочка упала, - всплеснула руками Агнесса.
- Но…
- Вы посмотрите только. Основной линией становится красный цвет.
- Любовь? – вспомнила рассказ завуч.
- Именно она. А это прекрасно.
- Но ведь они… - завела старую пластинку учитель математики.
- Вы только посмотрите сюда, - указала на выделяющееся сиреневое вкрапление Блоубол.

Немного морозный декабрьский воздух наполняет лёгкие. С неба срываются редкие снежинки и теряются в коротких тёмных волосах. Мужчина стоит у подъезда, сверху на него падает свет фонаря, отражая счастливые огоньки в глазах. Он с задумчивостью смотрит на тяжёлую зелёную подъездную дверь. Вдруг та открывается и вышедшая девушка сразу же оказывается в объятьях брюнета. По телу разливается тепло и нежность.
- Ну что, пойдём, красавица моя? – мужской голос вкрадывается в зимний вечер.
- Ага. А куда? – с ним она готова хоть на край света. Приподнимается на носочки и мимолётным движением чмокает его в губы.
- Это сюрприз.
- Ммм… Сюрпризы я люблю.
Мужчина улыбается и притягивает девушку к себе, одаривая лёгким поцелуем.
- Ну, пошли.
- Вить, ты только куртку застегни, - немного поёжившись для вида, недовольно смотрит на верхнюю одежду: вот всегда он ходит нараспашку.
- Да ладно тебе, Лен. Пошли, - махнул и протянул свою ладонь. С некоторых пор они ходят только за руку. Кажется, что так ещё ближе друг к другу.
- Вить, ну застегни.
- Да зачем? На улице не холодно.
- Ничего себе не холодно! Это ты сейчас так говоришь. Не заметишь и заболеешь ещё, - настаивает на своём девушка.
- Не заболею, я закалённый. Пойдём лучше.
- Ага, а мне потом лечи тебя, - не унимается и зло смотрит на молнию.
- Ну, значит полечишь, - смеётся мужчина, подходя к любимой.
- Не буду я тебя лечить, - буркнула она и демонстративно отвернулась.
- Ну Лен, - пытается заглянуть в лицо.
- Застегнись.
- Да не буду я застёгиваться! – вступило уже дело принципа.
Девушка повернулась лицом к мужчине, попыталась заглянуть ему в глаза, но тот повернул голову в сторону.
- Хорошо, - кажется, наворачиваются слёзы. Развернулась и быстро забежала в подъезд.
- Лен! – прокричал вслед и недоумённо посмотрел на громыхнувшую дверь.

Девушка забежала домой и направилась в свою комнату, по пути снимая обувь и стаскивая шарф.
- Лен? – заглянул в комнату старик. – Всё нормально? Ты чего уже вернулась?
- Всё хорошо, дед, - тихо пролепетала в ответ. – Оставь меня, пожалуйста.
Пётр Никанорович осторожно прикрыл дверь, прошёл на кухню, поставил греться чайник и засмотрелся на ночной город, недоумевая, что же случилось с внучкой всего за десяток минут. Уходила ведь такая счастливая. Под подъездом, рассматривая свои ботинки, топтался мужчина.
- Поссорились, - вынес вердикт пожилой фантаст.
На кухне засвистел чайник…

- А как же? Что же? – Борзова обеспокоенно посмотрела на Агнессу. Кажется, её начинает заинтересовывать история этих двоих.
Блоубол усмехнулась:
- Ну что, теперь видите?
- Что??? – мигом вспыхнула завуч. – Нет, это возмутимо! Это неправильно! Это… - на лице любительницы звёзд вдруг заплясали нотки грусти.
- Смотрите, - Агнесса снова увлекла Людмилу Фёдоровну в фиолетовый омут.

Лена сидела на кровати, прижимая к груди оранжевый мячик, мячик, который подарил Он. По лицу ручейками текли слёзы, а сердце обволакивало неприятное чувство отвергнутости.
- Ну что, Кулёмина, вот и приплыли… Нет, ну скажи, почему он так? – глотая слёзы спросила у своего оранжевого «друга» девушка. – Я ведь для него лучше хочу, волнуюсь за него, а ему наплевать. Что говорю, что нет. Неужели моё мнение для него ничего не значит? Я ведь переживаю, он же заболеть может, а ему тогда будет плохо, и мне от этого будет плохо. Такая мелочь и такой вечер испортила!.. Вечер с Ним… Но я ведь права, правда? – взгляд упал на надпись, написанную на шершавой поверхности: «Я тебя люблю». – Люблю… А куртку одеть слабо, да? Чтобы мне спокойнее было? – душу разъедало неописуемое чувство брошенности и ненужности… А слёзы всё также падали на три самых дорогих слова.

Мужчина ходил туда-сюда, то и дело поднимая голову и вглядываясь в тускло освещённые окна любимой.
- Эх! – пнул небольшой камешек и сел на скамейку у подъезда. На душе было ужаснее некуда. – Не, ну а что я такого сделал? – обратился в пустоту (или ещё куда, мало ли) Виктор. – Хотя… будто так тяжело было эту чёртову куртку застегнуть! И что меня укусило?! Ленка, девочка моя, расстроилась. Весь вечер только испортил, сюрприз ещё приготовил. Да какой тут сюрприз?! – сам на себя злился и срывался. – Идиот! Она тут… а я… - резко подскочил и снова стал ходить под окнами. – Надо срочно прийти, извиниться и зацеловать! Да, точно! Так, а как извиняться-то? О, шоколадку её любимую сейчас куплю и с виноватым лицом приду, буду вымаливать прощения. Так, на повестке дня, то есть вечера сейчас шоколадка, - начал оглядываться по сторонам, вспоминая, где находится ближайший магазин.

Девушка встала и подошла к окну. В воздухе порхали радостные бабочки-снежинки, приветливо заглядывала луна, а звёзды выглядели слишком счастливыми. Лена глянула вниз. Казалось, будто столкнулась с любимым голубым взглядом.
- Витя? – не могла поверить глазам. – Холодно же, а он тут ходит под окнами… моими окнами, - прошептала конец фразы уже одними губами. От осознания нежность разлилась по телу. Ну и пусть он не застегнул куртку, зато он сейчас здесь, и мячик всё также говорит «Я люблю тебя».
Девушка выбежала на улицу и замерла, на улице стоял и разговаривал со столбом её мужчина, нёся при этом какую-то ахинею про шоколадку:
- …Так, на повестке дня, то есть вечера сейчас шоколадка.
- Какая шоколадка, Вить? – не удержалась от вопроса.
- Твоя любимая, - повернулся и на автомате выпалил, даже не думая что говорит.
Кулёмина засмеялась.
- Ленка, прости меня, - подошёл ближе и взял её ладошки в свои. – Я обещаю всегда застёгивать куртку.
- Ну причём тут куртка? – вздохнула и улыбнулась. – Я же о тебе волнуюсь, а ты даже не слышишь этого. Я же хочу как-то…
- Ленка, прости меня, прости, - прервал и поцеловал ладошку. – Просто так необычно… и так приятно, что ты заботишься обо мне, - девушка потупила взгляд от слов мужчины, но он осторожно приподнял лицо за подбородок и легко прикоснулся к девичьим губам. – Ну, вот такой вот я у тебя дурачок.
- Зато у меня, - прильнула к любимому. – У тебя руки холодные, - сказала помедлив.
- А у тебя тёплые.
- Пойдём домой, согреешься.
- Угу, - притянул к себе и уткнулся носом в макушку. – Когда ты рядом, мне всегда тепло.
Они стояли возле обычной немного пошкрябанной двери, в палисадниках валялись пару фантиков, старый фонарь скудно освещал небольшой уголок перед подъездом, захватывая краем луча света утопающих в объятьях друг друга мужчину и девушку. Но сейчас для них это было самое волшебное место.
Луна всё также приветливо и одобряюще улыбалась, на голову падали радостные снежинки и любовались парой слишком счастливые звёзды…

Благодарность. Начало новой жизни.
- Агнесса, правда у них всё будет хорошо? Я и не думала, что всё… Но ведь… Неужели я чуть не испортила…
- Это была первая ссора, первое испытание для них.
- Первое? А можно сделать, чтобы оно было последнее? Ой, нет, я очень волнуюсь за их судьбу. А вдруг девочка получит сильнейшую душевную травму? Вдруг это просто увлечение? – в Борзовой проснулись материнские чувства. – Она ведь совсем одна, некому подсказать ей.
- Пойдёмте, я хочу вас успокоить. Чуть-чуть подсмотрим.
Они подошли к одной из персиковых точек, которые усыпали весь мост.
- Как вы знаете, персиковый – это смесь красного и оранжевого, смесь счастья и любви. А цвета в это мире, уж поверьте, не ошибаются.
Тёплый ветерок колышет волосы, шелестят платьями и жакетами снующая молодёжь, красные ленточки весело поблёскивают своими надписями. Светловолосая девушка стоит в полутьме немного в сторонке, с лица не сходит нежная улыбка. Несколько минут назад она пела только для Него…
- С окончанием школы, любимая, - обнимают её сзади руки мужчины и сцепляются замком на животе.
- Вить, ты что? Вдруг кто-то заметит, - против своих слов откидывается на грудь мужчины, прижимаясь сильнее.
- Ну и что, ты больше не моя ученица, - целует за ушком.
- А кто же я? – разворачивается, заглядывая в уносящие в мечту глаза.
- Просто любимая, - чёртики в зелёных глазах начинают плясать, - всегда ею была и будешь, - продолжает, предвидя вопрос и осторожно касается её губ своими. – Пойдём танцевать, - тянет на свет и заключает в свои объятья.
Плавное покачивание, будто на качелях жизни, только с Ним, только вдвоём, только единым целым, вот так навсегда. Мягкие складки ткани струятся вниз, жемчужное украшение маленькими росинками рассыпано на груди.
- Моя красавица, - тихонько произносит, осторожно сжимая своё сокровище. А ей только так и хочется. Кладёт голову на грудь, сцепляя руки на его шее. Только так.
Над школьным двором, прощаясь с выпускниками, распускаются цветы салюта. Каждый огонёк желает счастья уже бывшим ученикам. Они выходят в новую жизнь, полную препятствий и испытаний, радости и счастья, улыбок и смеха, дружбы и любви.
«Я тебя люблю», - говорит каждое движение танца, каждое мимолётное прикосновение, каждый поворот головы, каждый взгляд, устремлённый друг на друга. Кто-то признаётся своей школе, кто-то учителям, а кто-то друг другу, благодаря судьбу и это место, где они провели столько лет.
- Спасибо за любовь, - тихо шепчут губы двух людей.
- Спасибо за неё, - целует в макушку и поднимает голову, устремляя взгляд в небо.
- Спасибо за него, - ещё крепче обнимает мужчину и смотрит на распускающийся фейерверк, проводящий в новую жизнь выпускников.

продолжение следует...

*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 36 
Профиль
forget-me-not
moderator




Сообщение: 1440
Зарегистрирован: 14.05.08
Откуда: и только море омывает этот город со всех его трёх сторон... (c)
Репутация: 127

Награды: За спойлеры
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.10 19:04. Заголовок: Название: Не может б..


Название: Не может быть!
продолжение...


Совместные мелочи.
- Это так… прекрасно, - незаметно смахнув слезинку в уголке глаз, умилилась Борзова. – А вместе? – заволновалась вдруг женщина. – Многие ссоры бывают на таких бытовых мелочах, как куртка, а рушатся жизни, - взгрустнула, будто вспоминая о чём-то завуч.
Агнесса промолчала, но улыбнулась, радуясь в душе, и повела Людмилу Фёдоровну дальше по мосту. В мягком градиенте между жёлтым и оранжевым открылся новый омут, затягивая двух путешественниц.

На улице было немноголюдно, припекало солнышко, а в небе резвились белые барашки-облака. По улице, смеясь, шла пара, замедляя иногда шаг, когда мужчина целовал спутницу в висок.
- О, Вить, смотри, - девушка указала на витрину магазина, где красовались мужские манекены, одетые в элегантные брюки и пиджаки. – Мы же как раз думали костюм тебе взять. Давай посмотрим, - потащила не успевшего начать сопротивляться мужчину в торговое помещение.
- Ну что, как вам? – мило улыбнулась продавщица, глядя на критически осматривающего себя в зеркало потенциального покупателя.
- Лен, как тебе? – обратился к сидящей на светлом пуфике девушке. – Мне кажется, узко.
- Да не, Вить, - склонила на бок голову
- Ну узко мне, узко.
- Да где ж узко. Я бы даже сказала – широко.
- Да я и говорю: широко мне.
- Ты определись уже, - всплеснула руками.
- Ну так что? – вклинилась в разговор консультант.
- Мне не нравится, - отрезала Лена. – Жди здесь, - дала указание своему мужчине и скрылась среди вешалок, на что он только пожал плечами, пытаясь понять широко ему или узко.
- Вот, - вынырнула из моря пиджаков и брюк девушка. В руках она держала сероватый костюм со слегка заметной голубизной.
- Ну что, пойдём? – довольная покупкой выбранной ею одежды, спустя десять минут спросила девушка. Степнов кивнул, улыбаясь собственным мыслям. Это была их первая совместная покупка и одежду ему выбирала сама Ленка… его Ленка. Мужчина в порыве радости на ходу крепко обнял девушку и поцеловал в макушку, та если и удивилась, то промолчала и прижалась к нему. Мысли у них были очень схожие.

Старый спортзал, с которым связано столько приятных воспоминаний, в тишине летней школы слышится звук баскетбольного мяча. Девушка стоит и, отбив несколько раз мяч от пола, метко бросает его в корзину. Мужчина чинит своего друга в этой обители спорта – козла.
- Вить, а твоей маме ещё нужно картины продать? – вдруг интересуется Лена.
- А? – оторвался от важного занятия физрук. – Да, нужно, - махнул рукой и вернулся к своему любимцу.
- Хорошо… Я тогда деду позвоню. Он у нас человек творческий, наверняка народу кучу знает и из этой сферы, - проговорила, набирая номер.
- Угум, - промычал что-то непонятное то ли в ответ, то ли самому себе мужчина.
- Вить, дедушка спрашивает чьих кистей произведения?
- Каких кистей? К сожалению, кистей нет. Но это не беда. Кисти мы сами приделаем, - закручивая гайку, пропыхтел Степнов.
- Что??? – глаза у девушки полезли на лоб. – Дед, я тебе перезвоню, - проговорила в трубку и нажала «Отбой». – Ты о чём? Вить, ты вообще меня слышишь?
- Конечно слышу, - довольно осматривая работу, улыбнулся мужчина.
- Да? И чьих кистей картины?
- Какие картины? – удивлённо посмотрел на любимую.
- Твоей мамы! – крикнула на весь зал. – Да ты вообще меня слушаешь? Я тут живопись пристраиваю, а он со своим козлом нежности разводит!
- Ленок, ну ты чего?
- Я чего? – сложила руки на груди и отвернулась.
- Ну, Ленк, ну прости, - подошёл сзади и обнял. - Но это же козёл.
- То есть козёл тебе важнее меня? Замечательно!
- Нет, солнец, - назвал своим любимым прозвищем, - ну ты же знаешь, что я у тебя недотёпа, - положил голову на плечо и поцеловал в шею. – Теперь только ты всегда.
- И никаких козлов? – повернулась, всё ещё дуя губы.
- И коней тоже, - улыбнулся. – Ну, разве что иногда, - девушка снова насупилась и возмущённо посмотрела, - на уроке, на физкультуре, - тут же добавил Степнов.
Позже, придя домой и поужинав, Виктор притянет к себе любимую, поцелует и тихонько прошепчет:
- Кстати, картины Акулиничева.
А девушка лишь в мыслях усмехнётся в ответ: «И всё-таки я ему важнее даже козла».

Зимний танец снежной сказки.
- Людмила Фёдоровна, хочу вам ещё показать мою любимую персиковую полосу, такая красота… волшебство, счастье, нежность и всепоглощающая любовь…
- Ой, вы меня заинтересовали. Нехорошо, конечно, так подсматривать.
- Каждая жизнь – это фильм. Так что… - подмигнула Блоубол. Женское любопытство двух женщин приветственно пожали руки друг другу. – Окунаемся, - скомандовала хранительница, открывая лестницу, спускающуюся вниз в персиковую даль.

Девушка плавно скользила по льду, мягко опуская острое лезвие коньков на гладкую поверхность. У бортика стоял мужчина и любовался этой летающей феей со светлыми волосами. Она приближалась к нему, холодный ветер развивал пряди и чёлку, открывая сияющие глаза, улыбнулась и в повороте взяла брюнета за руку, затягивая на лёд. С неба сказочным снегопадом падали снежинки, некоторые окрашивались в яркие красные и жёлтые тона, стараясь пролететь поближе к зелёной красавице, волшебной королеве этого времени… В воздухе витал запах ели и мандаринов, такой родной, означающий чудо и его предвкушение, морозный воздух «покусывал» щёки и оседал снежными звёздочками на ресницах.
- Ленка, ну куда ты меня тянешь?
- Я хочу кататься, закружится в этом зимнем танце… и только с тобой, - поцеловала на ходу и резко вывернулась от собирающегося обнять свою любимую мужчины, ускоряя бег по холодному зеркалу.
Виктор быстро нагнал девушку и закружил, подхватив на руки (спортивное прошлое было многосторонним), а Лена обняла за шею и, смеясь, подняла голову вверх, ловя скользящие в воздухе, как по льду, только вниз, узорчатые льдинки… Снова и снова кружились вокруг наряженного блистающего новогоднего дерева, которое стояло по центру катка и радовало глаз, мигая цветными лампочками, приветствуя гостей весёлым Дедом Морозом и изящной Снегурочкой. А пара в своём собственном мирке, купаясь в мерцающих ёлочных огнях и белых небесных пушинках, катилась в зимнем танце в их будущее… одно на двоих…

В широкой мужской ладони покоится маленькая девичья рука, он сжимает её пальцы, словно боясь потерять своё чудо в этом снежном царстве, будто любимую может унести в свой дворец зимний ветер. Деревья примерили пушистые белые шапки и теперь хвастаются ими друг перед другом, потряхивая иногда снежной пелериной. Парковая дорожка отзывается приятным похрустыванием под ногами влюблённых, яркими красными и жёлтыми животиками мелькают снегири и синицы, будто спелые плоды разных фруктов. Девушка прижимается к своему мужчине, на что тот в ответ только крепче обнимает спутницу. Вдруг она выворачивается и убегает вперёд.
- Вить, - окрикнула любимого и бросила в него снежок. Холодный снаряд метко достиг цели и теперь покоился белой лепёшкой на воротнике куртки.
- Ах так, - Степнов уже слепил ответный шарик и запустил его в девушку. Лена ловко увернулась, Виктор зачерпнул горсть снега, поднял любимую на руки и осыпал сверху маленьким снегопадом, опустил на землю, не забыв поцеловать свою девочку.
Кулёмина снова убежала вперёд, и в этот раз учитель нашёл её в огромном сугробе на обочине аллеи.
- Я хочу ангела, - улыбнулась и начала было выполнять своё желание, но, увидев, что Степнов с недовольным видом склонился над ней, девушка, не теряя ни минуты, потянула его на себя, не желая слушать бурчание по поводу того, что она промокнет, и заливисто засмеялась, умывая своего мужчину «снежным душем». Виктор улыбнулся, чмокнул в нос и встал, потянув Лену за руку.
- Простудишься же, - всё-таки высказал своё недовольство, но, ради её улыбки, сам упал в снег и сделал небесного жителя.
- Ты у меня самый лучший, - довольная поцеловала и сама взяла любимого за руку.
Вся в снегу пара удалялась дальше по дорожке, они ещё долго будут стоять у подъезда и прощаться, не желая отпускать друг друга, на следующий день снова встретятся и будут гулять в своём мире на двоих, а их всегда будет охранять большой снежный ангел с пушистой аллеи, вдоль которой белыми пелеринками и муфточками танцуют ветвями деревья…

Наша весна.
- Вот теперь я спокойна, - Борзова с улыбкой смотрела на тянущийся вперёд мост.
- Тогда я вам ещё кое-что покажу. Чтобы вы вообще не волновались и утвердились в прочности их моста, - Агнесса потянула учительницу на пологую красную горку, волнами спускающуюся иногда к песчаным островкам. – Поехали, - подтолкнула Людмилу Фёдоровну к креслицу и сама села на второе, стульчики подпрыгнули и покатились по линии радуги.
По бокам от женщин проносились счастливые улыбки Виктора и Лены, поцелуи и просто нежные объятья. Кресла начали замедлять свой бег на искрившемся ярким радужным светом месте.

Лёгкий ветерок разносил сладкий освежающий запах ароматных цветов миндаля и сливы по огромному саду. Среди деревьев, разросшихся на даче Степновой Валентины Андреевны (матери Виктора), держась за руки, гуляла пара. Воздушный озорник иногда срывал нежные лепесточки и кружил в воздухе, а, успокаиваясь, опускал их на головы влюблённых. Птицы рассказывали истории цветам и узнавали новую, листики, пробиваясь сквозь пышное убранство деревьев-невест, пытались увидеть ту любовь, о которой им всегда пели свои трели голосистые жители сада. В водовороте лодочек от цветов кружилась девушка. Возле соседнего дерева стоял мужчина и любовался ею. Такая нежная, искренняя, улыбчивая, светлая, родная сердцу, любимая… Они уже четыре года жили вместе, а Виктор всё не мог поверить, что эта прелесть теперь его.
- Ленка, - тихонько позвал девушку.
- А? – оглянулась, улыбаясь и откидывая отросшие до середины лопаток волосы.
- Выходи за меня замуж, - достал маленькую красную коробочку и открыл её.
Казалось, лепесточки замерли в воздухе, а птицы перестали петь и только тихонько почирикивали в ветвях.
- Что? – не поверила своим ушам Лена.
- Я знаю, что мы планировали подождать до окончания твоей учёбы. Но ведь остался всего год, - подошёл к девушке и посмотрел в глаза. – А я тебя так сильно люблю и не хочу никуда и никогда отпускать.
- Вить, - только и смогла вымолвить, чувствуя, что сейчас заплачет.
- Так ты согласна? – решил убедиться Виктор.
- Угу, - закивала, обнимая своего мужчину, и прижалась к груди, пряча полные слёз глаза.
Мужчина закружил любимую.
- Только наша весна, - радостно произнёс он.
- Наша, - девушка посмотрела на него счастливыми глазами, сжимая в руке маленькую бархатную коробочку.
А нежный ветер осыпал их розовато-белым дождём.

Новость.
Коляска из двух кресел двинулась дальше и, проехав один песчаный островок, остановилась возле радужного водопада, который расположился поперёк моста. Людмила Фёдоровна и Агнесса въехали под «поток»…

Вся квартира искрилась от сотни маленьких лампочек, отражая отблески развешенной мишуры. Звёзды с луной заглядывали в окно комнаты, улыбаясь суете, царящей в помещении.
- Так, Вить, давай быстрее, - поглядывая на большие настенные часы метушилась девушка.
- Ленка, да успокойся. Всё уже готово, - притянул к себе и усадил на колени.
- Хорошо, – вздохнула с облегчением. – А-а-а-а, - резко подскочила и чуть не задела стол. – Вить, я же просила стол накрыть, просто расставить посуду, - девушка снова начала бегать по комнате что-то ища.
- Лен, но ведь всё готово. Тарелки, вилки, фужеры, даже лопатка для горячего, - недоумевал Степнов.
- Надо ещё один стакан! – многозначительно подняв палец верх, изрекла хозяйка.
- Но ты же говорила, что дед отправился встречать Новый год в Швейцарию, мы сами его на самолёт сажали.
- Так, не спорь со мной! Просто поставь стакан, - отмахнулась от мужчины.
- Зачем нам три стакана?
- Нас сколько? – спросила девушка и, не дав ответить, продолжила. – Вот и ставь.
- Ленок, всё хорошо? – Виктор послушно выполнил указ, подошёл к любимой и взял её руки в свои. – Ты чего?
- Вить, ну нас же трое. А на следующий год надо будет и тарелку… наверное… Просто сейчас не успеем до курантов, - девушка вглядывалась в лицо мужчины, наблюдая за его реакцией.
- Ле-е-енка, ты что… Я… Мы… - попытался выразить свои мысли Степнов.
- Ага, - улыбнулась, наблюдая широкой улыбкой на лице мужчины.
- Ленка! – подхватил и, прокружив один раз, поставил на место. – Ленка-а-а, - опустился на колени и прижался губами к животу, крепко обнимая за талию.
Над городом раздался звук курантов, а довольная луна продолжила обход своих ночных владений, подмигивая проносящимся мимо саням с оленями и их пассажирам.

Возвращение. Толчок.
- Да-а-а, Агнесса Юрьевна, теперь я понимаю, как вы были правы, - улыбаясь, произнесла завуч.
Блоубол кивнула и провела одуванчиком, сдунув его лёгкие парашютики. Снова оказались в залитом солнцем коридоре, где, замерев, «спешили» ученики, а возле окна на стульчиках сидели учитель и ученица.
- Знаете, а одуванчики у меня больше и аллергии не вызывают, - засмеялась Борзова.
Агнесса улыбнулась, достала жёлтый цветок, подула на него, и тот исчез, рассыпаясь радужной пылью. Школа снова погрузилась в шумную перемену.
- Ну так что, Людмила Фёдоровна? Не может быть?
- Ещё как может, - завуч решительно направилась к беседующей паре.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович, здравствуй, Лена.
- Здра-а-асте, - вместе протянули спортсмены, не ожидая ничего хорошего от такого приветствия.
Завуч удовлетворительно кивнула:
- Я тут подошла сказать вам… Вы это… короче, будьте счастливы… в жизни личной… э-э-э совместной… - развернулась и уже было направилась в другую сторону, как обернулась: - И, Виктор Михайлович, застёгивайте куртку, - улыбнулась и удалилась по коридору.
- Ага, - кивнул на автомате физрук.
- Это что было? – минуту спустя, ещё не придя в себя, проговорили спортсмены, посмотрели друг другу в глаза и потупили взгляд, а Людмила Фёдоровна довольная шла по коридору школы № 345, радостно отмечая, что ладони девушки находились в руках мужчины.

- Милая моя Агнесса, вы – просто чудо! Я знал, что не ошибся в вас!
- Ой, да что вы? – старушка в розовом платье застенчиво улыбнулась.
- Блоубол, не стесняйтесь, вы уберегли мост этой прекрасной пары, - восторгался глава мира Судеб. – Позвольте вас пригласить на прогулку по полю одуванчиков.
- С удовольствием, Амур, - взяла под руку активного руководителя.
- И напомните мне отловить сына, а то он половину стрел забыл, рассеянный такой, на службу вместо меня заступил, а инвентарь теряет.
- Конечно. Кстати, думаю, вы не против, я тут свела мост Борзовой Людмилы Фёдоровны с одним прекрасным виадуком Шинского Виктора Львовича.
- О, милая моя, я только за.
Пара направлялась в сторону белого колышущегося моря…

Эпилог.
3 месяца спустя.

Мужчина и девушка сидели за небольшим праздничным столом, в комнате мерцали огоньки от ёлочной гирлянды, а стол освещали расставленные свечи.
- Знаешь, Вить, я сейчас почему-то вспомнила, как Борзова подошла к нам и счастья пожелала в личной жизни, - засмеялась Лена.
- Да, как в воду глядела. Я тогда так удивился, боялся, что ты сейчас что-то ка-а-ак спросишь.
- Мой разум тогда был слишком шокирован и не в состоянии задавать вопросы.
- Зато я, благодаря той фразе, осмелился признаться тебе, - мужчина ласково посмотрел на своё «личное счастье» и взял её руку. Девушка потупила глаза и уткнулась лбом в грудь любимого.
- Ви-и-ить, - довольно протянула она, - я такая счастливая.
- И я, малыш… Люблю тебя, Ленок.
- И я тебя люблю.
- Ну, с Новым годом кролика, родная, - немного погодя, весело тряхнул одетыми ушками мужчина.
- Неа, - замотала головой, - с Новым годом Нас, нашим годом.
- Нашим годом будет каждый, - невесомо чмокнул в нос.
- Обещаешь? – доверчиво прижалась к нему.
- Обещаю.
На кремлёвской башне били куранты, по городу разносились новогодние песни, в окнах домов горел свет, на улице цветами распускался фейерверк, крупные хлопья кружили в воздухе, а в отблесках мерцающих свечей соединяли и переплетали навсегда свои мосты поцелуем пара.
<\/u><\/a>

*** *** ***
Be at peace with God, whatever you conceive Him to be and whatever your labour and aspirаtions; in the noisy confusion of life keep peace with your soul. With all its sham, drudgery and broken dreams it is still a beautiful world. Be careful. Strive to be happy.
Спасибо: 37 
Профиль
Ответов - 47 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 108
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Текстовая версия